Главные вкладки


    Творческая работа на тему "Концепт "Счастье" в рассказах В.М. Шукшина.

    Борисова Галина Алексеевна
    Автор: 
    Горунова Карина

    Данная работа была представлена на 9 Г ородской конференции в г. Волгодонске. В основе - исследование рассказов В.М. Шукшина с целью рассмотрения концепта «счастье» и выявления авторского отношения к данному концепту.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

    IX ГОРОДСКАЯ ОТКРЫТАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

    АКАДЕМИИ ЮНЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ

    Направление: «Творчество юных »

    Секция: «Лингвистика и литературоведение »

    Название работы: «В поисках счастья»

    Автор работы: Горунова Карина Алексеевна

    Место выполнения работы: Лагутнинская СОШ

    Научный руководитель: Борисова Г.А.

    2017 г.

    Оглавление:

    Введение_______________________________________________________3

    Глава I.

         § 1. Понятие «КОНЦЕПТ» _____________________________________5

          § 2. Смысловое ядро концепта «Счастье»_________________________6

    Глава II.

    § 1. Василий Макарович Шукшин – писатель, артист, кинорежиссер.

        1.1. Общая характеристика рассказов В.М. Шукшина________________13

        1.2. Язык и стиль прозы Шукшина ________________________________18   

    § 2. Содержание концепта «счастье»  в рассказах В.М.Шукшина

         2.1. Анализ слова «счастье»   __________________________ __________19

         2.2. «Счастье» во  фразеологических единицах______________________22

         2.3. Синтаксические средства, передающие состояние счастья__________24

      §3.   Источник, «причины» счастья___________________________________26

     Заключение________________________________________________________30

     Приложение_______________________________________________________33

     Список использованной литературы___________________________________39

    Введение.

    Счастье есть нечто совершенное,

     его нельзя почувствовать взглядом,

    его можно лишь ощутить сердцем.

     Восточная мудрость.

    В последние десятилетия термин «концепт» стал объектом острых научных дискуссий не только  лингвистов и литературоведов, но и психологов, культурологов, философов.

          Познакомившись с базовыми культурными концептами, мы заинтересовались концептом «счастье». Люди не сходятся во мнениях по поводу определения счастья. Для одних счастье – это материальные блага и ценности, для других – гармония во всем, для третьих же – здоровье родных и близких, любовь окружающих и успехи. Безусловно, каждый по-своему прав, мнение каждого достойно уважения. Но в одном у всех людей есть сходство: счастье – это, бесспорно, что-то положительное и позитивное, ведь иначе не желали бы счастья люди друг другу в самые трепетные минуты жизни, не мечтали бы о счастье, каждый о своём, таком близком и далёком.

          Мы решили исследовать рассказы В.М. Шукшина с целью рассмотрения концепта «счастье» и выявления авторского отношения к данному концепту.

     Были поставлены следующие задачи:

    • осуществить  сбор информации по данной теме
    • провести словарные наблюдения, проанализировать представленные результаты эксперимента среди студентов, осуществить опрос учащихся с целью получения модели концепта  «счастье».
    • на основе отобранных рассказов В.М. Шукшина провести лексический анализ, анализ фразеологических и синтаксических единиц, а также рассмотреть «причины» счастья героев с целью рассмотрения концепта «счастье»  и выявления авторского отношения к данному концепту.

    Исследование было начато с изучения подходов к термину «концепт». В результате мы пришли к выводу, что одним из обязательных компонентов концепта является «культурная память» слова, то есть смысловые характеристики языкового знака, связанные с национальным менталитетом и системой духовных ценностей носителей языка.

          Далее нами были проведены словарные наблюдения над понятием счастье,  позволившие составить картину традиционного представления о счастье. Представлены результаты ассоциативного эксперимента среди студентов. Проведён опрос учащихся по интересующей нас теме. На основе обработки данных, мы получили несколько моделей «счастья», которые и стали «отправной точкой» нашего исследования.

          После этого  мы перешли к основной части нашей работы – к изучению содержания концепта «счастье» в рассказах В. Шукшина.

          Мы посчитали, что для  понимания «природы» «счастья» Шукшина необходимо рассказать о личности самого автора, раскрыть своеобразие его рассказов, его язык и стиль.

          Затем на основе отобранных рассказов был проведен лексический анализ, анализ фразеологических и синтаксических единиц, а также рассмотрены «причины» счастья героев.

          В результате исследования мы предприняли попытку создания модели шукшинского «счастья», провели сравнительный анализ моделей, выявили особенности и пришли к выводу, что у В.М. Шукшина счастье – это прежде всего состояние души, зависящее в значительной мере от характера человека.

          В приложение мы внесли список рассказов, участвовавших в исследовании, которые сопроводили выдержками из текста, использованных в анализе.

          В список литературы вошли все использованные нами издания.

               

     

     Глава 1.

    § 1. Понятие «КОНЦЕПТ»

          Обзор научной литературы показывает, что в современной лингвистике нет единого понимания термина «концепт».

    Так, лингвисты рассматривают концепт как философское понятие, являющееся результатом взаимодействия различных факторов: национальной традиции, фольклора, религии, идеологии, жизненного опыта, образов искусства, ощущений и системы ценностей.

     По мнению Н. Д. Арутюновой, концепты образуют «своего рода культурный слой, посредничающий между человеком и миром»[1] .  

    Идея соотнесённости концепта и культурного мира человека развивается и в теории Ю. С. Степанова: «концепт – это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт – это то, посредством чего человек – рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» - сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на неё»[2] 

          В современных теориях лингвистики понятие концепта рассматривается как единица психической памяти сознания человека. По определению Е. С. Кубряковой, концепт – это «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis ), всей картины мира, отражённой в человеческой психике»[3] . 

    Д.С.Лихачев предполагает, что концепт «не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека... Потенции концепта тем шире и богаче, чем шире и богаче культурный опыт человека»[4].

     

     § 2. Смысловое ядро концепта «Счастье»

          Отметим, что «культурная память» слова полно и глубоко отражена прежде всего в лексикографических источниках. Так, словарные наблюдения над словом счастье позволяют определить его концептуальные признаки.

    • «Счастье – 1. Чувство и состояние полного, высшего удовлетворения. С. Созидания. Стремление к счастью. Семейное с.

    2. Успех, удача. Во всём с. Кому-нибудь. Не было бы счастья, да несчастье помогло (посл.)  ● К счастью или по счастью, вводн. Сл.- выражает удовлетворение по поводу чего-нибудь. На счастье - 1)вводн. сл., то же, что к счастью. На моё счастье, всё кончилось благополучно; 2) чтобы была удача. Дай руку на счастье. Твоё (моё, его, и т.д.)  счастье, что…(разг.) – тебе (мне, ему и т.д.) повезло, что… Твоё счастье, что всё обошлось благополучно.»[5]

    • «Счастье, - 1. Состояние высшей удовлетворённости жизнью, чувство глубокого довольства и радости, испытываемое кем-л. Семейное счастье. Народное счастье.●  – Человек создан для счастья. Короленко, Парадокс. Знайте, что быть писателем в наши   дни – великое счастье, ибо – Вас будет читать народ! М. Горький, Письмо А. С. Черемнову, 7 февр. 1907.

    2. Успех, удача.  Счастье в игре. Военное счастье.  Тяжёлый год – сломил

    меня недуг, Беда застигла, - счастье изменило, - И не щадит меня ни враг, ни

    друг, И даже ты не пощадила! Н. Некрасов. Голодный год…   Хаджи-Мурат

    всегда верил в своё счастье. Затевая что-нибудь, он был вперёд твёрдо уверен в удаче, - и всё удавалось ему. Л. Толстой, Хаджи-Мурат.

     3. в знач. сказ. Хорошо, удачно. [Фамусов:] Да! Счастье, у кого есть этакий сынок!  Грибоедов , Горе от ума. – Ну, вот мы и дома, Андрейка! Какое счастье, что мы уже вместе. Николаева, Жатва.

    4. Прост. Участь, доля, судьба. Всякому своё счастье. Поговорка

     К счастью; на счастье; по счастью (в знач. вводн. сл.) – выражает

    удовлетворение по поводу чего-л.  По счастию, союзники не думали о штурме. Станюкович, Севастопольский мальчик.  На счастье (дать, сделать, сказать и т. п.) – чтобы было счастье, удача у кого-л.  Иметь счастье - с неопр. – формула вежливости, употребляемая в значении: у д о с т о и т ь с я  чего-л. – я даже имел счастье интересовать вас моими суждениями. Достоевский, Преступление и наказание.»[6]

    •  «Счастье, - рок, судьба, часть и участь, доля. Такое наше счастье, что на мосту с чашкой. Случайность, желанная неожиданность, талан, удача, успех, спорина в деле, не по расчёту. Благоденствие, благополучие, земное блаженство, желанная насущная жизнь, без горя, смут, тревоги; покой и довольство; вообще, всё желанное, всё то, что покоит и доволит человека, по убеждениям, вкусам и привычкам его. Домашнее счастье – совет да любовь. Счастливец, счастливица – счастливый человек, удатный, удачливый. Счастливить кого – осчастливить, делать счастливым, наделять счастьем, чем-либо желанным. –кому – удаваться спорить, везти, таланить. Ему счастливит во всём, в торговле, в картах. Счастливый человек – кому всё удаётся, удатный, удачливый; -случай – желанный, благополучный. – день – принесший угодное. –жизнь – покойная, без бед.  

    Счастливо играть – людей обирать; несчастливо играть – себя обижать.

