Главные вкладки

    Мои публикации

    Косарева Елена Васильевна

    Эти статьи отправлены в профессиональные журналы\газеты в разные годы. Автор Косарева Е.В.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

       «Юра хорошо думал  и очень хорошо писал. Он еще с гимназических лет  мечтал о прозе, о книге жизнеописаний, куда бы он в  виде скрытых взрывчатых гнезд мог вставлять самое ошеломляющее  из того, что он успел увидеть и передумать»,- читаем мы о Живаго, герое одноименного произведения Б.Л.Пастернака. Все воплотилось  в советской послевоенной реальности. И большое произведение, задуманное в 30-е годы, начатое Борисом Леонидовичем  в 1945, было завершено в 1956  и получило название  «Доктор Живаго».

      Роман создавался в послевоенные годы, Пастернак писал его «на гребне надежд». Как и многие другие, он ожидал, что рожденный в годы Великой Отечественной войны  народный, общественный подъем найдет свое воплощение в переменах государственной политики, отказе от репрессий, ограничения свободы и подавления личности. Это  объясняет то вольное дыхание, внутреннюю раскованность, с которыми написан роман.  Предполагалось, что роман будет опубликован в журнале «Новый мир» и выйдет отдельной книгой в Рослитиздате. Но вокруг романа и его публикации в итальянском издательстве (конец 1957 года) началась шумиха, завершившаяся исключением автора из союза писателей СССР. Травля продолжалась и тогда, когда Б.Л.Пастернаку была присвоена Нобелевская премия, от которой он вынужден был отказаться. В те дни появились следующие строчки:

                                         Я пропал, как зверь в загоне.

                                         Где-то люди, воля, свет,

                                         А за мною шум погони,

                                         Мне наружу ходу нет…

                                        Что же сделал я за пакость,

                                        Я убийца и злодей?

                                        Я весь мир заставил плакать  

                                        Над красой земли моей.  (Нобелевская премия)

     

      Склонность  к философскому осмыслению жизни характеризует все творчество Пастернака – поэта-мыслителя, тяготеющего к искусству широких обобщений, большой духовной насыщенности. Ему издавна была близка (говоря словами самого  Пастернака)  « та бездонная одухотворенность, без которой не бывает оригинальности, та бесконечность, открывающаяся с любой точки жизни в любом направлении».

       «Доктор Живаго».  Перед нами  - роман-эпопея, роман-исповедь,  «поэзия прозы» - одним словом, Откровение Пастернака. О чем? О месте человека, прежде всего представителя интеллигенции, в истории, об отношении человека к важнейшим историческим событиям. Характеризуя замысел романа,  Б.Л.Пастернак писал в 1946 году: « Я… хочу дать исторический образ России за последнее сорокапятилетие, и в то же время всеми сторонами  своего сюжета … эта вещь будет  выражением  моих взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека  и истории и на многое другое… Атмосфера вещи – мое христианство…»  

      Мир природы и водоворот истории – вот два стержневых мотива, пронизывающих  роман «Доктор Живаго» и определяющих и судьбу его главного героя, который становится свидетелем  революции и Гражданской войны и осмысливает  эти события  «поверх барьеров», не с классовых, а общечеловеческих позиций. Роман Пастернака написан по законам  поэтической прозы, где главное не эпическое изображение  мира, окружающего действующих лиц, а движение души, оттенки чувств и переживаний.

        А его герой, Юрий Живаго, является выражением высшего нравственного идеала. Живаго покоряет читателя своей незащищенностью, необыкновенным талантом любить жизнь, открытостью.  У него, по утверждению Д.С.Лихачева, «нет воли, если под волей подразумевать  способность без колебаний принимать однозначные решения, но в нем есть решимость духа не поддаваться соблазну однозначных решений, избавляющих от сомнений. Живаго - это  личность как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь».  Сам автор представлял читателю так своего героя: «…Юрий Александрович Живаго, врач, мыслящий, с поисками, творческой и художественной складки, умирает в 1929 году

    (это год  «великого перелома», когда в стране происходили резкие политические и социальные перемены). После Живаго остаются и среди других бумаг написанные в молодые годы, отделанные стихи… которые по всей совокупности составят последнюю, заключительную главу романа».

       Начинается же роман крайне необычно: «Шли и шли и пели «Вечную память»…И тут же читаем: «Кого хоронят?»… - «Живаго». Но ведь это фамилия героя, которому почти целиком посвящен роман. Так автор  в первом же  абзаце дает нам ключ ко всему, что произойдет в книге. Она действительно станет « Вечной памятью» своему герою и тому миру, к которому он принадлежал. На протяжении всего повествования  мрачные времена, эпоха трех революций будут  «хоронить» человека по имени Живаго. Перед нами развернется  жизненная история  сравнительно небольшого круга лиц, нескольких семей, соединенных узами родства, любви, личной близости. Их судьбы  и отношения окажутся  напрямую  связаны с разворотом  исторических событий, с крутыми сдвигами всей страны.

        Вдумывался ли  Пастернак  в смысл исторических событий? Безусловно. Мы читаем о начале революционных событий: «Вдруг садящееся где-то  за домами солнце стало из-за угла, словно пальцем, тыкать во все красное на улице: на красноверхие шапки драгун, в полотнище упавшего красного флага, в следы крови, протянувшиеся по снегу  красненькими ниточками и точками. По краю мостовой полз, притягиваясь на руках, стонущий человек с раскроенным черепом». Этот словно указующий перст матери-природы, предупреждающий о кровавых последствиях всего происходящего, находит яркое подтверждение в образе тяжело раненного человека. Заставляет думать: все по воле человека и все еще можно предотвратить. Но вместе с тем возникает и ощущение того, что события происходят независимо от воли человека, подобно явлениям природы. Марфа Гавриловна, чьими глазами мы видим ужасную картину расправы над манифестантами, оказалась на демонстрации исключительно из любопытства и из желания разделить радость  по поводу манифеста («Государь понимаешь, манифест подписал, чтобы все перевернуть по-новому, никого не обижать, мужикам землю и всех сравнять с дворянами»), да и « несколько революционных  организаций, причастных к затее, перегрызлись между собой и одна за другой от нее отступились, а когда узнали, что в назначенное утро люди все же вышли на улицу, наскоро послали к манифестантам своих представителей».  Герои чувствуют, слышат, но не осмысливают  логически происходящее, оно как природная данность. Ведь никто и никогда не стремился оценивать этически явления природы – дождь, грозу, весенний лес, - никто и никогда не пытался их повернуть по-своему, личными усилиями отвратить их. Но ведь исторические события всегда требовали оценки.

      Пастернак в  своем романе   не объясняет, не пытается давать оценки, он только показывает. Он, как и его герой, принимает жизнь и историю такими, какие они есть.

