Главные вкладки

    Дистанционное обучение

    Подрезова Ирина Ивановна

    На странице размещены материалы для подготовки к ОГЭ по русскому языку, задания для различных конкурсов по русскому языку и литературе.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

    ОГЭ Сочинение-рассуждение на лингвистическую тему по тексту из сборника И.П.Цыбулько (задание 15.1)

    Данная статья содержит рекомендации по написанию сочинения-рассуждения на лингвистическую тему (задание 15.1) по тексту  из сборника И.П.Цыбулько, а также образец самого сочинения.

    Задание 15.1 
    Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания И.В.Артюшкова: "Сферой употребления вопросительных предложений является диалог, поскольку основное назначение их - поиск неизвестной информации, а это возможно только в диалогической речи ". 
    Аргументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.
    Приводя примеры, указывайте номера нужных предложений или применяйте цитирование.
    Вы можете писать работу в научном или публицистическом стиле, раскрывая тему на лингвистическом материале. Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов.
    Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.
    Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

    Шаг 1 

    Вспоминаем требования к сочинению:
    во-первых, необходимо раскрыть смысл высказывания лингвиста;

    во-вторых, необходимо, аргументируя свой ответ, привести 2 примера из прочитанного текста;

    в-третьих, объём сочинения должен составлять не менее 70 слов.

    Внимание! Раскрыть смысл высказывания можно в любой части сочинения, обычно это делают в начале или в конце.

    Шаг 2 

    Определяем, о чём это высказывание. 

    Для этого выделяем в высказывании ключевые слова

    • вопросительные предложения
    • диалог
    • поиск неизвестной информации


    Шаг 3
    Вспоминаем, что такое диалог, вопросительные предложения.
    Вопросительными называются предложения, в которых специальными языковыми средствами выражается стремление говорящего узнать что-либо или удостовериться в чем-либо. Вопросительные предложения таким образом информируют о том, что хочет узнать говорящий. 

    Диалог - это форма устного или письменного обмена информацией между двумя и более людьми.

    Благодаря направленности на получение информации, вопросительные предложения выступают как первый компонент сочетания реплик, предназначенного для обмена информацией в диалоге.

    Диалог - основная сфера функционирования вопросительных предложений.

    Шаг 4

    Находим в исходном тексте диалог, выделяем в нём вопросительные предложения (19, 22). Оформляем  примеры письменно.

       
    Шаг 5
    Формулируем заключительную часть сочинения.

    ОБРАЗЕЦ СОЧИНЕНИЯ 

                 
    В своём высказывании И.В.Артюшков утверждает, что вопросительные предложения чаще всего употребляются в диалоге, так как они выражают стремление говорящего узнать что-либо или удостовериться в чём-то.  Давайте убедимся в этом на конкретных примерах.

             В тексте Розы Госман я нашла два вопросительных предложения, которые являются частью диалога и представляют собой реплики, принадлежащие одной из героинь.  Так, предложение 19 - это вопрос, который задаёт Ольге её знакомая, чтобы выяснить, знает ли она о том, как подруга Лена отзывается о её стихах. 
              Второй вопрос тоже принадлежит этой же знакомой (предложение 22). Задавая его, приятельница хочет удостовериться в том, что Оля на самом деле пишет стихи.

              Таким образом, прав был И.В.Артюшков, заявляя, что основной сферой употребления вопросительных предложений является диалог.        (112 слов)

    План сочинения

    1. Объясняем смысл высказывания.

    2. Приводим 2 примера из прочитанного текста.

    3. Делаем вывод.

    ТЕКСТ

    (1)Ольга и сама это хорошо понимала и давала себе в том честный отчёт: стихи её доброго слова не стоили. (2)Сырые и технически слабые. (3)Но вот ведь какая она, завораживающая и лишающая человека способности думать, штука – ЛЕСТЬ.

    (4)Была у Ольги любимая подруга. (5)Ольга беспредельно верила ей. (6)Доверяла все свои сердечные тайны и… детища свои – стихи. (7)Всякий раз, когда все последние новости были подругами обсуждены, Ольга неизменно произносила заветное: (8)«Лен, а я новый стих написала».

    (9)«Да?!» – оживлялась Ленка, устремляя на Ольгу, загорающиеся любопытством глаза. – (10)«Читай!»

    (11)И Ольга читала. (12)Читала робким, тихим голосом, волнуясь, как ученик у классной доски. (13)Всё время, пока Ольга читала очередной свой опус, Ленка не сводила с неё восхищённых глаз и, когда подруга наконец замолкала, обрушивала на неё шквал горячих, восторженных, ласкающих наивную Ольгину душу эмоций.

    (14)Так продолжалось довольно долгое время. (15)Ольга писала. (16)Ленка восхищалась. (17)И, хотя сомнения относительно своего «яркого» таланта нет-нет да и закрадывались в её сознание, всё же в искренности Лены Ольга не сомневалась ни на грамм.

    (18)Над их дружбой сияло доброе, яркое солнце, пока в один из обычных дней не надвинулась на это солнце тяжёлая, чёрная туча:

    – (19)Ольга, ты знаешь, как Ленка смеётся всюду над тобой и твоими нелепыми стихами? – задала ей однажды убийственный вопрос сердобольная знакомая. – (20)Да, она так и говорит: (21)«Ольгины нелепые стихи». (22)А ты что, в самом деле пишешь стихи?!

    – (23)Этого не может быть! – глухо выдавила из себя Ольга, напрочь проигнорировав вопрос знакомой, и чуть ли не бегом ринулась прочь.

    (24)Да, от склочной знакомой Ольга легко убежала, но вот от себя?!... (25)«Неужели это правда? Неужели Ленка могла так подло со мной поступить?!» (26)Ольга заставляла себя успокоиться, но не проходило и пяти минут, как сверлящий этот вопрос вновь вонзался в её сердце: (27)«Что же делать, как же узнать – правда ли это всё?»

    (28)От природы Ольга была характера очень мягкого и мирного. (29)Она прекрасно понимала, что никогда в жизни не станет выяснять у подруги правды. (30)Но она отчётливо понимала и то, что жить спокойно дальше не сможет, пока этой правды не узнает. (31)Выход из тупикового положения пришёл, однако, неожиданно быстро: (32)«А я ей новый стих прочту! – вдруг, как молнией, блеснуло в Ольгиной разбухшей от тяжёлых дум голове. – (33)Если это правда, она обязательно своим поведением себя выдаст».

    (34)И Ольга написала. (35)Осталось дождаться подходящего случая Ленке его преподнести. (36)К счастью, случай не заставил себя долго ждать.

    – (37)Лен, а я новый стих написала.

    – (38)Да, что ты?! (39)Так давай – читай!

    (40)Оля ровным, спокойным голосом стала читать:

    (41)Ты слушала меня. (42)Ты мною восхищалась.

    (43)Мне пела дифирамбы, как могла.

    (44)Потом сама же надо мной смеялась…

    (45)Оля видела, как в глазах Лены появилась растерянность. (46)А следом и нестерпимый стыд и страх. (47)А Ольга сидела, не меняя выражения лица, и с горечью думала: (48)«Да, значит, это правда… (49)Так пусть же судит тебя твоя совесть. (50)А я прощаю».

    (51)С тех пор прошло много лет. (52)Оля с Леной – замечательные подруги. (53)И никто из них никогда в жизни не вспомнил того «нелепого» стиха, так лихо разоблачившего подругу. (54)И при каждой их встрече Оля говорит своё заветное: (55)«Лен, а я новый стих написала».

    – (56)Да?! – оживляется Лена. – (57)Читай!

    (58)И Оля читает!

    (По Р. Госман)

     Госман Роза – современная писательница.

    ОГЭ Сочинение-рассуждение на морально-этическую тему по тексту из сборника И.П.Цыбулько (задание 15.2)


    Данная статья содержит 
    образец сочинения-рассуждения на морально-этическую тему (задание 15.2) по тексту  из сборника И.П.Цыбулько.

    Задание 15.2 
    Напишите сочинение-рассуждение. Объясните, 
    что помог старичок понять Павлику. Приведите в сочинении два аргумента из прочитанного текста, подтверждающие Ваши рассуждения.
    Приводя примеры, указывайте 
    номера нужных предложений или применяйте цитирование. Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов
    Сочинение пишите 
    аккуратно, разборчивым почерком.

    ШАГ 1.
     Пишем ВСТУПЛЕНИЕ. Объясняем, что помог старичок понять Павлику.

           
      Старичок помог понять Павлику, что доброе отношение к людям приносит им радость и рождает доброе отношение к тебе самому. Приведу убедительные доводы.

    ШАГ 2. Приводим ДВА АРГУМЕНТА из прочитанного текста, подтверждающие наши рассуждения. 

           В начале рассказа Павлик ослеплён своей обидой, он не замечает никого вокруг, готов выместить раздражение на первом встречном. Добрый совет старичка заставляет мальчика впервые обратить внимание на собеседника, услышать не только самого себя. Разговаривая с родными, Павлик старается следовать полученному совету: он вежлив, внимателен (предложения 40, 43, 52, 53, 60, 61).
    И происходит неожиданное для мальчика: вместе с ним меняется поведение его родных (предложения 41, 56, 68, 69). 


    ШАГ 3. Формулируем ВЫВОД.

              Таким образом, волшебное слово, подсказанное старичком, изменило  героя, научило его по-доброму относиться к  другим людям.  

    Всего 95 слов                                    

    ТЕКСТ

    (1)Старичок с длинной седой бородой сидел на скамейке и зонтиком чертил что-то на песке.

    — (2)Подвиньтесь, — сказал ему Павлик и присел на край.

    (3)Старик подвинулся и, взглянув на красное сердитое лицо мальчика, сказал:

    — (4)С тобой что-то случилось?

    — (5)Ну и ладно! (6)А вам-то что? — покосился на него Павлик.

    — (7)Мне ничего. (8)А вот ты сейчас кричал, плакал, ссорился с кем-то…

    — (9)Ещё бы! — сердито буркнул мальчик. — (10)Я скоро совсем убегу из дома. (11)Из-за одной Ленки убегу. — (12)Павлик сжал кулаки. — (13)Я ей сейчас чуть не поддал хорошенько! (14)Ни одной краски не даёт! (15)А у самой сколько!

    — (16)Не даёт? (17)Ну, из-за этого убегать не стоит.

    — (18)Не только из-за этого. (19)Бабушка за одну морковку из кухни меня прогнала.

    (20)Павлик засопел от обиды.

    — (21)Пустяки! — сказал старик. — (22)Один поругает, другой пожалеет.

    — (23)Никто меня не жалеет! — крикнул Павлик. — (24)Брат на лодке едет кататься, а сам меня брать не хочет. (25)Я ему говорю: (26)«Возьми лучше, всё равно я от тебя не отстану, вёсла утащу, в лодку залезу!»

    (27)Павлик стукнул кулаком по скамейке и вдруг замолчал.

    — (28)А почему вы всё спрашиваете?

    (29)Старик разгладил длинную бороду.

    — (30)Я хочу тебе помочь. (31)Есть такое волшебное слово… (32)Я скажу тебе это слово. (33)Но помни: говорить его надо тихим голосом, глядя прямо в глаза… (34)Помни — тихим голосом, глядя прямо в глаза тому, с кем говоришь …

    — (35)А какое слово?

    (36)Старик наклонился к самому уху мальчика и прошептал что-то.

    — (37)Я попробую, — усмехнулся Павлик, — я сейчас же попробую. —(38)Он вскочил и побежал домой.

            (39)Лена сидела за столом и рисовала, но, увидев, что к ней приближается брат, она сейчас же сгребла краски в кучу и накрыла рукой. (40)«Разве такая поймёт волшебное слово!» — с досадой подумал мальчик, но всё же подошёл к сестре, потянул её за рукав и, глядя ей в глаза, тихим голосом сказал:

    — (41)Лена, дай мне одну краску… пожалуйста…

    (42)Лена широко раскрыла глаза, пальцы её разжались, и, снимая руку со стола, она смущённо пробормотала:

    — (43)Какую тебе?

    — (44)Мне синюю, — робко сказал Павлик.

            (45)Он взял краску, подержал её в руках, походил с ней по комнате и отдал сестре.         (46)Ему не нужна была краска. (47)Он думал теперь только о волшебном слове.

    (48)«Пойду к бабушке. (49)Она как раз готовит обед. (50)Прогонит или нет?» (51)Павлик отворил дверь в кухню. (52)Старушка снимала с противня горячие пирожки.

            (53)Внук подбежал к ней, обеими руками повернул к себе её лицо, заглянул в глаза и прошептал:

    — (54)Дай мне кусочек пирожка… пожалуйста.

            (55)Бабушка выпрямилась. (56)Волшебное слово так и засияло в каждой морщинке, в глазах, в улыбке.

    — (57)Горяченького захотел, голубчик мой! — приговаривала она, выбирая самый лучший, румяный пирожок.

            (58)Павлик подпрыгнул от радости и расцеловал её в обе щеки.

    (59)«Волшебник! Волшебник!» — повторял он про себя, вспоминая старика. (60)За обедом Павлик сидел притихший и прислушивался к каждому слову брата. (61)Когда брат сказал, что поедет кататься на лодке, Павлик положил руку на его плечо и тихонько попросил:

    — (62)Возьми меня, пожалуйста.

            (63)За столом все замолчали, а брат поднял брови и усмехнулся.

    — (64)Возьми его, — вдруг сказала сестра. — (65)Что тебе стоит!

    — (66)Ну, отчего же не взять? — улыбнулась бабушка. — (67)Конечно, возьми.

    — (68)Пожалуйста, — повторил Павлик.

            (69)Брат громко засмеялся, потрепал мальчика по плечу, взъерошил ему волосы:

    — (70)Эх ты, путешественник! (71)Ну ладно, собирайся!

    (72)«Помогло! (73)Опять помогло!» (74)Павлик выскочил из-за стола и побежал на улицу.         (75)Ни на скамейке, ни во всём пустынном сквере старика не было. (76)И только на песке остались начерченные зонтиком непонятные знаки.

    (По В. Осеевой)*

     

    *Осеева-Хмелёва Валентина Александровна (1902–1969) — детская писательница. Шестнадцать лет проработала с безнадзорными и трудными детьми, для которых и начала писать сказки, стихи и рассказы. Самыми известными её произведениями стали повести «Динка», «Динка прощается с детством».

    ОГЭ Сочинение-рассуждение по тексту из сборника И.П.Цыбулько на тему "Что такое добро" (задание 15.3)

    Данная статья содержит рекомендации по написанию сочинения-рассуждения на морально-этическую тему (задание 15.3) по тексту  из сборника И.П.Цыбулько  также образец самого сочинения.

    Задание 15.3 
    Как Вы понимаете значение слова ДОБРО? Сформулируйте и прокомментируйте данное Вами определение. Напишите сочинение-рассуждение на тему: "Что такое добро", взяв в качестве тезиса данное Вами определение. Аргументируя свой тезис, приведите 2 (два) примера-аргумента, подтверждающих Ваши рассуждения: один пример-аргумент приведите из прочитанного текста, а второй - из Вашего жизненного опыта. 
    Объём сочинения должен составлять 
    не менее 70 слов. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов. 
    Сочинение пишите 
    аккуратно, разборчивым почерком.


    ШАГ 1.
     Формулируем  ТЕЗИС. Даём определение слову ДОБРО.

              Добро -  это действия, приносящие счастье и не причиняющие никому вреда, ущерба, боли, страданий, это намеренное, бескорыстное и искреннее стремление к осуществлению блага, например, помощи ближнему, а также незнакомому человеку или животному и растительному миру. Данное суждение можно подтвердить следующими примерами. 

    ШАГ 2. Приводим ПРИМЕР из прочитанного текста, подтверждающий наши рассуждения. 

     Аргумент 1

              Герой текста Ю.Яковлева Коста на первый взгляд ничем не примечательный, молчаливый ребёнок. Но его поступки свидетельствуют о том, что перед нами человек, способный творить добро. Это добро выражается в заботе о собаках, которых Коста "кормил, выгуливал, поддерживая в них веру в человека" (предложение 47).  

     
    ШАГ 3. Приводим ПРИМЕР из собственного жизненного опыта. 

    Аргумент 2
              Вспоминается история другого ребёнка - второклассника Егора, который накопил деньги на сенсорный телефон. Но однажды  по телевизору он услышал о том, что в зоопарке от голода умирают животные. Тогда мальчик написал письмо директору зоопарка, в котором были такие строки: "Я очень люблю животных и считаю, что их жизнь важнее телефона, поэтому я отдаю все свои деньги для животных".   


    ШАГ 3. Формулируем ВЫВОД

              Таким образом, добро ассоциируется с милосердием, состраданием, любовью ко всему 
    живому.  

    Помните, что в сочинении должно быть 4 абзаца:

    1. Объяснение смысла указанного слова.
    2. Пример 1.
    3. Пример 2.
    4. Вывод.


    Всего в сочинении 
    151 слово (норма - не менее 70 слов).

    ТЕКСТ

            (1)Он вызывающе зевал на уроках: зажмуривал глаза, морщил нос и широко
    разевал рот! (2)Потом энергично тряс головой - разгонял сон - и снова глядел
    на доску. (3)А через несколько минут снова зевал.

     – (4)Почему ты зеваешь?! – раздражённо спрашивала Женечка  – так за глаза ребята звали свою учительницу Евгению Ивановну –  маленькую, худенькую, с длинными волосами, собранными на макушке конским хвостом.

            (5)Она была уверена, что он зевает от скуки. (6)Расспрашивать его было бесполезно: он был молчальником.

            (7)Однажды он принёс в класс несколько прутиков и поставил их в банку с водой. (8)И все посмеивались над прутиками, кто-то даже пытался подмести ими пол, как веником. (9)0н отнял и снова поставил в воду. (10)И каждый день менял воду.

            (11)Но однажды веник зацвёл. (12)Прутики покрылись маленькими светло-
    лиловыми цветами, похожими на фиалки, прорезались светло-зелёные листочки.
            (13)А за окном ещё поблёскивали кристаллики уходящего последнего снега.

            (14)Все толпились у окна, стараясь почувствовать тонкий сладковатый аромат, и интересовались, что за растение, почему оно цветёт.

    – (15)Багульник! –  буркнул он и пошёл прочь.

            (16)Люди недоверчиво относятся к молчальникам. (17)Никто не знает, что у них на уме: плохое или хорошее. (18)На всякий случай думают, что плохое. (19)Учителя тоже не любят молчальников: хотя они и тихо сидят на уроке, зато у доски каждое слово приходится вытягивать из них клещами.

            (20)Когда багульник зацвёл, все забыли, что Коста молчальник. (21)Подумали, что он волшебник.

            (22)И Евгения Ивановна стала присматриваться к нему с нескрываемым любопытством.

            (23)Женечка обратила внимание, что звонок с последнего урока – для Косты сигнальная ракета. (24)Он вскакивал с места и сломя голову выбегал из класса, хватал пальто и, на ходу попадая в рукава, скрывался за школьной дверью. (25)Куда он мчался? (26)В свою загадочную жизнь, о которой никто, видимо, не имел представления.

            (27)Его видели на улице с собакой, огненно-рыжей. (28)Но через некоторое время его встречали с другой собакой, боксёром. (29)А позднее он вёл на поводке чёрную головешку на маленьких кривых ногах.

            (30)Однажды Евгения Ивановна не выдержала и решила проникнуть в таинственную жизнь своего ученика. (31)После звонка она выскользнула из класса вслед за Костой и, прячась за спины прохожих, проводила его до дома. (32)Коста исчез в подъезде и минут через пять появился снова.(33)Даже не заметив свою учительницу, он пронёсся мимо, а Женечка поспешила за ним.

            (34)В соседнем доме, на первом этаже, болел парнишка – он был прикован к постели. (35)Это у него была такса – чёрная головешка на четырёх ножках. (36)Женечка стояла под окном и слышала разговор Косты и больного мальчика.

    – (37)Она тебя ждёт, –  говорил больной.

    – (38)Ты болей, не волнуйся, – слышался голос Косты.

    – (39)Мать хочет продать Лаптя. (40)Ей некогда с ним гулять.

    – (41)Приду утром, – после некоторого раздумья отвечал Коста. – (42)Только очень рано, до школы. (43)Пошли, Лапоть!

    (44)Таксу звали Лаптем. (45)Коста вышел, держа собаку под мышкой, и вскоре они уже шагали по тротуару.

            (46)Евгения Ивановна шла за мальчиком. (47)Ей захотелось заговорить с Костой, расспросить его о собаках, которых он кормил, выгуливал, поддерживая в них веру в человека. (48)Но она молча шла по следам своего ученика, который отвратительно зевал на уроках и слыл молчальником. (49)Теперь он менялся на её глазах, как веточка багульника.

    (По Ю. Яковлеву)*

    * Яковлев Юрий Яковлевич (1923-1996) – писатель и сценарист, автор книг для детей и юношества.



    Предварительный просмотр:

    Открытый банк заданий (ФИПИ – 2015)

    русский язык ОГЭ 9 класс (тексты)

    http://opengia.ru/subjects/russian-9/topics/1

    ТЕКСТ № 1

            (1)Весной 1942 года по ленинградским улицам медленно шли две девочки – Нюра и Рая Ивановы. (2)Впервые после долгой блокадной зимы oни отправились пешком с Петроградской стороны на Невский проспект, ко Дворцу пионеров. (3)Они обходили перевёрнутые трамваи, прятались от взрывов в подворотнях, пробирались по грудам развалин на тротуарах. (4)3имой девочки похоронили мать, умершую от голода, и остались одни в закопчённой квартире с обледеневшими стенами. (5)Чтобы согреться, сжигали мебель, одежду, книги. (6)Ослабевшую Нюру, до войны солистку знаменитого ансамбля, которым руководил Исаак Осипович Дунаевский, на санках отвезли в детский дом девушки – бойцы отряда противовоздушной обороны. (7)Рая Иванова поступила в ремесленное училище. (8)На исходе первой блокадной зимы их разыскала руководитель студии Р.А. Варшавская. (9)Как и другие работники Дворца пионеров, она, только недавно выписанная из госпиталя, шла по сохранившимся адресам, чтобы найти своих питомцев. (10)До войны Аничков дворец был сказочным детским царством, и вот теперь он снова готовился встречать детей.

            (11)Из уст в уста передавалась казавшаяся невероятной весть: «Дворец пионеров ждёт нас!» (12)Об этой новости нельзя было узнать ни из газет, ни из сообщений по радио. (13)Дворец пионеров был помечен на гитлеровских картах как военный объект. (14)Как были помечены и Эрмитаж, и Русский музей.

            (15)Из района в район, из дома в дом передавали как пароль: «Собраться в назначенный час...», и по улицам осаждённого города двигались дети – так начался подвиг педагогов и воспитанников ленинградского Дворца пионеров.

            (16)Дети, конечно, были глубоко потрясены войной. (17)Они видели, как рушатся дома от взрывов, как падают в голодном беспамятстве люди. (18)Вера Бородулина потеряла отца, Витя Панфилов пережил смерть семерых родных... (19)В каждом доме было горе. (20)Впереди было ещё почти два года блокады...

            (21)А в мае 1942 года во Дворце пионеров работали многочисленные кружки – танцевальные, вокальные, фортепьянные, рукоделия, рисования, художественного слова. (22)Искусство помогало детям выжить, но они ещё не знали о его подлинной силе.

            (23)Летом 1942 года ребят впервые пригласили на военный крейсер. (24)Они поехали на грузовой машине, захватив музыкальные инструменты и танцевальные костюмы. (25)На палубе корабля играл мелодии Чайковского Витя Панфилов, танцевала Рая Иванова, читала стихи Вера Бородулина. (26)По щекам моряков, не раз смотревших смерти в лицо, текли слёзы. (27)3навшие цену мужеству, моряки видели силу духа ленинградских школьников. (28)Крейсер готовился идти в бой, из которого вернутся не все, и в этих ребятах была сама одухотворённая надежда. (29)Прощаясь с детьми, команда построилась. (30)Ребята стали вручать подарки, которые привезли с собой. (31)Взяв матерчатый кисет из рук девочки, старшина, на груди которого было два боевых ордена, сказал: «Принимаю третью награду Родины». (32)Моряки знали цену мужеству.

     (По Л. Овчинниковой)*

    * Л. Овчинникова – современная российская писательница.

    ТЕКСТ № 2

            (1)В конце третьего класса, как раз по весне, когда вскрылась река и с шорохом и гулом уплыли вниз по воде рыхлые серые льдины, наша учительница Анна Николаевна привела в класс нового ученика в кителе с морскими пуговицами. (2)Эти пуговицы бросились мне в глаза прежде всего: у всех были железные пуговицы со звёздочкой, а у Витьки Борецкого – с якорями.

             (3)Витька Борецкий сидел в классе тихо на предпоследней парте, посверкивал завидными пуговицами, был тих и аккуратен, тянул руку, если хотел сказать или спросить, в общем, был образцовым пай-мальчиком, совершенно непохожим на нашу шумливую братию.

            (4)Вовка Мешков с первого дня невзлюбил Борецкого. (5)У Мешкова ороду не было внутренних тормозов. (6)Был он развязный, невоспитанный, и у него даже, казалось, глазки хищно щурились, когда он смотрел на Витьку. (7)Вот и придумал он Борецкому неприличную кличку и так затерроризировал бедного Витьку, что тот решил перейти в другую школу.

             (8)И вот однажды Анна Николаевна сказала, что школе дали много денег для оборудования, и мы отправились в магазин наглядных пособий.

    – (9)Ребята, выбирайте, что вам нравится! – скомандовала Анна Николаевна.

    (10)Мы, как дрова, таскали на телегу стеклянные пирамиды, циркули, банки со змеями и лягушками.

    (11)Когда мы зашли в магазин за новыми охапками пособий, Анна Николаевна вдруг задумчиво проговорила:

     – (12)Деньги-то ещё остались. (13)Чего бы ещё купить?

    (14)Я не успел подумать о самом страшном для меня во всём магазине, как Анна Николаевна воскликнула, смеясь:

    – (15)Скелет продаётся?

             (16)В ту же секунду меня озарило: а ведь этот скелет спасёт Витьку! (17)Я был абсолютно уверен, что самое страшное пособие поможет Витьке остаться в нашей школе, помириться с Вовкой и забыть свою позорную кличку.

    (18)А план уже отчеканился в моей голове, и я как бы невзначай предложил Витьке:

    – (19)Хочешь сфотографироваться с ним?

    (20)Решительным шагом я подошёл к Борецкому, придвинул его к скелету, взял костлявую кисть и положил Витьке на плечо. (21)Щёлкнул затвор – готово! 

    (22)Вечером я предложил Борецкому прогуляться в поисках желанной встречи с Вовкой.

    (23)Вовку мы встретили на набережной, где он катался на велосипеде.

    (24)Неторопливым движением я достал фотографию и протянул Вовке:

    – (25)Посмотри!

    (26)Он нехотя взял карточку, и глаза у него поехали на лоб.

    – (27)Ну ты даё-ёшь! – прошептал он и уставился на Витьку. 

            (28)Я ликовал. (29)Пусть попробует теперь Вовка повторить позорную кличку, выдуманную для Витьки! (30)Язык у него больше не повернётся!

            (31)Мешков глядел на Борецкого с ярко выраженным уважением, и Витька потихоньку выпрямлял спину, приподнимал подбородок. (32)А Вовка всё смотрел на Витьку, и взгляд его постепенно становился восторженным.

     

     (По А.А. Лиханову)*

    *Лиханов Альберт Анатольевич (род. В 1935 г.) – писатель, журналист, председатель Российского детского фонда. Особое внимание в своих произведениях писатель уделяет роли семьи и школы в воспитании ребёнка, в формировании его характера.

    ТЕКСТ № 3

            (1)Никто, как мать, не умеет так глубоко скрывать свои страдания и муки. (2)И никто, как дети, не умеет так хладнокровно не замечать того, что происходит с матерью. (3)Она не жалуется, значит, ей хорошо.