    Счастливый скачет, бесчастный плачет. Не та счастлива, которая у отца, а та счастлива, которая у мужа.[7]

           В Словаре синонимов русского языка слово счастье  находится в одном синонимичном  ряду со словами «удача ( совокупность благоприятных, способствующих успеху обстоятельств, счастливый случай, желанный

    исход дела) Всё -  из рук вон плохо; Нет ни в чём удачи (А. Кольцов), счастье Счастье в игре для неё вопрос самолюбия ( Чехов), везение разг., фортуна разг., фарт прост. (преимущ. В речи охотников, рыболовов, золотоискателей и т. п. Счастье в таёжной округе называлось фартом: исстари было переделано на русский лад чужестранное слово «фортуна» (Саянов), талан нар.-поэт. Дай волюшку, Там опять мне жить, где хочется, Без талана, где таланиться, Молодым кудрям счастливится (А. Кольцов)» [8].

    Таким образом, кроме двух значений лексемы счастье , отмечены два дополнительных значения: « в знач. сказ. Хорошо, удачно» с грамматической обусловленностью и «Участь, доля, судьба» - просторечное - как традиция интерпретации счастья в Словаре В. И. Даля.  Как показал структурно-семантический анализ словарных единиц, в семантической структуре лексемы счастье выделяются такие семантические компоненты, как: «чувство высшего удовлетворения», «радость», «удача», «судьба», «фортуна», которые составляют    

    смысловое ядро концепта счастье. Они выполняют функцию концептуальных признаков, участвующих в процессе концептуализации данного явления. Эти признаки и легли в основу ценностной составляющей, которая определила историко-культурное содержание ключевого слова счастье как концептуальную универсалию.

    Для наглядности мы представили полученную модель традиционного представления о счастье в виде диаграммы:

                                             

          В процессе нашей работы мы случайно натолкнулись на эксперимент[9], который нас заинтересовал. Эксперимент является сопоставительным, и проводился с русскими и китайскими студентами. Данный сопоставительный эксперимент даёт возможность проникнуть в мир образов русского и китайского национального сознания, выявить сходства и различия в представлении ими универсального культурного концепта счастье .

          С целью определения национально-культурного компонента семантики слова счастье, а также для представления его концептуальной природы обратимся к описанию проведённого свободного ассоциативного эксперимента. В эксперименте участвовали русские (50) и китайские (48) студенты крымских вузов. Эксперимент проводился по трём исследовательским парадигмам: образовательной (одна социальная группа - студенты), возрастной (18-24), национальной. При этом использовался метод письменного анкетирования на родном языке испытуемых. В результате эксперимента было получено 227 реакций в китайской аудитории и 249 реакций в русской аудитории.

          Так как у нас цели несколько иные, чем у организаторов эксперимента,  воспользуемся лишь теми результатами, которые касаются  реакций русской аудитории и представляют для нас наибольший интерес.

    1. При анализе ответов информантов  были обозначены  реакции, связанные с построением модели понятия счастье. Так, наиболее частотными характеристиками в анкетах студентов были радостный 11, светлый 6, большой 5, весёлый 5;

    2. Доминирующими признаками при поиске синонимов слова счастье выявились любовь 23, радость 19, удача 14, успех 9.

    3. На этапе ассоциативных реакций на слово счастье были установлены типичные модели концепта, что и позволило конструировать ассоциативное поле счастье. При этом следует отметить как позитивные, так и негативные реакции в группе русских информантов. Так,  счастье ассоциируется с завистью, усталостью, досадой.

    Надо отметить, что реакции у обеих групп информантов были неодинаковые, что позволяет сделать вывод о наличии определённых ментальных моделей, характерных для сознания носителей разных культур.

           Так, экспликацией признаков «семейной» модели счастья в русской  культуре являются реакции семья, дети, любимый человек, дом, любовь близких, любовь в семье, мир в семье, родители, семейный покой. Общее количество реакций, эксплицирующих данную модель в русском национальном сознании, составляет 12,85%. Такое разнообразие реакций, репрезентирующих данную модель, может быть обусловлено историко-культурными особенностями русского народа. Для русского человека семья с давних времён считалась главной и неизменной ценностью: Вся семья вместе, так и душа на месте (пословица). В семье и смерть красна (пословица). Не надобен и клад, коли в семье лад (пословица).  

          Итак, в большинстве случаев (88% русских респондентов) счастье ассоциируется с чувством и состоянием души. Ассоциативные связи между словами, как отмечают лингвисты, не являются случайными, они обусловлены культурой и деятельностью человека.

          Таким образом, комплексный анализ ассоциативных реакций позволяет представить динамичную организацию концептуального поля счастье и выявить его национально-культурные особенности.

            Ядром концепта в русском языковом сознании на современном этапе в среде молодежи, как показывает анализ, являются такие реакции, как любовь -18, радость- 12, удача, успех - 10, здоровье- 9, семья- 9, взаимопонимание- 7, свобода- 7, деньги, везение-6, дружба-5, веселье -3, хорошее настроение-2.  То есть получается следующая картина: export

    На следующем этапе мы провели опрос среди учащихся школы. На основе   обработанных  данных, получили следующую модель:    

          Если сравнить структуру концепта «счастье», выделенную на основе анализа словарных единиц, со структурой, полученной в результате опроса студентов, то видно, они различны. Студенты на первое место ставят любовь, в то время как в традиционной структуре данный компонент вообще отсутствует. Далее же основные компоненты совпадают: на второй план в обоих случаях выходит понятие радость, а на третий – успех, удача. Также совпадает понятие везение, но студенты связывают везение с деньгами, а традиционная структура - с фортуной. Надо отметить, что традиционный компонент рок, участь, судьба студенты вообще не выделяют, зато они добавляют такие понятия как семья, здоровье, которые школьники вообще ставят на первое место, взаимопонимание, свобода и дружба.

          Итак, в результате сравнения видно, что наиболее важные компоненты совпадают, но есть и различия, которые показывают, что изменения в структуре концепта возможны, и они обусловлены изменениями социально-культурных условий обитания человека.

          Теперь перейдем к основному моменту нашей работы. Проследим, каковы же концептуальные признаки счастья присутствуют в рассказах В.М.Шукшина, позволяющие выявить смысловое ядро шукшинского счастья.

    Глава II.  

       § 1. Василий Макарович Шукшин – писатель, артист, кинорежиссер.

          Приступая к анализу рассказов В.М.Шукшина, невозможно не сказать об авторе – писателе, артисте, кинорежиссере.

          Далеко не каждому писателю достается такая всенародная популярность, какая была у Василия Шукшина. Конечно, имела значение и его работа в кино.

          Но не только это. М.А.Шолохов сказал о Шукшине: «Не пропустил он момент, когда народу захотелось сокровенного. И он рассказал о простом, не героическом, близком так же просто, негромким голосом, очень доверительно. Отсюда взлет и тот широкий отклик, какой нашло творчество Шукшина в сердцах многих тысяч людей…»[10] 

        В начале 60-х годов прошлого века было принято отправляться  на поиски новых героев и новых сюжетов куда-нибудь далеко, на стройку, в геологическую экспедицию. Как тогда говорилось: «делали себе биографию». У Шукшина биографии хватило бы на многих. Поэтому он не любил, когда писатели вставляли для «достоверности» производственные термины, рабочий жаргон и все прочее, подхваченное на лету.  

    Родился он 25 июля 1929 года в селе Сростки Бийского района Алтайского края. Был еще совсем маленьким, когда арестовали отца по обвинению в пособничестве врагам советской власти. В 1956 году Макар Шукшин был посмертно реабилитирован – как и многие, безвинно пострадавшие в то время.

    Вырастила Васю и его сестренку Талю (Наталью) мама, Мария Сергеевна. На короткий срок у детей появился отчим, по воспоминаниям Шукшина –добрый человек. Отчим погиб на войне. Нежнейшую любовь к матери Шукшин пронес через всю свою жизнь.

          В 1943 году он закончил сельскую семилетку, поступил в Бийский авто-техникум, но там ему не понравилось, и он вернулся в Сростки. Какое-то время работал в колхозе, а в 1946 году Марии Сергеевне пришлось проводить его в самостоятельную жизнь. И тут очень важно понять, каким он уходил из дома. Конечно, деревенский подросток, из «медвежьего угла», из беднейшей семьи, но                

    подросток, много прочитавший, по-настоящему читавший.

          Шукшин работал на стройке в Калуге, на тракторном заводе во Владимире, на стройках Подмосковья. Тогда рабочие требовались повсюду. Пробовал поступить в военное авиационное училище в Тамбове, в Рязанское автомобильное – не получилось. В 1949 году Шукшина призвали на военную службу, он служил на флоте, в Севастополе, старший матрос, по специальности – радист. Записался в офицерскую библиотеку. О том, что книги выстраивают целые судьбы, Шукшин сказал, уже став известным писателем.

          После демобилизации он вернулся в Сростки, очевидно, уже с продуманными планами. Сдал экстерном экзамены на аттестат зрелости. Потом недолгое время преподавал в вечерней школе русский язык, литературу и сохранил светлую память о том, как благодарно его слушали ученики – наработавшиеся за день деревенские парни и девушки. Весной 1954 года Мария Сергеевна, чтобы собрать сыну денег на дорогу, продала телочку. О том, как Шукшин поступил в Институт кинематографии (ВГИК), существует немало легенд. Тем более что он и в самом деле пришел в этот, по-нынешнему говоря, элитарный вуз в гимнастерке и сапогах, уже внешне выделяясь среди абитуриентов, столичных мальчиков и девочек из семейств, причастных к искусству. И, конечно, ему пришлось наверстывать то, что он пропустил в юности. А потом он уже понимал, каковы его силы, но не спешил заявить о себе, изображал простака: «вы тут все гении, а я уж как-нибудь». По его собственным словам,  «хоронил в себе от посторонних глаз неизвестного человека, какого-то тайного борца, нерасшифрованного».