      Это абсолютно понятно, если рассматривать один из эпизодов романа. Купив у мальчика-газетчика экстренный выпуск с правительственным сообщением из Петрограда  «об образовании Совета Народных Комиссаров, установлении в России советской власти и введении в ней диктатуры пролетариата», Юрий Живаго в разговоре с тестем дает высочайшую оценку (не забываем, Живаго хирург) происходящему: « Какая великолепная хирургия!  Взять и разом артистически вырезать  старые вонючие язвы! Простой, без обиняков, приговор вековой несправедливости, привыкшей, чтобы ей кланялись, расшаркивались перед ней и приседали…  Главное, что гениально? Если бы кому-нибудь  задали задачу  создать новый мир, начать новое летосчисление, он бы обязательно нуждался  в том, чтобы ему сперва очистили соответствующее место…»  И добавляет: « Это небывалое, это чудо истории, это откровенно ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без внимания к ее  ходу. Оно начато не сначала, а с середины, без наперед подобранных сроков, в первые подвернувшиеся будни, без внимания к ее ходу. Это всего гениальнее. Так неуместно и несвоевременно только самое великое».  Революция, по Пастернаку, это и есть откровение («ахнутое», данное), и она, как всякая данность, не подлежит  обычной оценке, оценке с точки зрения сиюминутных человеческих интересов. В ее события нельзя вмешиваться. То есть вмешиваться можно, но нельзя поворотить. Неизбежность их, неотвратимость делает каждого человека, вовлеченного в их водоворот, как бы безвольными.

      Живаго видит, он воспринимает, он даже участвует в революционных событиях, но участвует лишь как песчинка, захваченная бурей, вихрем. Лишения и разруха  октябрьских лет гонят семьи Живаго и Громеко из обжитого московского дома через пол-России на Урал искать убежище  «на земле». Живаго принужден участвовать в вооруженной борьбе, поскольку он врач, хотя  именно нейтральность  Юрия Живаго  декларируется его профессией. «Доктор вспомнил недавно минувшую казнь, расстрел мятежников, детоубийство и женоубийство Палых, кровавую колошматину и человекоубоину, которой не предвиделось конца. Изуверства белых  и красных соперничали  по жестокости, одновременно возрастая  одно в ответ на другое, точно их перемножали. От крови тошнило, она подступала к горлу и бросалась в голову, ею заплывали глаза». Юрий Живаго стремится прочь от схватки и, в конце концов, уходит  из сражающихся рядов.  Для Б.Л.Пастернака этот поступок Живаго - попытка увидеть события революции  и гражданской войны с общечеловеческой точки зрения. Становится очевидным, что  гражданская война была большим бедствием, чем любая другая.

       Значит ли это, что Живаго против революционных преобразований России? Меньше всего Живаго, да и  сам Пастернак были  ее противниками. Отношение к исторической действительности скорее таково: воспринимать историю, какой она есть, не пытаясь навязать ей свою волю, изменить ее, повернуть по-своему. Так Живаго служит тем, к кому попадает, - однажды в бою он даже берет винтовку и против собственной воли стреляет в атакующих, восхищающих его своею безрассудною храбростью юношей. Пастернаку не было никакой возможности высказать до конца всю тяжесть  своего положения между двумя лагерями в революции, но ему удается показать это в сцене, когда, казалось бы, лицо нейтральное, доктор Живаго, но вовлеченное в сражение  на стороне красных, ранит и даже, кажется ему, убивает  одного из юнцов гимназистов. Он находит у этого юнца и у убитого партизана  один и тот же псалом, зашитый в ладанках, - 90-ый, по представлениям того времени, оберегавший от гибели. Этот псалом «помирил» враждующих и утвердил героя, блуждающего между двумя лагерями, в том, что объединяет всех – очистительная сила любви к жизни, осознание  неизбежности совершающегося.

      Неутешителен исход судьбы главного героя. Исподволь, но неуклонно уходят жизненные и творческие силы Юрия Живаго, лишившегося всех ценностей бытия, опустошенного не столько потерями, сколько неправдой, которую он ощущает вокруг себя. Извергнуты Отечеством, высланы новой  властью из Росси  близкие Живаго – жена с детьми и ее отец. Под конец повествования без вести пропадает, видимо, арестованная на улице и погибшая « под каким-нибудь безымянным номером в одном из неисчислимых общих или женских концлагерей севера» Лара. По мере того как жизненные силы оставляют Живаго. Скудеет и жизнь вокруг него. Беднеют, грубеют человеческие связи, выхолащивается общение. Безвозвратно уходят окружавшие доктора люди – кто в небытие, кто на круги иной, новой жизни. И наконец – смерть самого Живаго. В трамвайном вагоне  у доктора начинается сердечный приступ. Чувствуя губительное удушье, Живаго рвется на свежий воздух. Живаго умирает у трамвайных колес. Перед нами воплощение задохнувшейся жизни, задохнувшейся оттого, что она попала в «вагон, на который … сыпались несчастья», попала в ту полосу исторических испытаний и катастроф, которая была суждена России.

      Эта кульминация подготовлена всем ходом романа. На его протяжении и герой, и автор все острее воспринимали события как насилие над жизнью, все больше убеждались, что она не терпит никакого вмешательства, не нуждается в нем. Переделать, улучшить себя может только сама жизнь в своем органическом течении. Поэтому и отношение к революции  и для героя и для писателя неоднозначно. Революция представляется стихией соединяющей несоединимое: правоту возмездия, чистоту вековой мечты о справедливости, размах народной энергии – и разрушительность способов, ограниченность лозунгов, неутомимую потребность в жертвах.

      На самых последних страницах романа, спустя полтора десятка лет после смерти доктора, появляется « бельевщица Танька», дочь Живаго. Она  унаследовала черты Юрия Андреевича, но ничего не знает о нем, утратила всякую связь с миром отца, миром гуманистической культуры: « Ну, конечно, я девушка неученая, без папи, без мами росла сиротой». К счастью, мысль о жизни, утратившей память, - не последнее слово автора.

     Роман  заканчивается авторским монологом, утверждающим, приемлющим  этот мир, какой бы он в данный момент ни был. Этот монолог – завершение сквозной темы романа, темы любви – любви к жизни, к России, данной нам действительности, какой бы она ни была.  «Вот весенний вечер на дворе. Воздух весь размечен звуками… как бы в знак того, что пространство все  насквозь живое. И эта даль – Россия, его несравненная, за морями нашумевшая, знаменитая родительница, мученица, упрямица, сумасбродка, шалая, боготворимая,  с вечно величественными выходками, которых никогда нельзя предвидеть! Как сладко жить на свете и любить жизнь! О как всегда тянет сказать спасибо самой жизни, самому существованию…»



    Предварительный просмотр:

            

                                                                                                               Кто не знает печали и гнева,

                                                                                                               Тот не любит Отчизны своей…

                                                                                                                                           Н.А.Некрасов

       Написанная за три  недели и опубликованная  в 1959 году, повесть «Один день   Ивана Денисовича», открыла А. И. Солженицына как писателя  России и миру. Она была задумана, как отмечено в примечаниях к произведению автором, на «общих работах в Экибастузском Особом лагере зимой  1950-51 годов». Первоначальное название «Щз-854. Один день одного зека»  и острота политического мотива были  Александром Исаевичем  изменены, и в смягченном варианте были опубликованы в журнале «Новый мир», редактором которого был А.Т.Твардовский. Эта небольшая повесть  развернула новую страницу в истории русской литературы. Эта страница о противостоянии личности и системы.

