Главные вкладки

    Конструкции экспрессивного синтаксиса в речи Д. Быкова (на материале сборинка лекций "Советская литература")

    Туранова Анастасия Юрьевна

    Статья посвящена созданию фрагмента языкового портрета Дмитрия Быкова, известного писателя и журналиста, и выполнена на материале синтаксиса лекций, составивших сборник «Советская литература», в частности, экспрессивных синтаксических конструкций, тесно связанных с эмоциональной сферой автора и поэтому весьма показательных в плане изучения его идиостиля. 

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Microsoft Office document icon turanova_ayu_konstruktsii-1.doc115 КБ

    Предварительный просмотр:

    УДК 801.1

    Филологические науки

    Статья посвящена созданию фрагмента языкового портрета Дмитрия Быкова, известного писателя и журналиста, и выполнена на материале синтаксиса лекций, составивших сборник «Советская литература», в частности, экспрессивных синтаксических конструкций, тесно связанных с эмоциональной сферой автора и поэтому весьма показательных в плане изучения его идиостиля.

    Ключевые слова и фразы: языковая личность; экспрессивные конструкции; парцелляция; вставные конструкции.

    Туранова Анастасия Юрьевна

    Ростовский государственный экономический университет

    avonarut@avonarut.ru 

    КОНСТРУКЦИИ ЭКСПРЕССИВНОГО СИНТАКСИСА В РЕЧИ Д. БЫКОВА (НА МАТЕРИАЛЕ СБОРНИКА ЛЕКЦИЙ «СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»)[1]©

    Исследование языка как феномена человеческой культуры получило новый импульс благодаря развитию антропоцентрического направления в лингвистике, поставившего в центр внимания человека, его социальный, психологический и языковой облик. Следует согласиться с мнением И. В. Голубевой и О. Л. Морозовой, считающих, что «внимание к языковой личности, возникшее в филологии достаточно давно и связанное, прежде всего, с именем В. В. Виноградова, в настоящее время не ослабевает. В работах Ю. Н. Караулова, К. Ф. Седова, Г. И. Богина, В. И. Карасика, В. З. Демьякова и других исследователей сформулирована теоретическая база изучения языковой личности и созданы речевые портреты (индивидуальные, групповые, коллективные)» [5, с. 142].

    Предметом рассмотрения в нашей статье является сборник текстов лекций Д. Быкова «Советская литература» [2]. Лекция – это особая функциональная разновидность русского языка, которая позволяет наблюдать речь как в записи (подготовленный и выученный текст лекции), так и в динамике (открытая дискуссия в процессе чтения лекции, возникшая в процессе коммуникации мысль, развитая отдельно и т.д.). Исследователи различают жанр лекции и жанр популярной лекции, но в любом случае это «жанр научной речи с интеллектуализированным содержанием, монологический по типу речи, в основные задачи которого входит передача информации и объяснение. Лекция представляет собой объяснительный монолог. Ее содержание готовится заранее, языковые средства отбираются в процессе говорения» [5, с. 143]. В данном случае мы работаем с письменными текстами лекций, которые в перспективе можно будет сравнить с записями устной речи Д. Быкова. Однако письменный (редактированный и обработанный) текст лекции содержит сигналы «разговорности». Они заметны, прежде всего, на лексическом уровне, например, в употреблении слов и выражений сниженной стилевой окраски: «Нет, прикиньте: все уже случилось…; советские истребители… стремительно раздалбывают и всю вражескую территорию…» [2, с. 158]. Одним из сигналов «разговорности» на синтаксическом уровне является использование конструкций экспрессивного синтаксиса, имеющих, как считают исследователи (Г. Н. Акимова [1], О. А. Лаптева [8], Г. Г. Инфантова [6] и др.), разговорный субстрат.

    Изучение синтаксического строя речи позволяет наиболее полно исследовать свойства языковой личности и выявить основные характеристики идиостиля и закономерности построения текста того или иного автора. Обратимся к конструкциям экспрессивного синтаксиса. Экспрессивность свойственна всем уровням языка, в том числе и синтаксическому. На синтаксическом уровне Г. Н. Акимова выделяет следующие экспрессивные построения:

    1) парцеллированные конструкции;

    2) сегментированные конструкции;

    3) лексический повтор с синтаксическим распространением;

    4) вопросо-ответные конструкции в монологической речи;

    5) цепочки номинативных предложений;

    6) вставные конструкции;

    7) экспрессивно-стилистическое словорасположение [1, с. 88].

    Приведем примеры таких конструкций из текстов Д. Быкова:

    1) «Нам бы сегодня хоть одного такого министра, но для этого нужен как минимум опыт Серебряного века. Плюс то редчайшее сочетание самоубийственности и жизнеспособности, которое, боюсь, не повторяется на земле дважды» [2, c. 40].

