Главные вкладки

    Слово осилит идущий

    Фетисова Наталья Дмитриевна

    Слово осилит идущий.

    Эссе

    Слово – самое сильное оружие человека.

    Аристотель

     

    Время проходит, но сказанное слово остаётся.

    Л.Н. Толстой.

     

    В последнее время только ленивый не высказался по поводу необходимости уроков литературы в школе и количества читаемых книг нашими детьми. Что только не услышишь! Позвольте и мне пролить «луч света» на настроения «сочувствующих».

    Слушаю очередное «Письмо Татьяны» наизусть. Монотонно. Бездушно. Не трогает. Профессор В.С. Баевский, мой учитель в институте, читал весь роман наизусть. И как читал! Сидели, открыв рты, наслаждаясь поэзией слова.

    Невидимая сила. Оружие. Лекарь души. Оно меняет нас. Оно убивает или возвышает над суетой и всеобщей информационной безликостью. Это Слово, Великое Слово моих предков.

     «Вначале было слово». Слышу тихую колыбельную песню моей мамы… И вот Оно появилось во мне, живёт. Оно обретает силу надо мной. Оно сначала на устах, а потом прорастает в буквах. Я читаю. Теперь я познаю все чудеса, которые скрывало Слово.

    Слова похожи на звезды. Они несут волшебный свет, тепло. Они мерцают, блистают, горят, обжигают. Они птицы, несущие на крыльях знания, добро, любовь, переданные нам предками. В нашем Слове широкая русская душа и сила. Оно может радовать и исцелять, воодушевлять и ненавидеть.

    В далёком и трагическом 1942 году А. Ахматова кричала: «И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово». Не страшно умереть было, а страшно лишиться русского слова.

    Слово – дар Божий. Драгоценнейший дар. Нет человека без Слова. Мучается он, страдает, гибнет. Строители Вавилонской башни когда-то дерзнули нарушить закон – всё разрушилось, смешалось. Это смешение – сегодняшняя речь, наша информационная Голгофа.

    В чудесный мир божественного русского слова меня привели мои Учителя словесности. Они отдавались самозабвенно великому просветительству. Не чета им нынешние чиновники от образования. Слышу, как абсолютно серьёзно говорят, что «Преступление и наказание» учит жестокости, «Война и мир»- слишком толстая книга. Убрать! Изъять! А как же сонечкино слово, излечившее душу убийцы?! А волнующее: «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» Русское во мне зародилось из классической литературы. Она дала Истину в прекрасной форме.

    Литература – единственная трибуна, с высоты которой мы слышим «крик своей совести». Лев Ошанин когда-то так ответил на вопрос о сути литературы:

    Литература-это исповедь,

    Под видом исповеди – проповедь,

    Для тех, кто ненавистен, - отповедь,

    Для всех, кого любишь, -заповедь.

    Нужно ли читать классику детям 21 века? Не скучно ли им на уроках? Уверена- необходимо! Только наши уроки заставляют их думать, творить, сомневаться, сопереживать. Только на наших уроках они слышат живое русское слово, учатся полёту души, пишут первые стихи. Как трогательны бывают их робкие размышления о серьёзном! И только нам, учителям литературы, открывают они свои душевные переживания. Не верьте тем, кто говорит, что классическая литература оставляет современных «информатиков» равнодушными. Технический прогресс опасен, но есть сила учительского таланта. И если Вы станете авторитетом для своих учеников, равнодушие и скука отступят.

    Учитель литературы должен быть убедителен! Он не должен забывать закон трёх О Ильина: «Очаровать книгой, окрылить героем, обворожить писателем». Читаем сцену гибели Муму – каждый раз плачу вместе с ними! Они верят, переживают! Не победа ли? А какие Алые паруса украшают наш класс после прочтения феерии А. Грина! И на одноименном празднике я видела глаза своих выпускников, когда они ожидали появления фрегата с яркими парусами, несущими Мечту.

    Классическая литература – это литература «вечных тем». В нашей литературе есть много жесткого, тяжелого и сложного – неврозы, саморазрушение, тоска. Никто не обещает, что где-то в книгах есть готовые ответы. Литература ничего не должна прививать (это привилегия врачей), она должна будить вдохновение, мысль, протест, волю. Литература – это культура, культура Слова. Цель учителя-словесника – показать многообразие литературы и уникальность каждого автора.

    Поразила недавно глубина детской мысли, способность чувствовать слово. Дискуссия о том, нужна или не нужна классическая литература. Отвечают штампами, скучают. Заговорили о Ленинградской блокаде. Слушают песню о памяти: «Только всё напоминает мне сегодня об одном… И стучащий неустанно ленинградский метроном».

