Главные вкладки

    Статья "Духовенство Екатеринбургской епархии и Первая мировая война (по материалам Екатеринбургских епархиальных ведомостей за 1914 – 1917 гг.)"

    Нефёдов Николай Александрович

    В статье рассказывается о духовенстве Екатеринбургской епархии в годы Первой Мировой войны.

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Microsoft Office document icon moya_statya.doc70.5 КБ

    Предварительный просмотр:

    Духовенство Екатеринбургской епархии и Первая мировая война (по материалам Екатеринбургских епархиальных ведомостей за 1914 – 1917 гг.)

    С началом Первой мировой войны Российская империя для достижения победы начала мобилизацию  всех сил и ресурсов. Почти все слои российского общества поддержали тот патриотический подъём, который возник в Российской империи после того, как она вступила в Первую мировую войну. Не осталась в стороне и Русская православная церковь. О роли Русской православной церкви в Первой мировой войне сказано немало. Действительно, её роль сложно переоценить.  

    Русская православная церковь представляла на тот момент сложную разветвлённую систему. Во второй половине XIX века шел активный процесс разукрупнения епархий. К началу XX  века территория Южного Урала была поделена между тремя епархиями: Уфимской, Оренбургской и Екатеринбургской.

    Екатеринбургская епархия, образованная в 1885 году,  также как и другие епархии выпускала свои епархиальные ведомости. Они являются одним из непосредственных источников по предварительному выявлению информации о: лицах духовного звания (их назначениях, наградах, перемещениях); строительстве часовен, церквей, храмов и монастырей; открытии учебных заведений (школ, училищ, семинарий с ежегодными списками обучающихся в них); организации церковных и миссионерских обществ; памятных датах в истории церкви и наиболее значимых светских событиях.

    «Екатеринбургские епархиальные ведомости» выходили с 1886 до апреля 1917 г. и состояли из 2-х разделов: официального и неофициального. Официальный раздел включал сведения о: а) высочайших распоряжениях Святейшего Синода,  приказах, наградах, распоряжениях, пожалованиях; б) ведомостях по суммам сборов в пользу различных обществ. Неофициальный раздел содержал материалы по истории образования отдельных населенных пунктов, строительстве и освящении часовен и церквей в них; описания жития святых, приуроченные к их памятным датам и некрологи деятелей церкви; толкования церковных понятий и беседы с представителями иных конфессий. Анализируя содержание ведомостей, можно выделить такие  тематические группы, как материалы по истории Екатеринбургской епархии, взаимодействие православной, единоверческой и старообрядческой церквей, воспитательно-образовательная функция церкви, памятные даты и некрологи деятелей церкви.

    Такое важное событие мировой истории, как  Первая мировая война, регулярно оказывалось в центре внимания "Екатеринбургских епархиальных ведомостей". Почти в каждом номере  данного периодического издания за 1914-1917 гг.  уделяется внимание  Первой мировой войне. Изучив номера "Екатеринбургских епархиальных ведомостей" за этот период, можно выявить,  насколько весом вклад  духовенства   Екатеринбургской епархии в моральной, материальной, денежной поддержке воинов и их семей.

    Итак, через неделю после начала войны в 30-ом номере от 27 июля 1914 года в "Екатеринбургских епархиальных ведомостях" выходит небольшая заметка под названием «По поводу войны». Текст статьи окрашен в яркие патриотические тона: «склоняясь пред грозною необходимостью, Русь мобилизовала свои силы и двинула свои полки к вражеским границами. За правое дело, за обиженных и угнетенных, за братьев славян, за веру православную!»[1]. Таким образом,   периодическое издание поддержало общее настроение в нашей стране после того, как Германия объявила войну России. Война воспринимается как великое, славное дело: «с твердою верою в могущественную помощь Божию  Россия приемлет выпавшую ей годину испытания»[2].

    Что же в статье говорится о странах, вовлеченных войну? Сербию упоминают как «столь дорогую нам, родную по крови и вере!»[3]. Об Австрии и Германии говорится в ярких отрицательных тонах. Упоминается, что в случае поражения России, славян ожидает «рать еретических миссионеров, полон иноверный, притеснения до тех пор, пока не будет достигнуто полное онемечение»[4].