            (4)Я никогда не видел слёз своей матери. (5)Ни разу в моём присутствии её глаза не увлажнялись, ни разу она не пожаловалась мне на жизнь, на боль. (6)Я не знал, что это было милосердием, которое она оказывала мне.

            (7)В детстве мы легко принимаем от матери жертвы, всё время требуем жертв. (8)А то, что это жестоко, узнаём позже – от своих детей.

            (9)«Золотые дни» не вечны, на смену им приходят «суровые дни», когда мы начинаем чувствовать себя самостоятельными и постепенно удаляемся от мамы. (10)И вот уже нет прекрасной дамы и маленького рыцаря, а если он и есть, то у него другая прекрасная дама – с косичками, с капризно надутыми губами, с кляксой на платье...

            (11)В один из «суровых дней» я пришёл из школы голодный и усталый. (12)Швырнул портфель. (13)Разделся. (14)И сразу за стол. (15)На тарелке лежал розовый кружок колбасы. (16)Я съел его мгновенно. (17)Он растаял во рту. (18)Его как бы и не было. (19)Я сказал:

    – (20)Мало. (21)Хочу ещё.

    – (22)Мама промолчала. (23)Я повторил свою просьбу. (24)Она подошла к окну и, не оглядываясь, тихо сказала:

    – (25)Больше нет... колбасы.

            (26)Я встал из-за стола, не сказав «спасибо». (27)Мало! (28)Я шумно ходил по комнате, грохотал стульями, а мама всё стояла у окна. (29)Я подумал, что она, наверное, разглядывает что-то, и тоже подошёл к окну. (30)Но ничего не увидел. (31)Я хлопнул дверью – мало! – и ушёл.

            (32)Нет ничего более жестокого, чем просить у матери хлеба, когда его у неё нет. (33)И негде взять. (34)И она уже отдала тебе свой кусок... (35)Тогда можно рассердиться и хлопнуть дверью. (36)Но пройдут годы, и стыд настигнет тебя. (37)И тебе станет мучительно больно от своей жестокой несправедливости.

            (38)Ты будешь думать о дне своего позора даже после смерти матери, и эта мысль, как незаживающая рана, будет то затихать, то пробуждаться. (39)Ты будешь находиться под её тяжёлой властью и, оглядываясь, скажешь: «Прости!» (40)Нет ответа.

            (41)Некому прошептать милосердное слово «прощаю».

            (42)Когда мама стояла у окна, её плечи слегка вздрагивали от беззвучных слёз. (43)Но я этого не заметил. (44)Я не заметил грязных своих апрельских следов на полу, не расслышал хлопнувшей двери.

            (45)Теперь я всё вижу и слышу. (46)Время всё отдаляет, но оно приблизило ко мне и этот день, и многие другие дни. (47)Во мне накопилось много слов. (48)Они распирают мне грудь, стучат в висок. (49)Они рвутся наружу, на свет, на бумагу.

            (50)Прости меня, родная!

     (По Ю.Я. Яковлеву)*

    *Яковлев Юрий Яковлевич (1923–1996) –  писатель и сценарист, автор книг для детей и юношества.  

    ТЕКСТ № 4

            (1)Я хочу поведать вам историю, которая во многом определила моё отношение к миру.

            (2)Всякий раз, когда заходит разговор о людях, хороши они или плохи, я вспоминаю этот случай из детства.

            (3)Мы жили в деревне. (4)Однажды отец взял меня в город. (5)Помню, мы искали обувь и зашли по дороге в книжный магазин. (6)Там я увидел книгу. (7)Я взял её в руки, на каждой странице книги были большие картинки. (8)Я очень хотел, чтобы отец купил мне эту книгу, но он посмотрел на цену и сказал: «В другой раз купим». (9)Книга была дорогой.

            (10)Дома я целый вечер говорил только о книге. (11)И вот через две недели отец дал мне деньги.

            (12)Когда мы шли к магазину, мне было страшно: а вдруг книга уже продана? (13)Нет, книга лежала на месте.

            (14)Мы сели в вагон дачного поезда, и все, разумеется, сразу заметили, какую книгу я везу. (15)Многие пассажиры садились рядом, чтобы посмотреть картинки. (16)Весь вагон радовался моей покупке, и на полчаса я стал центром внимания.

            (17)Когда поезд отошёл от очередной станции, я поставил книгу на открытое окно и стал смотреть на лес, на поля и луга, которые мелькали за окном. (18)И вдруг – о ужас! (19)Книга исчезла между двойными окнами вагона. (20)Ещё не понимая серьёзности положения, я замер и испуганно смотрел на отца, на соседа-лётчика, который пытался достать книгу. (21)Через минуту уже весь вагон помогал нам.

            (22)А поезд бежал, и вот уже скоро наша станция. (23)Я плакал, не желая выходить из вагона, тогда лётчик обнял меня и сказал:

    – (24)Ничего, поезд ещё долго будет идти. (25)Мы обязательно достанем книгу и пришлём тебе. (26)Скажи мне, где ты живёшь?

    (27)Я плакал и не мог говорить. (28)Отец дал лётчику адрес. (29)На другой день, когда отец вернулся с работы, он принёс книгу.

    – (30)Достал?

    – (31)Достал, – засмеялся отец.

            (32)Это была та самая книга. (33)Я был на седьмом небе от счастья и засыпáл с книгой в руках.

            (34)А через несколько дней пришёл почтальон и принёс нам большой пакет. (35)В пакете была книга и записка от лётчика: (36)«Я же говорил, что мы достанем её».

            (37)А ещё через день опять пришёл почтальон и опять принёс пакет, а потом ещё два пакета, и ещё три: семь одинаковых книжек.

            (38)С того времени прошло почти 30 лет. (39)Книжки в войну потерялись. (40)Но осталось самое главное – хорошая память о людях, которых я не знаю и даже не помню в лицо. (41)Осталась уверенность: бескорыстных и хороших людей больше, чем плохих, и жизнь движется вперёд не тем, что в человеке плохого, а тем, что есть в нём хорошего.

    (По В. Пескову)*

     

    Песков Василий Михайлович (род. в 1930 г.) – писатель, журналист, путешественник.

    ТЕКСТ №5

            (1)На хуторе сон и тишина. (2)Мы идём вдоль низкого, белого под луной заборика, по-южному сложенного из плоского дикого камня. (3)Такое чувство, словно и родился я здесь, и прожил здесь жизнь, и теперь возвращаюсь домой.

            (4)Громко стучу в раму окна. (5)Нечего спать, раз мы вернулись. (6)И сейчас же распахивается дощатая дверь. (7)Панченко, ординарец мой, сонный, зевающий, босиком стоит на пороге.

    – (8)Заходите, товарищ лейтенант.

            (9)Хорошо вот так ночью вернуться с плацдарма домой. (10)Об этом не думаешь там. (11)Это здесь со всей силой чувствуешь. (12)Мне никогда до войны не приходилось возвращаться домой после долгой разлуки. (13)И уезжать надолго не приходилось. (14)Первый раз я уезжал из дома в пионерский лагерь, второй раз я уезжал уже на фронт. (15)Но и тот, кто до войны возвращался домой после долгой разлуки, не испытывал тогда того, что испытываем мы сейчас. (16)Они возвращались соскучившиеся – мы возвращаемся живые...

            (17)Сидя на подоконниках, разведчики смотрят, как мы двое едим, и глаза у них добрые. (18)А в углу стоит широкая деревенская кровать. (19)Белая наволочка, набитая сеном, белая простыня. (20)Многого не понимали и не ценили до войны люди. (21)Разве в мирное время понимает человек, что такое чистые простыни? (22)3а всю войну только в госпитале я спал на простынях, но тогда они не радовали.

            (23)Я ложусь на свою царскую кровать, пахнущую сеном и свежим бельём, и проваливаюсь, как в пух. (24)Глаза слипаются, но едва задрёмываю, как, вздрогнув, просыпаюсь опять. (25)Я просыпаюсь от тишины. (26)Даже во сне я привык прислушиваться к разрыву снарядов.

            (27)И лезут в голову мысли о ребятах, оставшихся на плацдарме. (28)3ажмурюсь – и опять всё это перед глазами: землянка связистов, в которую попала бомба, дорога в лесу и чёрные высоты, занятые немцами...

            (29)Нет, я, кажется, не усну. (30)Осторожно, чтоб не разбудить ребят, выхожу во двор, аккуратно притворив дверь. (31)Как тихо! (32)Словно и нет войны на земле. (33)Впереди луна садится за глиняную трубу, только краешек её светится над крышей. (34)И что-то такое древнее, бесконечное в этом, которое было до нас и после нас будет.

            (35)Я сижу на камне и вспоминаю, как в школе сорок пять минут урока были длиннее двух веков. (36)Государства возникали и рушились, и нам казалось, что время до нас бежало с удивительной быстротой и теперь только пошло своим нормальным ходом. (37)Впереди у каждого из нас была целая человеческая жизнь, из которой мы прожили по четырнадцать, пятнадцать лет.

            (38)Я воюю уже третий год. (39)Неужто и прежде годы были такие длинные?.. (40)Возвращаюсь в дом, укрываюсь с головой и, подрожав под шинелью, засыпаю.

    (По Г. Бакланову)*

    Бакланов Григорий Яковлевич (19232009) – писатель-фронтовик. Среди самых известных произведений автора – повесть «Навеки – девятнадцатилетние», посвящённая судьбам молодых парней – вчерашних школьников, попавших на фронт.

    ТЕКСТ № 6

            (1)Городской человек не ведает, чем пахнет земля, как она дышит, как страдает от жажды, – земля скрыта от его глаз застывшей лавой асфальта.

            (2)Меня мать приучала к земле, как птица приучает своего птенца к небу. (3)Но по-настоящему земля открылась мне на войне. (4)Я узнал спасительное свойство земли: под сильным огнём прижимался к ней в надежде, что смерть минует меня. (5)Это была земля моей матери, родная земля, и она хранила меня с материнской верностью.

            (6)Один, только один раз земля не уберегла меня...  

            (7)Я очнулся  в телеге, на сене. (8)Я не почувствовал боли, меня мучила нечеловеческая жажда. (9)Пить хотели губы, голова, грудь. (10)Всё, что было во мне живого, хотело пить. (11)Это была жажда горящего дома. (12)Я сгорал от жажды.

            (13)И вдруг я подумал, что единственный человек, который может меня спасти, – мама. (14)Во мне пробудилось забытое детское чувство: когда плохо, рядом должна быть мама. (15)Она утолит жажду, отведёт боль, успокоит, спасёт. (16)И я стал звать её.

            (17)Телега грохотала, заглушая мой голос. (18)Жажда запечатала губы. (19)А я из последних сил шептал незабываемое слово «мамочка». (20)Я звал её. (21)Я знал, что она откликнется и придёт. (22)И она появилась. (23)И сразу смолк грохот, и холодная животворная влага хлынула гасить пожар: текла по губам, по подбородку, за воротник. (24)Мама поддерживала мою голову осторожно, боясь причинить боль. (25)Она поила меня из холодного ковшика, отводила от меня смерть.

            (26)Я почувствовал знакомое прикосновение руки, услышал родной голос:

    – (27)Сынок, сынок, родненький…

    (28)Я не мог даже приоткрыть глаза. (29)Но я видел мать. (30)Я узнавал её руку, её голос. (31)Я ожил от её милосердия. (32)Губы разжались, и я прошептал:

    – (33)Мама, мамочка…

            (34)Моя мать погибла в осаждённом Ленинграде. (35)В незнакомом селе у колодца я принял чужую мать за свою. (36)Видимо, у всех матерей есть великое сходство, и если одна мать не может прийти к раненому сыну, то у его изголовья становится другая.

            (37)Мама. (38)Мамочка.

            (39)Я много знаю о подвигах женщин, выносивших с поля боя раненых бойцов, работавших за мужчин, отдававших свою кровь детям, идущих по сибирским трактам за своими мужьями. (40)Я никогда не думал, что всё это, несомненно, имеет отношение к моей матери. (41)Теперь я оглядываюсь на её жизнь и вижу: она прошла через всё это. (42)Я вижу это с опозданием. (43)Но я вижу.

            (44)На Пискарёвском кладбище, заполненном народным горем, зеленеет трава. (45)Здесь похоронена моя мать, как и многие другие жертвы блокады. (46)Документов нет. (47)Очевидцев нет. (48)Ничего нет. (49)Но есть вечная сыновья любовь. (50)И я знаю, что сердце моей матери стало сердцем земли.

    (По Ю.Я. Яковлеву)*

     

    *Яковлев Юрий Яковлевич (1923–1996) –  писатель и сценарист, автор книг для детей и юношества.  

    ТЕКСТ № 7

            (1)Так я и не смог понять, почему библиотека иногда полна народу, а иногда в ней совершенно никого нет. (2)Во всяком случае, когда мы пришли туда с мамой, библиотекарша Татьяна Львовна была одна, подметала веником пол.

            (3)Забавное знакомство получилось у них — у поклонницы балета с бывшей балериной. (4)Мама выхватила у старушки веник и принялась им орудовать, отчитывая Татьяну Львовну:

    — (5)Ну, что же это вы, а? (6)Или девочки сюда не ходят?

    (7)Она взглянула на библиотекаршу, только когда разогнулась.

    — (8)А холодина-то! (9)Как вы здесь работаете?

    — (10)А вот так, — сказала весело Татьяна Львовна и движением, конечно же, артистическим, царственным распахнула своё нарядное пальто, как плащ или какую-нибудь накидку. (11)Мы расхохотались, когда под бархатом оказалась обыкновенная телогрейка, подпоясанная блестящим ремешком.

    — (12)А вы что, — задиристо спросила старушка маму, — из исполкома?

            (13)Мама не на шутку смутилась.

    — (14)Да нет… (15)Я родительница… (16)Вот этого мальчика.

    — (17)Абонемент одна тысяча тринадцать. (18)Коля…

            (19)Я подсказал фамилию. (20)Пока Татьяна Львовна искала мою карточку, мама волновалась.

    — (21)Так же нельзя. (22)Мы с Колей привезём вам немножко дров, уж не обижайтесь.

    — (23)Ой! — обрадовалась Татьяна Львовна. — (24)Как я благодарна. (25)А то чернила замерзают.

    — (26)Что — чернила! (27)Вы же тут целый день. (28)Простынете!

    — (29)А дети? (30)А книги?

            (31)Мама улыбнулась.

    — (32)Дети придут и уйдут, а книги не замёрзнут.

    — (33)Да вы что! — вскричала Татьяна Львовна. — (34)Книги страдают не меньше людей, только сказать не могут. (35)Клей в корешках рассыпается, бумага пухнет, совсем как человек от голода. (36)Ведь осенью здесь было сыро. (37)И вообще! (38)Как человек виноват перед ними! (39)Мы в Ленинграде, представляете, топили книгами печки. (40)Сердце кровью обливается, а что делать? (41)Ни еду сварить, ни согреться. (42)Вот я и решила тут: пойду работать в библиотеку, и непременно в детскую, понимаете?

    — (43)А как же балет? — не выдержала мама.

    — (44)Ах, как всё это далеко! — рассмеялась Татьяна Львовна. — (45)А мы с вами в другой жизни. (46)Война, холод, детские книги. (47)Да, здесь не сцена, а правда.

    — (48)Зачем нам, — проговорила мама, опустив голову, — такая правда?

    — (49)Её не выбирают, — ответила старушка и прибавила: — (50)Не унывайте, всё ещё будет: и театр, и занавес, и музыка.

     

     (По А. Лиханову)*

     

    *Альберт Анатольевич Лиханов — современный детский и юношеский писатель. Главная тема творчества — становление характера подростка — проходит через десятки произведений: повести «Звёзды в сентябре», «Благие намерения», «Русские мальчики» и другие. По роману «Последние холода» был снят одноимённый фильм.

    ТЕКСТ № 8

            (1)Жил в нашей деревне Вася. (2)Жил он тихо-мирно, зла никому не причинял, но редко кто заходил к нему.

            (3)Здесь, возле его одинокого домишки, я в первый раз в жизни услышал музыку – скрипку...

            (4)Музыка эта как будто пригвоздила меня к месту. (5)Я замер и стал вслушиваться. (6)Мне казалось, что и не музыка это, а ключ течёт из-под горы. (7)Кто-то, казалось, припал к воде губами, пьёт, пьёт и не может напиться – так иссохло у него во рту и внутри. (8)Но скрипка сама потушила этот жар.

            (9)На полуслове смолкла скрипка, смолкла, не выкрикнув, а выдохнув боль. (10)Только сердце моё, занявшееся от горя и восторга, как встрепенулось, как подпрыгнуло, так и бьётся у горла, раненное на всю жизнь музыкой.

            (11)О чём же это рассказывала мне музыка? (12)На что она жаловалась? (13)На кого гневалась? (14)Почему так тревожно и горько мне? (15)Почему жалко самого себя?

            (16)Долго сидел я, слизывая крупные слёзы, катившиеся на губы. (17)Не было сил подняться и уйти. (18)Скрипки не было слышно, и свет в Васиной избушке не горел. (19)Я осторожно подошёл поближе, заглянул в окно. (20)Чуть мерцая, топилась в избушке прогоревшая железная печка. (21)Колеблющимся светом она обозначала столик у стены, топчан в углу. (22)На топчане полулежал Вася, прикрыв глаза левой рукой. (23)На груди его покоилась скрипка, длинная палочка-смычок была зажата в правой руке.

    (24)Я тихонько приоткрыл дверь, шагнул в караулку и сел на порог, не отрываясь глядя на руку, в которой зажата была гладкая палочка.

    – (25)Сыграйте, дяденька, ещё.

    – (26)Что тебе, мальчик, сыграть?

    – (27)Что хотите, дяденька.

            (28)Вася сел на топчане, повертел деревянные штырёчки скрипки, потрогал смычком струны. (29)Потом он вскинул к плечу скрипку и заиграл.

            (30)Прошло немалое время, пока я узнал музыку. (31)Та же самая была она, и в то же время совсем другая. (32)Мягче, добрее.

            (33)Я так заслушался, что вздрогнул, когда Вася заговорил.

    – (34)Эту музыку написал человек, которого лишили самого дорогого. – (35)Вася думал вслух, не переставая играть. – (36)Если у человека нет матери, нет отца, но есть родина, – он ещё не сирота. (37)Всё проходит: любовь, сожаление о ней, горечь утрат, даже боль от ран проходит, но никогда-никогда не проходит и не гаснет тоска по родине... (38)Эту музыку написал мой земляк Огинский. (39)Написал на границе, прощаясь с родиной. (40)Он посылал ей последний привет. (41)Давно уже нет композитора на свете. (42)Но боль его, тоска его, любовь к родной земле, которую никто не мог отнять, живы до сих пор.

            (43)Вася замолчал, говорила скрипка, пела скрипка, угасала скрипка. (44)Голос её становился тише, растягивался в темноте тонюсенькой светлой паутинкой. (45)Паутинка задрожала, качнулась и почти беззвучно оборвалась.

    (46)Я убрал руку от горла и выдохнул тот вдох, который удерживал грудью, рукой, оттого что боялся оборвать светлую паутинку. (47)Но всё равно она оборвалась. (48)Печка потухла. (49)Скрипки не слышно. (50)Тишь. (51)Темень. (52)Грусть.

    – (53)Спасибо вам, дяденька, – прошептал я.

            (54)Вася шевельнулся в углу, рассмеялся смущённо и спросил:

    – (55)За что?

    – (56)Я не знаю, за что...

            (57)И выскочил из избушки. (58)Растроганными слезами благодарил я Васю, этот мир ночной, спящее село, спящий за ним лес. (59)Мне ничего сейчас не страшно! (60)В эти минуты не было вокруг меня зла. (61)Мир был добр и одинок – ничего, ничего дурного в нём не умещалось.

    (По В. Астафьеву)*

     *Астафьев Виктор Петрович (1924–2001) – русский писатель. В творчестве Астафьева в равной мере воплотились две важные темы отечественной литературы – военная и деревенская.  

    ТЕКСТ № 9

            (1)Когда Николай Николаевич увидел свой дом, сердце у него сильно забилось. (2)Каждая жилка дрожала у него внутри при встрече с домом, который был для него его жизнью, его колыбелью.

            (3)Целый год до его приезда дом простоял заколоченный.

            (4)По памяти дом всегда казался ему большим, просторным, пахнущим тёплым воздухом печей и свежевымытыми полами. (5)И ещё, когда Николай Николаевич был маленьким мальчиком, он всегда думал, что у них в доме живут не только «живые люди», а ещё и те, которые на картинах, развешанных по стенам во всех пяти комнатах.

            (6)Это были в основном его предки. (7)Бабы и мужики в домотканых одеждах, со спокойными и строгими лицами. (8)Дамы и господа в причудливых костюмах. (9)Женщины в расшитых золотом платьях. (10)Мужчины в белых, голубых, зелёных мундирах, в сапогах с золотыми и серебряными шпорами.

            (11)Даже когда он стал взрослым, то, будучи в самых сложных переделках,  он, вспоминая дом, думал не только о родных, которые населяли его, но и о «людях с картин», которых никогда не знал…

            (12)Дело в том, что прапрадед Николая Николаевича был художником, а отец отдал многие годы жизни, чтобы собрать его картины. (13)И эти картины, казалось, всегда занимали главное место в их доме…

            (14)Николай Николаевич отворил дверь с  некоторой  опаской.    (15)В доме пахло сыростью и затхлостью… (16)Ужас овладел Николаем Николаевичем: картины исчезли! (17)Он попробовал сделать шаг, но поскользнулся и еле устоял: пол был покрыт тонким слоем лёгкого инея. (18)Тогда он заскользил дальше.

    (        19)Ещё комната! (20)Ещё!.. (21)Картин нигде не было!

    (22)И тут Николай Николаевич вспомнил: сестра писала ему, что спрятала картины, сложила на антресоли в самой сухой комнате.

            (23)Николай Николаевич, сдерживая себя, вошёл в эту комнату, влез на антресоли и дрожащими руками стал вытаскивать одну картину за другой, боясь, что они погибли: промёрзли или отсырели.

            (24)Но произошло чудо, и картины были живы. (25)И дом ожил, заговорил, запел… (26)Множество людей, которых он, казалось, хорошо знал, вошло в комнату, окружило Николая Николаевича…   (27)Впервые за последние годы он освобождённо и блаженно вздохнул. (28)Теперь можно было браться за дела.

    (По В. Железникову)* 

    *Железников Владимир Карпович — современный детский писатель, кинодраматург. Его произведения переведены на многие языки мира. В основном пишет об отношениях между людьми, проблемах взросления, детстве, отрочестве. Самое известное его произведение — роман «Чучело» — рассказывает о становлении характера героини и её непростых отношениях с одноклассниками.

    ТЕКСТ № 10

            (1)В школе я дружила с Лялей Ивашовой и Машей Завьяловой.

            (2)Маша умела всё: рисовать, петь, ходить на руках. (3) Соревноваться с ней было бессмысленно, как с Леонардо да Винчи. (4) Учителя могли бы  ставить ей пятёрки, не вызывая к доске. (5)Она беспощадно экспериментировала на себе самой: то выдумывала причёску, которую вполне можно было выдвинуть на премию по разделу архитектурных сооружений, то изобретала юбку с таким количеством складок, что на ней хотелось сыграть, как на гармони.

            (6)Маша сочиняла стихи и забывала их на тетрадных обложках, на промокашках. (7)Я собирала четверостишия, ставила внизу даты, потом прятала их, сберегая для потомства, а многие помнила наизусть.

            (8)С моцартовской лёгкостью Маша перелагала свои стихи на музыку и исполняла их под гитару.

            (9)Лицо её было подвижным, как у мима: она и им распоряжалась легко, без натуги. (10)Разочарование, восторг, изумление – все эти чувства сменяли друг друга, не оставляя места неопределённости. (11) Отсутствие однообразия и было Машиным образом.

            (12)Никто не считал Машу чемпионкой класса по «многоборью», так как она ни с кем не боролась, поскольку её первенство было бесспорным.

            (13)Во всём, кроме женственности и красоты: тут первой считалась Ляля.

    (14)Красивые женщины даже во сне не забывают, что они красивы. (15)Красавицы привыкают к жертвенному поклонению и уже не могут без него обходиться. (16)Ляля восхищённых взоров не замечала, и они от этого становились ещё восхищённее.

            (17)Мне самой от поклонников не приходилось обороняться — и я обороняла от них Лялю.

    — (18)Не живи чужой жизнью! — уговаривала меня мама, видя это.

            (19)Маше сулили чин академика, Ляле — покорительницы сильного пола и создательницы счастливой семьи, а я просто была их подругой. (20)Мне ничего не сулили.

            (21)Я гордилась Лялиной красотой и Машиными талантами более громко, чем собственными достоинствами, именно потому, что эти достоинства были всё-таки не моими: в нескромности меня обвинить не могли.

    — (22)Ты продолжаешь жить чужой жизнью, восторгаешься не своими успехами, — констатировала мама.

    — (23)Это, по-твоему, плохо? — удивилась я.

    — (24)Сиять отражённым светом? — (25)Она задумалась и повторила то, что я уже слышала от неё: — (26)Смотря чьим светом!

    (По А. Алексину)*

    *Алексин Анатолий Георгиевич — современный писатель, публицист, лауреат Государственных премий СССР и России. Автор многих произведений о детях и подростках, в том числе повестей «Мой брат играет на кларнете», «Безумная Евдокия», «Третий в пятом ряду» и других.

    ТЕКСТ № 11

            (1)Веньке здорово не повезло с именем – Вениамин! (2)И на имя-то не похоже! (3)Прямо лекарство какое-то, вроде антигриппина. (4)Или вот цветок ещё есть такой – бальзамин. (5)А Веня – это ещё хуже: Веня, племя, бремя, семя… (6)Кошмар какой-то! (7)Мама дома иногда называет его ещё и Веником. (8)Венька всегда зажмуривается, когда это слышит. (9)Но не станешь же объяснять маме, что это его раздражает и звук этого «Веника» для него всё равно что скрежет железа по стеклу.

            (10)Одноклассники часто говорили ему обидные слова, но Венька в общем-то не обижался. (11)Он просто был не таким, как все, был особенным…

            (12)Пашки Винтуева в школе не было больше месяца. (13)Учительница Кира Геннадьевна уговаривала одноклассников сходить к Пашке в больницу или хотя бы написать ему записки, но все отказались самым решительным образом. (14)Венька не мог даже предположить, что ещё кого-то в классе не любят так же, как его самого.

            (15)Очень хорошо зная, как тяжело быть одному, Венька решил съездить к Пашке самостоятельно.

            (16)В школьном буфете Венька купил пару булочек с клюквенной начинкой. (17)Ради такого случая можно даже пожертвовать папиной ручкой. (18)Кто ещё Винту такую принесёт?

            (19)Винт здорово обрадовался Веньке и долго представлял его ребятам в палате:

     – (20)Глядите! (21)Это Венька… из моего класса! (22)Друг!

     (23)Венька никогда не был другом Винта. (24)Друг – это такое, что не у каждого бывает.  (25)Ладно, пусть ребята в палате думают, что у Винта друг Венька.

     (26)Венька протянул Винту пакетик с двумя булочками и папиной ручкой:

    – (27)Это тебе передача… от класса…

    – (28)Вот что значит – друзья! – сказал Пашка громко и слегка качнул загипсованной рукой.

    – (29)Антуана поставят на учёт в детскую комнату милиции.

    – (30)За что? – испугался Пашка.

    – (31)Как это за что? (32)За твою руку.

    – (33)Не может быть… я же сам виноват… –  искренне растерялся Пашка.

            (34)Венька удивился, что Винт, оказывается, всё правильно понимает, и пояснил:

     – (35)Твои родители на него заявление в милицию написали.

     – (36)Ну, дают! – разозлился Пашка. – (37)Венька, скажи Антуану, что всё обойдётся: заберут они своё заявление как миленькие!

            (38)Через неделю Винт пришёл в школу. (39)Хотя никто не хотел писать ему записок в больницу, но возвращению его в класс все обрадовались.

            (40)Ребята разглядывали Пашкину руку с уважением и некоторым смущением. (41)Перед самым уроком Винт подошёл к Веньке и попросил:

     – (42)А можно я с тобой сяду?