          Еще студентом Шукшин отснял свою курсовую работу по своему сценарию, сам играл и режиссировал. Студентом получил первую большую роль в кино – солдата Федора в фильме Марлена Хуциева «Два Федора»(1959). Последняя роль – Лопахин в фильме Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину»(1974). Первая режиссерская работа в кино – фильм «Живет такой парень»(1964). Последняя – «Калина красная»(1974). Первый появившийся в печати рассказ – «Двое на телеге»(1958). Первая книга – сборник рассказов «Сельские жители»(1964).

          Василий Макарович Шукшин скончался в ночь на 2 октября 1974 года от сердечного приступа в каюте теплохода, служившего плавучей гостиницей для участников съемок фильма «Они сражались за Родину». В 2002 году почитатели Шукшина не дали списать старый теплоход в металлолом – отремонтировали и присвоили ему имя «Василий Шукшин».

        1.1. Общая характеристика рассказов В.М.Шукшина.

          Не каждому писателю удается ввести в литературу новый человеческий тип, совершить открытие – и художественное, и социальное. В таких случаях сначала читатели удивляются, а потом и сами начинают видеть вокруг себя именно таких людей.

          С появлением первых рассказов Шукшина в литературной критике вошло в обиход понятие «шукшинский герой». В пояснение говорили о «человеке в кирзовых сапогах», то есть жителе сельской глубинки, а также о каких-то сплошных «чудиках» со своими разными странностями. Однако вполне возможно, что получше разобраться в «шукшинском герое» можно именно в наше время, когда в России все перевернулось и никак не уложится. Дело в том, что национальный характер острее проявляет себя на поворотах истории. В годы перестройки Россия удостоверилась, насколько нас еще не коснулась стандартизация личностных качеств, присущая западному обществу. Русский человек не так усерден и обкатан – более противоречив, непредсказуем. И здесь можно привести в пример одно из определений Шукшина: «Если бы мои «мужики» не были бы грубыми, они не были бы нежными».

          Подтверждение этому мы найдем в рассказах. К примеру, в рассказе «Степка». Молодому парню осталось сидеть три месяца, а он сбежал домой, в деревню. Знал, что придется досиживать уже не три месяца, а годы. Но все равно сбежал!.. Соскучился по дому. «Я теперь подкрепился. Теперь можно сидеть, - говорил Степка арестовавшему его милиционеру. – А то меня сны замучили – каждую ночь деревня снится… Хорошо у нас весной, верно?»

          Милиционер не  спорит – весной в деревне хорошо. Но какое отношение это имеет к побегу? Милиционер думает про Степку: «А по лицу не скажешь, что дурак». Шукшин оставил за пределами рассказа, какие страдания принес Степка матери и отцу своим побегом, новым тюремным сроком. То есть оставил это воображению читателя. А в рассказе деревня радостно празднует возвращение Степки. Пляшет его отец – Ермолай Воеводин: долго он ждал этого дня, без малого пять лет. И первой почувствует беду немая девушка – сестра Степки. В рассказе нет вопроса: правильно или неправильно поступил Степка? И нет вопроса: дурак или не дурак? Этот рассказ, как и многие другие, стучится в сердце читателя, как бы говоря: ты-то помни, что живут такие на свете парни.

          У Шукшина из рассказа в рассказ переходят и имена - Ермолай, Василий, Степан…, и фамилии – Байкаловы, Князевы… За этим – большой замысел. У Шукшина рассказы, повести, киносценарии складываются в роман, в цельную картину русской жизни, на которой изображены и сельские, и городские жители – причем  в них мы находим не только разные человеческие судьбы, но и  разные времена (как в рассказе «Экзамен»)      

            Герои Шукшина – «маленькие люди», но маленькие они только потому, каково их место на социальной лестнице,- впрочем, все это деление на маленьких и больших – мираж, критическая абстракция. Шукшинский герой не пугается. Он идет по середине улицы, вызывающе поглядывая по сторонам. И открывается в нем необозримый душевный простор, который так сродни в прозе Шукшина простору земли, простору пейзажа. Мир внутренних побуждений и нравственных идеалов, реализуемых шукшинскими героями в их «легендах», всякий раз индивидуален, самобытен, ибо творится он в воображении людей различных и отражает  различные стороны. Сам автор как-то точно сказал, что в его рассказах трудно понять, когда происходит действие: утром или вечером, зимой или летом, - не это его волнует, ему нужна душа человека.

          Василий Шукшин никогда не был писателем в голом смысле этого слова. Проза его – это преодоление быта во имя познания невидимого в человеке, как говорил Гоголь, невидимого и неслышимого. Проза Шукшина начинается в быте, зарождается в быте, но тянется к горным вершинам. Шукшин остается именно создателем малого эпоса – малого не по значению, а по размерам его коротких рассказов. Рассказы эти короткие, но иной из них стоит романа. И не потому, что на этих страничках судьбы уместились, жизнь прожита, но оттого, что эпос Шукшина – это эпос внутреннего возвышения и обновления.

          Шукшина как художника задевали любые жизненные проявления, он не делил увиденное и услышанное на основное и побочное, а считал, что все, что есть в жизни человеческой, важно и заслуживает того, чтобы перейти на страницы рассказов и в кадры фильмов.

          У Шукшина важен весь рассказ, все его герои и характеры и–«не в общих вытверженных чертах, но в их национально вылившейся форме, поражающей нас живостью, так что мы говорим: «Да это, кажется, знакомый человек…» (Гоголь). Правда времени живет не только в стенаниях и «выступлениях» героев, нередко даже и вовсе не в них, а в каком-то «воздухе», психологическом поле рассказа, в его настроении, складывающемся из каких-то едва уловимых полуощущений, полувпечатлений, полуинтонаций. Часто автор дает неприглядный портрет (Семка Рысь из «Мастера»), но после прочтения рассказа невольно проникаешься симпатией к такому герою. Порой невозможно понять, где кончаются мысли героев и начинается «лирическое отступление» самого Шукшина? Во всем ли совпадают в глубине своей автор и герой? Да так ли это важно! Главное – мы почувствовали что-то очень человечное, подлинное.

          При всех самых конкретных, социальных, бытовых подробностях, при всех малейших характерных деталях Шукшин «берет в дело» человека «в целом». Не отвлеченного («человек вообще»), не абстрактного, а самого земного, реальнейшего, с «особинкой», но берет его во всей жизненной полноте и сложности, строит свой художественный мир, постоянно имея в виду как многообразие, национальное своеобразие характеров и судеб, так и общечеловеческое, гуманистическое их содержание.

           Составляя в 1974 году книгу рассказов и повестей, Шукшин написал обращение к читателю – и не только к тогдашнему: «Русский народ за свою историю отобрал, сохранил,  возвел  в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту… Мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык, он передан нам нашими дедами и отцами – стоит ли отдавать его за некий трескучий, так называемый «городской язык», коим владеют все те же ловкие люди, что и жить как будто умеют, и насквозь фальшивы? Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания – не отдавай всего этого за понюх табаку… Мы умели жить. Помни это. Будь человеком.»      

           1.2.  Язык и стиль прозы Шукшина    

         Язык В.М.Шукшина сыграл важную роль в развитии языка русской прозы второй половины 20века. В нем отразились языковые процессы, характерные для художественной литературы 60-70 гг. вообще для деревенской прозы в частности. Это с одной стороны, опора на живую речь, с другой, полемика с разнообразными штампами – канцелярскими, газетными, беллетристическими. Оба эти процесса определили характер языка прозы В.М. Шукшина, который противостоял обезличенному стандартизованному языку прозы 40-50-х гг., подчиненному жестким нормам. Своеобразие языка произведений В.М. Шукшина обусловлено особым типом повествователя (рассказчика). Сам Шукшин говорил, что «это обыкновенный человек тот самый, который встретил на улице  знакомого и захотел рассказать тот или иной случай из жизни»1 . Такой образ повествователя проявляется в разных композиционно-речевых нормах.

          В рассказах В.М. Шукшина отражается социальная дифференциация языка. Утверждая в правах народное слово и образы, характерные для народной речи. Шукшин иронизирует над канцелярской фразеологий, газетными штампами, над псевдонаучной речью, над иностранными словами.  

    § 2. Содержание концепта «счастье»  в рассказах В.М.Шукшина.  

     Теперь, зная «природу» рассказов В.М.Шукшина, нам легче будет понять и  выделить смысловое ядро концепта «счастье», присущее именно героям шукшинских рассказов, а через них и авторское отношение к счастью.

    2.1. Частотность употребления слова «счастье» и его синонимов.   

           Для исследования мы отобрали 36 рассказов, так как именно в них встречаются компоненты концепта «счастье». Результаты анализа показались нам очень интересными.

          1. Итак, мы начали с самой лексемы счастье. Данная лексема использована автором 10 раз: 

         « -Господи, за что мне такое счастье! – думал Серега, выходя опять во двор к стиральному аппарату.» [ 34: 248 (далее  в квадратных скобках приводится только номер рассказа из приложения и страница)]

          «Порой он даже страшился: по праву ли свалилось на его голову такое счастье, достоин ли он его, и нет ли тут какого недоразумения…» [34: 245]

          Видно, что счастье здесь не является постоянным состоянием, оно пришло неожиданно («свалилось на его голову»)

          В других строках:

          «Увидела брата, всплеснула руками, замычала радостно…И до того она в эту минуту была счастлива, что у мужиков навернулись слёзы.» [4: 84]

    мы обнаруживаем, что оно не является вечным («в эту минуту»).

