Главные вкладки

    Общая характеристика синтаксического строя лирики Дмитрия Быкова

    Туранова Анастасия Юрьевна

    Abstract. This work is devoted to language portrait of Dmitry Bykov, famous writer and journalist. His lyrics is very interesting linguistic phenomenon, which revealed in language of his poems. Simple sentences and complex sentences – its incidence and combination is what interesting for us. This work will help in discovering of the problem of language personality.

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Файл doklad_turanova.docx27.71 КБ

    Предварительный просмотр:

    УДК 801.1

    Общая характеристика синтаксического строя лирики Дмитрия Быкова

    А. Ю. Туранова

    аспирант кафедры лингвистики

    и межкультурной коммуникации

    ФГБОУ ВПО «РГЭУ (РИНХ)», Россия

    avonarut@avonarut.ru

    1. Yu. Turanova

    Postgraduate student
    of department of Linguistics

    and Intercultural Communication, RSUE (RINH)

    Russia

    avonarut@avonarut.ru

    Abstract. This work is devoted to language portrait of Dmitry Bykov, famous writer and journalist. His lyrics is very interesting linguistic phenomenon, which revealed in language of his poems. Simple sentences and complex sentences – its incidence and combination is what interesting for us. This work will help in discovering of the problem of language personality.

    Ключевые слова. Языковая личность, простые предложения, сложные предложения, осложнение простого предложения

    Keywords. language personality, simple sentences, complex sentences, predicative units, complication of a simple sentence.

            На границе XX-XXI веков произошла смена научных парадигм – антропоцентризм стал играть главную роль в гуманитарном знании вообще и в лингвистике в частности. Учение о языковой личности как одна из основных проблем современной лингвистики не остается в стороне: вопрос активно разрабатывается в трудах таких известных ученых, как Ю. Н. Караулов, И. В. Голубева, Г. И. Богин, В. И. Карасик, В.В. Воробьев, К.Ф. Седов, И.Я. Чернухина  и др.

    Следует согласиться с мнением И.В. Голубевой, О.Л. Морозовой о том, что «внимание к языковой личности, возникшее в филологии достаточно давно и связанное, прежде всего, с именем В.В.Виноградова, в настоящее время не ослабевает» [1:142]. В самом общем виде под языковой личностью понимают личность, выраженную в языке (текстах) и через язык, личность, реконструированную в своих основных чертах на базе языковых средств.

    Исследования ведутся в различных направлениях - языковая личность рассматривается в аспекте возраста, пола, профессии, реализуемого типа речевой культуры и т.д. Наиболее богатый материал накоплен на сегодняшний день в плане изучения языковой личности писателей, что объясняется и обилием материала для исследования, и его качеством, и многочисленными литературоведческими трудами по проблемам образа автора.

    В данной работе мы будем рассматривать общий синтаксический строй лирики Дмитрия Быкова – известного писателя, публициста, лектора – как одну из составляющих характеристики его языковой личности. Известно, что синтаксический уровень отличается большим по сравнению с другими уровнями языка своеобразием, он теснее других связан с процессами мышления и коммуникации, именно поэтому анализ синтаксического строя речи помогает  дать определенное представление о конкретной языковой личности и построить фрагмент ее речевого портрета.

            Для анализа было отобрано 5 выборок по 100 предикативных единиц. Определим  количество простых, сложносочиненных, сложноподчиненных, бессоюзных и сложных синтаксических конструкций:

    Выборка

    ПП

    ССП

    СПП

    БСП

    ССК

    1. «Военный переворот»

    73

    2

    7

    7

    2

    2. «Было бы жаль умирать из Италии…»

    13

    3

    10

    5

    3

    3. «Времена года»

    22

    14

    13

    5

    6

    4. «Конец сезона»

    15

    11

    11

    2

    4

    5. «Война объявлена»