       Повесть носит, пожалуй,  автобиографический характер. Образ Ивана Денисовича, по утверждению А.И.Солженицына, «сложился  из солдата Шухова, воевавшего с автором в советско-германскую войну (и никогда не сидевшего), общего опыта  пленников и личного опыта  автора в Особом  лагере каменщиком. Остальные лица  - все из лагерной жизни, с их подлинными автобиографиями». Что  известно о А.И.Солженицыне? Он, прошедший войну с 1941 года, в феврале 1945 года, капитан-артиллерист, награжденный  в январе 1944 года орденом «Красной Звезды» за личное мужество,  попал под надзор военной контрразведки, а в феврале был арестован и  уже в  июле  осужден на восемь лет исправительно-трудовых лагерей по статье 58-й Уголовного кодекса. Кстати сказать, А.И.Солженицын  6 февраля 1956 года был реабилитирован решением Верховного Суда СССР. Что известно о главном герое? Воевал.  В феврале  «сорок второго года на Северо-Западном окружили их армию всю.…И стрелять было нечем. И так их  помалу немцы по лесам ловили  и брали…Шухов в плену побыл пару дней…и убежали они впятером…чудом к своим попали».  В контрразведке « били Шухова много». « И показания он дал, что-таки да, он сдался в плен, желая изменить  родине, а вернулся  из плена потому, что выполнял задание немецкой разведки. Какое же задание – ни Шухов сам не мог придумать, ни следователь. Так и оставили просто – задание». Так, в судьбе героя повествования переплетаются судьбы и самого автора, А.И.Солженицына, и судьбы тысяч русских солдат, осужденных только за то, что побывали в немецком плену ( «шпионов  - в каждой бригаде по пять человек, но это шпионы деланные, снарошки. По делу проходят как шпионы, а сами пленники просто»).

       Один день  заключенного Щ-854, Шухова Ивана Денисовича, - предмет повествования, именно поэтому повесть  так и называется. «Таких дней в его сроке от звонка до звонка  было 3653», - каждый похожий на предыдущий  и ничем не отличающийся от последующего,  этот был «ничем не омраченный». А.И.Солженицын по этому поводу писал: « Конечно, можно описать  вот свои десять лет лагеря, а там всю историю лагерей, а достаточно  описать только один день  одного среднего, ничем не примечательного человека с утра до вечера. И будет все». И в этом   сакраментальный смысл названия повести: как выжить, сохранить  человеческое достоинство там, где целенаправленно уничтожается системой человек. И в этом  смысле «один день» приобретает иную весомость, ценность: это  день ЖИЗНИ, по мнению Шухова,  «почти счастливый день». Интересно комментирует эту позицию в своей  статье (Иван Денисович, его друзья и недруги. 1964г.) русский советский критик  В. Лакшин: « Но ведь  о мере несчастья человека можно дать понятие, рассказав о том, что кажется ему счастьем. Все, к чему притерпелись глаза Ивана Денисовича, что вошло в его быт и стало казаться обычным, по существу своему страшно и бесчеловечно».

       А.И.Солженицын делает  так, что мы видим и узнаем жизнь зэка не со стороны, а изнутри, «от него». По мнению В. Лакшина, « внимание ко всему  обиходу жизни лагеря художественно оправдано…тем, что Иван Денисович, которого  автор дал нам в проводники  по каторжному аду, человек по-крестьянски дотошный, практичный, а восемь лет  лагеря приучили его быть внимательным  ко всякой мелочи…» Автор приближает  героя к читателю, прибегая к особому приему повествования: внутренний монолог – это речь повествователя, пронизанная  лексикой, семантикой, синтаксическими конструкциями  речи персонажа; он приспосабливает  собственную манеру к речевой манере своего героя. И в силу этого мы верим Ивану Денисовичу.

       В сюжетном плане повесть выстроена по вполне понятным  узелкам. Утро – экспозиция, погружение в мир лагерной жизни, знакомство с ее законами. Среди них самый главный, сформулированный  бригадиром Кузёминым: «Здесь, ребята, закон – тайга. Но люди и здесь живут. В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто  на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать» (кум – оперуполномоченный, чекист, следящий  за настроениями зэков, ведающий осведомительством и следственными делами). Эта мысль  лейтмотивом звучит во  всей повести.

      Все  в лагерном быте выстроено так, чтобы личность  раздавить, уничтожить. Это и номер вместо имени, и лоскут красный  «на груди один и один на спине» - своего рода мишень в случае попытки побега. Это и отсутствие какого-либо личного времени: « не считая сна, лагерный живет для себя  только утром десять минут за завтраком, да за обедом пять, да пять за ужином». Это и жуткое варево, которым кормят осужденных,  «баланда», и пайка хлеба, в которой « недодача есть в каждой». И бесправное положение лагерника перед  каждым, кто имеет хоть какие-то права («перед надзирателем  за пять шагов снимать шапку  и два шага спустя надеть»,  и это в том числе  тогда, когда мороз превышает 30 градусов). И осознание того, что «конца  срока в этом лагере ни у кого еще  не было». Погружаясь в мир лагерной жизни, читатель понимает, что система уничтожения человека в человеке продумана до мелочей. Именно поэтому Иван Денисович все время в напряжении. Он понимает, что « живешь об землю рожей», и  знает «только и высматривай, чтоб на горло тебе не кинулись». И при этом ему удается оставаться человеком.

       Вторая, самая пространная часть, - это день. И для осужденного это сопряжено с тяжелым  трудом в бесчеловечных условиях. И тут А.И.Солженицын выявляет парадоксальную вещь: человек ценен, он реально ценен для системы, правда, только как рабочая сила. Он пишет о Буйновском, которого наказывают  на 10 суток строгого: «Они по утрам-то не любят в карцер брать: человеко-выход теряется. День пусть спину погнет, а вечером его в БУР (внутрилагерная тюрьма)». Об  этом не забывают и конвоиры: «а второй вахтер – контролер…только проверяет, счет правильный ли…Человек – дороже золота. Одной головы за проволокой недостанет – свою голову  туда добавишь». И опять парадокс: сегодня охранник – завтра заключенный. Тоталитарная система  - это Молох, перемалывающий всех и вся, не различая званий, наград, положения, заслуг. Понимаешь, до какой степени беззащитен и бесправен человек! Значит ли это, что можно забыть о человечности, честности и справедливости?

       А.И. Солженицын утверждает: никакая, даже самая  страшная система, не в силах сломить человека, выхолостить в нем человеческое, сделать бездумным рабочим скотом. Почему?

       « В лагере бригада – это такое устройство, чтоб не начальство зэков понукало, а зэки друг друга». Казалось бы, вот эффективный механизм управления заключенными. Но вот сто четвертая бригада прибыла на место работы, и работа  закипает не за страх, а за совесть. «Стояла  ТЭЦ два месяца как скелет серый, в снегу покинутая. А вот пришла 104-я. И в чем ее душа держится? – брюхи пустые поясами брезентовыми затянуты; морозяка трещит; ни обогревалки, ни огня искорки. А все ж пришла  104-я – и опять жизнь начинается».  Мастеровитые Кильдигис и Шухов на особом положении: от них во многом зависит качество работы. «Волен не волен, а скачи да прыгай, поворачивайся». И забывает  Иван Денисович унижения и голод. Совесть – вот то, чего не вытравить в человеке. Крестьянская сноровка и простодушие, честность – вот что делает его сильным, он гнется под тяготами, но не ломится, и выпрямляется во весь свой человеческий рост в минуты вдохновенного труда.

