Главные вкладки


    Война в истории моей семьи

    Малышева Ирина Серафимовна
    Автор: 
    Анастасия Кукушкина

    О войне писать я даже не пыталась. Слишком глубокая тема. А вот воспоминания моих родных  я передать постаралась. 

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Microsoft Office document icon voyna_v_istorii_moey_semi.doc938 КБ

    Предварительный просмотр:

    Кукушкина Анастасия Александровна

    Челябинская область, город Озерск

    Война в истории моей семьи

    Тема войны и всего, что было с ней связано, знакома мне с детства. Большая заслуга в этом талантливых актёров и режиссёров. Они делали гениальные фильмы о войне. Многие из них есть в нашей домашней видеоколлекции. Я смотрела: «Семнадцать мгновений весны», «Подвиг разведчика», «Офицеры»,  «Они сражались за Родину», «Освобождение», «А зори здесь тихие»… Тем героям, что погибали на экране за  родину, я верила абсолютно. Моя мама рассказывала мне, что в детстве тоже очень сопереживала героям, смотря фильмы о войне и читая книги. Бывали случаи, что её папа выключал телевизор, видя мамины слёзы, и забирал книги. Так сильно они ранили детскую душу.

    Когда я училась ещё в начальной школе, нас попросили принести небольшие сообщения на тему «Война в истории моей семьи». Я, по понятной причине, начала задавать разные вопросы своим родителям, бабушкам, дедушке.

    Вообще, если коснуться исторической справедливости, моя настоящая фамилия должна была звучать так: не Кукушкина, а Кокушкина, с ударением на первом слоге. Такая фамилия была у моих родных по папиной линии. Такую фамилию, естественно, носил и мой дедушка до призыва в армию. Будучи в армии в военном билете он взял и сам исправил зачем-то «о» на «у». Демобилизовавшись из армии, получил новый паспорт, в котором уже значился Кукушкиным. Таким образом, и жена его потом (моя бабушка) и мы все стали Кукушкиными. Все родственники – Кокушкины, а мы – Кукушкины.

    Прабабушка по папиной линии  – Галковская Лариса Яковлевна. Её сестра, Александра Яковлевна, родилась ещё при Николае-II в 1904 году, а умерла при президенте Медведеве в 2009, прожив 105 лет! Никто пока в нашем роду её не пережил.

    Один её брат, Анатолий Яковлевич, был военным атташе в США. Прабабушка Лариса в его честь назвала Анатолием моего деда.

    Другой её брат, Николай Яковлевич, был одним из лучших радистов военно-воздушных сил в СССР, воентехником 1 ранга. В составе экипажа Героя Советского Союза, морского полярного лётчика, Сигизмунда Леваневского, он погиб во время перелёта через Северный полюс из Москвы в США. Это произошло 12 августа 1937 года. Евгений Костарев прекрасно описал это в книге «Тайна третьего перелёта или цейтнот Леваневского». Эта книга бережно хранится у нас дома. В память о нём прабабушка Лариса назвала Николаем своего младшего сына.

    Она много интересного рассказывала папе про свою жизнь. Например, о том, что в соседнем  с ней доме  жил Михаил Васильевич Фрунзе, который заходил к ним иногда пить чай. Рассказывала о том, что во время войны, в особо голодное время, ей предлагали обменять  сына Николая на мешок картошки.  Нам сейчас, к счастью, даже невозможно представить подобное предложение…

    Прадедушка (папин дед) – Сергей Фёдорович Кокушкин пропал без вести в январе 1943 года. Их полк стоял под Старой Руссой.

    По иронии судьбы поиск информации о нём долгое время не давал результатов потому, что и армейские писари тех лет записали его также под фамилией «Кукушкин», а не «Кокушкин». Чисто случайно мы с папой нашли этот документ в Обобщенном компьютерном банке данных о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.

    В 1941-ом году, когда он ушёл на фронт, моей прабабушке было 42 года и у неё на руках осталось четверо детей.

     Своего деда, Сергея Фёдоровича, мой папа, разумеется, никогда не видел, но в детстве слышал от кого-то из взрослых, что он не пропал без вести, а наступил на мину-лягушку, и от него ничего не осталось. Когда нашёлся хоть какой-то документ военной поры, где о нём упоминалось, (пусть с ошибкой в фамилии), было и чувство радости и, как это ни странно, досады одновременно.

    А мой папа даже написал стихотворение, последнее четверостишие в котором посвящено моему прадеду, пропавшему на войне. Потом он придумал музыку, получилась песня:

    Босая память

    Помню мне, малышом ещё, мама моя говорила:

    «Как бы ни было трудно, ничто никогда не меняй»,

    И простую ту истину память навек сохранила.

    Пусть он слаще, но думать не смей про чужой каравай.

    А я бы свой каравай променял на блокадные крохи,

    Я бы силу свою променял на болезни твои.

    Мой ровесник военный, я отдал бы все эти строки,

    Если только бы знать, что твоей необорванной быть.

    Я бы всё променял, если б стало от этого легче,

    Только, как не кричи, эту боль не удастся унять.