    9

    4

    9

    4

    1

    5

    132

    34

    50

    23

    16

            В первой выборке простые предложения составляют 80,2 % и 55 % от общего количества простых предложений. «Военный переворот» интересен доминирующими в выборке простыми предложениями, которые незначительно разбавляются сложными.  Двоеточия и точки разбивают короткие отрывки предложений. Кажется, что стихотворение написано горизонтальными пунктирными линиями, расположенными параллельно, через которые проходят вертикальные прямые смысла: Миг равновесия. Апогей. / Все краски ярче, и день теплей, / Чем завтра и чем вчера. Ритмический рисунок похож на пулеметные очереди уставшего от жизни пулеметчика, окопавшегося достаточно далеко от передовой. Миг равновесья. Лучи в окно. / Золото тишины. / Палач и жертва знают одно, / в этом они равны. Или лирическое повествование может быть вообще без сложных предложений: Верхняя точка. А может, дно. / Золото. Клен в окне. Что ты так долго глядишь в окно? / Хватит. Иди ко мне. Сложные предложения представлены незначительно (19,8 %), из которых сложноподчиненные и бессоюзные употреблены в равных количествах (7,7 %).

            В основном используются односоставные назывные предложения (примеры см. выше). Простые предложения во всех выборках либо не осложняются, либо осложняются обособленными определениями и обстоятельствами или однородными членами предложения – это можно считать особенностью и лирики Д. Быкова, и вообще его творчества.

            Тема войны раскрывается практически как констатация факта, кратко, понятно, без художественных излишеств и синтаксических изысков: Внизу — разрушенный детский сад, / Песочница под грибом. / Раскинув руки, лежит солдат / С развороченным лбом.

            Среди прочего встречаются интересные сравнения. Например, город сравнивают с нежащимся котом при полном окружающем запустении: Скамейка с выломанной доской. / Выброшенный блокнот. / Город — прогретый, пыльный, пустой,  / Нежащийся, как кот.

            Умело, на наш взгляд, использован разрыв строки, уместно положенный в рифму и написанный с очевидной пародией на Бродского: Качество жизни зависит не — / Долбаный Бродский!— от /Того, устроилась ты на мне / Или наоборот. Здесь и любимая Д. Быковым вставка, выделенная тире и эмоционально подчеркнутая, и сложноподчиненное предложение, которое по своей структуре лучше вписывается в поэтический текст.

            Во второй выборке «Было бы жаль умирать из Италии…» простые предложения и сложноподчиненные представлены  примерно в одинаковом количестве: 38,2 % и 29,4 % - этим создается размеренность ткани рассуждения: Было бы жаль умирать из Италии, / сколь ее солнце ни жарь. / Что до Отчизны – мне больше не жаль  ее, / Так что и в землю не жаль. Быков намеренно написал умирать вместо уезжать, подчеркивая то, что отъезд из Италии сравним со смертью. Отъезд из Италии противопоставляется отъезду из Отчизны, что автор делает двумя разными предложениями – это не свойственно Быкову-публицисту и Быкову-прозаику, но активно используется Быковым-поэтом.  

            Третья выборка снова отличается доминированием простых предложений – 36,6 % процентов данной выборки и 16, 6 % от общего количества простых предложений. И на втором месте так же сложноподчиненные предложения: Чуть ночь, они топили печь. / Шел август. Ночи были влажны. / Сначала клали, чтоб разжечь, / Щепу, Лучину, хлам бумажный. В первой части, которая называется «Подражание Пастернаку», таким образом создается теплая, уютная атмосфера, размеренность течения времени. Далее идут несколько строф подряд, где каждая строфа представляет собой одно предложение: Чуть ночь, они топили печь, / Плясали тени по обоям, / Огня лепечущая речь / Была понятна им обоим.  Дрова успели отсыреть / В мешке у входа на террасу, / Их нежелание гореть / Рождало затруднений массу, // Но через несколько минут / Огонь уже крепчал, помедлив, / И еле слышный ровный гул / Рождался в багроватых недрах... Очень часто в тексте отражается пристрастие Д. Быкова к уточнению: Работа кончена. Как бы готовый к старту - / Картинку на крыло теперь перевести -  / Пластмассовый гигант воздвигнут на подставку. Как правило,  одна строфа равна  сложноподчиненному  предложению: Волна пахучего тепла, / Что веяла дымком и прелью, / Чуть колебалась и плыла / Над полом, креслом, над постелью. // Над старой вазочкой цветной, / В которой флоксы доживали, / И над оплывшею свечой, / Которую не зажигали...