    Уже на следующий день после вступления России в Первую мировую войну Святейший Синод призывает всё православное духовенство России к энергичному оказанию помощи семьям солдат, ушедших на войну. "Екатеринбургские епархиальные ведомости" свидетельствуют о том, как на этот призыв откликнулось епархиальное начальство:  «3-го августа в покоях Его Преосвященства состоялось частное совещание, на котором было высказано пожелание, чтобы в районе мобилизованных уездов в епархии  при каждой церкви церковные попечительства взяли на себя заботу о семействах призванных на войну воинов и, прежде всего помогли бы им управиться с нынешним урожаем путем устройства „помочей" или др. каким-нибудь способом»[5]. Архиерей  призывал население Екатеринбурга принять участие в благотворительной помощи и оказанию помощи личным трудом, включая уборку урожая.  

            Архиерей  Екатеринбургской епархии Преосвященный  Серафим был инициатором того, чтобы помощь семьям солдат, ушедших на войну, была централизованной. 8 августа 1914 года по его инициативе  на собрании екатеринбургского духовенства был создан «Епархиальный Попечительный комитет по случаю войны»[6],  а также приходские попечительные советы. Екатеринбургское духовенство должно было войти в состав этих советов.

    Какова же задача этих советов? Очевидно, что это, прежде всего, моральная поддержка.  «Родители, проводившие своих сыновей на войну, жёны лишившиеся своих мужей, дети оставленные родителями —  все они переживают горе разлуки и  прежде всего нуждаются в сочувствии, ласке, ободрении, а это и есть сфера дѣятельности по преимуществу духовенства»[7].

    Однако "Екатеринбургские епархиальные ведомости" свидетельствуют и о том, что приходские попечительные советы оказывали и материальную помощь семьям запасных.  Так, 17 августа состоялось собрание членов Совета Симеоновского церковно-приходского попечительства в Екатеринбурге[8]. Собрание постановило оказывать материальную помощь семьям запасных из расчёта 1 рубль на каждого взрослого члена семьи и на каждого ребенка до 5 лет. На каждого ребёнка более младшего возраста выдавалось по 50 копеек[9].

            10 августа 1914 года в зале Архиерейского Дома состоялось собрание  духовенства и старост городских церквей.  На этом собрании были чётко обозначены функции Епархиального Попечительного комитета.  «Задачею Комитета должна быть  точная регистрация всей деятельности духовенства,  приходских советов и различных церковных организаций по оказанию помощи нуждающимся семьям запасных»[10]. Вместе с тем на собрании было оговорено, что Комитет не должен стеснять деятельность приходских советов по помощи семьям ушедших на войну солдат.

            На собрании 10 августа решались и другие вопросы. Так, «относительно помощи больным и раненым воинам собрание высказалось в том смысле, чтобы отчислять на это дело некоторый процент с доходов, поступающих в братскую кружку, представив точное определение размера этого отчисления личному усмотрению самих причтов»[11].  Также поднимался вопрос об учреждении лазарета вблизи театров военных действий. Причем по этому вопросу была определённая дискуссия, так как некоторые представители духовенства были за учреждение лазарета в самом Екатеринбурге. Кроме того, было решено организовывать подобные собрания с периодичностью раз в месяц.

            В "Екатеринбургских епархиальных ведомостях" упоминается  о многочисленных инициативах благотворительной помощи на территории епархии  в первые дни войны. Так, екатеринбургское общество милосердия решило «устроить мастерскую для шитья белья для чинов действующей армии»[12]. Общество милосердия обращается ко всему населению Екатеринбурга «с просьбой, как жертвовать на эту цель, так и участвовать в работе по заготовке белья»[13].

            В эти же дни Верх-Исетское Александро-Невское общество трезвости организовало собрание, которое постановило «оборудовать на средства своего общества при верх-исетском комитете (по оказанию помощи запасным) лазарет для раненых воинов от 5 до 10 кроватей, смотря по надобности»[14].

