Главные вкладки

    О рыбалке.

    Распопин Андрей Викторович

    О рыбалке.

    С причала рыбачил апостол Андрей, спаситель ходил по воде. Андрей доставал из воды пескарей, спаситель погибших людей. Так или почти  так поет Бутусов в своей знаменитой песне «Прогулки по воде». Впрочем, сам был на концерте в «Октябрьском», а посему знаю. Хотя это так к слову. Данная ассоциация возникла в голове зимой, когда сын неожиданно к 23му февраля запросил в подарок удочку и разные рыболовные причиндалы. Дескать, хаживал он со своими одноклассниками на рыбалку в прошлом году, и сие действо пришлось ему по душе. Хотя тогда он не столько рыбачил, сколь наблюдал, как делают это остальные.

    Сказано-сделано, нарыв в ящике для документов свободные денежные средства, папаша, он же связист, отправился с отпрыском в магазинчик за снастями. Удочку купили трехметровую польскую, раздвижную, к  ней набор крючков, грузила, леску и поплавок. Больше потратились на катушку, ибо вещь была стоящая. Одно плохо, зима в этот год отступать, явно, не торопилась. Почти до самой середины весны все вьюжила и кружила непогода, только неулетевшие  в теплые края утки ютились в незамерзшей проруби у смоленского моста. Прорубь с морозами становилась все меньше и меньше, однако пернатые не улетали. Они стойко переносили невзгоды погоды, подкармливаемые зеваками. В связи с задержкой весны апробация удочки в деле откладывалась на неизвестный срок.

    Теплые деньки пришли только в мае, оглянуться не успели, как растаяли снега. До сего момента жизнь в городе текла тихо и размеренно, по выходным в марте-апреле нас развлекал по телевизору «Зенит», который с приходом итальянца Спалетти вырвался в лидеры чемпионата. Да и «несогласные» с приходом весны тоже активизировались. Отряд милиции особого назначения согласно планов ГУВД в большинстве случаев стоял в резерве в наиболее значимых для общественной жизни местах, дабы свойственная в последнее время страсть митингующих к разрушению не посетила наши «революционные» пенаты.

    Впрочем, офицерские резервы, в которые, так или иначе, был причислен связист, особыми происшествиями отмечены не были. За исключением случаев, к службе непосредственного отношения не имевших. Из особо памятных можно было вспомнить, как загорелся туалет на дворцовой площади, произошло сие 22 апреля в очередную годовщину рождения Ильича. Связист с Жориком Коневым тогда аккурат недалече стояли, да видели, как проходившая молодежь пыталась затушить дым и проблески пламени огнетушителем. Не помогло, пришлось самим по рации вызывать «Тигоду», дабы прислали пожарных. Самое интересное, что первыми прибыли пешие пожарники, пара мужиков и одна баба в форме при погонах, а потом минуту спустя приехала машина. Пожарники топорами отодрали боковую перегородку, нещадно дымившую, опосля вынесли вердикт, дескать, короткое замыкание. Полчаса спустя, не дождавшись открытых очагов возгорания, работники топора и огнетушителя убрались восвояси.  

    Первомай выдался холодным, изначально бойцов вызвали к семи утра, дабы к восьми все резервы стояли вдоль невского проспекта в ожидании демонстрации трудящихся. С утреца поливал мелкий моросящий дождь, к десяти часам, правда, прекратившийся. Снега в центре уже не было, только по окраинам северной Пальмиры ещё лежали неубранные сугробы, высотой больше человеческого роста.

    К одиннадцати часам, когда первые ряды колонны «Единой России» достигли канала Грибоедова,  офицеры управления вывалили из автобуса, дабы пополнив ряды зевак рассмотреть первомайское действо. Общественный порядок никто не нарушал, милиционеры стояли бодро и четко, изредка в промежутках между прохождением колонн переводя через проспект инвалидов и старушек.