    2) «Художник, он понимал и ценил другого художника» [Там же, с. 146].

    3) «Что делает Мари – роковая, энергичная, неостановимая Мари» [Там же, с. 172].

    4) «Как органично вписать частные судьбы в поток истории? Да очень просто: герои должны все время сталкиваться» [Там же, с. 181].

    5) «Поздний расцвет. Ренессанс. Вторая молодость» [Там же, с. 141].

    6) «Разумеется, Горький писал все это только для того, чтобы поразить воображение читателей и вызвать повышенный спрос на свои сочинения, хотя как опытный журналист (он на протяжении всей литературной карьеры был тесно связан с газетой) отлично знал читательское любопытство к “солененькому”» [Там же, с. 11].

    7) «В героях начинаешь путаться немедленно, ибо индивидуальности они лишены начисто» [Там же, с. 81].

    Конструкции экспрессивного синтаксиса нередко сочетаются друг с другом в рамках одного предложения или микротекста и создают так называемую гиперэкспрессию, например: «Почему? Потому что надо было поехать! Там бы недоразумение вскрылось и, глядишь, удалось бы спасти еще и Ясенского. Или погибнуть за него» [Там же, с. 176].

    С целью изучения идиостиля Д. Быкова был проведен качественно-количественный анализ 10 выборок по 100 предикативных единиц. Результат отражен в следующей таблице.

    Таблица 1.

    Представленность конструкций экспрессивного синтаксиса в сборнике лекций «Советская литература»

    № выборки

    Парц.

    Сегм.

    Лекс.

    Вопр.-отв.

    Номин.

    Вставки

    1

    1

    0

    0

    0

    0

    6

    2

    2

    0

    0

    0

    0

    3

    3

    0

    0

    0

    1

    0

    2

    4

    1

    0

    0

    0

    0

    6

    5

    1

    0

    0

    0

    1

    2

    6

    1

    0

    0

    0

    0

    3

    7

    1

    0

    0

    0

    0

    3

    8

    3

    0

    0

    1

    0

    5

    9

    3

    1

    0

    0

    0

    2

    10

    2

    0

    0

    1

    0

    4

    Сумма

    15

    1

    0

    3

    1

    36

    Данные наглядно представим на диаграмме (рис. 1).

    Рисунок 1

    Для выявления специфики представленности конструкций экспрессивного синтаксиса в публицистике Д. Быкова было проведено статистическое исследование по методике, которая была предложена Б. Н. Головиным [3], а также использовалась в работах Г. Г. Инфантовой [7], И. В. Голубевой [4] и др. Ниже рассмотрены 5 из 7 названных Г. Н. Акимовой [1] типов экспрессивных конструкций.

    Вставные конструкции встречаются в указанных выборках 36 раз, что составляет 62% от общего числа экспрессивных конструкций.

    Таблица 2.

    Вставные конструкции

    (В данной и последующих таблицах хi – выборочная частота; х – средняя частота; аi – отклонение выборочной частоты от средней; δ – среднее квадратичное отклонение; L – вероятная ошибка в вычислении средней частоты; χ2 – критерий Пирсона.)

    xi

    ai

    ai²

    1

    6

    –2,4

    5,76

    2

    3

    0,6

    0,36

    3

    2

    –1,6

    2,56

    4

    6

    –2,4

    5,76

    5

    2

    –1,6

    2,56

    6

    3

    0,6

    0,36

    7

    3

    0,6

    0,36

    8

    5

    –1,4

    1,96

    9

    2

    –1,6

    2,56

    10

    4

    –0,4

    0,16

    Сумма

    36

    22,4

    х = 3,6; δ = 2,24; L = 1,52.

    χ² = 6,2. Вероятность большего значения < 0,75 (75%).

    Второй по частотности употребления в речи является парцелляция, которая представлена в количестве 15 единиц, что составляет 25,8% от общего числа.

    Таблица 3.

    Парцелляция

    xi

    ai

    ai²

    1

    1

    0,5

    0,25

    2

    2

    –0,5

    0,25

    3

    0

    1,5

    2,25

    4

    1

    0,5

    0,25

    5

    1

    0,5

    0,25

    6

    1

    0,5

    0,25

    7

    1

    0,5

    0,25

    8

    3

    –1,5

    2,25

    9

    3

    –1,5

    2,25

    10

    2

    –0,5

    0,25

    Сумма

    15

    8,5

    х = 1,5; δ = 0,56; L = 6,8.

    χ² = 5,6. Вероятность большего значения < 0,75 (75%).

    Также мы рассмотрели сегментированные конструкции, вопросо-ответные конструкции в монологической речи и цепочки номинативных предложений.