    -Зачем он стучал?

    -Значит, там кто-то есть, значит, город жив, сопротивляется врагу.

    -А если бы замолчал?

    -Тогда – всё. Ничего больше нет. Спасайся, кто может.

    И вдруг маленькая девочка твёрдым голосом:

    -Классика – это наш метроном.

    И все подхватили, воодушевлённые:

    -Пока он стучит, мы едины… Это даёт силы… Он напоминает людям об их человечности.

    Какое метко найденное слово! Какая удачная метафора из детских уст! Литература – метроном, стучащий нам из глубины веков. Пока он стучит, мы живы, мы остаёмся людьми.

    Человек является обладателем знаний, многие из которых он получает из книг. Пригодятся ли они ему в жизни? А здесь уже зависит от того, что будет читать. Чтение –духовная практика. Без этого нельзя.

    У Классики нет пределов, пока кто-то сопереживает героям, проживает с ними жизнь, проникается их страданиями, поднимается над невзгодами и побеждает себя.

    Перечитываю многократно классиков. Конечно, другими глазами смотрю на героев. А надо чувствовать детский взгляд на вечность. Часто родители задают вопросы: как заставить читать? что делать с равнодушием к чтению? «А Вы что читаете?»- я в ответ. Опускают глаза. Нет в семье традиции вместе читать, вместе размышлять.

    Молодые энтузиасты, радеющие за настоящую литературу, организовывали лагеря для подростков в старых дворянских усадьбах, связанных с именами русских классиков пера. Придумали «читающие шатры», где приглашали местных жителей и читали вслух прозу и стихи. Забавная миссия. Нужная. И дети были настоящими хозяевами этих «шатров». В их руках был некий факел, несущий свет добра, знаний, истории.

    Очевидно, что нужны новые подходы к изучению предмета. Дети по-другому воспринимают Слово. Значит, надо искать доступные пути. Загореться идеей «читающего шатра»! Учиться учить по-новому – вот наша актуальная задача. «Чтобы озарять светом других, нужно носить солнце в себе»,- писал Р. Ролан. Учитель сегодня – творец, актёр, режиссёр.

    Искусство слова в гармонии с другими средствами прекрасного способно разбудить ребёнка. Поэтому на уроках люблю давать детям творческие задания: сегодняшним «визуалам» легче воспринимать и самовыражаться. С маленькими пишем сказки, басни, иллюстрируем, инсценируем, создаём киносценарии. Появляются первые детские стихи. Давно практикую нестандартные формы уроков (в студенческие годы составляла вместе с преподавателем сборник таких уроков). То мы судим Чичикова, то путешествуем по карте с Васюткой, то устраиваем концерт на стихи любимых поэтов. Любят ребята творческие мастерские: нравится самим разгадывать тайны Мастера.

    В старшей школе нередки уроки-диспуты, уроки-размышления по литературе 20 века – это помогает найти нужные слова при написании сочинений. А ещё мы пишем письма литературным героям. Как близким, родным! Не всё и не у всех получается. Но ищем слова, образы - трудимся. В 9 классе при подготовке к написанию экзаменационного сочинения-рассуждения столкнулась с тем, что дети не могут привести пример подвига. Создали проект! Сколько материала перевернули! Сколько вне школьной программы прочли! Но уже не боялись, что это понятие встретится на экзамене.

    Когда-то моя ученица написала в выпускном альбоме: «Любимые кадры школьной жизни-уроки литературы. Только они пробуждали сердце!» Вот так, сердцем, живу и работаю.

    21 век- век высоких технологий, но какое жалкое зрелище – человек «без языка». Литература – универсальный язык, корнями прорастающий в душу. Если представить современный мир без книг, то перед глазами утопический мир Рея Брэдбери – в нём нет социальных проблем, потому что все они были решены посредством уничтожения книг. Утопия. Иллюзия жизни невозможной.

    Горько наблюдать, как «пленительная сладость» русской речи буквально ломается о колено. Говорим скороговоркой, взахлёб. Язык «великий, могучий» задыхается от «новояза».

    Каждый урок веду незримый бой с молчаливым безразличием к русскому слову моих новых воспитанников. Речь у них часто пустая, «как вагон порожний». Хочется кричать иногда. Страшно становится. Как научить моих детей говорить нужные слова, дарить их близким? Как научить их Словом зашивать души страждущим? Как научить быть счастливыми? Путь долгий и непростой. Путь длиною в несколько школьных лет. Осилим?