             (43)Венька тут же собрал разбросанные по парте учебники и тетради. (44)Со второго класса с ним никто не садился после того, как он подрался со Славкой Никоненко. (45)Пашка сел рядом – Венька боялся даже дышать. (46)Он решил, что этот день стал самым счастливым за последние шесть лет его жизни.

     (По С.А. Лубенец)*

    *Лубенец Светлана Анатольевна – современная детская писательница из Петербурга, пишет книги о подростках, о взаимоотношениях между ними, школьные истории самых обыкновенных  и не совсем обычных ребят.  Её серии «Только для девчонок», «Только для мальчишек», «Чёрный котёнок» пользуются большим спросом у читателей.

    ТЕКСТ № 12

            (1)После уроков девочки возвращались домой все вместе.

    – (2)Кать, ну расскажи, пожалуйста, как там Антуан? – дёргала Дронову за рукав Аллочка Любимова.

    – (3)Пока… никак, – вынуждена была признаться та. – (4)Но ведь это только начало!

    – (5)Вы, девчонки, совсем помешались на Антуане, – рассмеялась Оля Авласович. – (6)Антуан сказал, Антуан посмотрел… (7)Как ненормальные, честное слово, будто на нём свет клином сошёлся!

    – (8)Можно подумать, тебе Клюшев не нравится! – насмешливо сказала Таня.

    – (9)Нисколечко! (10)А тебе? – лукаво посмотрела на неё Оля.

    (11)Таня внутренне вздрогнула, но опять вовремя совладала с собой и ответила:

    – (12)Да так, с ума не схожу, как некоторые… – (13)И она с лёгким презрением посмотрела на Аллочку.

            (14)Любимова дёрнула плечиком, но оправдываться не стала.

    – (15)А мне-то как «повезло», – расстроенным голосом пожаловалась Лена Прижняк. – (16)От этого Рябы с ума сойти можно.

    – (17)Скажи «спасибо», что тебя с Козликом не посадили, – усмехнулась Таня, и все девочки дружно рассмеялись.

            (18)Дома Таня первым делом подошла к зеркалу. (19)Нет, она не изменилась. (20)Почти не изменилась. (21)Во всяком случае, она не хуже, но и не лучше прежнего. (22)Немного выросла по сравнению с прошлым годом, но во всём остальном особенных перемен в ней нет. (23)Она всё такая же худющая, бледная, с прямыми скользкими непослушными волосами, которые не может удержать ни одна резинка, ни одна заколка или завязанная лента. (24)Мама без конца предлагает дочери постричься, чтобы ей было легче и голова выглядела аккуратней, но Тане не хочется. (25)Если снять с волос резинку, то они очень красиво рассыпаются по плечам и блестят.

            (26)Таня вытащила из ящика письменного стола толстую тетрадь с Ди Каприо на обложке и на первом чистом листе вывела красивыми буквами: «Таня Осокина. 7 А”». (27)Потом подумала немножко и на внутренней стороне обложки написала то, без чего ни одна девчоночья анкета никем анкетой признана не будет:

    На «О» моя фамилия,

    На «Т» меня зовут,

    На «Л» подруга милая,

    На «…» мой лучший друг.

            (28)После этого замечательного стихотворения Таня на самом верху следующего чистого листа написала: «Напиши мне письмо, если тебе понятен этот адрес: Ревнующая область, Страдающий район, город Любовь, улица Влюблённых, дом Тоскующих, квартира Счастливейших».

            (29)Интересно, догадается ли один человек, что Таня ждёт послание именно от него? (30)Если не догадается, то может проявить себя на следующей странице. (31)На самом её верху она написала следующее: «Кто считает меня своим другом, может вписать первую букву своего имени в стихотворение на обложке». (32)Таня представила, как один человек вписывает эту букву, и ей сделалось жарко.

    (По С.А. Лубенец)

    *Лубенец Светлана Анатольевна – современный детский писатель из Петербурга, пишет книги о подростках, о взаимоотношениях между ними, школьные истории самых обыкновенных  и не совсем обычных ребят.  Её серии «Только для девчонок», «Только для мальчишек», «Чёрный котёнок» пользуются большим спросом у читателей. 

    ТЕКСТ № 13

            (1)Как-то в начале июня зашёл к Поликарповне человек и попросил сдать комнату на лето. (2)Он, не торгуясь, заплатил тридцать рублей.

            (3)Звали его Трифоном Петровичем. (4)Он был какой-то уютный, весёлый и простой человек, и хозяйка с первого же дня привыкла к нему, как к своему.

    (5)Один раз, походив около бревенчатого домика, Трифон Петрович сказал, потирая руки:

    – (6)Дай-ка я поправлю тебе, бабушка, крыльцо.

    – (7)Спасибо, родимый, – сказала Поликарповна, – только чуднό мне что-то: пришёл, снял комнату, даже не поторговался, а теперь ты крыльцом моим занимаешься, будто и не чужие мы люди.

    – (8)А что ж, Поликарповна, неужто всё только на деньги считать? (9)Я вот тебе поправлю, а ты потом вспомнишь обо мне добрым словом, вот мы, как говорится, и квиты, – сказал он и засмеялся.

    – (10)Теперь, милый, такой народ пошёл, что задаром никто рукой не пошевелит. (11)О душе теперь не думают, только для брюха и живут. (12)Да смотрят, как бы что друг у дружки из рук вырвать, как бы выгоду свою не упустить.

    – (13)Ну, нам с тобой делить нечего, – отвечал Трифон Петрович, улыбаясь.

    – (14)Прямо с тобой душа отошла, – говорила Поликарповна, – а то уж в людей вера пропадать стала.

    – (15)Вера в человека – это самая большая вещь, – отзывался Трифон Петрович. – (16)Когда эта вера пропадёт, тогда жить нельзя.

    (17)Один раз вернулся Трифон Петрович из города весёлый и сказал:

    – (18)Я там в городе всем порассказал, как тут у вас хорошо: теперь хозяйки не отобьются от постояльцев, у меня рука лёгкая.

            (19)Начиная с воскресенья в деревню стали приезжать всё новые и новые дачники. (20)Хозяек охватила лихорадка наживы, и цены поднялись втрое, а так как народ всё ехал, то стали уж хапать без всякой совести.

            (21)Как-то зашла к Поликарповне соседка. (22)За разговором невзначай поинтересовалась, за сколько та сдаёт жильё, а услышав ответ, удивлённо раскрыла глаза:

    – (23)Да ты, бабка, спятила совсем! (24)У меня есть один, он у тебя с руками за сто оторвёт. (25)Теперь по полтораста берут, по двести!

    – (26)Как по двести?.. – спросила едва слышным голосом Поликарповна. (27)У неё почему-то пропал вдруг голос. – (28)Да ведь раньше все дёшево брали…

    – (29)Мало что раньше! (30)Тогда народу совсем не было, а теперь от него отбоя нет. (31)Вот что я тебе скажу: из-за чужого человека ты хорошую цену упускаешь, ежели ты его не выставишь, потом ты горько пожалеешь! (32)Ну что, договариваться с новым постояльцем?

    (33)Старушка горестно, озабоченно смотрела в сторону, прищурив глаза, потом изменившимся голосом торопливо проговорила:

    – (34)Решено! (35)Договаривайся…

     (По П. Романову)*

     

    Романов Пантелеймон Сергеевич (1884–1938) – русский писатель. Прозе Романова свойственны лиризм и юмор, мастерство диалога, ясный, реалистический язык.

    ТЕКСТ № 14

            (1)Всё началось на перемене перед шестым уроком. (2)Лена Болдырева, томная пышноволосая красавица, закапризничала:

    – (3)Слушайте, люди, меня уже достала эта химия!

    (4)Кто-то в тон ей произнёс с плачущей интонацией:

    – (5)А кого она не достала!

            (6)Этих реплик хватило для того, чтобы суматошная, искрящаяся мысль о побеге с урока вспыхнула молнией. (7)Наш класс считался образцовым, в нём учились восемь отличников, и было нечто забавно-пикантное в том, что именно мы, добропорядочные, примерные дети, странной, необычной выходкой поразим всех учителей, украсив тусклую однотонность школьных будней яркой вспышкой сенсации. (8)От восторга и от тревоги ёкало сердце, и, хотя никто не знал, во что выльется наше приключение, обратной дороги уже не было.

    – (9)Только, народ, чтобы всем коллективом! – предупредил нас Витёк Носков.

            (10)Так как у меня по химии за полугодие выходила спорная четвёрка, мне, честно говоря, сбегать с урока резона не было, но воля коллектива выше личных интересов. (11)Все двинулись к дверям, в классе оставался только Петруха Васильев, который спокойно, ни на кого не обращая внимания, что-то писáл в тетради.

    – (12)Василёк, ты чего присох?! – крикнул Носков. – (13)Времени, понимаешь, в обрез: весь класс когти рвёт...

    – (14)А я разве не пускаю вас? – ответил Петруха.

    (15)Носков злобно прищурился:

    – (16)Петруха, против коллектива идёшь!

    – (17)Я что-то не так делаю? (18)Вам не надо – вы ухόдите, мне надо – я остаюсь.

    – (19)Кончай, говорю, писáть и давай собирайся...

    – (20)Он, небось, кляузу на нас уже строчит! – сострила Болдырева.

    – (21)Петруха, трус, предатель!

            (22)Петруха беспокойно посмотрел на хмуро насупившегося Носкова, но ничего не ответил.

    – (23)Хочешь пробиться в любимчики за счёт остальных? (24)Только знай: подхалимов нигде не любят! (25)Так что ты взвесь, что тебе дороже: оценка за полугодие или наше отношение! – грозно промолвил Носков. (26)Стало тихо, и в этой напряжённой тишине отчётливо прозвучал голос Васильева:

    – (27)Я никуда не пойду!

    – (28)Ну смотри! – сказал Носков и с непримиримой злостью посмотрел на отступника.

    (29)Но внезапно от нас отделился Игорь Елисеев. (30)Он сел на своё место, рядом с Петрухой, и стал доставать из портфеля учебники.

    – (31)А ты чего, Гарри? – недоуменно спросил Носков.

    – (32)Я тоже остаюсь...

    – (33)Друга, что ли, спасаешь? – Носков хмыкнул.

    – (34)Да, спасаю. (35)У его матери инфаркт был, начнётся канитель с нашим побегом – её в школу начнут дёргать... (36)Бог знает, чем это кончится! – ответил Елисеев.

    – (37)Хоть бы химичка тебя спросила и закатила пару! – прорычал взбешённый Носков и плюхнулся на свой стул. (38)Все остальные, разочарованно охая, вернулись на свои места.

            (39)Васильев и Елисеев сидели передо мной, и я видел, как Петруха посмотрел на Игоря, листавшего учебник, задержал на нём благодарный взгляд и легонько тронул его за локоть, а тот ободряюще кивнул ему в ответ. (40)Настоящий друг!

    (По Н. Татаринцеву)*

    * Н. Татаринцев (род. в 1947 г.) –  российский писатель-публицист.

    ТЕКСТ № 15

    (1)Генка вздыхал и спрашивал:

    (2)– Папа, ты в отпуску или в командировке?

    (3)– В отпуску.

    (4)– Ты ведь уже был в отпуску.

    (5)Теперь вздыхал отец. (6)Он опускал книгу на грудь, несколько секунд молча смотрел на Генку и, наконец, чёткими, раздельными словами давал объяснение:

    (7)– Я разбил месячный отпуск на три части. (8)И ещё взял неделю без сохранения содержания. (9)То есть без денег. (10)Ясно?

    (11)– Ясно, – говорил Генка, но вдруг его охватывало беспокойство за отца. – (12)А как там без тебя? (13)Там же работа. (14)Справятся там?

    (15)– Что я, пуп земли? (16)Заместитель есть на участке. (17)Потерпит десять дней.

    (18)– А тайга какая?

    (19)– Большая тайга, вековая, дремучая, густая, прекрасная! (20)Волки, медведи, куницы, крокодилы!

    (21)– Крокодилов нет, – тихо говорил Генка.

    (22)Отец немного смягчался, и книга опять ложилась на грудь.

    (23)– Ладно. (24)На будущий год поедем вместе, сам увидишь… (25)Там ты хоть человеком станешь.

    (26)Генка смотрел на длинное, с залысинами, отцовское лицо, на твёрдый, раздвоенный подбородок.

    (27)– А сейчас я кто? – спрашивал Генка.

    (28)– Сейчас ты так… так просто, – отвечал отец без улыбки. (29)Даже серые светлые глаза не улыбались.

    (30)И Генкины глаза, такие же серые и светлые, не улыбались тоже.

    (31)– А когда человек человеком делается?

    (32)– Когда у него работа появляется, нужное дело. (33)Понятно?

    (34)– Понятно. (35)А я в школе учусь. (36)Это, что ли, не нужное дело?

    (37)– Учение – ещё не работа.

    (38)– Оно ещё труднее, – обижался Генка. – (39)С работы пришёл – и отдыхай. (40)И короткие дни по субботам. (41)А нам ещё уроки учить. (42)А ты говоришь: «Не человек».

    (43)– Ну ладно, ладно, человек.

    (44)Отец медленно поднимается, присаживается. (45)Коротенькие волосы у него смешно топорщились над круглым, красным от таёжного загара лбом.

    (46)– Что это за порядок? (47)Пришёл из школы – и сразу же за книжку про шпионов! (48)Небось, учебник не берёшь! (49)И вообще… (50)Ну-ка, показывай дневник!

    (51)О том, что возьмёт Генку в тайгу, отец говорил не так часто. (52)Но всё-таки говорил иногда.

    (53)И Генка ждал. (54)Тайга представлялась ему громадой мачтовых стволов и сплошной хвойной зелени, прорезанной тонкими лучами солнца и звенящим звуком электропил… (55)И казалось Генке, что там, вдвоём с отцом, они будут ближе друг другу.

    (56)Но не получилась поездка. (57)Опять всё те же плохие оценки в дневнике…

    (58)Конечно, не стал Генка говорить про это Владику. (59)Только сказал:

    (60)– У меня отец тоже инженер. (61)Строитель. (62)В поездках все время…

    (По В.П. Крапивину)*

    * Владислав Петрович Крапивин (род. В 1938 г.) – российский детский писатель, автор книг о детях и для детей, в том числе фантастических.

    ТЕКСТ № 16

            (1)Славка шагал вдоль длинной набережной. (2)Мимо театра с высокой колоннадой, мимо запертых киосков и фонтана, окутанного вымокшими ветками раскидистой ивы… (3)У кинотеатра он спустился к самой воде.

            (4)Никого здесь не было. (5)На каменной плите лежали многопудовые якоря — в память о погибших моряках; неторопливо шёл в даль набережной серый катер технической службы. (6)Серо-синие боевые корабли были неподвижны, они стояли как возникшие над водой крепости.

            (7)Над кораблями, над морем неутомимо носились чайки.

            (8)Море вдали было спокойное и очень синее, а у берега, разбиваясь на волны, становилось тёмно-зелёным. (9)Волны шевелили у камней водоросли, и громадные камни время от времени показывались над водой.

            (10)У самого дальнего камня Славка заметил белое пятнышко. (11)Там бился на мелкой волне игрушечный кораблик. (12)Было ясно, что яхточка попала в беду.

            (13)Гибнущие корабли надо спасать, даже если они совсем крошечные.

            (14)До парусника было метров двадцать. (15)Доплыть — раз плюнуть. (16)Но Славка сегодня твёрдо обещал маме, что не будет купаться. (17)Можно, конечно, успокоить совесть тем, что спасательная экспедиция — это не купание, но лучше сначала попробовать другой способ.

            (18)Славка торопливо разулся, шагнул на первый камень. (19) Камни обросли скользкой зеленью. (20)Время от времени их прикрывала волна, тогда вода становилась мутной, непрозрачной. (21) Иногда приходилось прыгать с одного скользкого уступа на другой. (22)Было жутковато и весело.

            (23)Наконец Славка добрался. (24)Встал коленями на мокрый каменный скос, дотянулся до маленькой мачты.

            (25)Яхточка оказалась сделанной грубовато, но прочно и правильно: с намертво закреплённым прямым рулём, с туго натянутыми проволочными канатами, с шёлковыми парусами. (26) Лёгонький корпус был сделан из пенопласта.

            (27)Славка заколебался. (28)Взять парусник себе? (29)Он давно хотел похожий кораблик, мечтал, как будет пускать его в заливе. (30)Но ведь не для него, Славки, его строили, а для того, чтоб плыл он по морям и океанам.

    — (31)Плыви, — сказал Славка.

            (32)И маленький шлюп с треугольными парусами запрыгал среди волн, пошёл к выходу из бухты, в открытое море…

    (33)Славка был счастлив.

    (По В.Крапивину)

    ТЕКСТ № 17

             (1)На теплоходе Кинтель подмечал чёрточки чужой жизни, забавные привычки, вроде той, когда мать зовёт сына по фамилии: Салазкин...

            (2)Однако скоро он понял, что Салазкин — не фамилия, а домашнее прозвище мальчишки. (3)Отец иногда окликал его: «Саня», мать ласково звала: «Санки». (4)Ну и ясно: Сани-Санки-Салазкин. (5)А фамилия у него была Денисов. (6)Кинтель это узнал, когда шли по водохранилищу.

            (7)Плавание только начиналось. (8)Ребят попросили собраться в музыкальном салоне. (9)Объявили, что в конце путешествия будет детский концерт и что пока надо выявить таланты.

            (10)Кинтель, конечно, не собирался выступать, талантов у него не было. (11)И этот «детский праздник на лужайке» его мало интересовал. (12)Но хорошо было сидеть в кресле у широкого, будто киноэкран, иллюминатора, смотреть, как серый простор беспрестанно катит навстречу пенные валы, как в настоящем море...

            (13)А в уютном салоне тем временем кто-то декламировал стихи, кто-то танцевал, кто-то пел... (14)Всё музыкальное сопровождение взяла на себя мама Салазкина. (15)И вот он сам вышел к пианино.

            (16)Ведущий объявил:

    — (17)А теперь Саня Денисов споёт...

    (18)Кинтель не расслышал названия песни. (19)Да не всё ли равно? (20)Зачем ему этот мамин Салазкин?..

            (21)А Саня о чём-то шёпотом препирался с матерью. (22) Кинтель разобрал его слова, сказанные тихо, но твёрдо: (23)«А другую я не буду...» (24)Мать Салазкина, пожав плечами, заиграла. (25)И Саня запел.

            (26)Голосок у него был так себе, не сильный, но пел Салазкин чисто и с ясным, сразу проникающим в сознание звоном. (27)И песня была... не о кузнечике. (28)Словно сам Саня был маленький трубач осаждённого войска, и будто он бросал врагам последний вызов. (29)Мелодия показалась Кинтелю знакомой, а слова... (30) Никогда раньше Кинтель таких не слышал. (31)Он задержал дыхание... (32)Казалось бы, песня как песня, что такого. (33)Но зазвенела в Кинтеле ответная струнка…

            (34)Все помолчали сперва, потом захлопали — сильнее, сильнее. (35)Салазкин стоял потупившись... (36)А Кинтель встал и осторожно выбрался к выходу. (37)Потому что никаких других песен ему уже было не надо.

    (По В. Крапивину).

    ТЕКСТ № 18

            (1)Девочку звали Алиса. (2)Ей было шесть лет, у неё был друг – театральный художник. (3)Алиса могла свободно войти в театральный двор, который охранял строгий сторож, а другие дети не могли попасть в этот интересный мир. (4)Но она была не просто девочка, она – помощник художника.

            (5)Однажды в театральном дворе Алиса увидела парня и сразу поняла, что он не артист.

    – (6)Ты кто? – спросила она парня.

    – (7)Шофёр, – ответил парень.

    – (8)А что ты здесь делаешь?

    – (9)Жду.

    – (10)Кого?

    – (11)Викторию Сергееву.

            (12)Сергеева – артистка театра, молодая и красивая женщина. (13)И Алиса задала парню «взрослый» вопрос:

    – (14)Ты её любишь?

    – (15)Нет, – улыбнулся парень. – (16)Я однажды спас её. (17)В нашем городе, театр был тогда у нас на гастролях. (18)Это было весной, в конце марта. (19)Ребята катались на санках у реки. (20)Сергеева тоже захотела покататься. (21)Ребята дали ей санки. (22)Она села и поехала, сани случайно выехали на лёд, который был тонким и хрупким, и через минуту Сергеева оказалась в ледяной воде. (23)Ребята закричали, а я был недалеко и услышал.

    – (24)И ты прыгнул в ледяную воду?

    – (25)Прыгнул, – подтвердил парень.

    – (26)Не испугался?

    – (27)Не успел испугаться.

    – (28)И не заболел?

    – (29)Заболел немножко.

            (30)Алиса и незнакомый парень разговаривали и не заметили, как во двор вошли Сергеева и знакомый художник. (31)Парень первым увидел её и сказал:

    – (32)Здравствуйте, Виктория! (33)Вы, наверное, не помните меня? (34)Я Назаров.

            (35)Сергеева внимательно посмотрела на парня: она не могла вспомнить его.

    – (36)Ну помните, как Вы катались на санках, а я... (37)Вы ещё пригласили меня в Москву.

    – (38)Ах, да, – вспомнила Сергеева. – (39)Сейчас я организую Вам билеты.

    – (40)Спасибо, – сказал Назаров, – но я не за этим приехал. (41)У меня болен отец. (42)Мы приехали в Москву, но в Москве я знаю только Вас, и я хотел спросить, можем ли мы остановиться у Вас на неделю?

    – (43)Нет, нет, – поспешно сказала Сергеева. – (44)Это неудобно, потому что у меня совсем маленькая квартира.

    – (45)Что же делать? – спросил парень.

    – (46)Не знаю.

            (47)И тут Алиса взяла парня за руку. (48)«Пойдём», – сказала она. – (49)«Куда?» – удивился парень. – (50)«К нам», – сказала Алиса.

            (51)Она не думала, что скажут дома. (52)Она спасала парня, спасала его от позора и неблагодарности. (53)А когда спасают, то долго не думают, а раз – и в холодную воду!

    – (54)Нехорошо как, – сказал художник, когда Алиса и шофёр вышли вместе со двора. – (55)Ведь он вам жизнь спас.

    – (56)Что же, я теперь памятник ему должна поставить? – ответила Сергеева.

            (57)И тут старый сторож вдруг закричал: (58)«Вон! (59)Вон отсюда!» (60)Он делал вид, что кричит на мальчишек, которые тихонько пробрались в театральный двор. (61)Но кричал-то он на Сергееву.

    (По Ю. Яковлеву)

    ТЕКСТ № 19

            (1)Старичок с длинной седой бородой сидел на скамейке и зонтиком чертил что-то на песке.

    — (2)Подвиньтесь, — сказал ему Павлик и присел на край.

    (3)Старик подвинулся и, взглянув на красное сердитое лицо мальчика, сказал:

    — (4)С тобой что-то случилось?

    — (5)Ну и ладно! (6)А вам-то что? — покосился на него Павлик.

    — (7)Мне ничего. (8)А вот ты сейчас кричал, плакал, ссорился с кем-то…

    — (9)Ещё бы! — сердито буркнул мальчик. — (10)Я скоро совсем убегу из дома. (11)Из-за одной Ленки убегу. — (12)Павлик сжал кулаки. — (13)Я ей сейчас чуть не поддал хорошенько! (14)Ни одной краски не даёт! (15)А у самой сколько!

    — (16)Не даёт? (17)Ну, из-за этого убегать не стоит.

    — (18)Не только из-за этого. (19)Бабушка за одну морковку из кухни меня прогнала.

    (20)Павлик засопел от обиды.

    — (21)Пустяки! — сказал старик. — (22)Один поругает, другой пожалеет.

    — (23)Никто меня не жалеет! — крикнул Павлик. — (24)Брат на лодке едет кататься, а сам меня брать не хочет. (25)Я ему говорю: (26)«Возьми лучше, всё равно я от тебя не отстану, вёсла утащу, в лодку залезу!»

    (27)Павлик стукнул кулаком по скамейке и вдруг замолчал.

    — (28)А почему вы всё спрашиваете?

    (29)Старик разгладил длинную бороду.

    — (30)Я хочу тебе помочь. (31)Есть такое волшебное слово… (32)Я скажу тебе это слово. (33)Но помни: говорить его надо тихим голосом, глядя прямо в глаза… (34)Помни — тихим голосом, глядя прямо в глаза тому, с кем говоришь …

    — (35)А какое слово?

    (36)Старик наклонился к самому уху мальчика и прошептал что-то.

    — (37)Я попробую, — усмехнулся Павлик, — я сейчас же попробую. —(38)Он вскочил и побежал домой.

            (39)Лена сидела за столом и рисовала, но, увидев, что к ней приближается брат, она сейчас же сгребла краски в кучу и накрыла рукой. (40)«Разве такая поймёт волшебное слово!» — с досадой подумал мальчик, но всё же подошёл к сестре, потянул её за рукав и, глядя ей в глаза, тихим голосом сказал:

    — (41)Лена, дай мне одну краску… пожалуйста…

    (42)Лена широко раскрыла глаза, пальцы её разжались, и, снимая руку со стола, она смущённо пробормотала:

    — (43)Какую тебе?

    — (44)Мне синюю, — робко сказал Павлик.

            (45)Он взял краску, подержал её в руках, походил с ней по комнате и отдал сестре.         (46)Ему не нужна была краска. (47)Он думал теперь только о волшебном слове.

    (48)«Пойду к бабушке. (49)Она как раз готовит обед. (50)Прогонит или нет?» (51)Павлик отворил дверь в кухню. (52)Старушка снимала с противня горячие пирожки.

            (53)Внук подбежал к ней, обеими руками повернул к себе её лицо, заглянул в глаза и прошептал:

    — (54)Дай мне кусочек пирожка… пожалуйста.

            (55)Бабушка выпрямилась. (56)Волшебное слово так и засияло в каждой морщинке, в глазах, в улыбке.

    — (57)Горяченького захотел, голубчик мой! — приговаривала она, выбирая самый лучший, румяный пирожок.

            (58)Павлик подпрыгнул от радости и расцеловал её в обе щеки.

    (59)«Волшебник! Волшебник!» — повторял он про себя, вспоминая старика. (60)За обедом Павлик сидел притихший и прислушивался к каждому слову брата. (61)Когда брат сказал, что поедет кататься на лодке, Павлик положил руку на его плечо и тихонько попросил:

    — (62)Возьми меня, пожалуйста.

            (63)За столом все замолчали, а брат поднял брови и усмехнулся.

    — (64)Возьми его, — вдруг сказала сестра. — (65)Что тебе стоит!

    — (66)Ну, отчего же не взять? — улыбнулась бабушка. — (67)Конечно, возьми.

    — (68)Пожалуйста, — повторил Павлик.

            (69)Брат громко засмеялся, потрепал мальчика по плечу, взъерошил ему волосы:

    — (70)Эх ты, путешественник! (71)Ну ладно, собирайся!

    (72)«Помогло! (73)Опять помогло!» (74)Павлик выскочил из-за стола и побежал на улицу.         (75)Ни на скамейке, ни во всём пустынном сквере старика не было. (76)И только на песке остались начерченные зонтиком непонятные знаки.

    (По В. Осеевой)*

     

    *Осеева-Хмелёва Валентина Александровна (1902–1969) — детская писательница. Шестнадцать лет проработала с безнадзорными и трудными детьми, для которых и начала писать сказки, стихи и рассказы. Самыми известными её произведениями стали повести «Динка», «Динка прощается с детством».

    ТЕКСТ № 20

            (1)У Юры Хлопотова была самая большая и интересная коллекция марок в классе. (2)Из-за этой (…) коллекции и отправился Валерка Снегирёв к своему однокласснику в гости.

            (3)Когда Юра начал вытаскивать из массивного письменного стола огромные и почему-то пыльные альбомы, прямо над головами мальчишек раздался протяжный и жалобный вой...

    – (4)Не обращай внимания! – махнул рукой Юрка, сосредоточенно ворочая альбомы. – (5)Собака у соседа!

    – (6)Почему же она воет?