            Иоанно-Предтеченское общество трезвости при Вознесенской церкви в Екатеринбурге «решило предпринять некоторые меры для помощи семьям запасных, призванных в районе действия общества  и для борьбы с местными торговцами, повышающими цены на продукты первой необходимости»[15]. Также при обществе трезвости учреждается «сестричество» - организация, целью которой являлось наблюдение за материальным достатком и здоровьем членов семей солдат, ушедших на войну. «Каждая сестра получит отдельный участок (в районе общества трезвости) и о малейшем материальном недостатке подлежащих её наблюдению семейств должна сообщить в Комитет общества»[16].

            На призыв архиерея Екатеринбургской епархии откликаются и другие города других уездов, входивших в данную епархию. Епархия включала в себя восточные районы Среднего Урала – Екатеринбургский, Верхотурский, Ирбитский, Камышловский и Шадринский уезды Пермской губернии. Когда началась Первая мировая война, то не  все уезды епархии подверглись мобилизации. Екатеринбургский уезд подвергся мобилизации, поэтому главной заботой духовенства этого уезда была организация помощи семьям ушедших на войну солдат. В тоже время Камышловский уезд первоначально был освобождён от мобилизации. В силу этого главной заботой духовенства этого уезда была организация помощи больным и раненым воинам.  6 августа 1914 года в Камышлове под председательством протоиерея происходит собрание, на котором решался вопрос о том, «какое активное участие может принять духовенство в переживаемое отечеством время тяжкой войны»[17]. Таким образом, как отмечается в "Екатеринбургских епархиальных ведомостях",  «происходит естественное распределение обязанностей духовенства и дай Бог, чтобы оно было во благо»[18].  

    В начале  августа в Нижнем Тагиле был создан местный комитет по оказанию помощи семьям призванных на войну.  «Этим комитетом, с надлежащего разрешения, 15 августа устроена благотворительная лотерея в пользу призреваемых комитетом семейств, давшая чистого дохода 1300 р., а 21 августа произведен в пределах Нижнетагильского завода однодневный кружечный сбор, достигший свыше 1400 р.»[19].

    В это же время Нижнетагильское братство Животворящего Креста собрало заседание под председательством священника Копина. Заседание постановило: «1) принять на себя заботу и помощь семействам запасных, 2) употребить на этот предмет, собранные уже 195 р. и наличный свободный капитал Братства около 400 р.»[20].

             Архиерей Екатеринбургской епархии пытался активизировать  деятельность не только духовенства, но и остальной части населения епархии.  Так, 24 августа, во время божественной литургии в Крестовой церкви  он подверг критике ту часть населения епархии, которая оказывала пассивную помощь семьям солдат,  призванных на войну: «Войною интересуются, читают телеграммы, газеты, но по всему видно, что к этому кровавому бедствию люди относятся безучастно. В то время как другие жертвуют всем, мы ограничиваемся одними только вздохами... В городе, где миллионеры считаются чуть ли не десятками, как  мало сделано для больных и раненых воинов!.. У нас хватает совести веселиться, посещать театры.»[21].

            Одновременно архиерей и приводит в пример деятельность императора и его супруги: «царь не знает себе покоя в заботах о нас, царица наша непрестанно печется о больных и раненых воинах, а мы не обращаем на их пример никакого внимания!»[22].

    Преосвященный Серафим  освящает лазареты на территории епархии. "Екатеринбургские епархиальные ведомости" сообщают, что 26 сентября 1914 года состоялось освящение лазарета в Екатеринбурге при местной общине Красного Креста[23]. 26 октября 1914 года состоялось освящение лазарета при приюте общества милосердия Святого Николая в Екатеринбурге[24]. 28 октября 1914 года произошло освящение лазарета при Новотихвенском женском монастыре[25]. Ведомости каждому из этих событий уделяют большое внимание.