    Что мне делать, скажите, чтоб этих юнцов поседевших

    Из холодных могил, пусть не всех, хоть кого-то поднять?

    По углям раскалённым войны бродит память босая,

    От ожогов на сердце давно не рубцуется шрам.

    Но я память свою никогда ни на что не сменяю,

    Хоть частенько она не даёт мне уснуть по ночам.

    Знает много Россия моя о военных науках,

    Засевая поля сыновьями, которых не счесть.

    Там остался мой дед, ничего не узнавший о внуках,

    Одного из которых назвали потом в его честь.

    Александр Кукушкин. Ноябрь 2001 г.

    Позже мы начали искать информацию о Щеголихине Дмитрии Корнеевиче – дедушке моей мамы (моём прадеде), который тоже пропал без вести во время войны, в 1941 году. Никто о нём из её родственников ничего не знал. Вот что нам удалось найти на сайте «Мемориал»…

    Это карточка из архива немецкого лагеря для военнопленных Цайтхайн. В ней указано практически всё: дата и место его рождения, девичья фамилия матери, звание, точная дата и место пленения, рост, цвет волос, отпечаток пальца, сведения о жене на русском и немецком языке, когда и чем болел, когда умер, есть фото с лагерным номером. Известно точное место захоронения - кладбище Флур Крайнитц, бывшее кладбище полигон Цайтхайн, участок 58.

    Мама заплакала, едва только увидела на экране компьютера фотографию моего прадеда. Сомнений никаких не было. Мой дедушка Серафим «как две капли воды» похож на своего отца.

    Пожалуй, я и сейчас помню весь тот день. Мы распечатали документы и поехали к дедушке. У него затряслись руки. Он молча смотрел на военные карточки. Потом звонил своей сестре в Санкт-Петербург и долго объяснял, где мы нашли эти сведения, обещал выслать ей ксерокопии документов.

    К сожалению, моя прабабушка умерла, так и не узнав ничего о своём муже.

    Вот они – истории двух человек, погибших на войне, и вот – два документа, которые после них остались.

    Низкий поклон всем тем, кто работал и продолжает работу с архивами, сканирует, обрабатывает и систематизирует миллионы документов. Огромное им спасибо! Благодаря им мой дед и его сестра узнали  о своём отце, а я о прадеде.

    Моя старшая сестра Даша на митинге, посвященном 9 мая, у Вечного огня читаа стихотворение «Блокадный город», также написанное нашим папой на тему войны.

    «Блокадный город»

    Взгляни, браток, на эти стены.

    Они, как сорок лет назад.

    Стоят, как караул без смены,

    И так пронзительно молчат.

    Из них не вынуты осколки,

    Край алебастром не залит.

    Но, право же, пред ними молкнет

    Колонн начищенных гранит.

    Они – бойцы студёных улиц,

    Как и тогда, плечом к плечу.

    Их квартиранты не вернулись,

    Навеки сдав от дома ключ.

    Нет, не забудут дни разрухи

    И стен осколочную сыпь

    В блокадном городе старухи,

    Которым так хотелось жить.

    Которым так хотелось верить –

    Сыны вернутся через год.

    А дети в вечные постели

    Ложились, прокричав: «Вперёд!»

    Спасибо им за наше счастье!

    Спасибо и земной поклон,

    Что в то военное ненастье

    Россию не дали в полон.

    И не померкнет наша память.

    Нам светят до сих пор до слёз

    Непогасимые веками

    Те двадцать миллионов звёзд.

    Александр Кукушкин, Май, 1984 г.

    Я тоже пробую писать стихи. Но все они посвящены мирной жизни. О войне писать я даже не пыталась. Слишком глубокая тема. А вот воспоминания моих родных в прозе я передать постаралась. Страшно подумать, что было бы, если бы не это школьное задание…

    Сейчас я мечтаю о том, что когда-нибудь обязательно побываю в Германии на могиле своего прадеда и «расскажу ему», как долго ждали его с войны жена и дети, и как долго пытались узнать хоть что-нибудь о нём…


     

    Комментарии

    Мне очень близка Ваша тема. Во-первых, очень интересуюсь авиацией первых лет. А во-вторых, одного из моих прадедов, умершего от ран в госпитале под Сталинградом, так и записали неправильно во всех документах, в том числе Книге памяти. Ну. что делать? Так и будет - в семье были два брата, оба погибли на фронте, а фамилии разные.

    Шекунова Ирина Дмитриевна

    Ирина Серафимовна и Анастасия, большое спасибо за участие в проекте "Вахта памяти"! Вы написали интересную работу о поисках семьи по сохранению исторической памяти. Сколько пришлось пережить каждому в те суровые годы войны! Каждая весточка, каждый скупой документ военного времени возвращает к жизни этих героических людей. Мы должны помнить , сохранять и беречь эти военные семейные реликвии. Вы провели большую поисковую работу. Анастасия, ты по праву гордишься своей семьёй. Так настойчиво ты изучала данные военных сайтов, ты сама, как и прадеды, словно была на передовой. Молодец, так держать! Вы можете получить свидетельство участников проекта Вахта памяти.