    Колонны партии власти шли, отличаясь друг от друга названиями районов и организаций от которых их  выставляли. Были барабанщицы в сине-белых цветах и коротеньких, несмотря на промозглую погоду юбчонках.  Колонна «Справедливой России», сменившая единороссов, запомнилась пчелкой а-ля Майя на роликах, весело пинавшей бутафорскими вилами упиравшегося медведя. Коммунисты прошли, как всегда грозно, пестря красными флагами и транспарантами с лозунгами из недалекого прошлого.  Потом по мостовой прошли колонны «несогласных», нацболов и прочих неудовлетворенных нынешней жизнью и властью. Хорошо, что без эксцессов, как никак праздник был, мир, труд, май.

    К Дню Победы стало ещё чуток теплее, по Неве уже не плыли льдины, хотя изрядно поднадоевший северо-западный ветер нет-нет да нагонял над городом серые тучи, а с ними тоску и грусть  в сердца жителей.  Управленцы в праздник стояли в резерве возле Биржевого моста, аккурат под вечерний салют. Стояли скромно, матеря про меж себя отрядное начальство за бездарно проведенные выходные и праздники, нутром чуя, что премий за переработанные часы не будет. Хорошо ежели дадут выходные, да и то во вторник либо в четверг. Народу к десяти вечера на набережную набежало изрядно, хотя прозвучавший салют в честь шестьдесят пятой годовщины Победы честно сказать не впечатлил. Однако, кризис, подумали многие, расходясь по домам. Тех, кто не спешил, окончательно разогнал начавшийся ближе к одиннадцати ливень. Вот так скромненько город двигался к лету, к началу дачного сезона и окончанию очередного учебного года.

    Неделя праздников минула, как неожиданно пришло тепло. Показания термометра перевалили через двадцать градусов, что для северной столицы было равносильно жаре. В момент оживились комары, до сего дня ещё не отошедшие от зимней спячки. Все деревья и кусты в раз начали активно зеленеть. Птицы весело щебетали по утрам, таща с улиц в гнезда нехитрый строительный мусор. В школах чередой пошли приготовления к грядущему ЕГЭ, а заодно последние перед каникулами родительские собрания.

    На одно из них, а именно в шестом «А» 18ой средней школы с уклоном на математику во вторник вечером собирался связист. С работы он отпросился в обед и к половине  третьего был уже в общежитии. Где в комнате его дожидался прибывший с уроков сын. Наскоро перекусив, чем бог послал, а бог послал остатки борща и сало, подросток после трапезы заявил, что собирается на рыбалку с одноклассником Кириллом.

    - Ну что ж иди, только удочку не забудь. Или у Кирилла своя?

    - Не знаю, вроде раньше была.

    - Ну, так ты нашу захвати, дабы в сторонке не стоять.

    - А червей как добудем?

    - Накопайте, вон сейчас тепло, а возле речки место есть, где копать.

    - Только лопатки у нас нет.

    - Так это дело поправимое. Во сколько вы встречаетесь?

    Уточнив, что через полчаса, связист вместе с сыном отправился в магазин на улице Наличной, расположенный в подвале многоэтажки, где по сходной цене приобрел складную металлическую лопатку в камуфлированном чехольчике с лямкой для ношения на поясном ремне. Лопатка подростку понравилась своей функциональностью, её можно было сложить в двух положениях. В одном она использовалась собственно как лопата, а в другом как небольшая мотыга.

    Дома отец сложил рыболовные крючки, грузила, поплавок, леску и лопатку в полиэтиленовый пакет и, отсчитав тридцать рублей, дал сыну.

    - На, держи. Удочку соберете на месте. Если Кирилл раньше рыбачил, как ты говоришь, то, как собирать наверно знает. А деньги на мелкие расходы, воду и мороженое. Ежели, что случится, звони.