    – (7)Откуда я знаю. (8)Она каждый день воет. (9)До пяти часов. (10)В пять перестаёт.         (11)Мой папа говорит: если не умеешь ухаживать, не заводи собак...

    (12)Взглянув на часы и махнув рукой Юре, Валерка в прихожей торопливо намотал шарф, надел пальто. (13)Выбежав на улицу, перевёл дух и нашёл на фасаде дома Юркины окна. (14)Три окошка на девятом этаже над квартирой Хлопотовых  были неуютно темны.

            (15)Валерка, прислонившись плечом к холодному бетону фонарного столба, решил ждать, сколько понадобится. (16)И вот крайнее из окон тускло засветилось: включили свет, видимо, в прихожей...

            (17)Дверь открылась сразу, но Валерка даже не успел увидеть, кто стоял на пороге, потому что откуда-то вдруг выскочил маленький коричневый клубок и, радостно визжа, бросился Валерке под ноги.

            (18)Валерка почувствовал на своём лице влажные прикосновения тёплого собачьего языка: совсем крошечная собака, а прыгала так высоко! (19)Он протянул руки, подхватил собаку, и она уткнулась ему в шею, часто и преданно дыша.

    – (20)Чудеса! – раздался густой, сразу заполнивший всё пространство лестничной клетки голос. (21)Голос принадлежал щуплому невысокому человеку.

    – (22)Ты ко мне? (23)Странное, понимаешь, дело... (24)Янка с чужими... не особенно любезна. (25)А к тебе – вон как! (26)Заходи.

    – (27)Я на минутку, по делу.

    (28)Человек сразу стал серьёзным.

    – (29)По делу? (30)Слушаю.

    – (31)Собака ваша... Яна... (32)Воет целыми днями.

            (33)Человек погрустнел.

    – (34)Так... (35)Мешает, значит. (36)Тебя родители прислали?

    – (37)Я просто хотел узнать, почему она воет. (38)Ей плохо, да?

    – (39)Ты прав, ей плохо. (40)Янка привыкла днём гулять, а я на работе. (41)Вот приедет моя жена, и всё будет в порядке. (42)Но собаке ведь не объяснишь!

    – (43)Я прихожу из школы в два часа... (44)Я бы мог гулять с ней после школы!

            (45)Хозяин квартиры странно посмотрел на непрошеного гостя, затем вдруг подошёл к пыльной полке, протянул руку и достал ключ.

    – (46)Держи.

            (47)Пришло время удивляться Валерке.

    – (48)Вы что же, любому незнакомому человеку ключ от квартиры доверяете?

    – (49)Ох, извини, пожалуйста, – мужчина протянул руку. – (50)Давай знакомиться! (51)Молчанов Валерий Алексеевич, инженер.

    – (52)Снегирёв Валерий, ученик 6-го «Б», – с достоинством ответил мальчишка.

    – (53)Очень приятно! (54)Теперь порядок?

            (55)Собаке Яне не хотелось спускаться на пол, она бежала за Валеркой до самой двери.

    – (56)Собаки не ошибаются, не ошибаются… – бурчал себе под нос инженер Молчанов.

     (По В. Железникову)*

     

    Железников Владимир Карпович (род. В 1925 г.) – современный детский писатель, кинодраматург. Его произведения, посвящённые проблемам взросления, стали классикой отечественной детской литературы и переведены на многие языки мира. 

    ТЕКСТ № 21

             (1)Солнце садилось. (2)Вокруг пахло вечерней прохладой. (3)Птицы замолчали, уступив место нашему герою. (4)Он вскарабкался на остатки трухлявого пенька, чтобы быть повыше, и запел. (5)Это был светлячок – маленькая букашечка, и пел он свою незатейливую песенку о том, что видел: прекрасную картину заката, красивое небо, зелёное море травы, серебряные слёзы росы и любовь. (6)Он пел о любви к жизни. (7)Он во всём видел любовь. (8)И хоть его вокальные данные были небогатыми, он думал, что поёт прекрасно, ведь у него было так много слушателей, они им восхищались, каждый хотел быть его другом. (9)Но глупый светлячок не понимал, что это всё лишь потому, что он обладал очень необычным свойством: в отличие от панцирей всех остальных светлячков, его панцирь не просто горел зелёным огоньком, а переливался всеми цветами радуги, как гранёный бриллиант. (10)А стоит только одному сказать, что он знаком с чудесным светлячком, который блестит, как бриллиант, то другой, конечно, решит во что бы то ни стало стать его другом, за ним третий, четвёртый и так далее, а зачем – никто не знает, просто так повелось.

            (11)Однажды светлячок заметил, что его слушает белокурый мальчик, который сидит рядом в траве, повернув голову к заходящему солнцу.

            (12)Светлячок до утра пел мальчику, описывая то, что видит, и придумывая всё новые и новые сравнения, а на рассвете убежал к своим друзьям. (13)Но, пропадая среди лести и восхищения, он всё же иногда прибегал на полянку, где в любое время ждал его мальчик.

    (14)Время шло, безжалостно пожирая минуты, часы, дни, годы, светлячок постарел, потускнел, друзей больше у него не было, в гости его не приглашали, им не восхищались. (15)Всё было кончено, и светлячок в отчаянии прибрёл на ту же полянку, где ждал его мальчик, подошёл к нему и тяжело вздохнул. (16)Мальчик это услышал и, не поворачивая головы, спросил:

    – (17)Что случилось? (18)Тебя так долго не было, и я по тебе соскучился.

    – (19)А разве ты не видишь?

    – (20)Нет, – ответил мальчик.

    – (21)Ну и ладно, – сказал светлячок.

    – (22)Расскажи мне, что ты видишь, – попросил мальчик.

    – (23)Что? – удивился светлячок.

    – (24)Спой свою песенку. (25)Мне так нравится слушать, как ты красиво описываешь природу, небо, солнце, траву… (26)Вот бы хоть раз взглянуть на это.

    (27)И тут только светлячок понял, что мальчик слепой и ему всё равно, блестит у светлячка панцирь или нет. (28)Он ему нужен даже без блеска. (29)Он ему нужен!

    – (30)Давай я тебе сегодня расскажу про дружбу.

    – (31)А что это такое? (32)Ты раньше не пел мне об этом.

    – (33)Раньше я просто не знал, что это такое, а теперь знаю.

    (Притча)*

    * Притча – это небольшой поучительный рассказ.

    ТЕКСТ № 22

            (1)Однажды папа пригласил меня на праздничный вечер в больницу, то есть к себе на работу… (2)Я согласился: я сразу почувствовал себя как-то уверенней и взрослее.

            (3)В зале, украшенном плакатами и цветами, ни одного школьника, кроме меня, не было, поэтому на меня все обращали внимание. (4)Многие подходили к папе и, стараясь сделать ему приятное, говорили, что я на него очень похож.

    — (5)Сейчас мы поговорим о лучших людях нашей больницы, — сказал папин начальник в микрофон. — (6)Мы пригласили сюда наших бывших больных. (7)Пусть они скажут…

            (8)Я пристально огляделся, но не смог отличить бывших больных от просто здоровых. (9)Тут к трибуне зашагал огромный мужчина. (10)Мне показалось, что здоровее его в зале не было ни одного человека.

             (11)Разглядев его, я вспомнил этого бывшего папиного пациента. (12)«Если бы мне удалось поставить Андрюшу на ноги!» — когда-то говорил папа. (13)Ему удалось…

     — (14)Я играю в хоккей! — сказал Андрюша.  — (15)А потому, что есть на свете такой человек…

            (16)И ещё двое бывших больных сказали, что с помощью папы они «второй раз родились». (17) Все в зале зааплодировали, а я заволновался. (18)За папу…

            (19)Я сидел и делал фантастические предположения. (20)«Если бы вдруг я учился на одни пятёрки и меня бы стали хвалить на школьном собрании, многим ребятам это бы не понравилось». (21)А тут все врачи, медсёстры и нянечки так улыбались, словно им самим за что-то говорили спасибо.(22)«Почему?» — думал я. 

            (23)Когда вечер закончился и мы спустились вниз, к папе вдруг подбежал запыхавшийся мужчина в белом халате и что-то шепнул на ухо.

    — (24)Проводите, пожалуйста, моего сына…— попросил папа Андрюшу и побежал вслед за мужчиной в белом халате.

    — (25)Опять спасать кого-нибудь будет…  — сказал Андрюша.

            (26)Подходя к нашему дому, он не удержался и заметил:

    — (27)А ты похож на отца!

            (28)Сказал так, будто наградил меня. (29)А я в ту минуту подумал, что, наверное, похож на папу только с виду, внешне… (30)«А чтобы быть на него похожим по-настоящему, — думал я, — мне ещё многое надо сделать!»

    (По А. Алексину)

    *Алексин Анатолий Георгиевич — современный писатель, публицист, лауреат Государственных премий СССР и России. Автор многих произведений о детях и подростках, в том числе повестей «Мой брат играет на кларнете», «Безумная Евдокия», «Третий в пятом ряду» и других.



    Предварительный просмотр:

    Открытый банк заданий (ФИПИ – 2015)

    русский язык ОГЭ 9 класс (тексты 2)

    http://opengia.ru/subjects/russian-9/topics/1

    ТЕКСТ № 23

             (1)Отца своего, который погиб на фронте, Авалбёк не помнил. (2)Первый раз он увидел его в кино, когда мальчику было лет пять.

            (3)Фильм был про войну, Авалбёк сидел с матерью и чувствовал, как она вздрагивала, когда на экране стреляли. (4)Ему было не очень страшно,
    а иногда даже, наоборот, весело, когда падали фашисты. (5)А когда падали наши, ему казалось, что они потом встанут.

            (6)Вот на экране появились артиллеристы. (7)Их было семь человек. (8)Один из них был смуглым, черноволосым, небольшого роста.

            (9)И вдруг мать тихо сказала:

    – (10)Смотри, это твой отец...

            (11)Почему она так сказала? (12)Зачем? (13)Может быть, случайно или потому, что вспомнила мужа. (14)И действительно, солдат на экране был очень похож на отца на той старой военной фотографии, которая висела у них дома.

            (15)И мальчик поверил. (16)Он уже думал о солдате как о своём отце, и в его детской душе родилось новое для него чувство сыновней любви и нежности. (17)Как он гордился своим отцом! (18)И война с этой минуты уже не казалась мальчику забавной, ничего весёлого не было в том, как падали люди. (19)Война стала серьёзной и страшной, и он впервые испытал чувство страха за близкого человека, за того человека, которого ему всегда не хватало.

            (20)А на экране шла война. (21)Появились немецкие танки. (22)Мальчик испугался: «Папа, танки идут, танки!» – кричал он отцу. (23)Танков было много, они двигались вперёд и стреляли из пушек. (24)Вот упал один артиллерист, потом другой, третий... (25)И вот остался только отец, он медленно шёл навстречу танку с гранатой в руках.

    – (26)Стой, не пройдёшь! – крикнул отец и бросил гранату. (27)В этот момент в него начали стрелять, и отец упал.

    – (28)Это мой отец! (29)Вы видели? (30)Это моего отца убили... – закричал Авалбёк, желая, чтобы люди гордились его отцом так же, как он.

    (31)И тогда соседский мальчишка, школьник, первым решил сказать ему правду:

    – (32)Да это не твой отец. (33)Что ты голосишь? (34)Это артист. (35)Не веришь – спроси у киномеханика.

            (36)Но киномеханик молчал: взрослые не хотели лишать мальчика его горькой и прекрасной иллюзии.

    (37)Мать наклонилась к сыну, скорбная и строгая, в глазах её стояли слёзы.

    – (38)Пойдём, сынок, пойдём. (39)Это был твой отец, – тихо сказала она и повела его из зала.

            (40)Сердце мальчика было наполнено горем. (41)Только сейчас он понял, что значит – потерять отца. (42)Ему хотелось плакать. (43)Он посмотрел на мать, но она молчала.         (44)Молчал и он. (45)Он был рад, что мать не видит его слёз.

            (46)Он не знал, что с этого часа в нём начал жить отец, который давно погиб на войне.

    (По Ч. Айтматову)*

    Айтматов Чингиз  (1928–2008) – киргизский писатель, мастер психологического портрета.

    ТЕКСТ № 24

            (1)Ночью минируем берег. (2)Темно, иногда накрапывает дождик, тёплый и приятный. (3)Взлетают ракеты, одна за другой, лениво строчат пулемёты. (4)Я лежу в лопухах. (5)Приятно пахнет ночной влагой, растениями, сырой землёй.

            (6)Я смотрю на противоположный берег, на группы склонившихся ив, освещаемых дрожащим светом ракет.

            (7)Вспоминается наша улица – бульвар с могучими каштанами, которые разрослись, образовав свод. (8)Весной они покрываются белыми и розовыми цветами, точно свечками. (9)Осенью дворники жгут листья, а дети набивают карманы каштанами. (10)Я тоже когда-то собирал, мы приносили их домой целыми сотнями. (11)Аккуратненькие, лакированные, они загромождали ящики, всем мешали, и долго ещё выметали их из-под шкафов и кроватей. (12)Особенно много их всегда было под большим диваном. (13)Хороший был диван – мягкий, просторный, какой-то удивительно удобный. (14)После обеда на нём всегда отдыхала бабушка. (15)Я укрывал её старым пальто, которое только для этого и служило, и давал в руки чьи-нибудь мемуары…

            (16)Направо – большой гардероб. (17)А на гардеробе – коробки, картонки со шляпами. (18)На них много пыли, её сметают только перед Новым годом, Первым мая и мамиными именинами двадцать четвёртого октября…

            (19)Последнюю открытку от матери я получил через три дня после сообщения о падении Киева, а датирована она была ещё августом. (20)Мать писала, что немцев отогнали, канонады почти не слышно, открылся цирк…

            (21)С тех пор прошло десять месяцев. (22)Иногда я вынимаю из бокового кармана открытку, смотрю на тонкие неразборчивые буквы. (23)Они расплылись от дождей и пота. (24)В одном месте, в самом низу, нельзя уже разобрать слов. (25)Но я их знаю наизусть. (26)Я всю открытку знаю наизусть… (27)На адресной стороне, слева, реклама, а справа – марка: станция метро «Маяковская».

            (28)В детстве я увлекался марками и просил всех друзей и знакомых наклеивать на конверты красивые новые марки. (29)Вот и сейчас мать наклеила красивую марку, как в детстве… (30)Они у нас лежали в маленькой длинной коробочке, слева на столе. (31)И мать, вероятно, долго выбирала, пока не остановилась на этой – зелёной и красивой. (32)Стояла, склонившись над столом, и, сняв очки, рассматривала их близорукими, сощуренными глазами и…

            (33)Как всё это сейчас далеко! (34)Как давно всё это было, как давно!..

    (По В. Некрасову)*

    *Некрасов Виктор Платонович (1911–1987) – русский писатель. С 1941 по 1944 годы был на фронте, участвовал в Сталинградской битве. Некрасов – автор повестей, рассказов, путевых заметок: «В окопах Сталинграда», «Первое знакомство» и др. По его сценариям сняты кинофильмы.

     

    ТЕКСТ № 25

            (1)Где-то далеко стреляют зенитки, бродят прожектора по небу, вздыхает во сне Валега. (2)Он лежит в двух шагах от меня, свернувшись комочком.

            (3)Маленький круглоголовый мой Валега! (4)Сколько исходили мы с тобой за эти месяцы, сколько каши съели из одного котелка…

            (5)А как ты не хотел идти в ординарцы ко мне. (6)Три дня пришлось уламывать. (7)Стоял потупясь и мычал что-то невнятное: не умею, мол, не привык. (8)Тебе стыдно было от своих ребят уходить. (9)Вместе с ними ты по передовой лазил, вместе горе хлебал, а тут ты вдруг пошёл к начальнику в связные. (10)Воевать я, что ли, не умею, или я хуже других?

            (11)Привык я к тебе, чертовски привык… (12)Нет, это не привычка, это что-то другое, большее. (13)Я никогда не думал об этом, просто не было времени.

            (14)Ведь у меня и раньше были друзья. (15)Много друзей. (16)Вместе росли, учились, спорили об искусстве, о высоких материях… (17)Но достаточно ли этого? (18)Так называемых общих интересов, общей культуры?

            (19)Вадим Кастрицкий — умный, разносторонне одарённый, тонкий парень. (20)Мне всегда с ним было интересно. (21)А вытащил бы он меня, раненного, с поля боя? (22)Меня раньше это и не интересовало. (23)А Валега вытащит. (24)Это я знаю… (25)Или Сергей Веледницкий. (26)Пошёл бы я с ним в разведку? (27)Не знаю. (28)А с Валегой — хоть на край света.

            (29)На войне узнаёшь людей по-настоящему. (30)Она как лакмусовая бумажка, как проявитель какой-то особенный. (31)Валега вот читает по складам, в делении путается, не знает, сколько семью восемь. (32)И спроси его, что такое родина, он, наверное, толком не объяснит. (33)Но за эту родину — за меня, за Игоря, за товарищей своих по полку, за свою покосившуюся хибарку где-то на Алтае — он будет драться до последнего патрона. (34)Сидя в окопах, он будет больше старшину ругать, чем немцев, а дойдёт до дела — покажет себя. (35)А делить, умножать, читать не по складам научится, когда будет время, когда придёт желание…

            (36)Валега что-то ворчит во сне, переворачивается на другой бок.

            (37)Спи, спи, друг… (38)Скоро опять окопы, опять бессонные ночи. (39)Дрыхни пока. (40)А когда кончится война, если останемся живы, придумаем что-нибудь.

    (По В. Некрасову)*

    *Некрасов Виктор Платонович — русский писатель. С 1941 по 1944 годы был на фронте, участвовал в Сталинградской битве. Некрасов — автор повестей, рассказов, путевых заметок: «В окопах Сталинграда», «Первое знакомство» и др. По его сценариям сняты кинофильмы.

    ТЕКСТ № 26

            (1)Я даже не помню, как называлась та книга. (2)Помню только, что на коричневой обложке длинным зигзагом алел вымпел какого-то парусника. (3)Я не особенно любил читать, но с удовольствием давал книги из нашей домашней библиотеки своим одноклассникам. (4)Петька Солодков вытащил её из портфеля и положил на стол. (5)Мы стояли у окна и смотрели на хмурое октябрьское небо, с которого, словно пух, падал редкий снег.

    – (6)Санёк, спасибо за книгу! (7)Я всю ночь сегодня читал: не мог оторваться! – восхищённо улыбаясь, произнёс Петька и пожал мне руку.

            (8)В это время в класс вошёл Колька Бабушкин – мой сосед по парте. (9)Носатый, долговязый, нескладный... (10)У него не было отца. (11)Его и маленькую сестрёнку воспитывала мать, истеричная, крикливая женщина, которая то и дело приходила в школу, чтобы разобраться с обидчиками её детей. (12)Но такое заступничество, конечно, только усиливало наше презрительно-высокомерное отношение к её жалкому отпрыску.

            (13)Увидев Бабушкина, все сурово умолкли, и, когда он кивком головы, улыбаясь, поздоровался с нами, никто даже не взглянул на него. (14)Он поставил изжёванный дерматиновый портфель на стол и вдруг увидел книгу. (15)Она лежала на его половине парты. (16)Бабушкин замер и благоговейно, словно святыню, взял её в руки, пролистал страницы, и странная восторженная улыбка появилась на его лице. (17)Он посмотрел на нас и вдруг сказал:

    – (18)Спасибо за подарок!

    – (19)Положи книгу на место и не трогай чужого! – выйдя из оцепенения, прорычал я.

            (20)Колька испуганно вздрогнул и выронил книгу. (21)Все засмеялись. (22)А он, готовый от стыда провалиться сквозь землю, густо покраснел, торопливо поднял её и, погладив обложку, отодвинул от себя, словно извиняясь за то, что посмел к ней прикоснуться.

    – (23)Просто у меня сегодня день рождения, и я подумал, что...

            (24)Тридцать лет прошло с тех пор, но я до сих пор помню тот случай с книгой, когда я нечаянно разрушил огромный дом человеческой веры, когда я сделал больно другому и не нашёл в себе мужества исправить ошибку. (25)И наша жизнь пошла по другой дороге, где всем больно и одиноко, где нет тех, кто может поднять упавших.

            (26)А эта книга... (27)Колька, да я отдал бы тебе всю библиотеку! (28)Да мы бы всё тебе отдали... (29)Но только ты сгорел в танке под Кандагаром, когда я учился на втором курсе университета. (30)Боль стала моей неразлучной спутницей, она смотрит на меня глазами долговязого восьмиклассника и терпеливо напоминает: человеческая жизнь коротка, поэтому никогда не жалей того, что можешь дать, никогда не отнимай того, что у тебя просят.

     (По В. Дроганову)*

     

    В. Дроганов – современный российский писатель.

    ТЕКСТ № 27

            (1)Мама, когда я ещё не учился в школе, работала инженером и много чертила. (2)Чертежи были такие красивые, а её готовальня с блестящими штуками была такая необыкновенно притягательная, что я не мог пройти мимо. (3)Конечно, меня отлавливали, не пускали, но несколько чертежей я всё же испортил, какие-то циркули сломал.

    – (4)Его явно тянет к точным наукам, – серьёзно говорила мама отцу.

            (5)В школе сразу стало ясно, что меня к точным наукам не тянет. (6)Я учился очень средне. (7)Мама говорила, что если я так продолжу, то стану грузчиком. (8)Выражение же лица отца в это время было таким, что я догадывался: он сомневается, что мама говорит правду.

            (9)Короче, профессия грузчика как перспективная мною никогда не рассматривалась.

    (10)Когда я учился в старших классах, родители преподавали в университете. (11)Мама вела термодинамику, а отец работал заведующим кафедрой на экономическом факультете.

            (12)Но алгебра, геометрия и физика по-прежнему были самыми тёмными для меня предметами. (13)Родители сами понимали, что по их стопам я не пойду, и даже не намекали на это.

            (14)Какие возможности у меня имелись? (15)Университет, институт культуры и, конечно же, медицинский.

            (16)Медицинский мне всегда нравился. (17)Во-первых, там преподавал мой любимый дядя. (18)Во-вторых, там учился мой троюродный брат, который мне тоже нравился. (19)Но как-то пугала так называемая анатомичка. (20)Я понимал: даже просто войти в здание, где она находится, я не смогу.

            (21)Тогда я стал ходить в институт культуры. (22)Слушал и смотрел выступления студенческого хора, концерты студентов эстрадного отделения, спектакли, поставленные и сыгранные студентами. (23)Конечно, я тогда плохо разбирался в этом, но мертвенную скуку и ужасающую безрадостность увиденного чувствовал. (24)3апах «анатомички», казалось, преследовал меня, он исходил там от всего: во всех выступлениях была видна ненужность происходящего. (25)Ненужность никому! (26)Ни выступающим, ни зрителям. (27)Это отсутствие надежды на радость заставило меня твёрдо отказаться от мысли поступить в институт культуры.

            (28)Но я хотел... (29)Не знаю, чего я хотел. (30)Ничего определённого. (31)Мне хотелось быть студентом. (32)Хотелось учиться не очень трудно и не очень скучно... (33)Хотелось весёлой, интересной, настоящей жизни. (34)Главное – настоящей, всем существом – жизни.

    (По Е. Гришковцу)*

     

    * Гришковец Евгений Валерьевич (род. в 1967 г.)  современный российский писатель, драматург, режиссёр, актёр, музыкант. Стал известен после того, как в 1999 г. был удостоен национальной театральной премии «Золотая маска». Является автором книг «Рубашка», «Реки», «Следы на мне», «Асфальт».

    ТЕКСТ № 28

            (1)Я люблю вспоминать своё детство. (2)У меня теплеет на душе и щемит сердце, когда я его вспоминаю.

            (3)Детство – самая главная, самая важная часть жизни. (4)У поэта, поверьте, непременно должно быть очень счастливое детство. (5)Или очень несчастное. (6)Но никак не такое, как у всех, не скучное, среднее, серое.

            (7)Я родился поэтом, а не стал им, как другие: моё детство было до странности волшебным. (8)Я был колдовским ребёнком. (9)Я жил в каком-то мною самим созданном мире, ещё не понимая, что это мир поэзии. (10)Странно, но я, несмотря на моё поэтическое восприятие жизни, тогда о стихах не помышлял. (11)Я старался воображением проникнуть в тайную суть вещей. (12)Не только вещей, но и животных. (13)Так, у нашей кошки Мурки были крылья, и она ночами улетала в окно. (14)А собака моей сестры, старая и жирная, только прикидывалась собакой, на самом деле она была жабой, и я один это знал. (15)Но и люди вокруг меня были не теми, кем казались…

            (16)Да, я и правда был колдовским ребёнком, маленьким магом, чародеем. (17)Таким я, по крайней мере, сам себя считал. (18)Тогда уже во мне возникло и постепенно разрослось желание воплотить мечту мою, «будить повсюду обожанье».

            (19)Но меня и так очень любили и баловали в детстве. (20)Мать любила меня фантастически, и я любил её больше всего на свете. (21)Я хотел, чтобы она гордилась мной. (22)Однако это не мешало мне и всех других в нашем доме любить всем сердцем.

            (23)Моё детское сердце… (24)Для поэта важнее всего сохранить детское сердце и способность видеть мир преображённым.

            (25)Я хотел бы вернуться в то далёкое, невозвратимое, особенное время. (26)Можно ли когда-нибудь забыть его, вылечиться от детства? (27)Мне, слава богу, не удалось. (28)Ничто так не помогает писать стихи, как воспоминания детства. (29)Когда я нахожусь в особенно творческом состоянии, я живу будто двойной жизнью: наполовину здесь, в сегодняшнем дне, наполовину там, в прошлом, в золотой невозвратной поре. (30)И тогда я чувствую, что сейчас, сейчас произойдёт чудо и в моих ушах зазвучат строчки новых стихов.

    (По И. Одоевцевой)*

    *Одоевцева Ирина – русская поэтесса и писательница. В начале 20 века была ученицей знаменитого поэта Н. Гумилёва. В 1922 году эмигрировала в Париж. Написала имевшие большой успех романы «Изольда», «Зеркало», «Оставь надежду навсегда», несколько сборников стихов. В конце 80-х годов вернулась в Россию, жила в Ленинграде (Петербурге), выпустила мемуары о жизни русской художественной интеллигенции начала 20 века.

    ТЕКСТ № 29

            (1)Меня ждали шестнадцать лет... (2)Ужасно быть поздним ребёнком! (3)Я стал драгоценным подарком, как чашка, которая, нарядная и чистая, стоит за стеклом, но из которой никогда не пьют чай. (4)Позднего ребёнка ждут не дождутся и, когда наконец дожидаются, начинают проявлять к нему такую любовь, такое внимание, что ему хочется сбежать на край света.

            (5)Говоря по-честному, гордостью нашей семьи должна быть сестра Людмила: она кандидат наук, работает в архитектурной мастерской. (6)А гордятся все в доме мной. (7)Это несправедливо.

            (8)Чтобы замаскировать эту несправедливость, отец хвалит меня как бы в шутку. (9)Даже за тройки, принесённые из школы, меня не ругают.

    – (10)Вот ведь способный какой, а! (11)Совсем вчера не учил уроков, у телевизора сидел, а на тройку ответил!

            (12)Частенько отец просит меня напомнить ему содержание кинокартины или книги, которую мы оба читали.

    – (13)Какая диковинная память, а! – радостно говорит он. – (14)Всё помнит, будто вчера читал... (15)А я вот всё позабыл, всё перепутал!

            (16)Мне кажется, отец просто счастлив, что он всё забывает и путает.

            (17)На следующий день, после того как я смазал по физиономии Костику, отец сказал:

    – (18)Драться, конечно, нехорошо. (19)А всё-таки смелый какой, а! (20)Ниже на две головы, а пошёл в наступление, решился! (21)Такой в огне не сгорит и в воде не утонет!

            (22)Вот до чего доводит любовь!