            «Конец сезона» отличается тем, что сложносочиненные и сложноподчиненные предложения представлены в равных количествах (по 25,6%), простых предложений по-прежнему больше (34 % в данной выборке и 11,4 % от общего количества простых предложений). С пунктуационной точки зрения данная выборка отличается большим количеством тире, которые стягивают смыслы, отдельные части, склеивают осколки, собирают детали паззла: Я не пойму, как можно жить у моря — / И рваться прочь…; Кто счастлив?— тот, кто, бросив чемоданы / И мысленно послав хозяйку к черту, / Сквозь тени, розы, лозы и лианы / Идет по двухэтажному курорту!; Когда бы от моей творящей воли / Зависел мир — он был бы весь из пауз. / Хотел бы я любви такой Ассоли, / Но нужен ей, увы, не принц, а парус. / Ей так безумно хочется отсюда, / Как мне — сюда. Не в этом ли основа / Курортного стремительного блуда — / Короткого, томительного, злого?  

            «Война объявлена» также отличается равным количеством сложноподчиненных и простых предложений – 33,3 % каждое. Но, тем не менее, 51,8 % от общего числа предикативных единиц составляют сложные предложения, 19,6 % сложноподчиненные и только 13,3 % сложносочиненные. В этом стихотворении благодаря размеру – анапесту – создается темп: Узнаю этот оющий, ающий, / Этот лающий, реющий звук — / Нарастающий рев, обещающий / Миллионы бессрочных разлук. / Узнаю этот колюще-режущий, / Паровозный, рыдающий вой — / Звук сирены, зовущей в убежище, / И вокзальный оркестр духовой.

            Бессоюзные предложения представлены крайне скудно (9,01 % от общего количества). Возможно, это связано с тем, что бессоюзные предложения просто не вмещаются в рамки размеров и рифм, это явление в принципе не распространено.  Сложных синтаксических конструкций практически нет (6,27 % от общего числа) – они придавали бы излишнюю тяжеловесность поэтическим строчкам.

            Таким образом, мы можем сделать вывод, что лирика Дмитрия Быкова отличается высокой частотой употребления простых предложений, что позволяет достигнуть гибкости в изложении, простоты понимания, доступности читателю замысла. Это сближает письменную речь с устной речью автора и вообще его стилем работы – интересно и доступно объяснить непонятное, причем так, чтобы точно поняли и запомнили. Кроме того, указанная особенность отвечает общей тенденции к аналитизму в языке, которая отмечалась в исследованиях Г.Н. Акимовой, Н.Д. Арутюновой, Р.А. Будагова, Г.Г. Инфантовой, Н.Ю. Шведовой и многих других ученых, на синтаксическом уровне проявляющейся в изменении размера предложения, расчлененности высказывания, ослаблении синтаксических связей, а также в употреблении определенных синтаксических конструкций (парцеллированных, сегментированных, вставочных и др.), изучение которых на материале творчества Д. Быкова и составляет перспективу нашей работы.

    Литература

    1. Голубева, И.В., Морозова, О.Л. Человек в науке. К вопросу о речевом портрете ученого/ И.В. Голубева, О.Л. Морозова// Наука о языке и Человек в науке: Сб. науч. трудов Всероссийской науч. конф. Т. I. – Таганрог: изд-во ТГПИ, 2010. – С. 142 -147.