    Пацан согласно кивнул, после чего, поменяв школьные брюки на летние шорты и прихватив мобильник, отправился с удочкой вприпрыжку к Смоленскому мосту. А папаша часок спустя пошел на родительское собрание. Собрание, можно сказать, прошло планово. Классный руководитель высказала удовлетворение тем, что ученики плавно переползли в седьмой класс. Предупредила, что со следующего учебного года из новых предметов добавляется химия, да и класс, собственно говоря, поделят на две группы, одна будет изучать математику углубленно, а вторая как в обычных школах. Опосля, определившись с деньгами на учебники, родители стали расходиться по домам.

    Связист неторопливо шел по Железноводской к дому, когда в кармане брюк зазвонил мобильный телефон. Поднесся аппарат к уху, он услышал голос супруги.

    - Привет! Как дела?

    - Перешли в седьмой класс, а так нормально. Иду домой.

    - А где ребенок?

    - Пошел на рыбалку с Кириллом.

    - Да ну? Они же с ним в школе дерутся.

    - Бывает и такое. В школе дерутся, а на рыбалку вместе ходят.

    - Ты позвони ему, пожалуйста, чтобы он домой шел, а то поздно уже, да и ветер задул.

    - Хорошо.

    Ответил отец и отключил трубку. Поднявшись на пятый этаж, он позвонил сыну, сказав, что бы тот шел домой. Подросток пришел быстро в течение нескольких минут после звонка. Видимо шастал где-то неподалеку подумал отец и спросил.

    - Ну как успехи?

    В ответ мальчик смущенно пожал плечами и протянул пакет со снастями и лопаткой. В пакете сбоку зияла дырка размером с ладонь взрослого человека. К стенке возле двери он поставил удочку с присоединенной катушкой и намотанной леской.

    - Что молчишь, или случилось что?

    Более строго спросил связист. Подросток шмыгнул носом и произнес.

    - Пап, а ты ругаться не будешь? А то мы крючок с поплавком потеряли.

    - Тьфу-ты, а я, было, подумал что-то серьезное.

    Облегченно произнес отец.

    - Да уж не велика потеря. Ты лучше расскажи, как дело было.

    Успокоившийся школьник поведал, что на пару с одноклассником они намотали изрядную порцию лески на катушку. После чего Кирилл присоединил крючок с грузилом и поплавок. Попытка накопать червей окончилась безрезультатно.  Впрочем, Кирилл предложил ловить на хлебный мякиш, благо продуктовый магазин  был неподалеку, только через мостик перебежать. Купив пол-батона в нарезке, пацаны усердно пережевывали его на мякиш. Нажевав с кулак, приступили к рыбалке. Токмо здесь им не свезло.  На третьем забросе удочки крючок намертво зацепился  то ли за торчавшую из воды корягу, то ли за растущие вдоль воды кусты. Так как подойти к воде и отцепить крючок было не с руки, пацаны принялись дергать удочку из стороны в сторону, пока не оборвали леску с крючком, грузилом и поплавком в придачу. Потом рассудив, что на этом рыбалка видать закончилась, они на оставшиеся в карманах рубли купили себе мороженого и отправились поближе к дому.

    Выслушав рассказ, отец улыбнулся.

    - Не переживай, поплавок это дело наживное, его купить можно. В следующий раз вместе пойдем.

    - Только, когда он будет следующий раз?

    Спросил мальчик.

    - В четверг, вот выходной возьму и пойдем.

    - А червей где накопаем?

    - В магазине.

    Ответил папа. И посмотрев на недоуменное лицо подростка, добавил.

    - За деньги нам накопают все.

    В четверг занятий в школе было немного, пара уроков литературы, затем митинг, посвященный борьбе с курением, вернее акция за самый некурящий класс. Так что школьник пришел домой около двенадцати и с порога комнаты стал напоминать отцу о рыбалке. Выслушав предложения подрастающего поколения, мужчина для начала предложил школьнику переодеться, вымыть руки и пообедать. А потом, молвил он, пойдем червей копать в магазине.