        «Шухов и другие каменщики перестали чувствовать мороз. От быстрой захватчивой работы прошел по ним сперва  первый жарок…». И так вся бригада: и бригадир Тюрин, и глухой Клевшин, и юноша Гопчик - все, кроме Фетюкова, так его бригадир тут же поставил подносить  шлакоблок и туда, где будет видно, сколько  он их наносил.

    « Да. Солнышко на заходе.… А разогнались – лучше не надо».  « Кильдигис  злой стал. Не любит авралов.… А жмет и он, куда денешься!» Разве это описание подневольного труда?  Нисколько. А.И.Солженицын убеждает читателя: человеком нужно оставаться даже тогда, когда кажется это невозможным. И тогда человеку воздастся.

      Возвращение в лагерь – завершение дня, развязка. «Засыпал Шухов вполне удовлетворенный. На дню ему выдалось много удач: в карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил (воспользоваться, присвоить) кашу, бригадир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело, с ножевкой на шмоне (обыск) не попался, подработал у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся». Счастливый по лагерным меркам день.

        И таких, как Шухов, перемогающих несправедливость,  тысячи… С главным героем, Иваном Денисовичем, пересекаются  до сотни героев эпизодических, судьбы которых выписаны штрихами, как бы зарисовками, но при этом емко, выпукло, и благодаря этому  у А.И.Солженицына  получается портрет целого поколения, сгноенного  в ГУЛАГе, но не потерявшего человеческого достоинства. Это и Буйновский, капитан, ходивший и вокруг Европы, и Великим северным путем,  еще пытающийся защитить свои человеческие и гражданские права и еще не привыкший к тому, что он уже «не советский человек». Это и Алешка, осужденный только за то, что не отрекся от своей веры, он, как Апостол Павел, предпочитает быть узником («Что тебе воля?  На воле твоя последняя вера терниями заглохнет!»), он готов умереть за имя Господне. Система должна была его «перековать», заставить мыслить как надо. И что? Если в человеке есть стержень,  ничто не может сломить такого человека. Показателен в этом смысле герой, у которого даже нет имени в повести. «Изо всех пригорбленных лагерных спин его спина отменна была прямизною…Глаза старика не юрили вслед … Лицо его все вымотано было, но  не до слабости фитиля - инвалида (доходяга, сильно ослабевший человек), а до камня тесаного, темного. И по рукам, большим, в трещинах  и  черноте, видать  было, что не много  выпадало ему за годы отсиживаться придурком (работающий на  более легкой привилегированной работе)».

         Тоталитарная система поставила их всех за чертой милосердия, обрекла на уничтожение. Уже не конкретно Ивана Денисовича лишь или одного кавторанга Буйновского, а весь народ.  И  Иван Денисович, как и  Алешка, ответили на этот вызов наиболее надежной системой выживания. «Герои  А.И.Солженицына, любимые им, безусловно, - личности, и цель их не выжить любой ценой, но сохранить свою душу, не оскверняя ее насилием, предательством и прочими мерзостями», - пишет русский критик А.Латынина в статье « Кто с Солженицыным» (1991г.). Именно таков, на мой взгляд, ответ А.И.Солженицына на вопрос, может ли личность противостоять системе.

     



    Предварительный просмотр:

     Влияют ли СМИ на жизнь человека?

           В одном научно-фантастическом рассказе говорится о том, как герой, оказавшись в доме одного известного ученого,  увидел сосуд, в котором был заспиртован его двойник – генетическая копия. Гость поразился этому: «Как вы могли создать подобное себе  существо, а потом убить его?» И услышал в ответ: « Почему вы думаете, что это я его сотворил? Это он меня сотворил». Так и человечество, создавшее средства массовой информации, не осознает того, что давно СМИ творят облик самого человечества.

         Современного человека трудно представить, изолированным от мира людей, соответственно,  он находится в постоянном информационном поле, которое создают по потребности самого человека СМИ. Динамика жизни такова, что успешным является тот, кто владеет своевременной и полной информацией об окружающем мире и его частностях. Странно выглядел бы наш современник, оперирующий к устаревшей информации. Это все равно как если бы в толпе наших современников  мы бы увидели человека, одетого, скажем, по моде 70-х годов. Человечество ежеминутно переваривает гигабайты нового. Поставщиком  являются, прежде всего, СМИ.

                Но, мне кажется, сейчас у СМИ значительно более важная роль в жизни человека, нежели просто оповещать мир о событиях в нем. Хотя бы потому, что средства массовой информации взяли на себя не принадлежащие им функции. Они  не только сообщают о новостях. С их помощью можно найти нужного тебе человека (объявления о знакомствах в газетах и передачи типа «Давай поженимся» или «Жди меня») или приобрести то, что тебе необходимо (объявления о продажах и передачи типа «Магазин на диване»). Они беззастенчиво врываются в нашу жизнь с советами, как избавиться от лишних килограммов или какой бритвой пользоваться при бритье, как готовить вкусную и здоровую пищу, какие тенденции преобладают в моде  сезона  лето-осень 2011, куда поехать отдыхать, как вылечить мигрень и при этом не испортить печень, что стоит посмотреть в кинотеатре и послушать в театре, какую и где квартиру купить и даже какие и как занавески повесить в той квартире. На все вопросы нашей жизни мы можем получить ответы. Мы можем оказаться  там, где никогда не смогли бы побывать: на поверхности Луны и в глубинах Мариинской впадины, на Южном полюсе и в джунглях Амазонки. Все и обо всем узнать мы можем, не выходя из квартиры, благодаря СМИ. Человечество изобрело поразительное  творение, удовлетворяющее его потребность в информации. При этом оно не просто утоляет  информационный  голод, но предоставляет  изысканные, редкостные, экзотические «блюда» в угоду потребителя. Казалось бы, СМИ служат человеку.

      Однако не случайно журналистику считают «пятым эшелоном», мощным оружием в руках любой власти. Именно потому, что СМИ способны творить человека по заданному образцу. В еще не столь отдаленные времена, когда в Европе существовали два лагеря, противостоящие друг другу: социалистический и капиталистический - каждая из сторон  использовала СМИ в качестве пропагандистского оружия. Достаточно полистать газеты того времени, чтобы понять, насколько мощным является это средство формирования общественно мнения.

       Каждый из нас осознает себя самостоятельной личностью, но также ясно, что « угол» наших взглядов  во многом сформирован СМИ.  Сравните взгляды немца, живущего в Германии,  и его южнокорейского ровесника. Они будут смотреть на одно и то же явление, но оценивать совершенно по-разному. И каждый из них будет считать, что он прав, потому что каждый из них формировал свои взгляды в своем информационном поле, отличном от другого. Ярким примером могут служить события 8 августа 2008, военные действия Грузии против Южной Осетии. Американские СМИ объявили агрессором Россию, исказив реальность до неузнаваемости, дабы в очередной раз показать агрессивный характер РФ, чтобы американцы осознавали уровень исходящей от нее угрозы и соответственно поощряли существенные военные расходы своего правительства.