             Архиерей произнёс при освящении Новотихвенского женского монастыря произнёс следующую речь:  «Глядишь теперь на св.Русь и не налюбуешься. Все  города и местечки заботятся о раненых воинах, всюду для них открываются госпитали и вот это-то христианское чувство любви к ближним приятно сердцу»[26]. Любопытно, что после освящения лазарета, долго ждали поступления раненых. А всё дело в том, что «все города понастроили лазареты, все с любовью жаждут приютить в них несчастных страдальцев, все зовут их к себе, все хотят их принять... Если не будет у нас раненых,  если др. города будут перехватывать их у нас, мы пошлем свои лазареты туда, где идет война»[27]. Таким образом, в силу отдаленности епархии от театра военных действий раненые чаще всего перехватывали лазареты других городов, более близких к театру военных действий.

            Архиерей получает хорошую поддержку и от императора Николая II, и от других членов императорской семьи. Так, в телеграмме от 12 сентября 1914 года, в день памяти Симеона Верхотурского  архиерей Екатеринбургской епархии послал телеграмму Николаю  II, а также  Великому Князю Николаю Николаевичу со следующим содержанием: «сохранит Господь Ваше Императорское Высочество в здравии и благополучии и да ниспошлет храброму Воинству Российскому предводительством Вашим мужество непреоборимое, силу несокрушимую и увенчает геройство храброй рати вожделенною победою на радость Царя Нашего, на счастье и благоденствие России»[28]. В ответ была получена телеграмма  такого содержания: «от всего сердца благодарю за Ваши молитвы о даровании победы Российскому Победоносному Воинству, прошу неустанных ежедневных молитв»[29].

            "Екатеринбургские епархиальные ведомости" опубликовали и телеграмму Николая II  Преосвященному Серафиму от 16 ноября 1914 года: «сердечно благодарю Вас, Владыка, собравшихся депутатов от духовенства и представителей церковных старост Екатеринбургской Епархии за молитвы

    и выражение верноподданнической любви. Да услышит Господь молитвы Ваши и да укрепит Он наше христолюбивое воинство в его тяжелой борьбе за светлое будущее Нашей родины и всего славянства»[30]. Данная телеграмма была отправлена в ответ на послание от собрания духовенства и церковных старост Екатеринбургской епархии.

            В первых номерах ведомостей за 1915 год опубликована  телеграмма ещё одной представительницы императорской фамилии, Елизаветы Фёдоровны. В ответ на предложение Екатеринбургского архиерея учредить полевой лазарет на средства духовенства епархии, Елизавета Фёдоровна ответила следующее: «Очень тронута Вашим предложением  содержания 15 кроватей на театре войны. Благодарю Екатеринбургский Епархиальный  Комитет и Верхотурский Николаевский монастырь за жертву. Приветствую Вас, Владыко, праздником»[31].

            Одной из важных забот Преосвященного были «вопросы, связанные

    с удовлетворением  потребностей нижних воинских чинов в  религиозном и вообще духовно-просветительном отношении»[32]. В Екатеринбурге были расквартированы командиры воинских частей. По инициативе архиерея было принято решение об увеличении числа литургий по воскресным и праздничным дням, а также об организации религиозно-просветительских чтений прямо на местах расквартирования воинов.

            Преосвященный Серафим ежедневно  совершает архиерейские служения в разных церквях епархии.  В  своих проповедях он обращается к Богу,  чтобы тот даровал победу русским воинам на полях сражений.

            В "Екатеринбургских епархиальных ведомостях" за 1915 год периодически публикуются отчеты о переводе денежных средств в Екатеринбургский Епархиальный Попечительный комитет от Благочинных различных округов епархии, причём суммы  денежных поступлений разнятся от 13 до 200 рублей. [33]. Это свидетельствует о том, что к 1915 году в епархии уже чётко работал механизм по переводу денежных средств. Денежные средства шли для помощи семьям ушедших на войну, для организации лазаретов  на территории епархии и на театре военных действий.

            Однако денежные средства шли и на дополнительные нужды. Так, в одном из первых номеров ведомостей за 1915 год опубликовано распоряжение Екатеринбургского епархиального начальства о сборе для оказания помощи раненым и больным солдатам Сербии и Черногории[34]. В свою очередь, к Екатеринбургскому епархиальному начальству с таким призывом обратилось Петроградское Славянское Благотворительное Общество.