    В известном им подвале на Наличной им предложили на выбор опарышей за тридцать рублей и червяков за сорок. Вид белых копошащихся  в пластмассовом стаканчике личинок пацана, откровенно сказать, не впечатлил, скорее, вызвал отвращение. А посему предпочтение было отдано старым знакомым червякам.

    - Вот и накопали червяков-подрывников.

    Пошутил папа, после приобретя также поплавок и набор крючков разных размеров, он отправился домой готовить снасть. Сын тем временем посетил друга Женю, жившего на улице Каховского, и, наскоро обменявшись с ним дисками с компьютерными играми, тоже пришел в общежитие. У отца к его приходу было все готово. Удочка была в сборе, в новом пакете лежал стаканчик с червями, запасные крючки, банка пива «Невского» и «Sprite».

    - Ну что пошли?

    - Ага.

    Ответил мальчик и, подхватив пакет, весело затопал по лестнице вниз. Свернув направо, отец и сын зашагали вдоль ограды Смоленского лютеранского кладбища к речке. Выйдя на Смоленский мост, они оценивающе посмотрели на полупрозрачную воду. В свете послеобеденного солнца в воде были видны стайки мелкой рыбешки, так называемой корюшки. Приметив более-менее пригодное для ловли место, отец начал спускаться по не слишком высокому, но крутому склону к воде. В след за ним спустился пацан. Размотав необходимой длины леску, родитель подцепил на крючок извивающегося червя и закинул в воду.

    - Ну, что, ловись рыбка.

    Только рыбка в тот день явно не ведала, что должна ловиться. Она деловито проплывала стайками вокруг крючка с извивающимся червем, не обращая на того ни малейшего внимания. Поплавок  лежал на поверхности воды, сносимый течением в сторону Приморской, без каких-либо признаков поклевки.

     - Можно я подержу?

    Спросил сын.

    - Конечно, конечно.

    Ответил отец, отдав отпрыску удочку, и призадумался. А было отчего, клева не было хоть ты тресни. В такие ситуации интуитивно хочется закурить, однако курить связист бросил три года назад после посещения курсов во всероссийском институте повышения квалификации в поселке Домодедово. А посему он достал из пакета банку пива, открыл и сделал глоток. Осмотревшись по сторонам вдоль берега, он посоветовал сыну отодвинуться ближе к мосту и забросить удочку там. Минут пять поплавок лениво лежал на воде, а потом его увело чуть в сторону и легонько дернуло вниз.

    - Тащи.

    Скомандовал отец. Малец тут же поднял удочку. Крючок был девственно чист.

    - Обглодали, черти.

    Произнес папаша и, взяв удочку у сына, стал насаживать на крючок нового червя. Червяка оборвал напополам, дабы рыбешке было трудней сдернуть, только если, не проглотив вместе с крючком. Подняв поплавок чуть вверх по леске, он закинул чуть подалее, ближе к середине речки и передал удилище мальчику. Солнце светило ярко и припекало изрядно, мужчина снял с голову черную кепку, протерев капли пота со лба старым носовым платком. Подняв с земли открытую банку пива, он сделал очередной глоток. Но тут сверху склона раздался шорох осыпавшейся сухой земли и шамкающий голос вкрадчиво произнес.

    - Баночку не выбрасывайте, пожалуйста.

    Обернувшись, отец увидел сверху чуть правее от места, где они спускались с сыном, бомжеватого вида старушку в выцветшем плаще с видавшей виды синей авоськой, наполовину забитой пустыми банками и пластиковыми бутылками. А вот и зрители, мелькнуло у него в голове. Тем временем подросток безуспешно перезабрасывал удочку, передвигаясь по берегу от моста ближе к родителю.