       Мы должны понимать, что наше мировоззрение формируется во многом благодаря тому, что и как преподносят нам СМИ.  

       Только ли это?  В одной из статей Ю.Поляков, известный российский публицист, пишет о «чудовищной деинтеллектуализации  ТВ». Он утверждает: « Писателя на экране заменил скетчист, историка – журналист, кое-что прочитавший по истории, ученого –полуневежественный популяризатор…. Из эфира ушел серьезный разговор». И моделирует парадоксальную ситуацию: «Представьте себе Льва Толстого, приносящего статью, скажем, в «Ниву» и получающего ответ: «Низковат у вас, граф, рейтинг!» Мне понятна боль Ю.Полякова. Если соотнести процент каналов и передач, дающих пищу мозгам, и тех, которые обобщенно назовем развлекательными, то выводы Ю.Полякова не покажутся надуманными.  За развлекательной передачей время летит незаметно. И как будто человек занят, и как будто ему интересно, но что в остатке? Он чему-то научился? Он что-то сотворил? Он что-то придумал? Нет.

         А зачем? Ведь реклама говорит, что жизнь – это  баунти - «райское наслаждение». И преподносит массу примеров из жизни голливудских звезд. И предлагает ВСЕ для ублажения этого твоего бренного тела. И ничего практически для ума и души. Л.А.Жуховицкий, российский советский писатель, в своей статье «Почему я должен это знать?» утверждает, что в основе всех СМИ лежит коммерческий принцип. Он жестче В.Полякова пишет, что, после общения с  «желтой» прессой «неожиданно закралось горькое сомнение: если они со мной разговаривают как с дураком, может, я и есть дурак? Подошел к зеркалу – да нет...взгляд вполне осмысленный. И диплом вроде есть, и на службе вроде бы ценят…» И добавляет: « Пипл не хавает – пипл хлебает, что дают. А дают ему изо дня в день одно и то же. На всех каналах телевидения, в половине газет, а про глянцевые журналы и говорить нечего, две трети статей про голливудские разводы.… И привыкают наши Пети и Машеньки, что настоящая жизнь там, на глянцевых страницах». Я не ханжа: мне иногда интересно почитать и о свадьбах, разводах, примирениях звезд.  И это нужно. Но именно «и это», а не «только это».  Мне бы, в том числе,  хотелось увидеть на глянцевых обложках моих (и не только моих!) кумиров: Юрия Башмета, Инну Чурикову или, скажем, Василия Аксенова. Но, увы:  «не формат», или «рейтинг низковат».

       Можно смело говорить, что  наши интеллектуальные и культурные предпочтения формируются в том числе под влиянием СМИ.

       Более того, они формируют нашу речь. Это более чем понятно, поскольку  известными учеными уже давно доказано, что «мышление и речь взаимосвязаны».  Но откроем  газету или программу передач ТВ и убедимся в этом.  Какая-то неодолимая сила заставляет наших журналистов (особенно молодых и телерадиовещательных) оттяпывать гроздья отечественных суффиксов. Конечно, говорить односложными словами это своего рода кич*

    ( вот и я не избежала веяний моды!). А в результате «Блеф-клуб» проживает на канале(!)  «Культура», на РТР есть какой-то «Подиум д/арт» (языковую принадлежность даже сложно определить),  а там, где казалось бы уже никак не , простите, выпендришься – поднатужились и… «Серый волк энд Красная Шапочка». Неужели  с дивным, прекрасным, чудесным, отличным, прелестным, прельстительным, замечательным, изумительным, потрясающим, фантастическим, великолепным, увлекательным, несравненным, неповторимым, поразительным, упоительным, божественным ( и это далеко не все синонимы к слову «хороший») русским языком можно  творить такое? Оказывается, не просто можно, а нужно. Чтобы привлечь читателя\зрителя необычным названием. Могущественное  слово: РЕЙТИНГ. И «великий, могучий» потеснен односложными словами, почерпнутыми из сокровищницы английского языка. И молодое поколение склоняется к иному варианту русского языка, не такому сладостному, как прежний, но вполне пригодному  для простой коммуникации. По мнению Т.Толстой, известной русской писательницы, «его главные признаки – обмеление словаря в сочетании со словесными огрызками».

      Может быть, нравственно-этическая сторона жизни человека осталась нетронутой СМИ?  И это не риторический вопрос. Ведь, «что такое хорошо и что такое плохо» мы осознаем задолго до того, как в нашу жизнь врываются

     *кич — термин, обозначающий одно из явлений массовой культуры, синоним псевдоискусства, в котором основное внимание уделяется экстравагантности внешнего облика, крикливости его элементов.

    СМИ.  

       Представления о добре и зле закладываются в глубоком детстве, и, видимо, именно в силу этого обстоятельства есть семьи, которые накладывают табу на телевизор: ребенку запрещено смотреть телепередачи. Конечно, есть же детские передачи, но сейчас не о них, тем более что процент таковых несоотносим с иными. Любой психолог скажет начинающему родителю, что, если вы хотите быть авторитетом для своих детей, вы, а не телевизор, должны заполнять пространство общения, в котором и рождается чувство уважения и привязанности. Если же общение с родителями заменяет телевизор, то он и становится авторитетом для подрастающего дитя. И когда пройдет время, не мамино мнение, скажем, станет важным при выборе спутника жизни, а мнение Ксении Бородиной, ведущей реалити-шоу «Дом-2». Кстати, условное наклонение мы употребили напрасно, это происходит в нашей жизни повсеместно. Отсюда и острота проблемы непонимания между детьми и их родителями.

         И если с детской психикой все понятно: на каких примерах воспитывался – таким и вырос. Что чаще смотрел «Сказку про Конька-горбунка» или «Семейку Симпсонов»?  То что же мы, взрослые?  Меняем свое представление о добре и зле? Думаю, да.

          Личная жизнь человека сейчас не является чем-то сокровенным. Мы с любопытством рассматриваем нового любовника известной кинодивы, злорадствуем, если папарацци застали ее  в непрезентабельном виде, посмеиваемся над ее чудачествами (любит есть жареные огурцы) и откровенным цинизмом (выкладывает в Интернете видео с родами своей жены) и уже совсем не смущаемся щепетильных подробностей раздела имущества при разводе. Если в детстве нас учили, что есть слово «нельзя», то СМИ во взрослой жизни утверждают, что этого слова нет: все можно. И мы часто совершаем подлости, оправдывая себя тем, что так поступал кто-то из известных и знаменитых. И если им можно, то мне  тем более, я же не публичный человек, и об этой моей подлости узнает лишь малый круг людей. СМИ людей с неустойчивой психикой развращают, беспринципных делают еще более  циничными.

         А что же с теми, чьи принципы  достаточно устойчивы?  Скажу о себе. Меня  трогает чужая беда, горе. Но когда я одновременно слышу  о жертвах при бомбежках в Ливии, о трагедии, связанной с теплоходом «Булгария», я достаточно спокойно воспринимаю гибель ВСЕГО 7 пассажиров самолета Ан-24,совершившего вынужденную посадку на реку Обь в 63 км. от Нижневартовска,  ведь остальные 29 – живы! И я вынуждена себе же задавать вопрос: «А если хотя бы один из 7 погибших был бы твой близкий? Хотя бы один!»  И все становится на свои места.