          В тоже время  встречаются и моменты отрицания счастья:

    «- Нет счастья в жизни, - сказал он и сплюнул. – Тебе налить?» [7: 125]

          2. Рассмотрим синонимический ряд . Поиск синонимов показал, что автор  использовал своеобразный ряд лексем:

    Самым частотным синонимом оказалась лексема

    радость, которая встретилась в 32 рассказах

      «Чудик даже задрожал от радости, глаза загорелись.» [9: 136]

          «И радость, особая радость – какая-то тоже ясная, надёжная, сулящая и вперёд тоже тепло и радость – толкнула в грудь Солодовникова…» [16: 220]

    Значительно реже использована лексема любовь:

    Любовь – в 9 рассказах:

    «У Васёки перехватило горло от любви и горя.» [13: 24]

    «И опять ей захотелось плакать – теперь от любви к людям, к терпеливым, хорошим людям.» [14: 57]

          В этом ряду появляются лексемы, которые ранее вообще не встречались:

     праздник – в 5

          «В бане сумрачно и неуютно пока, но банный терпкий, холодный запах разбавился уже запахом берёзовых поленьев – тонким, еле уловимым – это предвестье скорого праздника. Сердце Алеши нет-нет да подмоет радость – подумает «Сча-ас». [22: 301]

            «Сессию сдал хорошо, из деревни писали, что у них там все в порядке, все здоровы – на душе у Володи было празднично.» [20: 280]

    восторг- в 4

    «Какой-то дикий восторг обуял парнишку; кровь ударила в голову и гудела…Ликовала душа, каждая жилка играла в теле…Какой-то такой желанный, редкий миг непосильной радости.» [6: 119]

         «Алеша любил детей, но никто бы никогда так не подумал – что он любит детей: он не показывал. Иногда он подолгу внимательно смотрел на какого-нибудь, и у него в груди ныло от любви и восторга…» [22: 302]

          наслаждение/блаженство – в 5

     «Господи, какое жгучее наслаждение я испытывал!» [11: 159]

    «Но вот затрещали в камельке поленья… Потянуло густым воглым запахом оттаивающей глины: со стен каплет. Угарно… Стены  слегка парят, от камелька пышет жаром. И охватывает человека некое тихое блаженство, радость.» [27: 41]

          славный момент/хорошее состояние – в 4

         « Жалко, если бы сейчас что-нибудь спугнуло бы это хорошее состояние, эту редкую гостью-минуту…» [17: 237]

        «Ах, славный момент!» [22: 301]

                Далее мы выделили синоним хорошо, с которым некоторые могут не согласиться, однако в определенных случаях в рассказах Шукшина это не что иное как синоним  лексемы счастье:

           «Пели не так чтобы очень уж стройно, но обоим сделалось удивительно хорошо.» [2: 71]

    «Минька вспомнил свой экзамен, и ему стало вдвойне хорошо.» [3: 76]

          Рассмотрев синонимический ряд лексемы счастье мы еще раз убеждаемся в том, что шукшинское счастье приходит и чаще всего неожиданно, вдруг (радость – толкнула в грудь),то есть оно приходяще, не является вечным. Часто оно кратковременно (редкий миг, гостья-минута, момент), и герои боятся его спугнуть (жалко, если бы сейчас что-нибудь спугнуло бы это хорошее состояние), иногда они даже ждут его (Сердце Алеши нет-нет да подмоет радость – подумает «Сча-ас».)(301). Счастье может увеличиваться (стало вдвойне хорошо). 

           3. Особо привлекло наше внимание то, что в рассказах Шукшина наблюдается множество случаев, когда для описания эмоционального проявления счастья,  автор использует не конкретные слова, обозначающее его, а те, которые выражают действие или состояние, обычно сопровождающее это чувство:

      «Ликовала душа, каждая жилка играла в теле.» [6: 119]

          «Пели не так чтобы очень уж стройно, но обоим сделалось удивительно хорошо.» [2: 71]

          «Чудик вышел из автобуса, снял новые ботинки. Побежал по тёплой мокрой земле – в одной руке чемодан, в другой ботинки. Подпрыгивал и пел громко: Тополя-а-а, тополя-а-а…» [9: 143]

    «Андрей тихо сиял.» [15: 187]

          4. Исследование ассоциативного поля показало, что автор широко  использовал следующие слова и обороты: душа, слёзы, жить, хорошо, красиво, особая, радость, желанный, необъяснимый, легко, любить, визг, восторг, приятнейшее, засмеялась, всплакнула, подпрыгивал, пел, громко, сладко, ныло , неповторимая, большая, моё, покой, желание, сердце, ночь, утро, запах, дети.

          «В такие дни, весной, у нас в избе идёт такой тарарам, что душа   заходится от ликующего, делового чувства.» [11: 157]

     «Отец смотрел на сыновей, и по щекам его катились слёзы.» [1: 63]

     «Он тоже чувствовал, что на земле - хорошо. Вообще жить – хорошо.» [29:  158]

          Cчастье Шукшина ассоциируется с  душой и со слезами, что определяет основное, вершинное, значение полисемантичной структуры. Ассоциативные связи между словами, как отмечают лингвисты, не являются случайными, они обусловлены культурой и деятельностью человека. Шукшинский герой – это простой русский человек, а для русского человека (независимо от пола и возраста) характерно в трогательные минуты, в минуты наивысшего удовлетворения плакать, отсюда и русская поговорка: «Детки скачут – родители глядючи плачут». Через слезы (через мимику) автор передает состояние души героя.

     2.2. «Счастье» во  фразеологических единицах.

          При исследовании рассказов В.Шукшина, наше внимание привлекло то, что для описания состояния счастья автор широко использовал фразеологизмы. Мы сочли нужным разбить их на три группы, так как одни фразеологизмы имеют значение, зафиксированное словарями – это и будет первая группа, другие – несколько изменены (например: Душа радуется – словар., а у Шукшина – Душа ликует) – это вторая группа, а третьи вообще употреблены в другом значении.

              Итак, рассмотрим первую группу, фразеологизмов:    

    • «Ванька весело со всеми попрощался, пожелал всем здоровья и с легкой       душой поскакал вниз.» [35: 327]

    Обратимся к словарю:

    «С легкой душой. Разг. Экспресс. Безумно, ни о чем не думая.» (Федоров А.И. 1995,  18: 180 (далее при ссылке на данное издание в круглых скобках приводится порядковый номер из списка использованной литературы и номер страницы).

         Действительно, Ванька обо всем забыл, он был счастлив, что пришла его мать, что он, наконец, возвращается домой.

    • «Притаишься где-нибудь на задах огородов, в лопухах,- сердце замирает от необъяснимой, тайной радости.» [5: 113]

    «Сердце замирает. Разг. Экспресс. 1. Кто-либо испытывает сильный испуг, страх.

         2. Кто-либо испытывает блаженство, умиротворение, чувство радости.» (18: 494)

    В данном случае автор использовал второе значение (замирает от необъяснимой, тайной радости).

    • «Ликовала душа, каждая жилка играла в теле…» [6: 119]

    «Каждая (всякая) жилка играет в нем. Устар. Разг. Экспресс. О хорошем самочувствии, настроении.»(18: 188).  

    • «Чудик даже задрожал от радости, глаза загорелись.» [9: 136]

    «Глаза загорелись у кого, на что. Кому-либо непреодолимо, страстно захотелось, хочется чего-либо.»[11] 

    Здесь  наблюдаем, что вследствие состояния радости у Чудика глаза загорелись.

          Мы привели лишь несколько примеров, но все они показывают, что использованные фразеологизмы употребляются в разговорной речи и имеют эмоционально-экспрессивную окраску.

    То же самое мы обнаружили и в использовании фразеологизмов второй и третьей групп.          

      Так фразеологизм «Душа радуется» переходит у Шукшина «Душа ликовала»:

    • «Ликовала душа, каждая жилка играла в теле…» [6: 119]

    Обратимся вновь к словарю: «Душа радуется. Разг. Экспресс. О  приподнятом настроении, ощущении радости, счастья»(18: 177). В словаре уже присутствует указание на экспрессию, а изменение «радуется» на «ликовала» привело к ее еще большему усилению. Так автор показал ощущение счастья.

    Ко второй  группе, как уже упоминалось ранее, мы отнесли фразеологизмы, имеющие некоторые изменения.

          Фразеологизм «С легкой душой» уже упоминался ранее, однако теперь мы встречаем его в несколько другой форме:

    • «Минька шёл в общежитие, перебирал в памяти сегодняшний день. Показался он хорошо, даже отлично. На душе было легко.» [3: 74]

    и с несколько другим значением, а именно, как чувство наивысшего удовлетворения от прошедшего дня.

          И, наконец, фразеологизмы третьей группы, то есть те, что  в контексте поменяли свое значение на противоположное. Так, в примере из рассказа «Миль пардон, мадам!»

    • «Этого дня он тоже ждал с великим нетерпением, изо всех сил крепился… И когда он наступал, желанный, с утра сладко ныло под сердцем, и Бронька торжественно молчал.» [10: 144]

    фразеологизм «ныло под сердцем» соответствует словарному «Душа ноет Разг. Экспресс. О чувстве сильной тоски, грусти.» (18: 177), однако под влиянием контекста, в особенности  слова «сладко», данный фразеологизм выступает в значении чувства радости, от предвкушения, приближающегося волнительного момента. Здесь же необходимо отметить, что герой Бронька Пупков испытывает чувство наивысшего наслаждения, волнения в момент ожидания того последнего дня, когда ему предстояло поведать всем историю о покушении на Гитлера.