    Старушка, усевшись на траву в ожидании вожделенной баночки, стала перебирать содержимое авоськи. Не отвяжется пока не получит, мысленно прикинул в голове папаша и понял, что надо менять диспозицию. Так как данное соседство никоим образом не вдохновляло. Жестом подозвав мальчика, он начал подниматься с ним наверх, предварительно допив пиво и кинув тару старухе.

    - Ну и куда пойдем?

    Спросил сын, достав из пакета «Sprite».

    - В сторону Приморской, а то больно хлопотно здесь.

    Перейдя мост, рыбаки-любители отправились по правому берегу в сторону метро «Приморская». Минут пять спустя они зашли на территорию кладбища «Остров декабристов». На траве вдоль забора оного возлежали с книжками три женщины бальзаковского возраста в летних купальниках, подставляя свои ещё бледные тела теплым лучам майского солнца. Проходящие мимо мужики явно торопились по своим делам, а посему не обращали на них внимания, хотя одна загорала топлесс. Но её увядающие красоты, мягко говоря, не возбуждали, тем более на кладбище.

    Правый берег реки, начиная от кладбищенского забора, был обрамлен гранитными глыбами, возвышавшимися над уровнем воды местами выше метра. На берегу чуть повыше гранита, аккурат напротив могилы экипажа подводной лодки Щ-323, расстелив синее покрывало, загорали три девчонки-школьницы. Две по бокам были явно из младших классов, третий или четвертый, а та, что посередине была годка на три постарше. Да и росточком под метр шестьдесят, крепко сбитая как норовистая кобылица с небольшой, но уже выпирающей из купальника грудью.

    Школьницы загорали в отличие от дам постарше без книжек, но зато с сигаретами и банкой джин-тоника. Они довольно развязно обсуждали проблемы одноклассников, передачу «Дом-2», вставляя в разговор соленые словечки. Демонстрируя тем самым окружающим свою якобы начинавшуюся самостоятельность и взрослость. При всем этом малолетки тараторили как сороки, а та, что постарше, судя по разговорам, Таня, моментами их грубовато осаживала.

    Отец и сын прошли мимо этого места ещё метров сорок, туда, где гранитная облицовка обрывалась, и можно было спуститься к реке вплотную. Как раз там, в воде возле берега лежала одна глыба размером метр в ширину и полтора в длину. Запрыгнув на неё, отец размотал леску, насадил червя на крючок, закинул удочку. Подросток молча стоял рядом, поплавок привычно завалился набок и поплыл по течению в сторону залива, пока не замер удерживаемый леской. Мимо по реке ближе к противоположному берегу проплыла в поисках селезня серая утка. Над головами пронеслась небольшая чайка. На том берегу находилось Смоленское православное кладбище, между памятниками и могилами которого сновали люди. Некоторые выходили к воде и сразу уходили назад вглубь, исчезая в тиши деревьев и кустов. Одна женщина в белом платье и соломенной шляпе нашла возле берега удобно поваленное бревно и, усевшись, предалась чтению книги. Чуть поодаль мужчина среднего роста в клетчатой рубашке просто стоял и смотрел на воду. Тишина.

    Но рыба здесь не ловилась. Отец перезабросил удочку, передал её сыну. Каждый задумался о своем. Когда вдруг со стороны, где сидели девчонки, раздался громкий всплеск, пронзительные визги и крепкие матерные словечки в девичьем исполнении. Обернувшись туда, папаша и его отпрыск увидели всю девичью компанию в воде недалече от гранитного берега. Судя по доносившимся до них словам, стало ясно, что малолетки решили столкнуть с бережка свою более возрастную и занудную, по их мнению,  подружку. Но здоровья видать не хватило, ибо Танюха в последний момент ухватила за собой в пучину их обоих. Вода в месте приводнения доходила ей по пояс, а вот малолетним подружкам аккурат под грудки. Закончив препирания, школьницы немного поплескались, минут эдак пять. А затем видать подмерзли, все-таки хоть  и май-месяц, а водица холодная.