    (23)А мне вовсе не нравится, что дома меня все восхваляют.
    (24)Трудно разве ответить на тройку? (25)Или запомнить содержание книги? (26)Кретин я, что ли, какой? (27)И почему надо особенно радоваться, что я «на целых две головы» ниже Костика? (28)Хотя на самом деле всего на полголовы.

            (29)Отец и мама, мне кажется, очень довольны, что я невысокий. (30)Они-то ведь ждали ребёнка и хотят, чтоб я на всю жизнь им остался. (31)Но я не хочу!

            (32)Как-то я услышал по радио, что, если в семье несколько детей, нехорошо одного из них выделять. (33)Я сказал об этом родителям.

    – (34)Другой бы гордился, что его выделяют, а этот думает о сестре. (35)Какой добрый, а! – воскликнул отец.

    – (36)3начит, любовь и забота не сделали тебя эгоистом, – заключила мама. – (37)Мы очень рады.

            (38)Вот вам и всё! (39)Они очень рады. (40)А я?..

     (По А. Алексину)*

    Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924 г.) – писатель, драматург. Его произведения, такие как «Мой брат играет на кларнете», «Действующие лица и исполнители», «Третий в пятом ряду» и другие, повествуют главным образом о мире юности.

     

    ТЕКСТ № 30

            (1)На рассвете мы с Лёнькой напились чаю и пошли на мшары искать глухарей. (2)Идти было скучно.

    – (3)Ты бы, Лёня, рассказал чего-нибудь повеселей.

    – (4)Чего рассказывать? – ответил Лёнька. – (5)Разве про старушек в нашей деревне.         (6)Старушки эти – дочери знаменитейшего художника Пожалостина. (7)Академик он был, а вышел из наших пастушат, из сопливых. (8)Его гравюры висят в музеях в Париже, Лондоне и у нас в Рязани. (9)Небось видели?

            (10)Я вспомнил прекрасные, чуть пожелтевшие от времени гравюры на стенах своей комнаты в доме у двух хлопотливых старух. (11)Вспомнилось мне и первое, очень странное ощущение от гравюр. (12)То были портреты старомодных людей, и я никак не мог избавиться от их взглядов. (13)Толпа дам и мужчин в наглухо застёгнутых сюртуках, толпа семидесятых годов девятнадцатого столетия, смотрела на меня со стен с глубоким вниманием.

    – (14)Приходит как-то в сельсовет кузнец Егор, – продолжил Лёня. – (15)Нечем, говорит, чинить то, что требуется, потому давайте колокола снимать.

            (16)Встревает тут Федосья, баба из Пýстыни: (17)«У Пожалостиных
    в доме старухи по медным доскам ходят. (18)Что-то на тех досках нацарапано – не пойму. (19)Эти доски и пригодятся».

            (20)Я пришёл к Пожалостиным, сказал, в чём дело, и попросил эти доски показать. (21)Старушка выносит доски, завёрнутые в чистый рушник. (22)Я взглянул и замер. (23)Мать честнáя, до чего тонкая работа, до чего твёрдо вырезано! (24)Особенно портрет Пугачёва – глядеть долго нельзя: кажется, с ним самим разговариваешь. (25)«Давайте мне доски на хранение, иначе их на гвозди переплавят», – говорю ей.

            (26)3аплакала она и говорит: (27)«Что вы! (28)Это народная ценность, я их ни за что не отдам».

            (29)В общем, спасли мы эти доски – отправили в Рязань, в музей.

            (30)Потом созвали собрание, чтобы меня судить за то, что доски спрятал. (31)Я вышел и говорю: (32)«Не вы, а ваши дети поймут ценность этих гравюр, а труд чужой почитать надо. (33)Человек вышел из пастухов, десятки лет учился на чёрном хлебе и воде, в каждую доску столько труда вложено, бессонных ночей, мучений человеческих, таланта...»

    – (34)Таланта! – повторил Лёня громче. – (35)Это понимать надо! (36)Это беречь и ценить надо! (37)Ведь правда?

    (По К.Г. Паустовскому)*

     

    * Паустовский Константин Георгиевич (1892–1968 гг.) – русский писатель и публицист, мастер лирико-романтической прозы, автор произведений о природе, исторических повестей, художественных мемуаров.

    ТЕКСТ № 31

            (1)Пеле — кот, названный так потому, что среди своих братьев и сестёр он отличался безмерной любовью к игре с мячом. (2)Таким мы увидели его в первый раз: белая шейка, белые лапки, чёрные голова и спина и чёрный, как уголёк,  мохнатый хвост. (3)Чистопородный сибирский кот, он уже выказывал черты будущей величавости и благородства. (4)Так и вижу его: сидит, мерно помахивая хвостом, и у него внимательный и в то же время какой-то независимый, гордый взгляд.

            (5)Пеле был необычным котом. (6)Гладить себя он не позволял. (7)Он резко переворачивался на спину, крепко захватывая передними лапами руку, и колотил задними, как заяц-барабанщик. (8)От этого на руке, попавшей в когти, оставались длинные царапины. (9)Царапины быстро заживали, но тотчас появлялись новые. (10)Дружба с котей была испытанием. (11)Впрочем, пощекотать себя под подбородком котя давал.

            (12)К третьему году жизни он, по-моему, стал хозяином округи. (13)Раз мы остановились на велосипедах у ворот:

    — (14)Смотри, к нам какой-то рыжий побежал! — показал мне Женька.

    (15)Чужак вошёл в наш двор, а через некоторое время туда же направился Пеле.

    — (16) Ну, он сейчас ему даст! 

            (17)Мы поспешили пронаблюдать за схваткой, но её не было: Пеле, удивлённый поведением рыжего, побежал к нему, а тот бросился через забор.

            (18)Большую часть дня Пеле спал. (19)Зато по вечерам и ночам он любил гулять и петь. (20)Причём редко на такие прогулки он отправлялся через дверь. (21)Пеле запрыгивал в форточку, располагался между рамами, мурлыча и мерно постукивая чёрным хвостом. (22)Может, он слышал какую-то музыку — музыку звёзд и темноты. (23)Неожиданно он прыгал вниз и скрывался в кустах сирени…

            (24)Один раз я встал на подоконник рядом с ним и стал вглядываться во тьму сада. (25)Тишина, свежо, и кажется, что этот холодок, бегущий по спине, навевает горящий в небе месяц. (26)Пеле повернулся ко мне, и в темноте глаза его сверкнули диким зелёным огнём. (27)Сейчас со мной был не милый котя, а дикий свободный зверь.

            (28)Сколько тайн ночью! (29)Пеле мурлыкал, над крышами чёрных домов мерцали звезды, горел месяц…

            (30)Я нарисовал тогда картину «Мир кота», которую храню до сих пор, которая и сейчас мне нравится.

    (По Л. Бахревскому)*

     

    *Бахревский Леонид Владиславович — современный детский и юношеский писатель, автор очерков, эссе и рассказов. Наиболее известные из них – «Избранник», «Пеле». 

    ТЕКСТ № 32

            (1)Илья и Саня вместе учились с первого класса. (2)Миха попал к ним позже. (3)В той иерархии, которая выстраивается самопроизвольно в каждом коллективе, все трое занимали самые низкие позиции – благодаря полнейшей непригодности ни к драке, ни к жестокости. (4)Илья был длинным и тощим, его руки и ноги вечно торчали из коротких рукавов и штанин. (5)Всегда одетый хуже других, тоже плохо одетых ребят, он постоянно паясничал и насмешничал, делал представление из своей бедности, и это был высокий способ её преодоления.

            (6)Санино положение было хуже. (7)Всё вызывало у одноклассников зависть и отвращение: курточка на молнии, девичьи ресницы, раздражающая миловидность лица и полотняные салфетки, в которые был завёрнут домашний бутерброд. (8)К тому же он учился играть на пианино. (9)И не было никакого умиления, а только одни злые насмешки.

            (10)Соединил Илью и Саню Миха, когда появился в пятом классе, вызвав общий восторг: он был идеальной мишенью для всякого неленивого – классическим рыжим. (11)Стриженая голова, отливающий красным золотом кривой чубчик, даже глаза с оранжевым переливом. (12)К тому же – очкарик.

            (13)Первый раз Миху поколотили уже первого сентября – несильно и назидательно – на большой перемене. (14)И даже не сами заводилы, Мурыгин и Мутюкин – те не снизошли, – а их подпевалы и подвывалы. (15)Миха стоически принял свою дозу, открыл портфель, достал платок, чтобы стереть кровь, и тут из портфеля высунулся котёнок. (16)Котёнка отобрали и стали перекидывать из рук в руки. (17)Появившийся в этот момент Илья – самый высокий в классе! – поймал котёнка над головами волейболистов, и прозвеневший звонок прервал это интересное занятие.

            (18)Входя в класс, Илья сунул котёнка подвернувшемуся Сане, и тот спрятал его в свой портфель.

            (19)На последней перемене главные враги рода человеческого, Мурыгин и Мутюкин, котёнка немного поискали, но вскоре забыли. (20)После четвёртого урока всех отпустили, и мальчишки с гиком и воем рванулись вон из школы, оставив этих троих без внимания в пустом классе, уставленном пёстрыми астрами.

            (21)Миха подробно рассказал, как утром, по дороге в школу, вытащил бедолагу-котёнка почти из самой пасти собаки, собиравшейся его загрызть. (22)Но отнести его домой, однако, он не мог, потому что тётя, у которой он жил с прошлого понедельника, ещё неизвестно как бы к этому отнеслась.

            (23)Они вышли из школы втроём. (24)Мальчишки брели и болтали, болтали и брели, а потом остановились возле Яузы, замолчали. (25)Почувствовали одновременно – как хорошо: доверие, дружество, равноправие. (26)И мысли нет, кто главней, напротив, все друг другу рáвно интересны. (27)Что-то важное произошло: такая сцепка между людьми возможна только в юном возрасте. (28)Крючок впивается в самое сердце, и нить, связывающая людей детской дружбой, не прерывается всю жизнь.

    (По Л. Улицкой)*

    * Улицкая Людмила Евгеньевна (род. в 1943 г.) – современная российская писательница, произведения которой переведены на 25 языков.

    ТЕКСТ № 33

            (1)Венька пришёл домой из школы, немного посидел в кухне, выпил стакан клюквенного морса, посмотрел, как смешно, вытянув прозрачные лапки, спит в аквариуме белая крыска Марфуша, а потом всё же пошёл звонить маме на работу. (2)Так уж у них повелось: сразу после школы Венька всегда звонил ей и докладывал о своих делах.

    – (3)Мам, я опять подрался… – медленно произнёс он и виновато замолчал.

    (4)Из трубки какое-то время не раздавалось ни звука. (5)Мама расстроилась.

    – (6)Всё ясно. (7)Поговорим вечером.

            (8)Венька повесил трубку и задумался. (9)Что же это маме ясно? (10)Иногда то, что ей кажется абсолютно ясным и правильным, к школьной Венькиной жизни абсолютно неприменимо. (11)Например, мама заставляет его ходить в школу в пиджаке. (12)В сентябре на общешкольном собрании директор предложила родителям приобрести сыновьям пиджаки.(13)Дескать, школьная форма сейчас не обязательна, а пиджаки будут мальчиков дисциплинировать и настраивать на серьёзный лад. (14)Мама на следующий же день потащила Веньку в магазин, где они купили обалденный, как ему тогда в горячке показалось, бежевый пиджак, в котором бросалась в глаза тонкая коричневая клетка. (15)«Как денди лондонский…» – радостно приговаривала мама, оглядывая Веньку. (16)Он себе тоже очень нравился в пиджаке, но только до тех пор, пока не пришёл в школу. (17)В своём 7 «А» один лишь он таким образом вырядился.

            (18)Сначала Венька не очень огорчился: не все же мамы такие расторопные, как его. (19)Но ни через неделю, ни через месяц никто из одноклассников в пиджак так и не переоделся. (20)Ребята по-прежнему ходили в джемперах, джинсовках, куртках от спортивных костюмов, а самые крутые – в толстовках. (21)Венька попытался как можно быстрее запачкать пиджак, благо он был светлый. (22)Он уже предвкушал, что дня через два наденет в школу свой старый тёмно-синий свитер крупной вязки, но мама притащила с работы ещё один пиджак.

    – (23)Вот! (24)Примерь! – щебетала она над Венькой. – (25)Тётя Нина отдала. (26)Витальке стал маловат, а тебе будет в самый раз.

            (27)Венька, стиснув зубы, влез в Виталькин пиджак. (28)Он тоже был ничего: стального цвета в чёрную крапинку. (29)Только не нужен был Веньке этот элегантный пиджак! (30)Никто из его одноклассников в пиджаках по школе не ходил. (31)Никто! (32)Лишь один он! (33)Он, правда, ни разу ни от кого не слышал обидных слов в адрес своей одежды, но всем своим существом чувствовал, что никак не вписывается в этих пиджаках в мужской коллектив класса. (34)Когда у него, у Веньки, будет собственный сын, он ни за что не станет покупать ему никаких пиджаков. (35)Он внимательно изучит, в чём будут ходить друзья сына, и купит ему точь-в-точь такую же чёрную джинсовку, как у Пети Комиссарова: скромную, с многочисленными удобными карманами на «молниях» и кнопках.

    (По С.А. Лубенец)*

    *Лубенец Светлана Анатольевна – современная детская писательница из Петербурга, пишет книги о подростках, о взаимоотношениях между ними, школьные истории самых обыкновенных  и не совсем обычных ребят.  Её серии «Только для девчонок», «Только для мальчишек», «Чёрный котёнок» пользуются большим спросом у читателей. 

    ТЕКСТ № 34

            (1)Вовка примчался через десять минут. (2)На моём столе лежал раскрытый Пушкин. (3)Такую толстенную книгу Вовка никогда не видал.

    – (4)Давай почитаем! – торопился Вовка.

            (5)Как мы читали Пушкина! (6)Первый раз – самостоятельно, без руководства взрослых, пусть даже очень хороших и мудрых, как захлёбывались мы радостью познания неизвестных доселе слов и чувств – точно подкрались к благодатному источнику, который зачем-то прятали от нас прежде, давая из него лишь по глоточку отфильтрованной влаги, и вот мы пьём без всяких помех, и нам ломит зубы студёность и новизна. (7)Мы были полны восторга, ещё не умея выразить то, что переполняет нас до самого края, а только слушая себя, своё сердце, слушая, как замирает оно, когда возносит вдруг душу какая-то волна, и как обрывается всё внутри, когда волна эта бросает вниз, словно испытывая нашу прочность.

            (8)Мы ещё не знали, что стихи Пушкина обладают этим волшебным умением, что волнуют нас образы и видения, слагаемые из слов, и что мы переживаем одно из самых счастливых мгновений, которые даруются человеку.

            (9)Отныне, встречаясь, мы с Вовкой вели странные речи, в которых незримо присутствовал Александр Сергеевич. (10)Ну, например, я спрашивал своего друга:

    – (11)Как ты вчера до дому довлачился? (12)В обитель дальнюю?

    (13)А Вовка отвечал:

    – (14)Поздно уже прикандыбал. (15)Почти  пред ясным восходом зари.

             (16)Говоря друг другу эти слова, мы, конечно, шутили, но не так, чтобы очень. (17)Спроси нас в ту пору со взрослой строгостью в голосе, чего это мы так по-дурацки шутим, мы бы, наверное, смутились и перестали вставлять в свою речь пушкинские слова, но мы ведь переговаривались негромко, говоря друг дружке свои замечательные тирады, и, по крайней мере, никому другому знаний своих не демонстрировали.

            (18)Лишь однажды Вовка сорвался. 

    (19)Так уж выходило, что слова эти и выражения легко и радостно впитывала наша память, похожая на губку, да ведь ещё мы и упражнялись, вставляя в свои речи пушкинские обороты, поэтому Вовку было трудно судить за раскрытие тайны, когда он вдруг сжал кулак и крикнул:

    – (20)Вострепещи, тиран! (21)Уж близок час паденья!

            (22)Это было в начале последнего урока. (23)Анна Николаевна рассказывала про последние известия с фронта, а Вовка, такая у него была почётная обязанность, передвигал флажки на карте под руководством учительницы.

            (24)Наши били фрицев, флажки двигались каждый день, расширяя фронт атак, и в тот день скакнули далеко вперёд. (25)Вот Вовка и не выдержал.

    (26)Все засмеялись его необыкновенным словам – все, кроме меня и Анны Николаевны. (27)Учительница же заглянула Вовке прямо в глаза, а потом долго смотрела ему вслед, пока мой друг, притихший, медленно, словно раненый, шёл к парте, усаживался, лез зачем-то в портфель.

    – (28)М-мда! – задумчиво произнесла Анна Николаевна и после небольшой паузы сказала:

    – (29)Ребята, а давайте проведём в классе конкурс на лучшего исполнителя стихотворений Пушкина!

    (По А.А. Лиханову)*

     

    Лиханов Альберт Анатольевич (род. в 1935 г.) – писатель, журналист, председатель Российского детского фонда. Особое внимание в своих произведениях писатель уделяет роли семьи и школы в воспитании ребёнка, в формировании его характера.    

    ТЕКСТ № 35

            (1)Я читал свою толстую библиотечную книгу очень долго – месяц или полтора.

    (2)Я купался в счастье, в солнце и беззаботности довоенной жизни, которая уже стала забываться, отодвигаться в даль памяти, словно в театральные кулисы.

            (3)Иногда казалось, что война идёт всегда, что отец целую вечность на фронте. (4)Не верилось только одному – что это будет бесконечно. (5)Не было безнадёжности. (6)Надежда и ожидание – единственное, чем жили люди. (7)Всё, что происходило сейчас, казалось временным. (8)Но затянувшаяся временность, понятно, требовала хоть коротких прикосновений к постоянству.

            (9)Может, я потому так долго и читал книгу о довоенной жизни, что это было воспоминание о постоянстве? (10)Может, я хотел подольше задержаться там, на мирной и тихой Волге, представляя героя книжки, моего сверстника, самим собою? (11)Может, эта книжка была маленьким островком мира в море войны? (12)Не помню.

            (13)Помню, что я был бесконечно счастлив, усаживаясь вечером с книгой в руках поближе к печи и натянув дырявый от старости бабушкин шерстяной платок на плечи. (14)Счастлив и просветлён.

            (15)Книга делала чудо: она разговаривала со мной разными голосами детей и взрослых. (16)Я чувствовал, как подо мной покачивается палуба белоснежного парохода, видел всплески огромных рыб в тяжёлых струях реки. (17)Я слышал металлический грохот якорной цепи и чёткие команды капитана, хоть и не морского, речного, а всё-таки с трубкой в зубах. (18)Я ощущал прикосновения человеческих ладоней, видел рыбацкий костёр, чувствовал запахи дыма, который доносился с берега, слышал мерное чмоканье волны о дебаркадер, наслаждался сахаристым вкусом астраханского арбуза. (19)Будто волшебная власть уносила меня в другое пространство и время, и раскрывались безмерные дали, расступались облачные небеса.

            (20)И я любил то, чего никогда не видел, и это не виданное мною было необыкновенно, прекрасно и удивительно. (21)Я читал книгу, наслаждался ею, точно глотал вкусное мороженое.

            (22)Закончив читать её, я с надеждой отправился в библиотеку.

            (23)На дверях висел замок, а за стеклом большого окна, приклеенная с той стороны, белела записка: «Библиотека временно закрыта».

            (24)Я вернулся домой, послонялся по комнате, полистал ещё раз свою прочитанную книгу и обнаружил: мне теперь по вечерам совершенно нечем стало заняться…

    (По А. Лиханову)*

     

    *Лиханов Альберт Анатольевич —  современный детский и юношеский писатель. Главная тема творчества — становление характера подростка – проходит через десятки произведений:  повести «Звёзды в сентябре», «Тёплый дождь», «Благие намерения», «Русские мальчики» и другие. По роману «Последние холода» снят одноимённый фильм.



    Предварительный просмотр:

    ЗАДАНИЕ № 3

    Для того чтобы успешно выполнить задание 3 теста ОГЭ-2015, нужно знать определение следующих средств выразительности:

    1. МЕТАФОРА – это слово в переносном смысле. Чаще всего выражается глаголами, существительными.

    Например: Ночь металась за окнами, то распахиваясь стремительным белым огнём, то сжимаясь в непроглядную тьму.

    2. ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ – наделение неодушевлённых предметов признаками и свойствами человека.

    Например: Заговорили наши орудия. Вечор, ты помнишь, вьюга злилась.

    3. ЭПИТЕТ – образное определение предмета или действия. Чаще всего выражаются прилагательными и наречиями.

    Например: Сквозь волнистые туманы пробирается луна, на печальные поляны льёт печально свет она.

    НО: НЕ являются эпитетами прил., указывающие на отличительные признаки предметов и не дающие их образной характеристики.

    Например: дубовый листок (дубовый – НЕ эпитет), осенний день (осенний – НЕ эпитет)

    4. СРАВНЕНИЕ – сопоставление одного предмета с другим. Сравнение может быть представлено:

        а) формой сравнительного оборота, присоединяемого с помощью союзов КАК, ТОЧНО, СЛОВНО, БУДТО, КАК БУДТО, ЧТО, ПОДОБНО (в значении союза КАК)                     Например: Хорошо и тепло, как зимой у печки, и берёзы стоят, как большие свечки.

        б) сравнительным придаточным предложением.  Например: Закружилась листва золотая в розоватой воде на пруду, словно бабочек лёгкая стая с замираньем летит на звезду.

        в) существительным в Т.п. Например: Морозной пылью серебрится его бобровый воротник.

    5. ГИПЕРБОЛА – преувеличение.

    Например: Я тебе миллион раз говорил.

    6. АНТИТЕЗА – противопоставление, основанное на параллелизме.

    Например: Они сошлись. Волна и камень,

                     Стихи и проза, лёд и пламень.

    7. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ – устойчивые сочетания слов.

    Например: как кот наплакал, ни рыба ни мясо, ставить палки в колёса

    ЗАДАНИЕ № 4

    Правило: в приставках, оканчивающихся на З и С, написание конечной согласной зависит от произношения:

     - перед глухими согласными произносят [с] и пишут «с»,

     - перед звонкими согласными произносят [з] и пишут «з».

    Например: РАС-ПИЛИТЬ (П - глухой согласный),   РАЗ-БУДИТЬ (Б - звонкий согласный).

    Обязательно выучите приставки, которые оканчиваются на З-С:

    без-, бес-: без/душный, бес/покойный

    воз-, вос-: воз/делывать, вос/кликнуть

    вз-, вс-: вз/дрогнуть, вс/крикнуть

    из-, ис-: из/гнать, ис/пугать

    низ-, нис-: низ/вергнуть, нис/падать

    раз-, рас-: раз/гадать, рас/печатать

    роз-, рос-: роз/дых, рос/пись

    через-, черес-: через/рядный, черес/полосица

    чрез-, чрес-: чрез/мерный, чрес/кожный

    Рассмотрим наиболее трудные случаи.

    Случай 1. Правописание приставки С- в словах не зависит от звонкости или глухости следующего за ней согласного. Приставка С- относится к группе неизменяемых приставок.  

    Например, в словах СДЕЛАТЬ и СПРЫГНУТЬ пишется одна и та же приставка С-, несмотря на то что в первом слове после приставки стоит звонкий согласный, а во втором - глухой.

    Случай 2. Приставку на З-С можно не заметить, если слово имеет две приставки.

    Например, в слове НЕВОСТРЕБОВАННЫЙ после приставки НЕ- стоит приставка ВОС-, написание которой зависит от глухости последующего согласного.

    Случай 3. Не путайте слова с приставками на З-С со словами, у которых корень созвучен с данными приставками.

    Например:

    1. приставка БЕС- (БЕСпокоить) и корень -БЕС- (БЕСиться)

    2. приставка НИЗ- (НИЗвергнуть) и корень -НИЗ- (НИЗкорослый)

    3. приставка РАЗ- (РАЗбить) и корень -РАЗ- (РАЗительный), корень -РАЗН- (РАЗНица)

    4. приставка РАС- (РАСтереть) и корень -РАСТ- (РАСТение)

    5. приставка РОЗ- (РОЗдал) и корень -РОЗ- (РОЗовый)

    6. приставка РОС- (РОСчерк) и корень -РОС- (РОСистый), другие корни (РОСКОШный, РОСТочек)

    7. приставка ВОЗ- (ВОЗдержаться) и корень -ВОЗ- (ВОЗница)

    ОНЛАЙН-ТЕСТЫ:

    Вариант 1 

    Вариант 2

    Вариант 3

    ЗАДАНИЕ № 5

     Тесты в режиме онлайн:
    Вариант 1
    Вариант 2
    Вариант 3
    Вариант 4

    ЗАДАНИЕ № 6

    СИНОНИМЫ - это слова одной и той же части речи, близкие по значению.  

    Например: ученик - школьник, бежать - мчаться, трудный - сложный.

    СТИЛИСТИЧЕСКИ НЕЙТРАЛЬНЫЕ СЛОВА - это слова, не прикрепленные к определенному стилю речи, имеющие стилистические синонимы (книжные, разговорные, просторечные), на фоне которых они лишены стилистической окраски.

    Например:

    слово бродить является нейтральным по сравнению с книжным блуждать и просторечными шататься, шляться;

    будущий — по сравнению с книжным грядущий;

    взгляд — взор;

    глаза — очи;

    голый — нагой;

    доказательство — аргумент;

    душистый — благовонный — благоуханный;

    есть — вкушать, жрать;

    жаловаться — сетовать;

    заботиться — радеть;

    задержка — промедление, проволочка;

    кудрявый — курчавый;

    лгать — врать;

    мешать — препятствовать;

    муж — супруг;

    надежда — упование, чаяние;

    напрасно — тщетно;

    обещать — сулить;

    обмануть — надуть;

    поединок — единоборство;

    смерть — кончина;

    умереть — скончаться;

    хоронить — погребать.

    ЗАДАНИЕ № 9

    К обособленным членам предложения относятся следующие синтаксические конструкции:

    1. обособленные обстоятельства;

    2. уточняющие обстоятельства;

    3. обособленные согласованные определения;

    4. обособленные несогласованные определения;

    5. обособленные приложения;

    6. обособленные дополнения.

    Обособленные обстоятельства - это обстоятельства, которые выделены в устной речи интонацией, а в письменной -  запятыми.

    Обстоятельства отвечают на вопросы ГДЕ? КУДА? КОГДА? ОТКУДА? ПОЧЕМУ? ЗАЧЕМ? КАК? НЕСМОТРЯ НА ЧТО? ВОПРЕКИ ЧЕМУ? и т.д.

    2. Чем могут быть ВЫРАЖЕНЫ обособленные обстоятельства?

    Обособленные обстоятельства могут быть выражены:

    1. одиночным деепричастием  (Пошумев, река успокоилась.)

    2. деепричастным оборотом (Мужики, увидев помещика, сняли шапки.)

    3. сравнительным оборотом (Голова у нее острижена, как у мальчишки.)

    Вместо союза КАК могут употребляться синонимичные союзы СЛОВНО, БУДТО, КАК БУДТО, ТОЧНО, ЧТО, ПОДОБНО.

    4. уступительным оборотом с предлогом НЕСМОТРЯ НА или НЕВЗИРАЯ НА (На улицах, несмотря на яркое солнце, горели фонари. )

    5. существительным с производным предлогом БЛАГОДАРЯ, СОГЛАСНО, ВОПРЕКИ, ВВИДУ, ВСЛЕДСТВИЕ, ПРИ УСЛОВИИ или ПО ПРИЧИНЕ и т.п. (В комнате Елены, благодаря плотным занавескам, было почти темно.  Дети, вопреки морозу, вышли погулять. Детям, по причине малолетства, не определили никаких должностей)

    НЕ ПУТАЙТЕ!

    1. Деепричастные обороты с ВВОДНЫМИ СЛОВАМИ:

        Судя по всему, наше путешествие затянется.

        По совести говоря, мне не хочется об этом рассказывать.

    (выделенная часть предложения - это вводные слова, а не деепричастный оборот)

    Обособленное определение - это определение, которое выделяется интонацией и запятыми.

    Определения отвечают на вопросы КАКОЙ? КАКАЯ? КАКОЕ? КАКИЕ? и др.