          Моня Квасов из рассказа «Упорный»  иногда подумывал, что  счастье – «обрести покой»

      «Надо жениться на какой-нибудь, думал Моня, нарожать детей – трех, примерно, и смотреть, как они развиваются. И обрести покой, ходить вот так вот – медленно, тяжело и смотреть на все спокойно, снисходительно, чуть насмешливо.» [24: 193]

              Зато в «Сапожках» Сергей Духанин наоборот «потерял покой», очень ему захотелось сделать приятное, подарить момент счастья своей жене:

          «И Сергей Духанин увидел там в магазине женские сапожки. И потерял покой: захотелось купить такие жене. Хоть один раз-то, думал он надо сделать ей настоящий подарок.» [17: 230]

        Итак, видно, что при помощи фразеологизмов, автор  передает внутренние переживания, ощущения героев  в моменты счастья, радости, используя при этом чаще всего слова: душа, сердце, глаза.  

    2.3. Синтаксические средства, передающие состояние счастья.

          На синтаксическом уровне  мы выделили две основные особенности передачи состоянии счастья.

          Во-первых, почти все предложения имеют эмоционально - экспрессивную окраску, что чаще всего выражается восклицательным знаком, употреблением междометий и частиц.  Во-вторых, часто за счет умолчания, недосказанности мы ощущаем насколько счастливы  шукшинские герои.

    «Господи, какое жгучее наслаждение я испытывал [11: 159]

    «Ах, какие это были праздники! (Я тут частенько восклицаю: счастье, радость! Праздники!..» [11: 159]

          Интересно, что только в этом рассказе («Гоголь и Райка») счастье выступает как нечто личное, мое (на что указывает грамматическая основа я испытывал). И   здесь же:

           «На моё счастье, об этой возне с книгами узнала одна молодая учительница. [11: 159]

    «Стояла удивительная ночь – огромная, светлая, тихая…

    Вдыхая всей грудью вольный, настоянный на запахе полыни, воздух, Михайло сказал негромко:

    - Ты гляди, что делается!.. Ночь-то!.» [12: 19]  

          Здесь не только слова героя, но уже сама интонация, создает ощущение восторга, восхищения, переданного в итоге фразой Михайло. Хотя сама фраза не несет информации, но именно вот эта недосказанность дает возможность домыслить, как же хорошо герою рассказа.          

    «Нет, не в сапожках дело, конечно. Не в сапожках. Дело в том, чтоНичего. Хорошо.» [17: 237]

          Снова мы сталкиваемся с тем, что Шукшин не дает полных пояснений, но умение вовремя оборвать фразу, не договорить ее, закончить вдруг простыми односоставными нераспространенными предложениями помогает не только домыслить, а ощутить, что муж и жена любят друг друга, и они счастливы.

    «Хэх!.. Люди, милые люди Здравствуйте[24: 196]

     Вот так крикнул в душе Моня Квасов. Целый день он пытался изобрести вечный двигатель – все безуспешно, потом всю ночь на берегу реки просидел, а утром, глядя на восход, обрадовался жизни и выплеснул свои эмоции в нескольких обрывистых словах, но так искусно автор построил его фразу, чувствуешь, сколько энергии бурлит в этом герое.

           Обнаруженное нами вводное слово к счастью:   

          «В  тот день Веня, к счастью, не нашел жену.»[33: 233]

    употреблено в значении удача, в соответствии со вторым значением зафиксированного в Толковом словаре Ожегова.

          Хотелось бы заострить внимание на словосочетании счастливый билетик, поскольку здесь явно идет речь о везении, фортуне, удаче:

          «Прямо скажу тебе, парень, счастливый билет ты вчера вытянул.» [33:  237]

          Так же об удаче и везении идет речь и в следующем примере:

          «Давай, говорят, фронтовичек, спробуй счастье!» [29: 156]

          Таким образом, можно сказать, что Шукшин связывает счастье с удачей.  

           Подводя итоги проведенного анализа, необходимо отметить, что Шукшин, как в калейдоскопе, меняет героев, ситуации, но всегда трепетно относится к душевному состоянию человека, используя при этом огромные возможности русского языка.  

         

        §3.   Источник, «причины» счастья.

          Переходим к последнему этапу нашего исследования, который имеет важное значение, поскольку взгляды на счастье поддаются классификации, главным образом, по его источнику.

          Источник, «причину» счастья образуют факторы, вызывающие у субъекта положительную оценку существенных моментов его жизни.  

               Мы уже неоднократно убеждались, что у  Шукшина счастье – это состояние души, зависящее от жизненных установок и ожиданий человека: «В глуши лесов счастлив один, / Другой страдает на престоле» - эти слова Баратынского очень точно подходят к описанию шукшинских героев. Вот точно, как у Баратынского был счастлив старик Никитич, когда уходил в тайгу:

               «А на улице – морозно. На душе у Никитича легко… Любил тайгу. Особенно зимой. Тишина такая, что маленько давит. Но одиночество не гнетет, свободно делается; Никитич, прищурившись, оглядывался кругом – знал: он один безраздельный хозяин этого большого белого царства.»[27: 42]  

    Здесь же, при описании таежной избушки, есть и лирическое отступление:

              «Зайдешь в такую избушку зимой – жилым духом не пахнет…

    Но вот затрещали в камельке поленья… Потянуло густым воглым запахом оттаивающей глины: со стен каплет. Угарно… Стены  слегка парят, от камелька пышет жаром. И охватывает человека некое тихое блаженство, радость. «А-а!.. – хочется сказать. Вот так-то».» [27: 41]

    Трудно отделить мысли автора от мыслей героя, они слились в выражении трепетного состояния души, чувства радости, счастья.  

          Где еще можно встретить Алешу Бесконвойного, который каждую субботу испытывал наслаждение, был по-своему счастлив:

          « Что же он делал в субботу?

          В субботу он топил баню. Все. Больше ничего…

          В субботу он просыпался и сразу вспоминал , что сегодня – суббота.

          И сразу у него распускалась в душе тихая радость. Он даже лицом      светлел…» [22: 299]

          Или Броньку Пупкова, который «ждал городских охотников, как праздника», чтобы, наконец, еще раз рассказать свою историю, пережить тот волнующий момент. Ранее мы уже говорили, что его «причина» счастья заключается в факторе ожидания:

    «Этого дня он тоже ждал с великим нетерпением, изо всех сил крепился… И когда он наступал, желанный, с утра сладко ныло под сердцем, и Бронька торжественно молчал.» [10:  144]

          А если вспомнить ветфельдшера Александра Ивановича Козулина, который в зимнюю ночь двумя выстрелами нарушил тишину. При выяснении оказалось, что причиной такого поведения была новость об операции по пересадке человеческого сердца. Герой был настолько счастлив, что выплеснул свои эмоции выстрелом в небо:

           «  - Я обрадовался… Я был ошеломлён, когда услышал, мне попалось на глаза ружьё, я выбежал во двор и выстрелил…» [8: 133]

          При попытке типологизации факторов, составляющих источник, «причину» счастья, мы обнаружили следующее:

    • в 10 рассказах (36%) чувство  наивысшего удовлетворения герои испытывают под влиянием природы. Характерно, что чаще всего – это ночь или утро (рассвет):

    «Моня сидел в горнице…[…] всходило солнце…[…]Село пробудилось…[…]Солнце всходит и заходит, всходит и заходит – недосягаемое, неистощимое, вечное. А тут себе шуруют: кричат, спешат, трудятся, поливают капусту… Радости подсчитывают, удачи. Хэх!.. Люди, милые люди… Здравствуйте!» [24: 196]

    «Бывает летом пора: полынь пахнет так, что сдуреть можно. Особенно почему-то ночами. Луна светит, тихо… Неспокойно на душе, томительно. И думается в такие огромные, светлые, ядовитые ночи вольно, дерзко, сладко. Это даже- не думается, что-то другое: чудится, ждется, что ли. Притаишься где-нибудь на задах огородов, в лопухах,- сердце замирает от необъяснимой, тайной радости.» [5: 113]

    «Стояла удивительная ночь – огромная, светлая, тихая…

    Вдыхая всей грудью вольный, настоянный на запахе полыни, воздух, Михайло сказал негромко:

    - Ты гляди, что делается!.. Ночь-то!.» [12: 19]  

    «Ночь. Поскрипывает и поскрипывает ставенка – все время она так поскрипывает. Шелестят листвой березки. То замолчат- тихо, а то вдруг залопочут-залопочут, неразборчиво, торопливо… Опять замолчат. Знакомо все, и почему-то волнует. Петьке хорошо.» [26: 18 ]

    • в 7 рассказах (25,2%) счастье героев связано с семьей:

          «Отец смотрел на сыновей, и по щекам его катились слёзы.» [1: 63]

         «Отец был рад сыну, рад был видеть его.» [4: 83]

     «Увидела брата, всплеснула руками, замычала радостно…И до того    она в эту минуту была счастлива, что у мужиков навернулись слёзы.» [4: 84]

    Чаще всего эта радость связана с приездом детей, но не обязательно, как, к примеру, в «Алеше Бесконвойном» отец иногда задумывается, что просто любит своих детей:

       «Алеша любил детей, но никто бы никогда так не подумал – что он любит детей: он не показывал. Иногда он подолгу внимательно смотрел на какого-нибудь, и у него в груди ныло от любви и восторга… Особенно он их любил, когда они были еще совсем маленькие, беспомощные.» [22: 302]

    В семейной модели счастья важным звеном выступают не только дети, но так же  супруги и родители:

    «Ешь, ешь! Люблю смотреть, как ты ешь. Иной раз аж слёзы наворачиваются почему-то.