       Ясно, что средства массовой информации влияют на все сферы жизни человека, более того, они в значительной степени и формируют этого самого человека. Важно только, чтоб не получилось как в том фантастическом рассказе, когда детище  убило и заспиртовало своего создателя. Надо уметь отделять «плевелы от зерен». Надо научиться  противостоять влиянию СМИ, сохраняя собственную самость. И при этом беззастенчиво пользоваться информативными возможностями СМИ для своего блага. Мне кажется, в связи с этим  уместно перефразировать известное высказывание французского философа-гуманиста М.Монтенеля: «СМИ сами по себе ни зло, ни благ, они вместилище и того, и другого, смотря по тому, во что мы сами их превратили».

    Ссылки из сборника Русский язык. Подготовка к ЕГЭ-2009: учебно-методическое пособие\ Н.А.сенина. – Ростов н\Дону : Легион 2009.



    Предварительный просмотр:

    Сочинение-размышление  на  тему: «Когда  я   думаю  о  современной  России…»

        А.А.Ахматовой  принадлежат  удивительные  по   своей  надрывности  строки о России:

                         Хворая, бедствуя, немотствуя  на  ней,

                         О ней  не  вспоминаем  даже…

                         Но  ложимся  в  нее  и  становимся  ею,

                         Оттого  и  зовем  так  свободно – своею.

    Да, о России, родине  мы  не  говорим  в  суете  повседневных  проблем, как-то  не присуще  это  нам. И американская  традиция  начинать  каждый  день  с поднятия  флага страны и пения   гимна  приживается  с  большим  трудом. Видимо, потому  что  дорогое  храним  в  глубине  сердца. Но  это не  значит, что   не  думаем  о  земле,  на  которой  живем. Чтобы  размышлять  о России,  нужна  или  территориальная, или духовная  отчужденность  от нее. А  когда  ты  кровными  узами  связан с  родиной, нет  отдельных  проблем  современной  России – есть проблемы  мои  и  моего  поколения.

        В  той  жизни, которой  живет  сейчас  россиянин, меня  беспокоит  многое. Но самым  первостепенным  и  важным мне видится  отсутствие целостной, перспективной  программы  работы с  подростками и  молодежью ( когда-то  это   называли  «молодежной  политикой  государства»). Национальный  проект «Образование» предполагает  материальную  поддержку  учащейся  молодежи, ее   лучшей  части. А  как  решить  проблемы  детской  преступности, беспризорности  и  наркомании, тесно  связанные между  собой? В  одном  из последних номеров «Аргументы и факты на Дону» (№15 2006г.) опубликована  шокирующая  статистика   по  Ростовской  области. Каждое 26-ое  преступление  происходит с участием  несовершеннолетних  детей; в  2005  году подростки  совершили 24 убийства; если в 2003 году осуждено  за  различные  преступления  2019 малолетних  преступников, то  в 2005- 2092. Разве  это  может  не  беспокоить? И хочется  многое  понять. В  чем  причина  вопиющего  бескультурья, хамства, что  стали  не редкостью среди детей  и подростков? Кто  ответствен за  исковерканные судьбы еще  только  становящихся  личностей? Как  кардинально  исправить  ситуацию?

          Причин  детской  преступности  много, но ключевая, на  мой  взгляд, одна – отсутствие  полноценного, доступного, увлекательного  и увлекающего  досуга. Цепочка происхождения  преступлений, по-моему, следующая: скука- хулиганство- преступность организованная  преступность. Начало  всего нужно  искать в  скуке, тоске  зеленой, когда  душа  изнывает от  социальной  униженности, собственной  никому  ненужности, от  духовной  не занятости. Возникает  саднящий  комплекс  неполноценности, толкающий  подростков либо к наркотикам, уводящим  от  всех проблем, кроме  одной - поиск  наркотика, либо к уродливой  форме  протеста- хулиганству. Эти пути  лишь  подложное  доказательство самому  себе, что ты не  какое-нибудь  жалкое  ничтожество, не  какая-нибудь  серятина, а мятежник, гордый  бунтарь против устоев.

          Что  мы  можем  ему, подростку, страдающему  от  собственной  неполноценности,

    нереализованности, от  невнимания взрослых, предложить? Неправда, что большинство  подростков изначально  циничны. Отсутствие  идеалов  или  их подмена воззрениями  героев  фильмов «Бригада», «Бумер» и других   делают и без  того  дезориентированных  в сущности  человеческих  отношений детей  таковыми. А мы, взрослые, что  чаще  всего  провозглашаем? « В рыночных  отношениях  выживает сильный, не обремененный  особо  нравственными  размышлениями», - наученные  горьким  опытом  перестройки, говорим  мы. Имена  Сахарова, Лихачева, Солженицына, которые  могли  бы  стать    нравственным  ориентиром для подрастающего  поколения, пока пустой  звук. Может  быть, молодежные  клубы, где  можно поспорить о  литературе, политике? «Развлекуха», «тусовка»- вот идеал, созданный  нашим  телевидением. Может  быть, молодежные общественные  организации? Но они  нуждаются  в  финансировании своей  деятельности. Там, где  нет  государства, там частный  капитал, преследующий свои, не всегда  честные  цели. Новые молодежные  движения, типа  «Наши», проекта партии Единая Россия? Но  пока  они   на пути  становления, причем  уже  понятно, что ставку они   делают  на  студенческую  молодежь. Может быть,  школа? Она  делает  немало, но  решить  проблему  детской беспризорности, преступности, наркомании она   не  может. Тогда что? Я мучаюсь  этим  вопросом, ищу  свои  пути решения, делаю то, что в  моих  силах.

        В  каждом  из  нас  есть и  низкое  начало, и светлое – это  то, что религия  называет  добром  и  злом. Но все  зависит  от  того, для  какого  именно начала  окружающая  среда  может  быть  наиболее  благоприятна,  и  что  распечатают  обстоятельства в  нашей  душе – дьявольское  или  божеское. Вот  создать среду, где  был  бы  широчайший и доступный каждому  ребенку   выбор для выброса  позитивной   энергии, и  есть  проблема  номер  один. Мать  всех  преступлений - скука. Спросим  самих  себя: почему  в  самой  богатой  ресурсами  стране  мы  не  используем  эти  ресурсы  для духовного  развития? Почему  мы  так недальновидны?  Предлагаю  противопоставить цепочке: скука – хулиганство – преступление  другую  цепочку: духовность – свобода  совести – свобода  честной  предприимчивости. Это уже  государственный  уровень. И здесь  уже  без программы, целостной, охватывающей  все  аспекты проблемы,  не обойтись.

          Говоря  о России, часто цитируют народную  мудрость: « Русские  долго  запрягают, но  быстро  едут». Хочется  надеяться, что это  так.

         

         



    Предварительный просмотр:

    Самопрезентация.

          Рассказ о себе…С одной стороны, что может быть проще – ведь я же себя знаю. С другой стороны, трудно – а знаю ли я себя? В капле отражается  море. В непритязательном местоимении «Я» – глубины душевных переживаний, полет фантазии, опыт мировосприятия и много чего еще, чему трудно дать однозначное определение. Уместно процитировать Лермонтова, его Мцыри восклицал: «А душу можно ль рассказать?»  А я попробую.