    Определения бывают СОГЛАСОВАННЫЕ и НЕСОГЛАСОВАННЫЕ.

    СОГЛАСОВАННЫЕ определения могут быть выражены:

    1. причастным оборотом

    Тропинка, зарастающая травой, вела к реке.

    2. прилагательным с зависимыми словами

    Довольный своими успехами, он рассказал мне о них.

    3. одиночным прилагательным или причастием Счастливый, он рассказал мне о своих успехах. Уставшие, туристы решили отказаться от повторного восхождения.

    4. однородными одиночными прилагательными

    Ночь, облачная и туманная, окутала землю.

    Обособление определений осуществляется в следующих случаях:

    1. если определение стоит после определяемого слова, выраженного существительным

    По дороге (какой?), ведущей к садам, тянулись скрипучие арбы.

    2.  если определение оторвано от определяемого существительного

    Каштанка (какая?) потянулась, зевнула и, сердитая и угрюмая, прошлась по комнате.

    3. если определение относится к личному местоимению и стоит в любом месте по отношению к нему Меня (какого?), мокрого до последней нитки, сняли с лошади. Ободрённый, (какой?) я вышел на улицу.

    4. если определение имеет дополнительное значение причины или уступки

    Оглушённый тяжким гулом, Тёркин никнет головой. (Тёркин никнет головой, потому что оглушён тяжким гулом - ПРИЧИНА).

    ЗАПОМНИТЕ:

    НЕ ОБОСОБЛЯЮТСЯ прилагательные и причастия, если они входят в составное сказуемое.

    Домой он пошёл грустный и усталый.

    Определение НЕ ОБОСОБЛЯЕТСЯ, если стоит перед определяемым существительным.

    Зарастающая травой тропинка вела к реке.

    Чем отличается несогласованное определение от согласованного?

    Согласованное определение - это определение, которое связано с определяемым словом при помощи согласования (деревянный забор, наш подъезд, второй этаж, летящий шар).

    Несогласованное определение - это определение, которое связано с определяемым словом при помощи управления и примыкания (улица города, юбка в клеточку, её ученики, бумага потолще, прогулка верхом, ребёнок лет пяти, обещание любить).

    К несогласованному определению, выраженному существительным, можно задать два типа вопроса: какой?  и вопрос косвенного падежа (Т.п. или П.п.):

    Москва, вся в новогодних гирляндах, выглядела красиво.

    Москва КАКАЯ? В ЧЁМ? вся в новогодних гирляндах

    В данном примере обособленное несогласованное определение выражено существительным в П.п. (в гирляндах) с зависимыми словами (вся, новогодних).

    К несогласованному определению, выраженному нфг, можно задать два типа вопроса: какой?  и что делать? что сделать?

    Несогласованные определения, выраженные неопределённой формой глагола, обособляются с помощью тире.

    В жизни есть только одно несомненное счастье — жить для другого.

    Счастье КАКОЕ? ЧТО ДЕЛАТЬ? жить для другого.

    Помните, что определяемое слово для несогласованного определения тоже выражается существительным или местоимением.

    ПРИЛОЖЕНИЕ – это определение, которое выражено существительным.

    Приложение по-новому характеризует предмет, дает ему другое название или указывает на степень родства, национальность, звание, профессию, возраст и т. д.

    Приложение всегда употребляется в том же падеже, что и существительное, к которому оно относится.

    Приложение может быть нераспространённым (состоящим из одного существительного) и распространённым (состоящим из существительного с зависимым словом или словами).

    Например:

    Следом за Деевым прошёл к саням и Сапожков (И.п), железнодорожник (И.п.). (приложение железнодорожник нераспространённое, относится к существительному Сапожков)

    Хозяин (И. п.), суровый мужик (И. п.), не рад был ни гостям, ни наживе.

    (приложение суровый мужик распространённое, относится к существительному хозяин)

    Некоторые приложения могут употребляться с союзом КАК.

    Например:  Как всякий литературный новатор, Некрасов был  крепко связан с  традициями своих  великих  предшественников.

    Приложение может обособляться не только запятой, но и тире:

    а) если стоит в конце предложе­ния и является разъяснением к сказанному (перед таким приложением можно вставить союз а именно)

    Например:  На маяке жил только сторож — старый глухой швед.

    б) если приложение относится к одному из однородных членов, чтобы не смешивать приложение с однородным членом:

    Например: За столом сидели хозяйка дома, её сестра — подруга моей жены, двое незнакомых мне лиц, моя жена и я.

    в) для выделения с двух сторон приложений, имеющих пояснительное значение

    Например: Какая-то ненатуральная зелень — творение скучных беспрерывных дождей — покрывала жидкою сетью поля и нивы.

    г) для того, чтобы отделить однородные приложения от определяемого  слова:  Например: Лютейший   бич   небес,   природы ужас — мор свирепствует в лесах.

    Внимание! Приложения, написанные через дефис и заключённые в кавычки, обособленными НЕ ЯВЛЯЮТСЯ! Например: Девочки-подростки на другом углу площади уже выводили хороводы.  Мы смотрели балет "Лебединое озеро".

    Обособленные дополнения выражаются:

    именами существительными с предлогами или предложными сочетаниями

    кроме,

    вместо,

    помимо,

    сверх,

    за исключением,

    исключая,

    включая,

    наряду с и др.

    со значением включения, исключения, замещения, то есть ограничительным или расширительным значением.

    Например: Тут, кроме небольшого столика с зеркалом, табурета и тряпья, не было никакой другой мебели, и, вместо лампы или свечи, горел яркий веерообразный огонек. Мистер Гопкинс, наряду с другими людьми в серых касках, стоял неподвижно.



    Предварительный просмотр:

    Открытый банк заданий (ФИПИ – 2015)

    русский язык ОГЭ 9 класс (тексты 3)

    http://opengia.ru/subjects/russian-9/topics/1

    ТЕКСТ № 36

            (1)На столе в комнатушке лежали драные-передраные книги, и мне надлежало, пользуясь клеем, пачкой папиросной бумаги, газетами и цветными карандашами, склеивать рваные страницы, прикреплять к серединке оторванные, укреплять корешок и обложку, а потом обёртывать книгу газетой, на которую следовало приклеить кусок чистой бумаги с красиво, печатными буквами, написанными названием и фамилией автора.

            (2)«Одетую» мной книгу Житкова «Что я видел» Татьяна Львовна признала образцовой, и я, уединившись в библиотечных кулисах, множил, вдохновлённый похвалой, свои образцы.

            (3)Благоговейная тишина, запахи книг оказывали на меня магическое действие. (4)На моём счету числилось пока что ничтожно мало прочитанного, зато всякий раз именно в этой тишине книжные герои оживали в моём воображении! (5)Не дома, где мне никто не мешал, не в школе, где всегда в изобилии приходят посторонние мысли, не по дороге домой или из дома, когда у всякого человека есть множество способов подумать о разных разностях, а вот именно здесь, в тишине закутка, ярко и зримо представали передо мной расцвеченные, ожившие сцены, и я превращался в самых неожиданных героев.

            (6)Кем я только не был!

            (7)И Филиппком из рассказа графа Льва Толстого, правда, я при этом замечательно и с выражением умел читать, и, когда учитель в рассказе предлагал мне открыть букварь, я шпарил все слова подряд, без ошибок, приводя в недоумение и ребят в классе, и учителя, и, наверное, самого графа, потому что весь его рассказ по моей воле поразительно менялся.         (8)А я улыбался и въявь, и в своём воображении и, как маленький Филиппок, утирал мокрый от волнения лоб большой шапкой, нарисованной на картинке.

            (9)Я представлял себя и царевичем, сыном Гвидона, и менял действие сказки Пушкина, потому как поступал, на мой взгляд, разумнее: тяпнув в нос или щёку сватью и бабу Бабариху, я прилетал к отцу, оборачивался самим собой и объяснял неразумному, хоть и доброму, Гвидону, что к чему в этой затянувшейся истории.

            (10)Или я представлял себя Гаврошем и свистел, издеваясь над солдатами, на самом верху баррикады. (11)Я отбивал чечётку на каком-то старом табурете, показывал нос врагам, а пули жужжали рядом, и ни одна из них не задевала меня, и меня не убивали, как Гавроша, я отступал вместе с последними коммунарами, прятался в проходных дворах. (12)Потом я ехал в родной город и оказывался здесь, в библиотечном закутке, и от меня ещё пахло порохом парижских сражений.

            (13)Сочиняя исправленные сюжеты, я замирал, глаза мои, наверное, останавливались, потому что, если фантазия накатывала на меня при свидетелях, я перехватывал их удивлённые взгляды, – одним словом, воображая, я не только оказывался в другой жизни, но ещё и уходил из этой.

    (По А.А. Лиханову)*

    Лиханов Альберт Анатольевич (род. в 1935 г.) – писатель, журналист, председатель Российского детского фонда. Особое внимание в своих произведениях писатель уделяет роли семьи и школы в воспитании ребёнка, в формировании его характера.    

    ТЕКСТ № 37

            (1)Тема «Словом можно убить, словом можно спасти» – вечная в своей актуальности. (2)Газету мы читаем, радио слушаем, телевидение и видим, и слышим, но всё это текст, живущий язык. (3)И меня очень беспокоит языковая ситуация, которая складывается в СМИ (средствах массовой информации).

            (4)Утрачиваются лучшие традиции российской журналистики. (5)Если вы возьмёте публикации начала ХХ века, то увидите, что очень известные журналисты, публицисты умели писать и хлёстко, и едко, и колко, и иронично, но не используя той лексики, которая по определению ассоциируется в сознании нормального носителя русского языка с представлением об оскорблении деловой репутации, унижении чести и достоинства человека, организации или дела.

            (6)В СМИ выплёскиваются тонны компромата, который я не могу ни с чем сравнить, кроме того, что изрыгает из себя чересчур много выпивший человек. (7)Но, простите, пьяница травит сам себя, а здесь-то всё это исторгается миллионными тиражами на страницах, радиоволнах и телеэкранах! (8)Если раньше СМИ являлись неким ориентиром литературных норм языка и пользовались безграничным доверием, то теперь абсолютная вседозволенность и безнаказанное употребление в публичной речи бранной, нецензурной, обидной лексики становятся нормой языкового поведения для наших детей и подростков, влияют на формирование языковой культуры и, соответственно, жизненной этики. (9)Вот что меня очень страшит.

            (10)Говорю об этом не случайно. (11)Сейчас готовится новый закон о СМИ. (12)Думаю, что в нём можно было бы прописать обязанности журналиста по отношению к русскому языку. (13)Как к национальному достоинству, как к государственному языку и как к средству массовой информации, которое выполняет ещё и воспитательно-образовательную функцию. (14)Журналист должен чётко знать и помнить, что по действующему законодательству он подлежит наказанию, если использует в своих материалах оскорбительную, нецензурную лексику.

            (15)Журналист в качестве главного рабочего инструмента использует слово. (16)И поскольку, как сказал поэт, «словом можно предать, и продать, и купить, слово можно в разящий свинец перелить», хотелось бы, чтобы слово журналистское не превращалось в такой разящий свинец.

    (По М. Горбаневскому)

    ТЕКСТ № 38

            (1)Ребята ушли со двора, собирают походное снаряжение. (2)Остался один Гоша. (3)Дежурит у подъезда и ждёт кого-то...

            (4)Вот наконец она появилась. (5)Загадочное существо тринадцати лет, невероятная красавица с улыбкою до ушей, с золотыми глазами, с тонюсенькой талией. (6)Верочка.

    – (7)Привет, – говорит Верочка и поёживается. – (8)Холодно ещё... (9)Дай куртку.

            10)Гоша накидывает ей на плечи курточку, остаётся в одной майке, и кожа на его руках покрывается пупырышками.

    – (11)Тебе отец из Англии чего-нибудь привёз?

    – (12)Ага. (13)Вот, смотри, транзистор.

    – (14)А матери привёз чего-нибудь? (15)Духи, например? (16)Принеси посмотреть.

    – (17)Но как же я... (18)Вера, мне же... (19)Ну, неудобно...

    – (20)Тогда становись на голову. (21)Ну?!

    – (22)Брось, Верк... (23)Не надо...

    – (24)Сейчас же встань на голову!

    – (25)Ну, пожалуйста... (26)Гоша подходит к стене, опускается на четвереньки и после нескольких неудачных попыток делает стойку. (27)Верочка наблюдает за ним сурово, как тренер.

    – (28)Кто главный? – спрашивает она.

    – (29)Ну, ты...

    – (30)Перевернись. (31)И тащи духи. (32)А то заставлю стоять на голове целый день!

            (33)Вытирая ладони о свою майку, Гоша топчется беспомощно, моргает, но Верочка неумолима. (34)И тогда, отдав ей транзистор, Гоша плетётся к себе в квартиру.

            (35)Торопливые шаги на лестнице, голоса: выбегают на двор Серёжка и Павлик, одноклассники Гоши, с удочками и с какой-то картонной, но грозного вида трубой.

    – (36)Это ракета, – сообщает Серёжка внушительно. – (37)В лесу запустим.

            (38)Верочка снисходительно наблюдает, как мальчишки возятся с ракетой, как бережно кладут её на ступеньки подъезда, а сами отправляются за рюкзаками.

            (39)Дождавшись, когда мальчишки скрылись на лестнице, выходит на двор Гоша. (40)Оглядывается, протягивает Верочке голубой блестящий флакон.

            (41)Гоша немного сердит: он не хотел брать этот флакон, выносить его потихоньку, но Верочка заставила. (42)Ей, видите ли, своя прихоть дороже. (43)И Гоша теперь сердит и почти свысока разговаривает с Верочкой: (44)«На, смотри, если хочется...»

            (45)Верочка понимает его состояние. (46)И ей не нравится, что Гоша разговаривает свысока. (47)Лицо у Верочки становится задумчивое. (48)Она склоняет голову набок, прищуривается. (49)Прежде, года три назад, с таким выражением Верочка кидалась драться (и дралась почище мальчишек). (50)Теперь она не дерётся. (51)Есть другие способы.

            (52)Она нехотя берёт голубой флакон.

    – (53)Так, понятно… (54)А спички у тебя есть?

    – (55)Спички?.. (56)Ну, в куртке... посмотри в кармане.

    – (57)Ага. (58)Теперь поджигай этот хвост! – (59)Верочка показывает на оставленную мальчишками ракету.

    – (60)Зачем?.. – ничего не соображая, бормочет Гоша. – (61)Что это?

    – (62)Бомба. (63)Пусть бабахнет.

    – (64)Ну!.. – растерянно бормочет Гоша. – (65)Это...

    – (66)Кто главный?

    – (67)Верка, перестань!

    – (68)Ах, так? – (69)Вера чиркает спичкой и подносит огонёк к ракетному хвосту.         (70)Наконец что-то зашипело, заскворчало, как масло на сковородке...

    – (71)Верка! (72)Отойди!..

            (73)Верочка демонстративно стоит над чадящей картонной трубой. (74)И тут я вижу начало подвига, его свершение и конец. (75)Гоша, оцепеневший от ужаса Гоша, прижавшийся к стене с перекошенным лицом, тихий, застенчивый и боязливый Гоша вдруг отталкивает Верочку и – плашмя, животом – падает на ракету.

    (По Э. Шиму)*

    * Шим Эдуард Юрьевич (Эдуард Юрьевич Шмидт) (1930–2006 гг.) – русский писатель, драматург, автор нескольких сборников рассказов для детей и взрослых.

    ТЕКСТ № 39

            1)Есть люди, которые болезненно переживают чужие успехи. (2)Таким был Сеня Голубкин. (3)Ему всюду чудились выгоды и привилегии, которыми обладают другие. (4)Если кто-то заболевал, Сенька говорил: (5)«Ясно... (6)Решил отдохнуть!» (7)Если кто-то получал пятёрку за домашнее сочинение, он спрашивал: (8)«Что, мамочка с папочкой потрудились?»

            (9)Ему казалось, что любые удачи приходят к людям как бы за его счёт. (10)Зависть, в которой кроется исток многих человеческих слабостей и пороков, не оставляла Сеньку в покое...

            (11)Трудно было отыскать людей, более не похожих друг на друга, чем Ваня и Сенька. (12)В ту пору Ваня ещё очень ему сочувствовал. (13)Когда Сеня, путаясь и напрягаясь, блуждал по лабиринтам знаменитых четверостиший, Ваня страдал. (14)А после урока, на котором Голубкин получал очередную двойку, этот верзила теснил невысокого Ваню: тот, оказывается, подсказывал недостаточно чётко и ясно.

            (15)Однажды был назначен «районный» диктант, и Сеня Голубкин был в панике: двойка за тот диктант грозила ему второгодничеством.

            (16)После диктанта Сенька бегал по коридору и выспрашивал у своих одноклассников:

    – (17)Как пишется «в течение»? – (18)Ему отвечали.

    – (19)Одна ошибочка есть! – говорил он и загибал палец. – (20)А ты сам-то как написал? (21)Правильно?

    (22)Если оказывалось, что правильно, Сенька скулил:

    – (23)Ну, коне-е-чно, сам написа-ал!

            (24)После «районного» диктанта у Сеньки не хватило пальцев на обеих руках: он насчитал двенадцать ошибок. (25)Кроме запятых и тире...

            (26)На переменке ко мне подошёл Ваня Белов и спросил:

    – (27)Что ж, Вера Матвеевна, Голубкину теперь на второй год оставаться?

    – (28)Не знаю. (29)Ещё не проверила.

            (30)Когда я уселась в учительской за тетради, оказалось, что шесть работ из пачки исчезли. (31)Среди них были диктанты Сени Голубкина и Вани.

            (32)На большой перемене мы с директором в опустевшем классе стали пробиваться к голубкинской совести. (33)Именно тогда, в разгар нашей беседы, появился Ваня Белов и сказал:

    – (34)Я пришёл, чтобы отдать себя в руки правосудия!

            (35)Я не верила, что диктанты вытащил он, но директор согласился с версией Вани. (36)После уроков шестеро учеников, работы которых исчезли, переписали диктант. (37)Сеня Голубкин получил тройку, поскольку уже успел обнаружить на перемене свои ошибки, и перешёл в седьмой класс.

            (38)Он не проникся благодарностью к Ване Белову, напротив, именно с тех пор и невзлюбил его. (39)Голубкин не простил благородства, как не прощал он грамотности тем, кто ему же помогал находить ошибки. (40)Ваня Белов это понял. (41)После того как Сенька очередной раз насолил в чём-то своему спасителю, я как бы мимоходом сказала Ване:

    – (42)Ну что... ни одно доброе дело не остается безнаказанным?

    – (43)Мало ли что бывает! – ответил он. – (44)Из-за этого всем не верить?

     (По А. Алексину)*

    * Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924) – писатель, драматург. Его произведения, такие как «Мой брат играет на кларнете», «Действующие лица и исполнители», «Третий в пятом ряду» и др., повествуют о мире юности.

    ТЕКСТ № 40

            (1)Утром в хрустальной вазе на столе Витя увидел огромный букет мимозы. (2)Цветы были такие жёлтые и свежие, как первый тёплый день!

    – (3)Это мне папа подарил, – сказала мама. – (4)Ведь сегодня Восьмое марта.

            (5)Действительно, сегодня Восьмое марта, а он совсем забыл об этом. (6)Он немедленно побежал к себе в комнату, схватил портфель, вытащил открытку, в которой было написано: «Дорогая мамочка, поздравляю тебя с Восьмым марта и обещаю всегда тебя слушаться», и торжественно вручил маме.

            (7)А когда он уже уходил в школу, мама вдруг предложила:

    – (8)Возьми несколько веточек мимозы и подари Лене Поповой.

    (9)Лена Попова была его соседкой по парте.

    – (10)Зачем? – хмуро спросил он.

    – (11)А затем, что сегодня Восьмое марта, и я уверена, что все ваши мальчики что-нибудь подарят девочкам.

            (12)Он взял три веточки мимозы и пошёл в школу.

    (13)По дороге ему казалось, что все на него оглядываются. (14)Но у самой школы ему повезло: он встретил Лену Попову. (15)Подбежав к ней, протянул мимозу.

    – (16)Это тебе.

    – (17)Мне? (18)Ой, как красиво! (19)Большое спасибо, Витя!

    (20)Она, казалось, готова была благодарить его ещё час, но он повернулся и убежал.

    (21)И на первой перемене оказалось, что никто из мальчиков в их классе ничего не подарил девочкам. (22)Ни один. (23)Только перед Леной Поповой лежали нежные веточки мимозы.

    – (24)Откуда у тебя цветы? – спросила учительница.

    – (25)Это мне Витя подарил, – спокойно сказала Лена. (26)Все сразу зашушукались, посмотрев на Витю, а Витя низко опустил голову.

            (27)А на перемене, когда Витя как ни в чём не бывало подошёл к ребятам, хотя уже чувствовал недоброе, Валерка стал кривляться, глядя на него.

    – (28)А вот и жених пришёл! (29)Здорово, юный жених!

            (30)Ребята засмеялись. (31)А тут проходили мимо старшеклассники, и все на него смотрели и спрашивали, чей он жених.

            (32)Еле досидев до конца уроков, он, как только прозвенел звонок, со всех ног бросился домой, чтобы там, дома, сорвать свою досаду и обиду.

            (33)Когда мама открыла ему дверь, он закричал:

    – (34)Это ты, это ты виновата, это всё из-за тебя!

            (35)Вбежал в комнату, схватил веточки мимозы и бросил их на пол.

     – (36)Ненавижу эти цветы, ненавижу!

            (37)Он стал топтать ветки мимозы ногами, и жёлтые нежные цветочки лопались и умирали под грубой подмёткой его ботинок.

            (38)А Лена Попова несла домой три нежные веточки мимозы в мокрой тряпочке, чтобы они не завяли. (39)Она несла их впереди себя, и ей казалось, что в них отражается солнце, что они такие красивые, такие особенные...

     (По В. Железникову)*

    * Железников Владимир Карпович (род. в 1925 г.) – современный российский детский писатель, кинодраматург. Его произведения, посвящённые проблемам взросления, стали классикой отечественной детской литературы и переведены на многие языки мира.

    ТЕКСТ № 41

             (1)Однажды в начале октября, рано утром, уходя в гимназию, я забыл ещё с вечера приготовленный матерью конверт с деньгами. (2)Их нужно было внести за обучение в первом полугодии.

            (3)Когда началась большая перемена, когда всех нас по случаю холодной, но сухой и солнечной погоды выпускали во двор и на нижней площадке лестницы я увидел мать, только тогда я вспомнил про конверт и понял, что она, видно, не стерпела и принесла его сама.

            (4)Мать, однако, стояла в сторонке в своей облысевшей шубёнке, в смешном капоре, под которым висели седые волосики, и с заметным волнением, как-то ещё более усиливавшим её жалкую внешность, беспомощно вглядывалась в бегущую мимо ораву гимназистов, которые, смеясь, на неё оглядывались и что-то друг другу говорили.

            (5)Приблизившись, я приостановился, а затем хотел было незаметно проскочить, но мать, завидев меня и сразу засветясь ласковой улыбкой, помахала рукой, и я, хоть мне и было ужасно стыдно перед товарищами, подошёл к ней.

    – (6)Вадичка, мальчик, – старчески глухо заговорила она, протягивая мне оставленный дома конверт и жёлтенькой ручкой боязливо, словно она жглась, прикасаясь к пуговице моей шинели, – ты забыл деньги, а я думаю – испугается, так вот – принесла.

            (7)Сказав это, она посмотрела на меня, будто просила милостыни, но, в ярости за причинённый мне позор, я ненавидящим шёпотом возразил, что нежности телячьи эти нам не ко двору, что уж коли деньги принесла, так пусть сама и платит.

            (8)Мать стояла тихо, слушала молча, виновато и горестно опустив старые свои ласковые глаза. (9)Я сбежал по уже опустевшей лестнице и, открывая тугую, шумно сосущую воздух дверь, оглянулся и посмотрел на мать. (10)Но сделал я это не потому вовсе, что мне стало её сколько-нибудь жаль, а всего лишь из боязни, что она в столь неподходящем месте расплачется.

            (11)Мать всё так же стояла на площадке и, печально склонив голову, смотрела мне вслед. (12)3аметив, что я смотрю на неё, она помахала мне рукой с конвертом так, как это делают на вокзале, и это движение, такое молодое и бодрое, только ещё больше показало, какая она старая, оборванная и жалкая.

            (13)На дворе ко мне подошли несколько товарищей и один спросил, что это за шут гороховый в юбке, с которым я только что беседовал. (14)Я, весело смеясь, ответил, что это обнищавшая гувернантка и что пришла она ко мне с письменными рекомендациями.

            (15)Когда же, уплатив деньги, мать вышла и, ни на кого не глядя, сгорбившись, словно стараясь стать ещё меньше, быстро постукивая стоптанными, совсем кривыми каблучками, прошла по асфальтовой дорожке к железным воротам, я почувствовал, что у меня болит за неё сердце.

            (16)Боль эта, которая столь горячо обожгла меня в первое мгновение, длилась, однако, весьма недолго.

    (По М. Агееву)*

    * Агеев Михаил (Марк Лазаревич Леви) (1898–1973) –русский писатель.

    ТЕКСТ № 42

            (1)Софья, Лена и Катя были неразлучны с детского сада. (2)Вместе пошли в школу и вместе её закончили: Софья и Лена – безупречными гламурочками с натянутыми «за красивые глаза» тройками по физике и математике, Катя – с золотой медалью, добрым десятком кило лишнего веса и неистребимым стремлением во всём походить на своих стильных подружек. (3)А потом, всё так же вместе, поступили в университет, только на разные специальности. (4)У Лены и Софьи был целый табун поклонников и приличные шансы на звёздную карьеру в модельном бизнесе, так что ходили они на лекции исключительно для демонстрации новых нарядов. (5)Катя им твердила, что их наверняка отчислят, если они не займутся учёбой, но подруги только смеялись ей в ответ.

            (6)Но однажды Софье приснилось, что они стали куклами в игрушечном отделе «Детского мира». (7)На Катю был наклеен ценник с весьма скромной суммой – под стать её неказистому внешнему виду, за Софью и Леночку просили куда больше.

            (8)Так они и стали теперь жить – по-королевски наряженными пленницами стеклянных витрин и искусно раскрашенных целлулоидных коробок.

            (9)И в один прекрасный день их купили в подарок девочке Маше.

            (10)Ночью, когда их новая хозяйка заснула, Лена и Софья стали обсуждать свою новую жизнь.

    – (11)Знаешь, Лен, – сказала Софья, – мы привыкли считать самым главным внешность и наряды – и теперь мы куклы. (12)Наверное, это даже правильно.

    – (13)А Катя? – робко спрашивает Лена.

    – (14)Катя никогда и не была такой, как мы. (15)Она интересовалась тряпками, но лишь потому, что мы с тобой без них жить не могли. (16)Ты видишь, как  девочка любит Катю: она её из рук почти не выпускает, и ложится спать, и ест вместе с ней, а мы с тобой день и ночь скучаем на тумбочке. (17)И знаешь что, Лен? (18)Мне, конечно, очень хочется быть на её месте. (19)Но раз уж это невозможно, пусть хотя бы у Кати будет всё хорошо.

            (20)Подруги молча смотрят на кровать.

            (21)Машенька сопит в обнимку с куклой, часы неутомимо режут вечность на ломтики. (22)Елена и Софья не замечают, что лежащая на подушке Катя изо всех сил пытается приподнять руку, и ей наконец это удаётся. (23)Она неловко отводит с лица девочки непослушную прядь, нежно гладит её по щеке и что-то шепчет в аккуратное ушко.

            (24)Девочка вздрагивает, приоткрывает один глаз и, не глядя, сгребает всех кукол с тумбочки.

            (25)Уютно устроившись в коконе из одеял, Лена и Соня мгновенно засыпают в тёплом кольце хозяйских рук, и им снится первый за эту жизнь сон.  (26)Им снится, что их любят – не за что-то, а просто потому, что они есть.

    (По И.А. Клеандровой)*

    *Клеандрова Ирина Александровна (род. в 1981 г.) – современный российский писатель.