    Михайло раскраснелся, глаза заискрились весёлой лаской. Смотрел на жену, как будто хотел сказать ей что-то нежное. Но, видно не находил нужного слова.» [12: 18]

        «Серега особенно любил походку жены: смотрел, и у него зубу немели от        любви…

     Порой он даже страшился: по праву ли свалилось на его голову такое  счастье, достоин ли он его, и нет ли тут какого недоразумения…»  [34: 245]

          «И каково же было его удивление, радость, когда он в этом мире, внизу вдруг увидел свою мать… Ах, родная ты, родная! Вот догадалась-то.

    - Мама идет!- закричал он всем в палате радостно.» [35: 327]                                                                                                                   

    Интересно, что Шукшин связывает состояние счастья с местом проживания. Вот Чудик уже только от разговоров о деревне приходит в восторг:  

           «Долго ещё шумели возбуждённые братья…                                                     - Деревня, видите ли!.. Да там один воздух чего стоит! Утром окно откроешь – как, скажи, обмоет тебя всего. Хоть пей его – до того свежий да запашистый, травами разными пахнет, цветами разными…» [21: 141]

    А как он был счастлив, что вернулся домой:

     «Чудик вышел из автобуса, снял новые ботинки. Побежал по тёплой мокрой земле – в одной руке чемодан, в другой ботинки. Подпрыгивал и пел громко: Тополя-а-а, тополя-а-а…» [9: 143]

          Возьмем Степана Воеводина. Молодому парню осталось сидеть три месяца, а он сбежал домой, в деревню. Знал, что придется досиживать уже не три месяца, а годы. Но все равно сбежал!.. Соскучился по дому. «Я теперь подкрепился. Теперь можно сидеть, - говорил Степка арестовавшему его милиционеру. – А то меня сны замучили – каждую ночь деревня снится… Хорошо у нас весной, верно?» Но милиционер не понял, сказал: «А по лицу не скажешь, что дурак».  

            В ходе анализа мы выяснили, что в большинстве случаев (35 %) его герои счастливы о того, что живут в деревне.

          Встречается у Шукшина в качестве источника блага, приносящего счастье, просто жизнь:

           «И так хорошо было сидеть и беседовать в этом узорчатом качающемся мирке, так славно чувствовать, что жизнь за окнами – большая и ты тоже есть в ней.» [18: 258]

        «Он тоже чувствовал, что на земле - хорошо. Вообще жить – хорошо.»  [29: 158]

     «Господи, думала старуха, хорошо, хорошо на земле, хорошо.» [31: 186]

          В некоторых рассказах «причина» счастья в удачно прошедшем дне или в благоприятно складывающихся обстоятельствах:

      «Минька вспомнил свой экзамен, и ему стало вдвойне хорошо.» [3: 76]  

    «Минька шёл в общежитие, перебирал в памяти сегодняшний день. Показался он хорошо, даже отлично. На душе было легко.» [3: 74]

    «Сессию сдал хорошо, из деревни писали, что у них там все в порядке, все здоровы – на душе у Володи было празднично.» [20: 280]

          Здесь же встречается и такой фактор как здоровье.

    Остальные источники единичны. Хотя они и различные ( чтение книг – «Гоголь и Райка», покупка микроскопа – «Микроскоп», песня «Одни» и т.д.), но шукшинские герои бывают счастливы по-своему.

          Проанализировав факторы, вызывающие у субъекта положительную оценку существенных моментов его жизни, мы пришли к выводу, что шукшинское счастье – это «простое человеческое счастье».

    Заключение.

          Исследование концепта «счастье» на материале рассказов показало, что этнокультурная специфика связанна с набором сложившихся в социуме концепций как житейских и теоретических взглядов на природу и сущность счастья.

         

          Итак, на основании результатов  исследования мы предприняли попытку создания модели шукшинского счастья.

          В ходе анализа на всех уровнях мы выяснили, что счастье по Шукшину – это, прежде всего:

    • состояние души, вызванное  различными положительными эмоциями, чувствами: радостью, восторгом, любовью. Причем, как уже отмечалось ранее, процесс этот чаще всего кратковременный (редкий миг, гостья-минута, момент)  и непостоянный (свалилось на его голову такое счастье).

         

          Далее мы столкнулись с особенностью, не встречавшейся до этого ни в традиционном представлении о счастье, ни в результатах ответов респондентов, приведенных выше, но явно представленной в рассказах Шукшина. Речь идет о счастье

    • жизнь в деревне. Герои Шукшина любят вздохнуть полной грудью, пробежаться босиком по мокрой траве, посидеть у реки, встретить рассвет с пением петухов.

         

          Нередко встречаешь в рассказах Шукшина боль  за родных детей, которые уехали в город, это говорит не только о любви к родной деревне, но и о том, что родители любят своих детей и видят их счастливыми рядом с собой, в своей деревне. Таким образом, в тесной связи со счастьем жить в деревне находится и следующий компонент концепта счастья:    

    • дети, семья. Ранее нами уже было отмечено, что автор неброско, даже иногда скрыто, но неоднократно упоминает о любви к детям, к жене, к мужу, к родителям.

          Шукшин никогда не рассказывает о счастливой или несчастливой судьбе, но во многих рассказах говорит о том, что жизнь – это уже благо. Таким образом, следующим компонентом мы выделили:

    • вообще жить. Персонажи рассказов не живут в ожидании счастья, но в какой-то момент, вызванный различными причинами (игра на гармони, тихая ночь, иногда алкоголь и т.д.) они вдруг осознают, что  «вообще жить – хорошо».  

          И, наконец, счастье Шукшина связано с удачей, то есть следующий компонент, мы обозначили как:

    • удача, везение. С данным компонентом автор связывает успешный день, случайность. 

     

          Для лучшей наглядности представим  модель, полученную нами, как и предыдущие, в виде диаграммы.

    Модель шукшинского счастья:

          Итак, если сравнить полученную модель с традиционной, то можно сказать, что совпадения неслучайны. Шукшин всегда стремился к описанию внутреннего мира своих героев, а это, как мы уже говорили, простые русские люди.  Исследование понятийной компоненты концепта «счастье» на материале словарей показало, что этнокультурная специфика связанна с набором сложившихся в социуме концепций как житейских и теоретических взглядов на природу и сущность счастья. Таким образом, объяснимо частичное совпадение ядра модели, однако мы не можем сказать, что у Шукшина это чувство и состояние высшего удовлетворения. У него это именно состояние души, в котором находятся герои в момент высшего удовлетворения.

          Радость мы вообще не выделили в отдельный компонент структуры, так как считаем, что благодаря этому чувству, персонажи рассказов испытывают то душевное состояние, о котором говорилось выше.

          Компонент удача, везение присутствует в обоих случаях. Это вполне объяснимо: русский человек всегда надеется на удачу – эта его характерная черта учтена и составителями словарей и, конечно, писателем, который достаточно хорошо знал особенности русской души.

          Следующий компонент особенно характерен для рассказов Шукшина. Автор  сам очень любил русскую деревню, естественно, что эту любовь он перенес и на своих героев. Поэтому Шукшин и связывает счастье с проживанием в деревне.

          А вот структурный компонент жить объяснить непросто. Дело в том, что иногда писатель показывает, что люди, как философы, тоже задумываются о жизни вообще, и в минуты наивысшего удовлетворения рады, что просто живут.

         Интересно, что счастье, связанное с семьей не рассматривается на традиционном уровне. Зато мы видим совпадения в этом вопросе с ответами современных студентов и подростков

          Надо отметить, что нынешнее поколение обязательно видит счастье и в материальном достатке, чего мы не встречали  в рассказах В.М. Шукшина.    

          Поднятая проблема, на наш взгляд, очень интересна. Кажется, при очередном прочтении рассказа, опять открываешь что-то новое. Одно определенно ясно в рассказах Василия Макаровича Шукшина, что Счастье – это прежде всего состояние души, зависящее в значительной мере от характера человека.

     

         

         

    Приложение

    I. Рассказы из книги: Шукшин В.М. Рассказы. Повести. – М.: Дрофа: Вече, 2002. – (Библиотека отечественной классической художественной литературы):

    1. Игнаха приехал

    [Отец смотрел на сыновей, и по щекам его катились слёзы.](63)

    1. Одни

         [И там же, на стене, висела его заветная балалайка. Это была страсть          Антипа, это была его бессловесная глубокая любовь всей его жизни- балалайка.](68)

    [Пели не так чтобы очень уж стройно, но обоим сделалось удивительно хорошо.](71)

    [Марфа засмеялась, потом всплакнула, но тут же вытерла слёзы и опять засмеялась.] (71)

    1. И разыгрались же кони в поле

    [Минька был счастлив - Главное: донести твой характер, душу.](77)    

    [Минька вспомнил свой экзамен, и ему стало вдвойне хорошо.](76)  

    [Минька шёл в общежитие, перебирал в памяти сегодняшний день. Показался он хорошо, даже отлично. На душе было легко.](74)

    1. Стёпка

    [Отец был рад сыну, рад был видеть его.](83)

    [Увидела брата, всплеснула руками, замычала радостно…И до того она в эту минуту была счастлива, что у мужиков навернулись слёзы.](84)

    1. Горе

    [Бывает летом пора: полынь пахнет так, что сдуреть можно. Особенно почему-то ночами. Луна светит, тихо… Неспокойно на душе, томительно. И думается в такие огромные, светлые, ядовитые ночи вольно, дерзко, сладко. Это даже- не думается, что-то другое: чудится, ждется, что ли. Притаишься где-нибудь на задах огородов, в лопухах,- сердце замирает от необъяснимой, тайной радости.](113)

    6. Думы

    [Какой-то дикий восторг обуял парнишку; кровь ударила в голову и гудела…Ликовала душа, каждая жилка играла в теле…Какой-то такой желанный, редкий миг непосильной радости](119)

    [И всю жизнь была на уме только  работа, работа, работа. И на войне тоже – работа. И все заботы, и радости, и горести связаны были с работой…Он понимал, что есть на свете любовь, он сам, наверное, любил когда-то Алёну (она была красивая в девках), но чтоб сказать, что он что-нибудь знает про это больше – нет.](119)

    7. В профиль и анфас

    [- Нет счастья в жизни, - сказал он и сплюнул. – Тебе налить?](125)

    8. Даёшь сердце!