          Мне еще немного  лет, чтобы обобщать свой житейский опыт, но кое-что в моем  багаже  есть.

          Все, чем богат  человек, заложено в детстве.

    Картинка первая. Глубокая  ночь… за столом мама, обложившись книгами, что-то пишет. Я недоумевала, зачем  ей учиться, она и без того  знает  ответы на все мои вопросы. Так я, еще необразованная, лет пяти, поняла, что учиться придется  всю жизнь. Теперь-то я осознаю, что образование, точнее умение учиться – самая универсальная ценность. Важна не столько та база, которую ты приобретаешь  в процессе  учения, сколько способность наращивать ее, расширять поле своего  знания. Именно  способность к развитию позволяет человеку  добиваться  все новых и новых высот. Отсутствие развития, «топтание на месте» - это, я бы сказала, духовная смерть.

    Картинка вторая. Контрольная по математике в 4 классе…Я не знала, как решить задачу, помог мне Ваня. Я получила  пятерку, но удовлетворения, радости не испытала. Это была не моя пятерка, а Ванькина. С тех пор я все делаю сама, хорошо ли, плохо ли, но  сама.  Не добиться в жизни  ничего, если жить чужим умом, чужим  опытом. Да, бывает трудно, страшно, кажется, что не осилишь, не потянешь. Но делаешь – и получается. А если неудача, то это твоя неудача, которая  подсказывает правильные пути решения. И еще я точно  знаю, что мысль  материальна. Если очень хотеть и при этом действовать, то обязательно добьешься  всего, о чем мечтаешь.

    Картинка третья. Не последняя. Классе в 6  мы собирали материалы о Чернобыле. Как выяснилось, наш сосед-алкоголик не только был ликвидатором последствий аварии, но и награжден  орденом. Водку же он пил из профилактических соображений: выводил радиацию. Так я, уже имеющая четкое представление о том, что хорошо, что плохо, разрывалась от противоречия: алкоголик – герой. Осмысление пришло позже. Нет людей порочных, есть недопонятые, недолюбленные, которые пытались сказать, а их никто не услышал. Мне жаль таких людей, но я не берусь их  судить. Я помню всегда: «Не судите - да не будете судимы

      И еще я знаю, как королеву  делает  ее окружение, так  человека  делают  его  друзья.  У меня  их немного, но это честные, открытые, доброжелательные люди. А главное – надежные.

    Картинка четвертая и последняя. Классе в 9 я была  угловатым подростком, в котором мужская часть нашего  класса не видела ничего  особенного. Единственно  кто снисходительно  и, как мне казалось, с любовью смотрел на меня – это Лермонтов, тот самый Михаил Юрьевич, красивый черноглазый корнет, портрет которого стоял у меня на столе. Я о любви узнала  из его стихов. Нет, не о той любви, которой упиваются герои «Дома-2», а о настоящей, глубокой и преданной. Тогда в 15 лет я была уверена, что будь я рядом с Лермонтовым, его бы не убил Мартынов. Да я и сейчас  верю, что настоящее чувство способно возродить к жизни, пробудить самое хорошее в человеке, способно сделать его по-настоящему счастливым. Дом, семья – это самое святое в жизни любого человека, но их не построить  без любви и взаимопонимания.

        Вот та основа, от  которой я двигаюсь дальше. Интерес к человеческой личности, ее  особенностям, привел меня  в университет. Когда-то риторическое замечание лермонтовского героя: «А душу можно ль рассказать?»  наполнилось  для меня  теперь конкретным содержанием. Я вслед за ним  пытаюсь ответить на сакраментальный вопрос «Зачем я живу?». Чем больше думаю, тем очевиднее  ответ: смысл в духовной динамике, в духовном напряжении по достижению достойной цели. Ближайшая и  дальняя – учиться.

         Мне интересно еще многое. На первом месте – книги. Меня   привлекает мир героев

    Достоевского, Чехова, Булгакова. Мне нравится легкая, пронизанная  иронией проза Виктории Токаревой, умная и глубокая – Людмилы Петрушевской. С интересом читаю романы Харуки Мураками.

        Я не очень  спортивный  человек, но в тренажерном зале бываю регулярно. Еще со школьной скамья  занимаюсь танцами. Есть то, что мне очень хочется освоить: дайвинг и прыжки с парашютом. Да мало ли что?

       Я хочу жить полнокровной, интересной жизнью. А разве это невозможно?

     

         

    Самопрезентация.

         «  Алиса успела  привыкнуть к тому, что вокруг происходит  только удивительное; ей показалось  скучно и глупо, что  жизнь опять  пошла по-обычному…»- эти строчки  из детства, но помогают  мне идти по жизни. Помните «Алису в стране  чудес» Льюиса Кэрролла? Конечно, я  уже не верю  в чудеса, но жить «глупо и скучно», неинтересно  не хочу. Как  и Алису, меня привлекает  все удивительное, необычное, неординарное, яркое, мимо которого  трудно  пройти.

          Конечно, жизнь интересна  сама по себе, а серой и  посредственной  ее делают  люди. Чтобы увлекательно  жить самой, чтобы  окружающим  людям  было нескучно со  мной, нужно  немало.

        Я много учусь. Познание  интересно само по себе, это та духовная  динамика, которая  создает необходимое  для развития  жизненное  движение. Во мне, видимо, как в Алисе,  еще живет любопытство, хотя  учеба  для меня не просто открытие нового, это  та база, которая  позволит  мне  стать  профессионалом.

          Мне, как и любому  студенту,  далеко не все дается  легко, но я нахожу силы, чтобы  заставить  себя делать  не то, что хочется, а то, что нужно. Я могу в нужный  момент «застегнуть себя  на все пуговицы», как выражалась Коллонтай, первая женщина-дипломат. Когда особенно  трудно, я придерживаюсь некоторых правил:

    1.Не разбрасывайся – не хватайся за несколько дел одновременно, делай то, что наиболее  важно сейчас.

    2.Борись! – результат – это крепкий  орешек, который не сдается  без  боя. При  неудаче  лучше  быть побежденной, чем  сдавшейся.

    3.Анализируй! – когда доводишь дело до конца, важно  знать «цену результата». Чем выше   цена, тем дороже полученный  опыт.

        Способность  к саморазвитию - это универсальная  ценность, которая  важна в любые времена, она позволяет мне быть уверенной в своем  будущем, быть  интеллектуально  независимой.

           Что еще  нужно, чтобы  увлекательно  жить? Надо  насытить  жизнь  впечатлениями. Можно, конечно, мечтать безнадежно о поездке на остров Пасхи. А можно прочитать роман Харуки Мураками  «Кафка на пляже», а потом поспорить с друзьями, выясняя, о чем все-таки  книга. Кино я смотрю, чтобы немного  отвлечься от забот, а вот в театр  иду с открытым сердцем и думающей  головой. Да мало ли что может подарить наслаждение  жизнью? Ягодка земляники, растущая у обочины лесной дороги, рассвет, заставший тебя на набережной Дона, в прожилках пожелтевшего кленового  листа дрожащее  солнце. А как интересны люди! Это, как калейдоскоп: повернул трубочку – и новый узор. Каждый человек самобытен, неповторим. Я стараюсь окружить себя  людьми творческими, думающими. Еще очень важным источником наслаждения  для меня являются  танцы, которыми я занимаюсь еще со школы. Недавно я попыталась впервые стать на коньки. Сбитые коленки ничто в сравнении с тем удовольствием, что я испытала. А ведь есть  еще  очень многое, что хочется попробовать, испытать на себе. Я вслед за моей любимой героиней Алисой  готова сказать: «… ничто не кажется  ей  теперь  совсем невозможным».