    ТЕКСТ № 43

            (1)Однажды весенним днём пассажирский поезд с грохотом и лязгом нёсся по пригороду Токио. (2)Наш вагон был относительно пуст — в нём ехали несколько домохозяек с детьми и пожилые люди.

            (3)На очередной станции двери вагона открылись, и неожиданно спокойствие было нарушено мужчиной, который буквально ввалился в наш вагон, выкрикивая ругательства. (4)Он был крупного телосложения, одет в рабочий комбинезон. (5)Выкрикнув что-то, он с воинственным видом направился к женщине с ребёнком.

            (6)Поезд тронулся, находившиеся в вагоне пассажиры замерли от страха. (7)Я встал. (8)Тогда, двадцать лет назад, я был молод и в хорошей спортивной форме. (9)Последние три года я регулярно занимался айкидо — японской борьбой. (10)Мне нравилась эта борьба, но моя выучка не была проверена в настоящем бою.

    — (11)Вот оно! — сказал я себе, поднимаясь. — (12)Люди в опасности. (13)Если я быстро не предприму что-нибудь, кто-то может пострадать.

            (14)Видя, что я встал на ноги, мужчина понял, что ему есть на кого направить свой гнев.

    — (15)Ага! — заорал он. — (16)Иностранец! (17)Тебе нужно поучиться японским манерам! (18)Сейчас я проучу тебя! — (19)Он приготовился наброситься на меня.

            (20)За какую-то долю секунды до того, как он двинулся с места, кто-то крикнул: «Эй!» (21)Мы уставились на маленького пожилого японца. (22)Ему явно было за семьдесят; этот небольшого роста джентльмен сидел в своем безукоризненно чистом кимоно. (23)Он не обратил никакого внимания на меня, но его лицо лучилось навстречу работяге, словно у него был какой-то очень важный секрет, которым он собирался, видимо, с ним поделиться.

    — (24)Иди-ка сюда, — обратился старик к забияке и помахал ему рукой. — (25)Иди сюда и поговори со мной.

            (26)Мужчина встал перед старым человеком, воинственно расставив ноги, его крик заглушал стук колёс.

    — (27)С какой это стати я стану с тобой разговаривать?

            (28)Старик продолжал лучезарно улыбаться.

    — (29)Ты едешь домой? — спросил он, и его глаза засветились любопытством.

    — (30)Тебя это не касается! — прорычал тот в ответ.

    — (31)О, это прекрасно, — ответил старик. — (32)Каждый вечер мы с женой (ей семьдесят шесть) идём в сад и садимся на деревянную скамейку. (33)Мы наблюдаем за закатом и смотрим, как поживает наша хурма. (34)Это дерево посадил ещё мой прадедушка, и жена с удовольствием ухаживает за ним, только беспокоится, оправится ли оно от прошлогодних морозов. (35)Однако наше дерево перенесло всё даже лучше, чем я ожидал. (36)Очень приятно наблюдать за ним, и мы с удовольствием проводим вечера на улице, даже если идёт дождь! — (37)Он взглянул на работягу, в глазах его горел озорной огонёк.

            (38)Когда мужчина вслушивался в слова старика, его лицо начало постепенно смягчаться, а кулаки медленно разжались.

    — (39)Да, — сказал он. — (40)Я тоже люблю хурму… — (41)Его голос стих.

    — (42)Понимаю, — сказал старик, — и я уверен, что у тебя прекрасная жена.

    — (43)Нет, — ответил трудяга. — (44)Моя жена умерла. — (45)Тихо покачиваясь вместе с поездом, огромный детина начал рыдать. — (46)У меня нет жены, у меня нет дома, у меня нет работы. (47)Мне так горько и стыдно за себя. — (48)По его щекам катились слёзы, спазм отчаяния пробежал по телу.

    — (49)Да, — говорил старик, — ты действительно оказался в тяжёлом положении. (50)Присядь сюда и расскажи мне всё.

            (51)Поезд подошёл к моей станции, и я вышел из вагона. (52)То, чего я хотел достичь кулаками, было совершено добрыми словами.

    (По Терри Добсону)*

    1.  Кимоно — традиционная мужская и женская одежда японцев.

    *Терри Добсон (1937–1992) — американский специалист-практик айкидо, написал несколько книг, посвящённых этому искусству.

    ТЕКСТ № 44

              (1)Каждый раз, приступая к работе над новой книгой, я испытываю боязнь перед пустынной белизной чистого листа бумаги, который может стать или не стать началом первой главы нового романа. (2)Невыносимо трудно нащупать нужную интонацию вещи, ритм. (3)А без этого не стоит писать: всё будет сухо, добротно, но с тупыми нервами. (4)Как возникает ритм и интонация – ответить сложно. (5)Это уже вопрос стиля, всего комплекса средств выражения, что особенно разительно отличает одного писателя от другого. (6)Стиль же вырабатывается только трудом. (7)Чтобы происходило некое чудо, то есть оживление написанных тобою страниц, нужно быть в литературе волом. (8)Писатель порой испытывает ощущение одиночества и оголённости в тот момент духовного и физического опустошения, когда поставлена последняя точка в рукописи. (9)Тогда возникают самоуничтожающие сомнения и даже чувство беззащитности: что в твоей книге – правда или эмпирическое правдоподобие? (10)Лучшие книги остаются в голове писателя, а те, что написаны, только наполовину вылились на бумагу, потеряв цвета, запахи, краски, оттенки настроения. (11)В процессе работы - при переносе воображения на бумагу – потери чудовищные. (12)И эти потери порой приводят в отчаяние.

             (13)С детских лет у меня сложился образ писателя – человека чуткого, доброго, умного, совершенно необыкновенного: он всё знает о жизни, о людях, и сам он некий маг, кладезь человеческих судеб и чувств. (14)Он обладает тайной – обыкновенными печатными знаками создавать мир, который для тебя реальнее реального. (15)Когда в институтские годы я познакомился с Паустовским, я увидел в нём счастливый облик писателя и человека, близкий к образу чародея, созданного моим детским воображением. (16)Этот замечательный писатель – олицетворение человеколюбия, добра и благородства. (17)Сейчас, пожалуй, нет в нашей литературе другого мастера, который вырастил бы так много учеников. (18)Сколько неизвестных талантов он впервые отметил, скольким он привил любовь к тяжелейшему писательскому труду! (19)Что касается славы, денег, шума и эстрадного успеха, то именно Паустовский всегда внушал нам, своим ученикам, ту самую осторожность, которая необходима, когда в подкованных сапогах идёшь по льду. (20)Всё чересчур оглушающе-шумное и броское проходит, и остаются книги, и только книги, помогающие людям жить и быть людьми.

     (Ю.Бондарев)

    ТЕКСТ № 45

            (1)Хмурый лейтенант – так прозвали в нашем полку лётчика Ярового, и прозвище это лучше всего соответствовало его характеру. (2)Редко кто видел улыбку на его резко очерченных губах. (3)Он был очень странным, этот высокий, нескладный в движениях лейтенант. (4)В свои неполные двадцать семь лет он казался многое повидавшим человеком, всегда гладко выбритое лицо было прорезано глубокими морщинами, а глаза, спокойные, холодные, светло-голубые, смотрели так, как смотрят на мир глаза человека, прожившего долгую жизнь.

            (5)Как-то по-особенному блестели его глаза. (6)Но не волнение и не испуг, а злость появлялась в них, когда лейтенант буквально выпрашивал у командира каждый лишний вылет, а когда возвращался на аэродром, снова становился мрачным и неразговорчивым.

    – (7)Задание выполнил, – докладывал он коротко.

            (8)Оружейники начинали производить послеполётный осмотр и не находили ни одного снаряда. (9)Яровой старался расстрелять в полёте весь боекомплект подчистýю.

    – (10)Так нельзя, – cказал ему однажды майор Черемыш. – (11)А если на обратном пути вас перехватят «мессеры», как будете отбиваться? (12)Я вам запрещаю расходовать весь боекомплект.

    – (13)Есть, товарищ командир, – сухо ответил лётчик.

            (14)Но летать продолжал с тем же холодным азартом.

            (15)Самолёт, на котором летал Яровой, почти ежедневно возвращался с пробоинами. (16)Даже командир полка, опытный лётчик, недоумевал, почему Яровой такой отчаянный.

            (17)Однажды вечером, когда хлынул неожиданный для осени тёплый проливной дождь с громом и яркими молниями и лётчики решили устроить «вечер отдыха», около одиннадцати в землянке появился Яровой. (18)Очевидно, после ужина он бродил где-то по лесным опушкам, потому что к голенищам его сапог прилипли осенние листья. (19)Он молча сбросил мокрую шинель, прошёл в самый дальний угол и сел на свою постель. (20)Когда молодой лётчик Лёвушкин посмотрел в угол, он увидел, что Яровой, подперев ладонями голову, сосредоточенно рассматривает большую фотографию. (21)Лёвушкин, а за ним следом и ещё двое подошли к нарам. (22)Яровой никогда не показывал никому из нас ни своих фотографий, ни своих писем, и то, что сейчас он долго и пристально рассматривает какой-то снимок, заинтересовало всех.

    – (23)Это кто? (24)Жена? – осторожно спросил Лёвушкин, не рискуя глянуть через плечо Ярового на фотоснимок.

    – (25)Нет, сын, – тихо ответил Яровой.

            (26)Все мы ожидали, что лейтенант молча уберёт снимок. (27)Возможно, так бы и случилось, если бы не настойчивый Лёвушкин. (28)Взъерошив и без того лохматую голову, он нерешительно попросил:

    – (29)А можно посмотреть?

            (30)Яровой, ни слова не говоря, протянул фотографию.

    (31)С открытки глядело улыбающееся лицо двухлетнего мальчугана. (32)Мальчик прижимал к себе плюшевого медведя. (33)В больших глазах ребёнка застыло удивление перед громадным, ещё не понятным ему миром.

    – (34)Он что, у вас, в Ленинграде? – спросил Лёвушкин, откуда-то знавший, что Ленинград – родина Ярового.

    – (35)Был в Ленинграде, – ответил лейтенант. – (36)А теперь его нет, – ответил он тихо бесстрастным голосом, в котором не было ничего, кроме сильной усталости. – (37)Вы помните сообщение о первом крупном налёте «юнкерсов» на Ленинград? (38)Фашистская фугаска попала тогда в дом. (39)Сын и жена… – (40)Голос его оборвался…

            (41)Яровой поднял голову, и лётчики увидели его глаза… (42)И каждый подумал в ту минуту, что, очевидно, такими они бывают, когда Яровой идёт на цель на своём самолёте и жмёт на гашетки, обрушивая на врага снаряды и бомбы…

     (По Г. Семенихину)*

    *Семенихин Геннадий Александрович (1919–1984) – русский писатель. Собственный опыт участия в боевых действиях во время Великой Отечественной войны помог Геннадию Семенихину написать книги о военных лётчиках. Широкую известность автору принесли произведения «Лётчики», «Взлёт против ветра», «Хмурый лейтенант», «Космонавты живут на земле», «Над Москвой небо чистое» и др.

    ТЕКСТ № 46

            (1)От города, по-видимому, ничего уже не осталось. (2)Немцы бомбят его с утра до вечера, над ним непроходящее облако дыма и пыли. (3)Горят нефтехранилища. (4)Чёрный, как копоть, дым застилает солнце, так что на него можно смотреть не щурясь, как смотрят сквозь сильно закопчённое стекло во время затмения.

            (5)В нашем овраге, как говорится, без перемен. (6)Как-то ночью прошли две наши дивизии. (7)Шли долго, беспрерывно, всю ночь напролёт, батальон за батальоном. (8)Раза два немцы пытались сгоряча перебраться через овраг, и тогда начиналась автоматная трескотня.

            (9)Георгий Акимович как-то сказал:

    — (10)Мы будем воевать до последнего солдата. (11)Русские всегда так воюют. (12)Но шансов у нас всё-таки мало. (13)Нас может спасти только чудо, иначе нас задавят. (14)Задавят организованностью и танками.

            (15)Чудо?..

    (16)Вот недавно ночью шли мимо солдаты. (17)Я дежурил у телефона и вышел покурить. (18)Они шли и пели, тихо, вполголоса. (19)Я даже не видел их, я только слышал их шаги по асфальту и тихую, немного даже грустную песню. (20)Я подошёл. (21)Бойцы расположились на отдых вдоль дороги, на примятой траве. (22)Мигали огоньки цигарок. (23)И чей-то молодой, негромкий голос доносился откуда-то из-под деревьев.

    — (24)Нет, Вась… (25)Ты уж не говори… (26)Лучше нашей нигде не сыщешь. (27)Как масло, земля — жирная, настоящая. — (28)Он даже причмокнул как-то по-особенному. — (29)А хлеб взойдёт — с головой закроет…

            (30)А город пылал, и красные отсветы прыгали по стенам цехов, и где-то совсем недалеко трещали автоматы, то чаще, то реже, и взлетали ракеты, и впереди были неизвестность и почти неминуемая смерть.

            (31)Я так и не увидел того, кто это сказал. (32)Раздался чей-то крик: «(33)Приготовиться к движению!» (34)Все зашевелились, загремели котелками. (35)И пошли. (36)Пошли медленным, размеренным, тяжёлым солдатским шагом. (37)Пошли к тому неизвестному месту, которое на карте их командира отмечено, должно быть, обыкновенным красным крестиком.

            (38)Я долго стоял ещё и прислушивался к удалявшимся и затихшим потом совсем шагам солдат.

            (39)Есть детали, которые запоминаются на всю жизнь. (40)И не только запоминаются. (41)Маленькие, как будто незначительные, они въедаются, впитываются как-то в тебя, начинают прорастать, вырастают во что-то большое, значительное, вбирают в себя всю сущность происходящего, становятся как бы символом.

     (По В. Некрасову)*

    *Некрасов Виктор Платонович — русский писатель. С 1941 по 1944 годы был на фронте, участвовал в Сталинградской битве. Некрасов — автор повестей, рассказов, путевых заметок: «В окопах Сталинграда», «Первое знакомство» и др. По его сценариям сняты кинофильмы.

    ТЕКСТ № 47

            (1)В институтский буфет вошёл парень — худенький, невысокий, светлые волосы стрижены ёжиком. (2)Он волок всего две картины — незачехлённые, без рамок. (3)Поставил и подошёл к буфетной стойке.

            (4)Я глянул на его холсты, глянул небрежно, даже предубеждённо, ни во что не веря. (5)Глянул и удивился.

            (6)Два портрета стояли, будто взявшись за руки, хотя каждый из них был отдельным. (7)На одном было наклеено: «Отец», на другом — «Мать».

            (8)Отец был молодой, чуть ли не моложе этого парня, в форме железнодорожного машиниста, в фуражке. (9)Голубые глаза мерцали молодым восторгом жизни, но в лёгком их блеске как бы сквозила чуть-чуть тревожная тень — тень ожидания чего-то.

            (10)А мать сидела прямо, напряжённо. (11)Крестьянское лицо, городское платье. (12)Но чувствовалось, что живут не в деревне, а где-то в пригороде, может быть, на разъезде. (13)И, видно, из деревни недавно. (14)Руки её выражали неловкость, будто не художник-сын рисовал её, а сидела она перед фотографом, и это было ей непривычно. (15)Да и вообще было видно, что ей непривычно сидеть, а привыкла она двигаться, спешить, кормить детей, выводить скотину.

            (16)Руки были сложены аккуратно, пальчик к пальчику, на одном серебряное колечко посверкивало. (17)Улыбалась она смущённо и с любопытством, будто это не вы разглядывали её, а она, чуть робея, глядела на вас.

            (18)Выполнено всё это было предельно безыскусно, но как-то удивительно… (19)Я даже не мог понять, в чём тут секрет. (20)Но я неслышно, про себя, ахнул от ощущения зрелой силы этой кисти. (21)Особенно на фоне пронёсшейся передо мной громадной выставки бесцветных знаков псевдожизни — непрожитой, невыстраданной, усреднённой, но искусно упорядоченной и оправленной в рамы. (22)Эти два портрета не то чтобы выделялись мастерством — они просто были живыми…

            (23)А автор уже возвращался с подносом, где одиноко высился стакан чая и лежал бутерброд с сыром.

    — (24)А почему у тебя отец такой молодой? — спросил я.

    — (25)Я батю только так и запомнил… (26)Не вернулся с войны, а где полёг, не узнали — без вести… (27)Ждём вот уже десять лет. (28)Всё уж ясно как будто, а мать и сейчас к почтальону бегает.

    (29)И он пошёл, подхватив свои портреты.

    (По В. Амлинскому)*

    *Владимир Ильич Амлинский — российский писатель второй половины XX века, автор рассказов и повестей о молодёжи: «Станция первой любви», «Первая бессонница», «На рассвете, в начале дороги» и других.

    ТЕКСТ № 48

            (1)Штабов так много, что найти нужный нам отдел совсем не просто. (2)Везде часовые, натянута колючая проволока.

            (3)К вечеру всё-таки находим.

            (4)Сегодня ночью, оказывается, должна переправляться на передовую 184-я дивизия, а утром, во время бомбёжки, вышли из строя дивизионный инженер и командир взвода.

            (5)Майор протягивает мне конверт, склеенный из потрёпанной топографической карты.

    — (6)Советую поймать 184-ю здесь.

    (7)Мы молча доходим до регулировщика.

    — (8)Сто восемьдесят четвёртая ещё не проходила, — говорит регулировщик, немолодой уже, с рыжими усами.

            (9)Мы садимся в кузов разбитой машины. (10)Солнце зашло, но ещё светло. (11)На западе, над Сталинградом, небо совсем красное, и трудно сказать, отчего это — от заходящего солнца или от пожара. (12)Три чёрных дымовых столба медленно расплываются в воздухе. (13)Внизу они тонкие, густые и чёрные, как сажа. (14)Чем выше, тем они всё больше расплываются, а совсем высоко сливаются в сплошную длинную тучу. (15)Она плоская и неподвижная, и, хотя в неё поступают всё новые и новые порции дыма, она не удлиняется и не утолщается. (16)Вот уже более двух недель стоит она такая, спокойная и неподвижная, над горящим городом.

            (17)А кругом нас золотые осинки на чёрном фоне, тонкие, нежные. (18)По дороге проезжают машины. (19)Останавливаются, спрашивают, как проехать на переправу, и едут дальше. (20)Дорога широкая, разъезженная, вся в ромбиках от шин. (21)Трудно понять, где её края и куда она заворачивает. (22)Ощетинившийся указательный столб когда-то, должно быть, стоял на обочине. (23)Сейчас он на самом фарватере, и кто-то на него уже наехал. (24)Он накренился, и табличка с надписью «Сталинград — 6 км» указывает прямо в небо.

    — (25)Дорога в рай, — мрачно изрекает Валега.        

            (26)Оказывается, он тоже не лишён юмора.

    (27)Подходит регулировщик:

    — (28)Во-он журавли полетели, — и тычет грязным, грубым пальцем в небо. — (29)Никакой войны для них нет.

            (30)Мы долго следим за бисерным, точно вышитым в небе, треугольником, плывущим на юг. (31)Слышно даже, как курлычут журавли.

    — (32)Совсем как самолёты, — говорит регулировщик.

            (33)Эта ассоциация промелькнула, по-видимому, у всех нас, и мы смеёмся.

    — (34)Что, туда или оттуда? — спрашивает регулировщик.

    — (35)Туда.

    (36)Он качает головой.

    — (37)Да… (38)Невесело там, что и говорить… — и отходит.

    (По В. Некрасову)*

    *Некрасов Виктор Платонович — русский писатель. С 1941 по 1944 годы был на фронте, участвовал в Сталинградской битве. Некрасов — автор повестей, рассказов, путевых заметок: «В окопах Сталинграда», «Первое знакомство

    ТЕКСТ № 49

            (1)Осколок снаряда порвал струны на скрипке. (2)Осталась только одна, последняя. (3)Запасных струн у музыканта Егорова не было, достать их было негде, потому что дело происходило осенью 1941 года на крохотном островке в Балтийском море, где советские воины отбивали непрерывные атаки немцев.

            (4)Война застала на острове нескольких актёров – мужчин и женщин. (5)Днём мужчины вместе с бойцами рыли окопы и отбивали немецкие атаки, а женщины перевязывали раненых и стирали бойцам белье. (6)Ночью, если не было боя, актёры устраивали концерты и спектакли на маленьких полянах в лесу.

    – (7)Хорошо, – скажете вы, – в темноте, конечно, можно расслышать пение или музыку, но непонятно, как актёры ухитрялись разыгрывать спектакли в ночном лесу. (8)Что в этом мраке могли увидеть зрители?

            (9)Но война и отсутствие света по ночам создали свои традиции и выдумки. (10)Как только начинался спектакль, зрители наводили на актёров узкие лучи карманных электрических фонариков, и лучи эти всё время перелетали, как маленькие огненные птицы, с одного лица на другое в зависимости от того, кто из актёров в это время говорил.

            (11)На Егорова зрители никогда не наводили лучи фонариков. (12)Всегда он играл в темноте, и единственной точкой света, какую он часто видел перед собой, была большая звезда, что лежала на краю моря, как забытый маяк.

    (13)…Струны на скрипке были порваны, и Егоров больше не мог играть. (14)На первом же ночном концерте он сказал об этом невидимым зрителям. (15)Неожиданно из лесной темноты чей-то молодой голос ответил:

     – (16)А Паганини играл и на одной струне…

            (17)Паганини! (18)Разве Егоров мог равняться с ним, с великим музыкантом!

            (19)Всё же он медленно поднял скрипку к плечу. (20)Звезда спокойно горела на краю залива. (21)Свет её не мерцал, не переливался, как всегда. (22)Егоров заиграл, и неожиданно одна струна запела с такой же силой и нежностью, как могли бы петь все струны.

            (23)Тотчас вспыхнули электрические фонарики. (24)Впервые их лучи ударили в лицо Егорова, и он закрыл глаза. (25)Играть было легко, будто сухие, лёгкие пальцы Паганини водили по изуродованной скрипке.

            (26)В коротком антракте войны, в глухом лесу, где пахло гарью, звенела и росла мелодия Чайковского, и от её томительного напева, казалось, разорвётся, не выдержит сердце.

            (27)И последняя струна, действительно, не выдержала силы звуков и порвалась. (28)Сразу же свет фонариков перелетел с лица Егорова на скрипку. (29)Скрипка замолчала надолго. (30)И свет фонариков погас. (31)Толпа слушателей только вздохнула.

            (32)Егорову не на чем было играть, он стал обыкновенным бойцом в обыкновенном отряде. (33)И во время одного ночного боя отдал свою жизнь за Родину.

            (34)Скрипку Егорова бойцы положили в футляр, зашили в старое байковое одеяло и передали лётчику, улетавшему в Ленинград.

            (35)В Ленинграде лётчик отнёс скрипку известному дирижёру. (36)Тот взял её двумя пальцами, взвесил в воздухе и улыбнулся: это была итальянская скрипка, потерявшая вес от старости и многолетнего пения.

    – (37)Я передам её лучшему скрипачу нашего оркестра, – сказал лётчику дирижёр.

            (38)Где теперь эта скрипка – я не знаю. (39)Но где бы она ни была, она играет прекрасные мелодии, знакомые нам и любимые нами. (40)Она играет, заставляя сердца слушателей дрожать, потому что в каждом сердце есть струна, которая обязательно отзовётся даже на слабый призыв прекрасного.

    (По К. Паустовскому)* *Паустовский Константин Георгиевич (1892–1968) – русский писатель, мастер романтической прозы, автор произведений о природе, исторических повестей, художественных мемуаров.

    ТЕКСТ № 50

            (1)В третью военную осень после уроков Анна Николаевна не отпустила нас по домам, а раздала узкие полоски бумаги, на которых под жирной фиолетовой печатью – всё честь по чести! – было написано, что такой-то или такая-то действительно учится во втором классе девятой начальной школы.

    – (2)Вот! (3)С этой! (4)Справкой! – разделяя слова, делая между ними паузы и, таким образом, не просто объясняя, а внушая, вдалбливая нам правило, которое требовалось запомнить, Анна Николаевна разъясняла и остальное. – (5)И письменным! (6)Поручительством! (7)Мамы! (8)Вы! (9)Пойдёте! (10)В детскую! (11)Библиотеку! (12)И запишетесь!

            (13)Детское ликование не остановить. (14)Да и не нужно его останавливать, потому что это ведь стихия. (15)Поэтому наша мудрая Анна Николаевна только улыбнулась, когда мы заорали на радостях, заколготились в своих партах, как в коробах, отошла в сторону, прислонилась к тёплой печке, прикрыла глаза и сложила руки калачиком.

            (16)Теперь самое время объяснить, отчего уж мы так возрадовались. (17)Дело в том, что все мы давно уже научились читать – соответственно возрасту, конечно же, запросто разделывались с тонкими, ещё довоенными, клееными-переклеенными книжечками, которые давала в классе Анна Николаевна, но вот в библиотеку нас не пускали, в библиотеку записывали почему-то лишь со второго класса. (18)А кому в детстве не хочется быть постарше? (19)Человек, который посещает библиотеку, – самостоятельный человек, и библиотека – заметный признак этой самостоятельности.

            (20)Постепенно мы утихли, угомонились, и Анна Николаевна снова стала объяснять.

    – (21)В письменном! (22)Поручительстве! (23)Мама должна написать! (24)Что в случае! (25)Потери! (26)Книг! (27)Она! (28)Возместит! (29)Утрату! (30)В десятикратном! (31)Размере!

    – (32)Теперь вы понимаете свою ответственность? – спросила она уже обыкновенным, спокойным голосом.

            (33)Можно было и не спрашивать. (34)Без всякого сомнения, штраф за потерянную книжку в десятикратном размере выглядел чудовищным наказанием. (35)Выходило, что книжки читать будем мы и терять, если доведётся, тоже будем их мы, а вот мамам придётся страдать из-за этого, будто мало им и так достаётся.

            (36)Да, мы росли в строгости военной поры. (37)Но мы жили, как живут люди всегда, только с детства знали: там-то и там-то есть строгая черта, и Анна Николаевна просто предупреждала об этой черте. (38)Внушала нам, второклассникам, важную истину, согласно которой и мал и стар зависимы друг от дружки, и коли ты забудешь об этом, забудешь о том, что книжку надо беречь, и потеряешь по рассеянности или ещё по какой другой, пусть даже уважительной причине, то маме твоей придётся отвечать за тебя, плакать, собирать по рублю деньги в десятикратном размере.

            (39)Повздыхав, зарубив себе на носу жестокий размер ответственности и ещё одно правило, по которому мама должна прийти сама вместе с тобой, захватив при этом паспорт, мы вылетели на волю, снова ликуя и толкаясь.

    (По А.А. Лиханову)*

    Лиханов Альберт Анатольевич (род. в 1935 г.) – писатель, журналист, председатель Российского детского фонда. Особое внимание в своих произведениях писатель уделяет роли семьи и школы в воспитании ребёнка, в формировании его характера.    

    ТЕКСТ № 51

            (1)Прежде чем увидеть Наилю, я услышал её голос. (2)Он поразил меня, заставил сердце биться чаще, чем обычно. (3)У всех людей в голосе звучит одна струна, а в её голосе как бы слышались две: одна звучала низко, густо, а другая высоко, тонко. (4)Эти нежные струны то звучали порознь, то перемежались, то сливались и звучали вместе едва заметной дрожью. (5)Самые простые слова, когда она их произносила, менялись в своём значении, и казалось, что вообще слышишь их в первый раз. (6)Голос обновлял слова, наполнял теплом.

            (7)Я услышал голос Наили и представил себе её: волосы должны быть тёмными, глаза – с угольками в середине, губы – чуть припухшие, с едва заметными трещинками от воды и ветра. (8)Вместе с её голосом до меня долетало её дыхание, похожее на шелест листвы, когда пахнёт ветер. (9)Когда голос её умолкал, я боялся, что он не зазвучит снова – воспарит и умчится, как птица. (10)Мне хотелось, чтоб он звучал вечно и никто, кроме меня, его не слышал бы.