    [- Я обрадовался… Я был ошеломлён, когда услышал, мне попалось на глаза ружьё, я выбежал во двор и выстрелил…](133)

    9. Чудик

    [Чудик даже задрожал от радости, глаза загорелись.](136)

    [Чудик вышел из магазина в приятнейшем расположении духа.](137)

        [Долго ещё шумели возбуждённые братья…

    - Деревня, видите ли!.. Да там один воздух чего стоит! Утром окно откроешь – как, скажи, обмоет тебя всего. Хоть пей его – до того свежий да запашистый, травами разными пахнет, цветами разными…](141)

    [Чудик вышел из автобуса, снял новые ботинки. Побежал по тёплой мокрой земле – в одной руке чемодан, в другой ботинки. Подпрыгивал и пел громко: Тополя-а-а, тополя-а-а…](143)

    10. Миль пардон, мадам!

    [Этого дня он тоже ждал с великим нетерпением, изо всех сил крепился… И когда он наступал, желанный, с утра сладко ныло под сердцем, и Бронька торжественно молчал.](144)

    11. Гоголь и Райка

    [В такие дни, весной, у нас в избе идёт такой тарарам, что душа заходится от ликующего, делового чувства.](157)

    [Но бывала у меня одна радость – неповторимая, большая – и зимой: в долгие вечера я читал на печке маме и Тале книги.](157)

    [На моё счастье, об этой возне с книгами узнала одна молодая учительница.](159)

    [Господи, какое жгучее наслаждение я испытывал!](159)

    […я чуть не стонал от счастья…]

    [Ах, какие это были праздники! (Я тут частенько восклицаю: счастье, радость! Праздники!..](159)

    12. Светлые души  

     [Ешь, ешь! Люблю смотреть, как ты ешь. Иной раз аж слёзы наворачиваются почему-то.

    Михайло раскраснелся, глаза заискрились весёлой лаской. Смотрел на жену, как будто хотел сказать ей что-то нежное. Но, видно не находил нужного слова.](18)

    [Стояла удивительная ночь – огромная, светлая, тихая…

    Вдыхая всей грудью вольный, настоянный на запахе полыни, воздух, Михайло сказал негромко:

    - Ты гляди, что делается!.. Ночь-то!..](19)  

    13. Стенька Разин

    [У Васёки перехватило горло от любви и горя.](24)

    14. Леля Селезнева с факультета журналистики

    [И опять ей захотелось плакать – теперь от любви к людям, к терпеливым, хорошим людям.](57)

     15. Микроскоп

    [Андрей тихо сиял.](187)

    [С каким-то жутким восторгом прошептал…](188)

    [Неделю, наверное, Андрей Ерин жил, как во сне.](189)  

    16. Шире шаг, маэстро!

    [И радость, особая радость – какая-то тоже ясная, надёжная, сулящая и вперёд тоже тепло и радость – толкнула в грудь Солодовникова…Ни о чем определенном он не думал, а все жила в нем эта радость, как вломилась сейчас – с весной, светом – в душу, все вникал в нее, в радость, вслушивался в себя…](220)

    […он написал стихи…Вдруг засмеялся вслух…Он порадовался тому, что не ошалел от радости, написав стихи, что достало мудрости обнаружить их смешную слабость.](221)

    Проявление радости: [Почувствовал острое желание действовать…Он вышел в коридор. Прошел мимо желтого пятна на стене, подмигнул ему и мысленно сказал себе: «Шире шаг, маэстро!»

    [Без сожаления, однако, подумал, а с радостью…](224)

    17. Сапожки

    [И потерял покой: захотелось купить такие жене. Хоть один раз-то, думал он надо сделать ей настоящий подарок.](230)

    [Она иногда, как маленькая, до слез радуется.](231)  

     [На душе было хорошо. Жалко, если бы сейчас что-нибудь спугнуло бы это хорошее состояние, эту редкую гостью-минуту…](237)

    [Нет, не в сапожках дело, конечно. Не в сапожках. Дело в том, что… Ничего. Хорошо.](237)

    18. Забуксовал 

    [Совхозный механик Роман Звягин любил после работы полежать на самодельном диванчике, послушать. Как сын Валерка учит уроки. … Особенно любил Роман уроки литературы.](253)

    19. Беседы при ясной луне

    [И так хорошо было сидеть и беседовать в этом узорчатом качающемся мирке, так славно чувствовать, что жизнь за окнами – большая и ты тоже есть в ней.](258)

    20. Медик Володя

    [Сессию сдал хорошо, из деревни писали, что у них там все в порядке, все здоровы – на душе у Володи было празднично.](280)

    21. Как зайка летал на воздушных шариках

    [И вспомнил, аж просиял… Егор весело смотрел на брата, а рассказывал так, как если бы он рассказывал самой Верочке – не убавлял озорной сказочной тайны, а всячески разукрашивал ее и отодвигал дальше.](295-296)

    22. Алёша Бесконвойный

    [И сразу у него распускалась в душе тихая радость. Он даже лицом светлел…](299)

    [Алеша такую погоду любил…](299)

    [Алеша даже волновался, когда разжигал в каменке. Он вообще очень любил огонь.](300)

    [В бане сумрачно и неуютно пока, но банный терпкий, холодный запах разбавился уже запахом берёзовых поленьев – тонким, еле уловимым – это предвестье скорого праздника. Сердце Алеши нет-нет да подмоет радость – подумает «Сча-ас».](301)

    [Ах, славный момент!](301)

    [Алеша накидал на пол сосновых лап – такой будет потом Ташкент в лесу, такой аромат, такой аромат от этих веток, такой вольный дух, черт бы его побрал,- славно!](305)

       [   - Давай бельишко,- сказал жене, стараясь скрыть свою радость – она почему-то всех раздражала, эта его радость субботняя.](305)

    [Страшная сила – радость не радость – жар и немота, и ужас сковали Алешу, пока они шли с этой ласковой… Так было томительно и тяжко, будто прогретое за день июньское небо – опустилось, и Алеша еле передвигал пудовые ноги, и дышалось с трудом, и в голове все сплюснулось.](304)

    [Алеша любил детей, но никто бы никогда так не подумал – что он любит детей: он не показывал. Иногда он подолгу внимательно смотрел на какого-нибудь, и у него в груди ныло от любви и восторга… Особенно он их любил, когда они были еще совсем маленькие, беспомощные.](302)

     23. Далекие зимние вечера.

    [Ванька вскочил и сломя голову кинулся встречать мать.](30)

    II. Рассказы из книги:  Шукшин В.М. Рассказы / Художник А. Зайцев; Вступительная статья Вл. Коробова. – М.: Дет. лит., 1990.

     24. Мастер

    [Ну, хорошо, красиво, волнует, радует… Разве в этом дело? Он и сам радовался, и волновался, и понимал, что красиво. Что же? Ничего. Умеешь радоваться – радуйся, умеешь радовать – радуй…](99)  

     [Красота-то какая!.. – воскликнул Сёмка.](101)

    25. Упорный (счастье в покое)

    [Надо жениться на какой-нибудь, думал Моня, нарожать детей – трех, примерно, и смотреть, как они развиваются. И обрести покой, ходить вот так вот – медленно, тяжело и смотреть на все спокойно, снисходительно, чуть насмешливо.](193)

    [Моня сидел в горнице…[…] всходило солнце…[…]Село пробудилось…[…]Солнце всходит и заходит, всходит и заходит – недосягаемое, неистощимое, вечное. А тут себе шуруют: кричат, спешат, трудятся, поливают капусту… Радости подсчитывают, удачи. Хэх!.. Люди, милые люди… Здравствуйте!](196)

    26. Штрихи к портрету. «О проблеме свободного времени»

    [Катались в основном детишки. Визг, восторги! […] А радости, действительно, сколько!](233)  

     

    III. Рассказы из книги: Шукшин В.М. Рассказы. Составитель Л. Федосеева-

          Шукшина. – Элиста: Калмыцкое книжное издание, 1986:

    27. Петька Краснов рассказывает.

    [Ночь. Поскрипывает и поскрипывает ставенка – все время она так поскрипывает. Шелестят листвой березки. То замолчат- тихо, а то вдруг залопочут-залопочут, неразборчиво, торопливо… Опять замолчат. Знакомо все, и почему-то волнует. Петьке хорошо.] (18 )

    28. Охота жить Люб. К тайге

               [Зайдешь в такую избушку зимой – жилым духом не пахнет.