          И самое главное, что делает жизнь интересной, – это  друзья. Дружба рождается, по-моему, когда один человек сказал другому: « И ты тоже? А я думал, я один…» Будучи коммуникабельным  человеком, открытым для людей, я все же имею узкий  круг друзей. Самолет  не падает на землю не потому, что он крыльями «опирается на воздух», а потому, что он подсасывается  кверху, к небу. Так и друг - это тот человек, который помогает тебе стать лучше, помогает стремиться выше.  Нас, конечно, объединяют  общие  взгляды. О своих друзьях и о себе я бы сказала словами поэта, чьи песни поем под гитару, словами Булата Окуджавы: Совесть, благородство и достоинство –

                                     Вот  оно, святое наше  воинство.

                                     Протяни ему  свою ладонь,

                                     За него  не  страшно и в огонь…

    Будьте сильными в добре, никогда не изменяйте принципам  человеколюбия, помните, что ни  один поступок не проходит бесследно, не гонитесь за временной, мимолетной  удачей - и ваша жизнь будет осмысленной, интересной и счастливой, как моя.

           Закончить   самопрезентацию  я  хочу  также  словами Булата Шавловича :

    « Умирать не страшно – страшно  не жить…»

         

    Как стать интересным собеседником?

                                                              Только начав учиться, узнаешь о собственном

                                                              несовершенстве…

                                                                                                                                                 Конфуций

        Проблема овладения свободным, подлинно культурным словом для любого члена общества  в современной России как никогда актуальна и касается  каждого.

       Если Вы хотите быть весьма убедительными тогда, когда ведете спор, хотите покорять  тех, от кого зависит что-то в вашей жизни, желаете иметь интересных собеседников и сами быть таковыми –  вам непременно придется поработать над собой и своей речевой культурой.

       Культура речевого общения  - это многоплановое  явление, которое можно описать, представив несколько позиций:

    - высоко развитые  познавательные процессы, в первую очередь, мышление;

    - совокупность языковых и  внеязыковых знаний (языковые знания – знание языка, знание принципов  речевого общения;  внеязыковые знания – о контексте и ситуации, знания об адресате, его целях и планах, его  представления о говорящем и об окружающей обстановке);

    - общефоновые знания (т.е. знания о мире);

    - культура речи – сумма навыков и умений, обеспечивающих  такие характеристики высказывания, как логичность, экспрессивность, стилистическая адекватность и т.д.;

    - навыки адекватного/нормативного  и выразительного использования невербальных (неречевых) средств общения;

    - умение  планировать дискурс и управлять им с целью осуществления речевого воздействия на адресата.

       В понятие  культура общения, как уже было отмечено, входит  в качестве обязательного компонента культура мышления. Она определяется  высоким уровнем сформированности  основных его характеристик: самостоятельности, продуктивности, гибкости, критичности, логичности, что в свою очередь накладывает отпечаток на эффективность речевого взаимодействия. Из перечисленных характеристик  мышления логичность наиболее связана с речью и является предпосылкой построения логически правильного высказывания. Логичность речи – вот  первый шаг к завоеванию симпатий собеседника.

       Логичность речи понимается как  последовательность, определенность, непротиворечивость, обоснованность, доказательность изложения. Знание и соблюдение таких известных законов логики, как закон  тождества, закон противоречия, закон  исключенного третьего, закон достаточного основания, обеспечивают  логическую стройность  мышления.

       Наиболее  значимыми характеристиками речи  является стилистическая правильность (уместность), а также речевой этикет, выступающий в качестве одной из важнейших  стратегий общения. Стилистическая правильность включает  в себя как форму, так и содержание высказывания.  

        Толковое содержание должно иметь достойную оправу. Литературный язык – это не просто средство общения, это, прежде  всего средство культурного общения. Как образно заметил А.М.Пешковский, « если для общения  людей  необходим язык, то для культурного общения необходим как бы язык  в квадрате, язык, культивируемый  как особое искусство, язык нормируемый». Овладение этим «особым искусством» - процесс многотрудный, но весьма увлекательный и что не менее важно – продуктивный: это прямой путь к тому, чтобы стать  интересным собеседником.

       Вопрос  об умении соотносить  используемые в речи  языковые средства  с ситуацией общения можно решить только  применительно к литературной норме, так как только литературный язык  обладает развитой  и сильно дифференцированной функционально-стилистической  структурой, что связано с широким кругом задач, стоящих перед ним.  Функционально- стилистическая система  позволяет  одну и ту же мысль  выражать по-разному в зависимости от условий коммуникации. Поэтому использование  языковых средств, адекватных ситуации общения, предполагает практическое владение разными стилями литературного языка.  И без этого не быть вам интересным собеседником.

      Самое же главное: жить интересной жизнью, иметь широкий круг интересов, живо интересоваться новым и необычным, читать много и разной литературы, быть открытым миру и людям, не бояться учиться. И тогда, поборов все свои несовершенства, вы будете интересны себе и людям.

    Резюме соискателя на  должность секретаря-референта.

       Ф.И.О., возраст … лет, образование высшее гуманитарное (РГПУ, филфак). Имеется опыт работы (2 года) преподавателя русского языка и литературы в гимназии( г.Ростов-на-Дону МОУ №32).

       Владею в совершенстве разговорным английским. Уверенный пользователь компьютера  и любой офисной техники (сканер, принтер, факс и т.д).

       Отличаюсь организованностью, пунктуальностью, аккуратностью, трудолюбием. Достаточно коммуникативный человек, легко устанавливаю контакт с незнакомыми людьми, отличаюсь организаторскими способностями (прошла школу «Лидер Дона», сертификат 23 07 № 347 867).  Продолжаю обучение на заочном отделении ДГТУ. Обучаема легко, стремлюсь к самосовершенствованию.

       Внешние данные: фотография прилагается.

    Из опыта педагогической работы.

       Нет ни одной педагогической технологии или воспитательной системы, которая дала бы эффективный результат без одного, банального качества. О нем говорят много и уже безотчетно, забывая о его сакраментальной сути – это ЛЮБОВЬ. Его нет в функциональных обязанностях учителя или классного руководителя, но без него не состоится ни хороший учитель, ни тем более классный руководитель. Любить детей легко, если исходить не из постулата, что они ДОЛЖНЫ ,а из постулата, что я, учитель, ДОЛЖЕН завоевать его уважение своим умом, тактом, умением его учить просто о сложном, весело о непостижимом, красиво о несовершенном. Я абсолютно убеждена, что ребенок внемлет только ТОМУ, кого он тоже по-своему любит или, как минимум, уважает.