            (11)Она сидела на прибрежном песке, поджав ноги и упершись подбородком в колени. (12)Она сидела неподвижно, может быть, даже уснула. (13)Я сделал большой круг, обошёл её, чтобы посмотреть, не спит ли она. (14)Её глаза так сосредоточенно смотрели в одну точку, что я подумал: она видит сон с открытыми глазами.

            (15)У неё действительно были тёмные глаза и, когда Наиля щурилась, становились совсем чёрными. (16)Когда же солнце не светило в лицо и она открывала глаза широко, вся чернота собиралась в маленькие точки. (17)Глаза её блестели, как от слёз, хотя она не плакала.

            (18)И вдруг она оторвалась от своего сна, подняла глаза и сказала:

    – (19)А я тебя знаю.

    – (20)Ты меня знаешь? – (21)Я хотел закричать от радости, совершить что-то немыслимое.

    – (22)Мы же учимся в одной школе. (23)Разве ты меня не видел?

    – (24)Не видел!

    – (25)Какой ты невнимательный, – сказала она.

    – (26)Я слышал твой голос... (27)Я услышал твой голос, – сказал я.

    – (28)Ты узнал меня по голосу?

    – (29)Нет, другое... (30)Я хотел узнать тебя из-за голоса.

    – (31)Тебе понравился мой голос?

    (32)Понравился! (33)Это было не то слово. (34)Этот голос полностью захватил власть надо мной!

            (35)И вдруг я сказал:

    – (36)Ты можешь прочитать наизусть таблицу умножения?

    (37)Моя неожиданная просьба застала её врасплох.

    – (38)Смеёшься?

    – (39)Нет, серьёзно. (40)Я буду слушать твой голос.

            (41)Наиля посмотрела на меня пристально, покачала головой. (42)Она не могла понять, а я не мог объяснить ей, что её голос менял значение слов и самые обыкновенные слова звучали как только что рождённые. (43)И таблица умножения превращалась в стихи.

    (По Ю.Я. Яковлеву)

    Яковлев Юрий Яковлевич (1923–1996) – писатель и сценарист, автор книг для детей и юношества.

    ТЕКСТ № 52

            (1)Дверь приоткрылась. (2)Я встал.

    – (3)Сиди, сиди... (4)Полуночничаешь? (5)Я так и подумал, что это ты.

            (6)Директор училища прошёл и устало опустился на стул подле рояля.    

        – (7)Ну-ка, дай посмотрю...

            (8)Я покорно протянул лист. (9)Ведь он всё равно знал, что я сочиняю музыку. (10)Он всё знал про своих воспитанников, да и вообще, по-моему, всё знал и понимал.

            (11)Его глаза скользнули по строчкам слева направо и сверху вниз.

    – (12)Плохо? – напрямик спросил я.

    – (13)Нет, почему же?.. (14)Только, видишь ли, друг мой... (15) Сразу видно, что ты сочинял на фортепьяно. (16)А ведь хор – это совсем, совсем другая стихия... (17)Ты должен был это услышать иначе, так как ты сам пел в хоре.

    (18)Да, пел. (19)В хоре и без хора. (20)Было когда-то.

            (21)Я сидел, опустив голову.

    (22) Владимир Константинович засмеялся:

    – (23)Что приуныл? (24)Грех невелик. (25)И не думай, не с тобой одним приключился этот грех. (26)Вон у Скрябина в Первой симфонии не получился хор. (27)Поют, поют, а всё не хор... (28)А ведь я, Женя, видел его, слыхал... (29)Да. (30)В одиннадцатом году. (31) Впервые играли «Прометея», и за роялем был Скрябин... (32) Как он играл, как играл, брат ты мой!.. (33)Мороз по коже!..

            (34)Неужто он и впрямь слушал Скрябина? (35)Неужто он так стар, наш старик?

    – (36)Есть у тебя что-нибудь новенькое для фортепьяно? – вдруг спросил он, изменив тон. – (37)Ну-ка, выкладывай...

            (38)Я раскрыл портфель. (39)Подал ему опус, который сочинил на прошлой неделе. (40)Мне самому он очень нравился.

            (41)Владимир Константинович снова принялся за чтение. (42) Потом сказал:

    – (43)М-да.

    – (44)Что? (45)Тоже плохо?

            (46)Я был в отчаянии.

    – (47)А ты думаешь, я знаю?

            (48)Он заговорщицки склонился ко мне.

    – (49)Ты, значит, думаешь, что я всё знаю? (50)Хор – вот это, действительно, я знаю. (51)А тут…  (52)Пойми меня правильно, Женя. (53)То, что ты написал, уже слишком серьёзно, чтобы я мог судить, хорошо ли это или плохо. (54)Это уже не отметка, чтобы проставлять в дневник! (55)Тут нужен другой судья... (56)Знаешь, сходи-ка ты к нему.

            (57) К кому сходить, он не сказал, но я понял… (58)Но как я пойду? (59)Ему сейчас нет равного в мире, а кто я такой?..

    (По А. Рекемчуку)*

    *Рекемчук Александр Евсеевич – современный писатель, сценарист. Многие его произведения экранизированы, так появились фильмы «Время летних отпусков», «Молодо-зелено», а по повести «Товарищ Ганс» снят фильм «Они не пройдут».

    ТЕКСТ № 53

            (1)Когда Иван Павлыч Кораблёв пришёл проведать меня в госпитале, я сразу понял, что разговор, несмотря на мою болезнь, будет серьёзным. (2)И не ошибся.

            (3)Началось с того, что Кораблёв спросил, кем я хочу быть.

    – (4)Не знаю, – отвечал я неуверенно. – (5)Может быть, художником.

            (6)Он поднял брови и возразил:

    – (7)Не выйдет. (8)По многим причинам. (9)Прежде всего потому, что у тебя слабая воля и ты не уверен в себе.

            (10)Я был поражён. (11)Мне и в голову не приходило, что у меня слабая воля.

    – (12)Ничего подобного, – возразил я мрачно.

    – (13)Нет, слабая. (14)Какая же воля может быть у человека, который не знает, что он сделает через час? (15)Если бы у тебя была сильная воля и ты верил в свои силы, ты бы хорошо учился. (16)А ты учишься плохо.

    – (17)Иван Павлыч, – сказал я со страданием, – у меня один «неуд».

    – (18)Да. (19)А мог бы учиться отлично.

            (20)Он подождал, не скажу ли я ещё что-нибудь. (21)Но я молчал: сказать мне было нечего.

    – (22)И вообще пора тебе подумать, кто ты такой и зачем существуешь на белом свете!         (23)Вот ты говоришь: хочу быть художником. (24)Для этого, милый друг, нужно стать совсем другим человеком, – сказал Иван Павлыч и, распрощавшись, ушёл.

            (25)А я стал думать. (26)Я был не согласен, что плохо учусь.  (27) Один «неуд», и то по математике.

            (28)Но всё-таки я чувствовал, что Иван Павлыч в чём-то прав.  (29) А что если у меня действительно слабая воля? (30)Это нужно проверить, это должно быть проверено! (31)Нужно решить что-нибудь и непременно исполнить. (32)Например, прочитать «Записки охотника», которые я в прошлом году бросил, потому что они показались мне скучными. (33)И я дал себе слово, даже прошептал его под одеялом.

            (34)Слово нужно держать, и я всё-таки прочёл «Записки охотника». (35)Нет, Кораблёв ошибается: у меня сильная воля! (36) Я могу!

            (37)Разумеется, нужно было бы проверить себя ещё раз. (38) Скажем, каждое утро обтираться холодной водой. (39)Или выйти по математике на «отлично». (40)Но всё это я отложил до своего выздоровления, а пока только думал и думал…

    (По В. Каверину)*

    *Каверин Вениамин Александрович – русский советский писатель. Ранние рассказы написаны на фантастические сюжеты. Обращение к реальной жизни отразилось в романе «Девять десятых судьбы». Самое известное произведение – роман «Два капитана», который был экранизирован, а также стал основой мюзикла «Норд-Ост».

    ТЕКСТ № 54

            (1)Сидя в гостиной на бархатных креслах, мы всё боимся, что они затрещат под нами, — такие они хрупкие и изящные, и такие грубые и неловкие мы. (2)На стене бёклиновский «Остров мёртвых». (3)В углу рояль с бюстиком Бетховена. (4)Люся играет «Кампанеллу» Листа.

            (5)Две толстые свечи медленно оплывают в подсвечниках. (6)Диван мягкий, с покатой спинкой. (7)Я подкладываю под спину расшитую бисером взбитую подушку, вытягиваю ноги.

            (8)У Люси аккуратно стриженный затылок. (9)Пальцы её быстро бегают по клавишам, вероятно, в техникуме она за эту быстроту всегда пятёрки имела. (10)Я слушаю «Кампанеллу», смотрю на Бёклина, на гипсового Бетховена, на вереницу уральских каменных слоников в буфете, но почему-то всё это мне кажется чужим, далёким, точно затянутым туманом.

            (11)Сколько раз на фронте я мечтал о таких минутах, когда вокруг ничто не стреляет, не рвётся. (12)И сидишь ты на диване, слушаешь музыку, и рядом с тобой хорошенькая девушка. (13)И вот я сижу сейчас на диване, слушаю музыку… (14)И почему-то мне неприятно. (15)Почему? (16)Не знаю. (17)А только с того момента, как мы ушли из Оскола, как отступаем всё дальше, у меня на душе какой-то противный осадок…

            (18)Вечером мы бродим с Люсей по набережной. (19)Небо красное, зловещее. (20)Облака точно густой, чёрный дым. (21)Волга от ветра шершавая, без всякого блеска. (22)И плоты, плоты без конца, а ещё обмотанные маскировочной зеленью буксиры.

            (23)Мы идём об руку, иногда останавливаемся около каменного парапета, облокачиваемся на него, чтобы посмотреть вдаль. (24)И Люся что-то говорит, кажется, о Блоке и Есенине, спрашивает меня что-то, и я что-то отвечаю. (25) И почему-то мне не по себе, и я не хочу говорить ни о Блоке, ни о Есенине.

            (26)Всё это когда-то интересовало меня, а сейчас отошло далеко, далеко… (27)Архитектура, живопись, литература… (28)Я за время войны ни одной книжки не прочёл. (29)И не хочется. (30)Не тянет.

            (31)Всё это потом, потом…

            (32)А завтра опять будет этот резерв, по двадцать раз разбирай и собирай пулемёт Дегтярёва. (33)И послезавтра, и послепослезавтра. (34)И опять майор будет говорить нам, что надо ждать, что, когда прикажут, тогда и отправят нас на фронт…

    (По В. Некрасову)*

    *Некрасов Виктор Платонович — русский писатель. С 1941 по 1944 годы был на фронте, участвовал в Сталинградской битве. Некрасов — автор повестей, рассказов, путевых заметок: «В окопах Сталинграда», «Первое знакомство» и др. По его сценариям сняты кинофильмы.


    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

    Подписи к слайдам:

    Слайд 1

    Сочинение-рассуждение Алгоритм написания сочинения-рассуждения (часть С) при подготовке к ЕГЭ

    Слайд 2

    Алгоритм написания сочинения-рассуждения Вступление. Проблемы, над которыми размышляет автор. Комментарий (основан на данном тексте). Выявление позиции автора. Собственное мнение (согласие или несогласие с позицией автора). Первый аргумент. Второй аргумент. Вывод (заключение).

    Слайд 3

    Анализ текста начинаем с выявления темы (о чем текст). Для этого выделяем ключевые слова ( слова, относящиеся к одной теме, синонимичные слова и выражения). … – вот тема, к которой обращается автор текста. Этот текст (статья) о … Автор обращается к актуальной теме – теме… Этот текст о … Автор посвящает статью… … Что мы подразумеваем, произнося это слово? Каждый человек, наверное, хоть раз в жизни попадает в ситуацию… - В тексте говорится (повествуется, описывается, автор размышляет, рассуждает и т.п.) о ...

    Слайд 4

    Можно написать о позитивном впечатлении, которое произвел на вас текст. Можно обрисовать типичную картину ( Часто бывает так, что…) Такое эмоциональное начало особенно подходит для сочинений по текстам, в которых авторы обращаются к “вечным” темам. Вот пример подобного начала сочинения: “ Любовь… О ней написаны тысячи книг и сняты сотни фильмов, о ней говорят и неискушенные подростки, и умудренные опытом люди… Наверное, эта тема интересует каждого из нас, поэтому текст N. тоже посвящен любви. ” В начале сочинения можно рассказать о своих чувствах, мыслях, ассоциациях, которые вызвало первое прочтение текста. Клише, которые помогут начать сочинение: Когда читаешь этот текст, представляешь себе (думаешь, чувствуешь, испытываешь, понимаешь и т. д. )… Наверное, каждый из нас когда-то (задумывался, размышлял, наблюдал, чувствовал)… Прочитав текст, я снова (представил, вспомнил, подумал и т. д. )

    Слайд 5

    1. Что такое проблема? Проблема — это сложный теоретический или практический вопрос, требующий решения, исследования. Её можно определить как сложную, трудную, важную, серьезную, глубокую, основную, главную, актуальную, злободневную, острую, назревшую, философскую, политическую, национальную, идеологическую, социальную, международную. Она имеет свой объект, например, проблемы войны , мира , экономики , политики , идеологии , воспитания , образования .

    Слайд 6

    Проблемы текстов, предлагаемых для анализа выпускникам ЕГЭ Человек и общество. Проблемы экологии. Проблемы семьи. Смысл человеческой жизни и предназначение человека. Связь поколений, проблема отцов и детей. Судьба Родины, её прошлое, настоящее и будущее. Проблема сохранения родного языка. Проблема сохранения исторических корней. Роль искусства, литературы в жизни человека.

    Слайд 7

    Возможные проблемы: Проблема памяти о своих истоках, о своём детстве (почему, повзрослев, человек ощущает связь с домом своего детства, с миром своего детства?); Проблема роли детства в жизни человека (почему детство – важнейший этап жизни человека?); Проблема исторической памяти (зачем человеку хранить память о прошлом? Что значит любить свою семью и свою Родину?); Проблема отчего дома (почему нельзя забывать отчий дом?); Проблема оценки такого периода жизни человека, как детство (действительно ли детство – «золотой» период жизни человека? Какова роль детства в становлении личности?);

    Слайд 8

    Проблема нравственной прочности человека (почему именно в обыденных житейских ситуациях зачастую проявляется нравственная сущность человека?); Проблема развития и сохранения русского языка (обогащается или портится русский язык благодаря заимствованиям?); Проблема влияния человека на природу (какова степень влияния человека на природу и в чём заключаются возможные последствия этого влияния); Проблема восприятия человеком природы как живой материи (должен ли человек воспринимать природу как нечто живое, заботиться о ней?);

    Слайд 9

    Проблема несправедливости социального устройства общества (естественно ли деление людей на богатых и нищих, правильно ли устроено общество?); Проблема отчуждённости мира богатых и сытых от мира бедных и голодных (думают ли сытые и богатые о тех, кто не может позволить себе есть досыта?); Проблема внутреннего противостояния искушению изобилием (могут ли дети из бедной семьи противостоять искушению изобилию и не озлобиться?); Проблема выбора профессии с учётом личных и общественных интересов (могут ли при выборе профессии совпадать личные и общественные интересы?) Проблема ответственности человека перед самим собой и обществом (может ли человек быть свободным от общества, от других людей?); Проблема коммерциализации культуры.

    Слайд 10

    Перечитайте, как вы обозначили проблему. Шаблоны: автором проблема может быть: поставлена изложена рассмотрена выдвинута затронута поднята сформулирована исследована проанализирована Клише, которые помогут сформулировать проблему: … ? Над этим вопросом задумывается автор текста. Автора интересует вопрос: … … ? Над этой проблемой предлагает поразмышлять автор текста.

    Слайд 11

    2.Что значит «прокомментировать» проблему? Нужно подумать о том, насколько актуально то, о чем пишет автор; кому и в каких ситуациях приходится сталкиваться с подобной проблемой . Необходимо изложить собственные мысли (исходя из данного текста) по данной проблеме с учетом авторских аспектов, так как комментарий должен объяснить авторский взгляд на поставленный вопрос. Комментарий должен включать 2 примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые важны для понимания проблемы исходного текста.

    Слайд 12

    Прежде чем ответить на вопрос, как комментировать, необходимо подумать: К какой категории относится избранная автором проблема? Насколько она злободневна Что делает её злободневной Традиционна ли эта проблема или нова Если традиционна, то какие точки зрения есть по её поводу. Если нова, то что стало причиной её появления, жизнеспособна ли она, объясни, что позволяет сделать такие выводы. Как удалось автору привлечь внимание читателя к данной проблеме? Как характеризует автора выбор данной проблемы (настоящий гражданин своего Отечества; не безразличный наблюдатель, а человек активной жизненной позиции; интернационалист, глубокий знаток человеческой души).

    Слайд 13

    Почему важно уметь комментировать основную проблему текста? Это позволяет увидеть, что интересует автора. Комментируя проблему, вы показываете и своё восприятие того, что волнует автора. Комментарий позволит вам глубже посмотреть на поставленную проблему. Комментируя основную проблему, можно воспользоваться этим речевым оборотом: Проблема заставила меня…

    Слайд 14

    Проблема может заставить читателя: глубоко задуматься рассуждать вместе с автором лучше понять себя и окружающих лучше понять трагизм происходящего серьёзно размышлять критичнее относиться к… по-иному посмотреть на… поделиться мыслями о… Эта проблема актуальна, потому что каждый из нас… Прочитав текст, я пришел к выводу (я понял, я пришел к заключению, я понял позицию автора). Читая текст, мы наблюдаем…

    Слайд 15

    В комментарии не должно быть: Пересказа исходного текста или его части. Рассуждений по поводу всех проблем текста. Комментариев о действиях героев текста. Необходимо избегать повторов слова «проблема». Не допускать выражений «проблема о том, что…», «проблема того, что..», «проблема о мужестве и стойкости..».

    Слайд 16

    3. Определяем авторскую позицию (идея текста). При этом необходимо сказать о том, как автор решает заявленную проблему, как аргументирует свою позицию («за»), какова цель написания текста. Если проблема текста – это вопрос, то позиция автора – это ответ на вопрос, как автор на него отвечает. Формулируя проблему в виде вопроса, вы должны знать, как автор на него отвечает. От вас не требуется сформулировать позицию автора вообще, а нужно показать его мнение по выделенной и прокомментированной вами проблеме. Авторская позиция в публицистическом стиле, скорее всего, будет обозначена прямо, и ее легко можно обнаружить. Лучше не цитировать целиком предложение, в котором отражена авторская позиция, а процитировать частично или пересказать. Если текст художественный, то авторская позиция может быть прямо не заявлена. Здесь важно обратить внимание, как она заявлена: прямо или косвенно.

    Слайд 17

    Автор может: Посвящать свою статью Решать заявленную проблему Эмоционально воздействовать на читателя Делать читателя своим союзником Образно воссоздавать картину происходящего Выделять ключевые проблемы (мысли, слова, мотивы) Образно представлять суть проблемы, которая его волнует Усиливать положительное или отрицательное отношение к чему-либо Передать глубину проблем (чувств, идеи, раздумий, обобщений, размышлений) Раскрывать сущность поставленных проблеем Точно формулировать (выражать)мысль

    Слайд 18

    Заставить читателя задуматься над проблемой (темой, идеей) Показать злободневность рассматриваемой им проблемы (темы) Формировать положительное или отрицательное отношение к поднятой проблеме Пытаться найти причины негативных (позитивных) явлений Подчёркивать остроту поставленной проблемы Видеть глубину и актуальность проблемы Обращаться к традициям русской жизни, литературы…. Выражать мнение большинства Пытаться понять, почему Использовать ряд убедительных аргументов Побуждать искать истину

    Слайд 19

    Стараться объяснить, почему Поднять в статье проблему, которая кажется наиболее актуальной Заставить сделать переоценку отношений.. Ставить ряд нравственных вопросов, требующих незамедлительного ответа Помочь нам увидеть традиционную тему по– новому Утверждать, что… Уточнять некоторые моменты Писать интересно и ново о старых проблемах Ставить перед нами цель – найти решение сложных жизненных вопросов Привести в качестве примера цитату Быть строгим судьёй негативным явлениям жизни

    Слайд 20

    Найти ответы на сложные жизненные вопросы Заставить нас самим решать сложные жизненные вопросы (делать нравственный выбор) Приглашать к разговору о непростых проблемах нашей жизни Убедительно доказывать, используя конкретные примеры Дать новую жизнь старой теме Формировать положительное или отрицательное читательское отношение к поднятым проблемам Подчеркнуть истинное положение вещей Иронически (саркастически, возмущённо, восхищённо и т.д.) повествовать о событиях и героях Показывать образец поведения, отношения к жизни Говорить с тревогой о наболевших проблемах

    Слайд 21

    Открыто заявить о своей гражданской позиции по отношению к… Призывать нас к … Представлять истинную картину происходящего

    Слайд 22

    Речевые образцы для комментирования авторской позиции: Одобрение : Автор восхищается ...; поражается ..., удивляется ...; словно приглашает вместе с ним полюбоваться ...; с интересом наблюдает за тем ...; любуясь (чем-то), создает словесную картину; как добрый друг и мудрый советчик, автор беседует с нами о… Нейтральная позиция (констатация фактов) : Автор размышляет о ...; словно приглашает читателя к диалогу ...; делится своими мыслями, наблюдениями ...; ставит перед читателями важную, злободневную проблему ...; пытается объяснить сложные философские понятия (сложные жизненные понятия) и т.п. Порицание, осуждение: Автор с болью в сердце пишет о том, что ...; с горечью говорит о… у автора вызывает негодование ...; автор не может мириться с тем ...; с горькой иронией пишет о том ...; свое эмоциональное, взволнованное рассуждение автор заканчивает не менее тревожным выводом...

    Слайд 23

    Клише: Автор считает, что… Автор утверждает, что… Автор убеждён, что… Автору важно убедить читателя в том, что… Бесспорно мнение автора о том, что… Автор подводит читателя к мысли о том, что… Автор стремится донести до читателя мысль о том, что… Решая проблему, автор приходит к выводу: … … – в этих словах, по – моему, отражена основная проблема текста. … – это высказывание точно отражает мысль автора. Позиция автора очевидна:… … – такова позиция автора. … – вот идея текста. Автор убеждает читателя в том, что…

    Слайд 24

    4. Выражение собственного отношения к данной проблеме. Доказывая, приводим 2 аргумента, обращаясь к примерам из читательского или жизненного опыта. Собственное мнение должно быть высказано корректно. Ваши аргументы не должны повторять то, что прозвучало в исходном тексте. Покопайтесь в памяти, вспомните, что читали об этом, какие литературные ассоциации у вас вызывает. Очень важно, чтобы ваши аргументы подтверждали, доказывали вашу точку зрения, а не были просто иллюстрацией на ту же тему. Поэтому при каждом аргументе формулируйте, что вы доказываете приведенным примером. Важно доказать, почему вы так думаете. Я согласен с автором, потому что …, и считаю… Трудно не согласиться с позицией автора, ведь … Вряд ли можно усомниться в авторской правоте…

    Слайд 25

    Здесь идет строгое сочинение-рассуждение: тезис аргументация вывод аргументация Каждый аргумент необходимо начинать с нового абзаца. Приводить примеры, ссылаясь на примеры из художественной литературы, авторитетных людей или из своей жизни и жизни окружающих. Нельзя не согласить с автором в том, что… С автором можно поспорить … Автор прав в том, что… С автором трудно (не) согласиться Позиция автора близка (понятна ) мне Я разделяю точку зрения автора Я разделяю негодование (неприятие, восторг) автора и думаю… Мне приходит на ум история, услышанная (прочитанная, которая произошла со мной) Мое мнение подтверждает и такой факт…

    Слайд 26

    Шаблоны: С удовольствием прочитал… Нельзя остаться равнодушным… К сожалению,… Следует отметить, что бесспорность авторской позиции не вызывает сомнений… Автор убедительно доказывает, что… Автор, по – моему, прав, утверждая, что… Точка зрения автора, конечно, интересна, …

    Слайд 27

    Автор справедливо отмечает, что… Авторские оценки справедливы и точны. Действительно, … Авторская позиция по данному вопросу совпадает с моей точкой зрения. Во-первых,… Во-вторых,… Таким образом,…

    Слайд 28

    Аргументы должны быть точными. Аргументы должны быть развёрнутыми и убедительными. Аргументы должны доказывать вашу точку зрения. Как можно ввести аргументы в изложение собственной позиции? С помощью словосочетаний: Обратимся к (факту, воспоминаниям кого – либо, научным данным…) Достаточно привести такой пример… Это можно доказать следующим образом.. Подтверждением сказанному может служит следующий факт… Приведу ещё один пример, доказывающий мою точку зрения. В этом легко убедиться, обратившись к… С помощью вводных слов и словосочетаний: Например,… Допустим… По свидетельству кого-либо,… Предположим… Во-первых, …, во-вторых, … и т.д. С помощью союзов и придаточной части: Так как… Потому что… Оттого что… Благодаря тому что… В связи с тем что…

    Слайд 29

    Речевые образцы для выражения собственного мнения о прочитанном. Ключевые фразы к тексту на актуальную, злободневную тему: • Я не раз задумывался о том, что… и поэтому тема текста близка и понятна мне. • Несмотря на то, что и раньше я много думал о ..., интересной и неожиданной мне показалась мысль автора о ... • Тема текста близка и понятна мне, потому что я и сам не раз испытывал подобные чувства (оказывался в такой ситуации). • Проблема ...не может не волновать моих современников. Известный публицист ... в своей статье говорит о ... Ключевые фразы к научно-популярному тексту: • На уроках ...я изучал в разделе ..., поэтому проблема, о которой говорит автор текста, знакома мне (понятна). • О сложных научных понятиях автор говорит доступно, используя общенаучные термины (примеры).

    Слайд 30

    • Чтобы сделать свою точку зрения более доказательной, автор цитирует (ссылается на мнение) таких известных ..., как ... • Ключевые фразы к тексту на тему, далекую от интересов ученика: • Прочитав текст, я поймал себя на мысли, что никогда раньше не задумывался о ... • Интересной и неожиданной мне показалась мысль автора о ... •

    Слайд 31

    Аргументы «за» должны быть: • правдивыми, опираться на авторитетные источники; • доступными, простыми, понятными; • отражающими объективную реальность, соответствующими здравому смыслу. Аргументы «против» должны убедить в том, что аргументация автора ошибочна. Однако в случае несогласия с автором опровергающая аргументация потребует от вас определенного такта и подчеркнутой корректности. Рассмотрим возможные для этого случая обороты речи: • Я не вполне согласен с позицией автора и считаю, что... • Уважая автора текста, позволю себе не согласиться с его точкой зрения на данную проблему... Помните важное правило аргументации: аргументы надо приводить в системе — по силе возрастания. Следовательно, конечный аргумент должен быть самым сильным.

    Слайд 32

    Как заканчивать сочинение? 2-3 предложениями, дублирующими вступление. Речевые образцы для окончания сочинения Закончить сочинение надо фразой, которая подводит итог всему сказанному и логически связывает творческую работу ученика с прочитанным текстом. Прочитанный текст В. Астафьева помог мне утвердиться во мнении, что дружба в сочетании с любовью и заботой близких формирует личность человека. Кроме того, автор «заразил» меня своим оптимизмом: мне тоже хочется верить, что добрых людей в жизни больше, чем злых. 2) Прочитав статью, я понял, как хрупок этот музейный мир, недолговечны его «экспонаты», которые часто подвергаются «потребительскому» отношению. Так давайте вместе позаботимся о том, чтобы эти вековые ценности сохранили свою значимость и для будущих поколений. 3) Статья С. Соловейчика задела меня за живое, побудила задуматься о том, что я благодарна своим родителям за мое воспитание: они привили мне веру в лучшее, и, я надеюсь, что эта «функция души» поможет мне в жизни.

    Слайд 33

    Советы: Не забывайте каждую часть начинать с новой строки. Продумывайте логику перехода от одного абзаца к другому. Внимательно прочитайте и проверьте написанный текст.