    [Но вот затрещали в камельке поленья… Потянуло густым воглым запахом оттаивающей глины: со стен каплет. Угарно… Стены  слегка парят, от камелька пышет жаром. И охватывает человека некое тихое блаженство, радость. «А-а!.. – хочется сказать. Вот так-то».] (41)

          [А на улице – морозно. На душе у Никитича легко… Любил тайгу. Особенно зимой. Тишина такая, что маленько давит. Но одиночество не гнетет, свободно делается; Никитич, прищурившись, оглядывался кругом – знал: он один безраздельный хозяин этого большого белого царства.] (42)  

    29. Залетный.

    [Давай, говорят, фронтовичек, спробуй счастье!] (156 )

    [Саня пьянел. Взор его туманился…Теплел, становился радостным.] (157)

    [Он тоже чувствовал, что на земле - хорошо. Вообще жить – хорошо.] (158)

    30. Хахаль.

    [- Счастливо. – И пошла. ] (109)

    31. Письмо.

    [Гармонь все играла, хорошо играла. И ей подпевал негромкий женский голос. Господи, думала старуха, хорошо, хорошо на земле, хорошо.] (186)

    32. Пьедестал

    [Если они рекламируют пиво, то на вывеске обязательно давай счастливое рыло. Почему?!... Счастье- в кружке пива? ] (215)

    33. Мой зять украл машину дров.

    [В  тот день Веня, к счастью, не нашел жену.] (233)

    [Прямо скажу тебе, парень, счастливый билет ты вчера вытянул.] (237)

    34. Беспалый.

    [Серега особенно любил походку жены: смотрел, и у него зубу немели от любви.] (245)

    [Порой он даже страшился: по праву ли свалилось на его голову такое счастье, достоин ли он его, и нет ли тут какого недоразумения…] (245)

    [И в это-то время, когда он не знал, что бы такое своротить от счастья, они говорили, что жена его – капризная и злая.]( 246)

    [Серега вдыхал запах ее крашеных волос… И снова, и снова у него чуть кружилась голова от волнения и радости.

    -Господи, за что мне такое счастье! – думал Серега, выходя опять во двор к стиральному аппарату.]( 248)

    [Он ликовал. Он молился на свою очкастую богиню, хотелось заорать всем: «Что, съели?!А вякали!...» Но Серега не заорал, а опять заплакал.] (249)        

    [Серега – в безудержной радости и гордости за жену – выпил, наверное, лишнего. У него выросли плечи так, что он мог касаться ими противоположных стен дома; радость его была велика, хотелось обнимать всех подряд и целовать. Он плакал, хотел петь, смеяться.]( 250)

    [Все же, как ни больно было, это был праздник.] (252)

    35. Ванька Тепляшин.

    [И каково же было его удивление, радость, когда он в этом мире, внизу вдруг увидел свою мать… Ах, родная ты, родная! Вот догадалась-то.

       - Мама идет!- закричал он всем в палате радостно.] (327)

          [Так это было неожиданно, так она вольно вскрикнула, радость человеческая, что все засмеялись.] (327)

    [Ванька весело со всеми попрощался, пожелал всем здоровья и с легкой душой поскакал вниз.] (327)  

       

           

    Список использованной литературы

    1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – Т. 4.
    2.  Емельянов Л. Василий Шукшин: Очерк творчества. Монография. – М.: Художественная литература, 1983.
    3.  Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов. – М.: МГУ, 1996. – 245 с.
    4.   Ожегов О. С.  и  Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений – 4-е изд., дополненное, - М.: Азбуковник, 1999 –С.783  
    5. Словарь русского языка: В 4 т. – Т. 4. / А. П. Евгеньева. – М.: Издательство «Русский язык», 1984.
    6. Слышкин Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М.: Academia , 2000. – 128 с.
    7. Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры: опыт исследования. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – 824 с.
    8. Толченова Н.П. Слово о Шукшине. – М.: Современник, 1982.
    9.  Фразеологический словарь русского языка. Составители М.А. Войнова, В.П. Жуков, А.И. Молотков, А.И. Федоров. Под ред. А.И. Молоткова.- М.: Русский язык, 1986.
    10. Шукшин В.М. Рассказы. Повести. – М.: Дрофа: Вече, 2002. – (Библиотека отечественной классической художественной литературы).
    11. Источник: http://www.litdic.ru/koncept/


    [1] Слышкин Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М.: Academia , 2000. – С. 10

    [2] Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры: опыт исследования. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – С. 40-41

    [3] Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов. – М.: МГУ, 1996. – С. 90.

    [5] Ожегов О. С.  и  Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений – 4-е изд., дополненное, - М.: Азбуковник, 1999 –С.783

    [6] Словарь русского  языка:  В 4-х т./ АН СССР, Ин-т рус. Яз.; Под ред. А. П. Евгеньевой. – 2-е  изд., испр. и доп. – М.: Русский язык, Т. 4. С-Я. 1984, С.320

    [7] Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия.- М.: Изд-во Эксмо, 2003.- С. 639.

    [8]Словарь синонимов русского языка / ИЛИ РАН; под ред. А.П. Евгеньевой. – М.: Астрель: АСТ, 2005. – С. 597

     

    [9] Козлов А. А., Хоречко У. В. Концепт «счастье» в понимании русских и китайцев. Отличительные черты // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1491-1494.

    [10]Стрелкова И. Василий Макарович Шукшин. // Библиотека отечественной классической художественной литературы.- М.: Дрофа: Вече, 2002.- с.6    

    [11] Фразеологический словарь русского языка. Составители М.А.Войнова, В.П.Жуков, А.И.Молотков, А.И.Федоров. Под ред. А.И.Молоткова. – М.: Русский язык, 1986. – с.104.


    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

    Подписи к слайдам:

    Слайд 1

    IX ГОРОДСКАЯ ОТКРЫТАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АКАДЕМИИ ЮНЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Направление: « Творчество юных » Секция: « Лингвистика и литературоведение » Название работы: « В поисках счастья» Автор работы: Горунова Карина Алексеевна Место выполнения работы: Лагутнинская СОШ Научный руководитель: Борисова Г.А. 2017 г.

    Слайд 2

    Актуальность : в последние десятилетия термин «концепт» стал объектом острых научных дискуссий не только лингвистов и литературоведов. Цель работы : исследовать рассказы В.М. Шукшина с целью рассмотрения концепта «счастье» и выявления авторского отношения к данному концепту. Задачи работы : • осуществить сбор информации по данной теме • провести словарные наблюдения, проанализировать представленные результаты эксперимента среди студентов, осуществить опрос учащихся с целью получения модели концепта «счастье». • на основе отобранных рассказов В.М. Шукшина провести лексический анализ, анализ фразеологических и синтаксических единиц, а также рассмотреть «причины» счастья героев.

    Слайд 3

    ПОНЯТИЕ «КОНЦЕПТ». ОБЗОР НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ НЕТ ЕДИНОГО ПОНИМАНИЯ ТЕРМИНА «КОНЦЕПТ». Д.С.Лихачев предполагает, что концепт «не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека... Потенции концепта тем шире и богаче, чем шире и богаче культурный опыт человека»

    Слайд 5

    Модель «счастья» молодежи

    Слайд 6

    дружба Деньги Удача, успех Радость Семья, здоровье Модель «счастья» детей и подростков

    Слайд 7

    Итак, в результате сравнения видно, что наиболее важные компоненты совпадают, но есть и различия, которые показывают, что изменения в структуре концепта возможны, и они обусловлены изменениями социально-культурных условий обитания человека.

    Слайд 8

    Василий Макарович Шукшин родился 25 июля 1929 года в селе Сростки Алтайского края в крестьянской семье. В 1954 году Шукшин поступил во ВГИК на режиссерское отделение. Свою первую небольшую роль Василий Макарович сыграл в 1956 году в фильме С. Герасимова «Тихий Дон». С 1963 года Василий Шукшин, биография которого была пестра на разные профессии, работает режиссером в ЦКДЮФ. Вскоре в журнале «Новый мир» вышли рассказы «Классный водитель», «Гринька Малюгин» и первая книга писателя «Сельские жители». В 1964 году был закончен первый полнометражный фильм Шукшина – «Живет такой парень».

    Слайд 9

    Удача, везение Семья, дети Вообще жить Жизнь в деревне Состояние души, вызванное положительными эмоциями У Шукшина ядром модели является состояние души , в котором находятся герои в момент высшего удовлетворения. Компонент удача, везение присутствует в обоих случаях. Это вполне объяснимо: русский человек всегда надеется на удачу – эта его характерная черта учтена и составителями словарей и, конечно, писателем, который достаточно хорошо знал особенности русской души. Следующий компонент особенно характерен для рассказов Шукшина. Автор сам очень любил русскую деревню, естественно, что эту любовь он перенес и на своих героев. Поэтому Шукшин и связывает счастье с проживанием в деревне . А вот структурный компонент жить объяснить непросто. Дело в том, что иногда писатель показывает, что люди, как философы, тоже задумываются о жизни вообще, и в минуты наивысшего удовлетворения рады, что просто живут. Интересно, что счастье, связанное с семьей не рассматривается на традиционном уровне. Зато мы видим совпадения в этом вопросе с ответами современных студентов и подростков Надо отметить, что нынешнее поколение обязательно видит счастье и в материальном достатке, чего мы не встречали в рассказах В.М. Шукшина. Поднятая проблема, на наш взгляд, очень интересна. Кажется, при очередном прочтении рассказа, опять открываешь что-то новое. Одно определенно ясно в рассказах Василия Макаровича Шукшина, что Счастье – это прежде всего состояние души, зависящее в значительной мере от характера человека.

    Слайд 10

    Счастье есть нечто совершенное, его нельзя почувствовать взглядом, его можно лишь ощутить сердцем. Восточная мудрость.


     

    Комментарии

    Данцова Лариса Алексеевна

    Спасибо за хорошую работу.