    Таблица 4.

    Вопросо-ответные конструкции в монологической речи

    xi

    ai

    ai²

    1

    0

    0,3

    0,09

    2

    0

    0,3

    0,09

    3

    1

    –0,7

    0,49

    4

    0

    0,3

    0,09

    5

    0

    0,3

    0,09

    6

    0

    0,3

    0,09

    7

    0

    0,3

    0,09

    8

    1

    –0,7

    0,49

    9

    0

    –0,7

    0,49

    10

    1

    0,3

    0,09

    Сумма

    3

    2,1

    х = 0,3; δ = 0,45; L = 0,306.

    χ² = 7. Вероятность большего значения < 0,50 (50%).

    Таблица 5.

    Сегментированные конструкции

    xi

    ai

    ai²

    1

    0

    0

    0

    2

    0

    0

    0

    3

    0

    0

    0

    4

    0

    0

    0

    5

    0

    0

    0

    6

    0

    0

    0

    7

    0

    0

    0

    8

    0

    0

    0

    9

    1

    –0,9

    0,81

    10

    0

    0

    0

    Сумма

    1

    0,81

    х = 0,1;  = 0,28; L = 0,2.

    ²=8,1. Вероятность большего значения ≈ 0,50 (50%).

    Таблица 7.

    Цепочки номинативных предложений

    xi

    ai

    ai²

    1

    0

    0

    0

    2

    0

    0

    0

    3

    0

    0

    0

    4

    0

    0

    0

    5

    1

    –0,9

    0,81

    6

    0

    0

    0

    7

    0

    0

    0

    8

    0

    0

    0

    9

    0

    0

    0

    10

    0

    0

    0

    Сумма

    1

    0,81

    х = 0,1;  = 0,28; L = 0,2.

    ² = 8,1. Вероятность большего значения ≈ 0,50 (50%).

    Следует признать статистическую однородность полученных результатов в соответствии с критерием ², который в двух случаях соответствует вероятности большего значения < 0,75 (75%) и во всех остальных ≈ 0,50 (50%).

    Критерий согласия Пирсона показал, что различия в частоте употребления экспрессивных конструкций Д. Быкова находятся в рамках границы существенности, т.е. колебания в частотах не являются случайностью. Однако же выводы в любом случае носят вероятностный характер и не могут дать полноценный и абсолютно верный ответ на вопрос: «Верна или не верна данная статистическая гипотеза» [3, с. 32]. Но также мы видим, что величина возможности ошибки незначительна, следовательно, наши суждения не далеки от истины. Частоты, которые мы получили в ходе статистического исследования, находятся в пределах допустимых для критерия ².

    Данные результаты позволяют сделать вывод о том, что характерной чертой идиостиля Д. Быкова является употребление в речи вставных конструкций и парцелляции. Ему свойственно стремление к доказательности в речи, его ораторские наклонности как лектора и как общественного деятеля позволяют быть убедительным в доводах, неожиданным в сравнениях. При этом Д. Быков стремится максимально наполнить информацией предложение, экономно расходуя языковые средства, поэтому его тексты настолько богаты вставными конструкциями. Как правило, для выделения вставок в письменной речи автор использует скобки, которые позволяют выделить основной и второстепенный план в языке.

    Список литературы

    1. Акимова Г. Н. Новое в синтаксисе современного русского языка. М.: Высшая школа, 1990. 168 с.

    2. Быков Д. Л. Советская литература. Краткий курс. М.: ПРОЗАиК, 2013. 412 с.

    3. Головин Б. Н. Язык и статистика. М.: Просвещение, 1970. 190 с.

    4. Голубева И. В. Опыт создания коллективного речевого портрета (на материале экспрессивного синтаксиса мемуарной прозы). Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2001. 265 с.

    5. Голубева И. В., Морозова О. Л. Человек в науке. К вопросу о речевом портрете ученого // Наука о языке и Человек в науке: сб. науч. тр. Всерос. науч. конф. (памяти выдающихся романистов В. Г. Гака и Л. М. Скрелиной): Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2010. Т. I. С. 142-147.

    6. Инфантова Г. Г. Очерки по синтаксису современной русской разговорной речи. Ростов н/Д: Изд-во Рост. гос. пед. ин-та, 1973. 135 с.

    7. Инфантова Г. Г. Функционирование в УНР структурных схем сложноподчиненного предложения // Современная русская устная научная речь: в 4-х т. / под общ. ред. О. А. Лаптевой. М., 1994. Т. 2. Синтаксические особенности. С. 105-193.

    8. Лаптева О. А. Русский разговорный синтаксис: монография. М.: Наука, 1976. 398 с.


    [1]©          Туранова А. Ю., 2015