    Наконец собрались вылезать. В основном усилиями старшей девочки удалось запихать на гранитный берег одну малолетку, а потом сообща и вторую. Далее силы кончились, сама она вылезти не могла, так как стоя в воде с поднятыми руками не дотягивалась до края гранита. Мокрые малолетки жались на берегу, бросая на неё сочувственные взгляды.

     - Ой, Таня, а ты плавать умеешь? Холодно ведь.

    - Как-нибудь выберусь.

    Стуча зубами, ответила та и пошла в сторону рыбаков вдоль берега. Связист тем временем смотал леску, передал удочку сыну, затем пошел к ней поверху на встречу.

    - Ты куда, па?

    - Русалку вытаскивать.

    Ответил он на вопрос мальчика. Пройдя метров двадцать, он дошел до места, где в воде топала девчонка. Вода ей доходила уже выше пупка, но она решительно пыталась продвинуться вперед.

    - Стой балда, давай подсоблю.

    - Не, я сама.

    Уперто произнесла девица, сделала пару шагов, оступившись при этом в яму с уровнем воды повыше груди. Ойкнув, она лихорадочно попыталась выбраться назад, но не смогла найти краев.

    - Стой, не дергайся, а то наступишь на какую-нибудь хрень в воде, ногу поранишь. Руку держи.

    Скомандовал ей мужчина, опустив вниз правую руку и наклонившись, присел. Девчонка лихорадочно уцепилась за протянутую длань помощи и, едва приподнявшись из воды, оборвалась.

    - Крепче держись, да и двумя руками кобыла.

    Почти прорычал сквозь зубы связист, ухватив её наконец-таки поудобней. Упершись ногами, он потянул её наверх как тяжеленную штангу в спортзале. Девица вылетела на берег как камень из пращи. Отряхнувшись, она тут же побежала с грозными выкликами в сторону подружек, которые собрав пожитки, стремглав бросились к выходу из кладбища. Глядя на её мелькавшие ляжки, связист в сердцах сплюнул себе под ноги.

    - Хоть бы спасибо сказала.

    Произнес за его спиной сын.

    - Как же, от них дождешься. Пошли далее, если рыба здесь и была, то эти русалки её распугали.

    Пройдя берегом ещё метров сто, они вышли к пешеходному мосту через Смоленку. Не доходя до него метров тридцать, отец заприметил неплохое местечко под тенью раскидистой ольхи. Туда они и спустились. Чуть погодя нанизав очередного червячка, продолжили свои изыскания в рыбалке. Близился вечер, рыбешка начала активно клевать, пару раз с крючка кто-то или что-то сорвалось. Все никак не удавалось удачно подсечь. Не в пример, связисту с сыном у соседней пары рыбаков дела шли гораздо успешней, им удалось вытянуть пару рыбешек величиной чуть более ладони. Что послужило поводом для очередной выпитой ими банки пива. Сидевшая с ними женщина средних лет чуть ли не рукоплескала каждому успеху.

    Однако чувствовалось, что рыбалка сыну уже изрядно поднадоела. Посмотрев на часы на мобильном телефоне, отец стал собираться домой.

    - Ну, что пойдем, скоро ужин, да и мать, поди, нас дожидается.

    - А червей куда денем?

    Поинтересовался сын.

    - Пустим на корм рыбам, не оставлять же их до следующего раза.

    Ответил папа и высыпал содержимое стаканчика в воду. Дома мать поинтересовалась у школьника, понравилась ли ему рыбалка.

    - Понравилась, только не поймали ничего.

    Ответил сын, усаживаясь перед монитором компьютера. Перед холодильником кругами выхаживал кот в ожидании сосиски.

    - Зато русалку спасли.

    Добавил отец.

    - Какую-такую русалку?

    Спросила мать, оторвавшись от ноутбука.

    - Русалистую.

    Произнес папаша и ласково потрепал за волосы подростка.