            После того, как Германии в 1915 году удалось нанести России несколько поражений и оккупировать западные окраины империи, появилась ещё одна проблема, на решение которой было подключено и духовенство Екатеринбургской епархии. Речь идёт о беженцах. Так, в "Екатеринбургских епархиальных ведомостях" было опубликовано определение Святейшего Синода от 5 августа 1915 года о необходимости сбора денежных средств для помощи беженцам. Екатеринбургское епархиальное начальство  распорядилось, «чтобы собранные на пособие беженцам из занятых неприятелем местностей деньги были сдаваемы причтами церквей Благочинным, а последними, по получению от всех  церквей в  Консисторию

    незамедлительно»[35].

            Как свидетельствуют ведомости за 1916 год, проблема, связанная с беженцами,  обостряется ещё больше. В начале этого же года по инициативе Преосвященного Серафима был открыт Екатеринбургский отдел всероссийского общества попечения о русских беженцах. К тому времени в городе Екатеринбурге беженцы были размещены в 60 квартирах[36]. В № 3 епархиальных ведомостей за 1916 год в специальной заметке подробно рассказывается, как был открыт данный отдел. Главноуполномоченный по устройству беженцев в Пермской губернии сообщил архиерею Екатеринбургской епархии, что русские беженцы живут в более худших условиях, чем беженцы других национальностей, и предложил создать Екатеринбургский отдел  попечения о беженцах. Преосвященный Серафим сначала получил согласие духовенства епархии, а затем организовал собрание с участием Городского Головы, прокурора окружного суда, и других личностей, которые занимали важные должности в городе. В результате предложение архиерея было единогласно одобрено[37].

            В дальнейшем, как свидетельствуют "Екатеринбургские епархиальные ведомости", этот отдел играл большую роль. В № 39 за 1916 год вышла заметка, подробно описывающая работу этого отдела[38]. Отдел собирался регулярно, его заседания были открыты для всех желающих. Отдел обладал значительными денежными средствами. По инициативе отдела попечения о русских беженцах была открыта церковно-приходская школа для детей беженцев и организована заготовка белья и тёплой обуви на зиму[39].

            Первая мировая война стала самой масштабной и кровопролитной  в мировой истории. Российская империя понесла большие потери, особенно в 1915 году. Были убитые и с территории, включенной в Екатеринбургскую епархию.

             Памяти павших уделялось особое внимание, церковь чествовала их как героев. Почти каждая церковная служба в 1914-1916 гг. заканчивалась поминовением павших воинов. В её конце священнослужитель обычно произносил следующие слова: «Вечная память нашим славным героям. Их дети, все будущие поколения будут гордиться подвигом наших чудо-богатырей. Слава, слава, вечная слава им!». В "Екатеринбургских епархиальных ведомостях" за 1915 и 1916 годы периодически выходят заметки под названием «Вручение Георгиевских крестов»[40]. При непосредственном участии духовенства епархии родственникам убитых воинов вручались знаки отличия.

             Вот одна из таких заметок..  «27 Декабря 1915 года в с. Куяшском, Екатеринбургского уезда, после Божественной Литургии и Великой панихиды, при громадном стечении народа, настоятелем прихода священником Михаилом Бирюковым был вручен Георгиевский крест родственникам убитого 9 Апреля 1915 года старшего унтер-офицера Ильи Косоротова»[41].  

            В "Екатеринбургских епархиальных ведомостях" за 1916 год встречаются заметки под заголовком «Военные священники»[42]. С территории, входившей в состав Екатеринбургской епархии, Преосвященный Серафим откомандировывал «в распоряжение военного ведомства для исполнения пастырских обязанностей священников»[43].

            Многие из откомандированных священников Екатеринбургской епархии шли на фронт с большим желанием. В одном из номеров за 1915 год рассказывается о священнике Екатеринбургского кафедрального собора Аристархе Пономарёве, который долго мечтал попасть в ряды военного духовенства, и в итоге 22 января 1915 года  был призван для пастырского служения на Балтийский флот[44].

            Некоторые особо отличившиеся священники епархии получали от Святейшего Синода заслуженные награды. Так, в № 49 ведомостей вышла заметка «награждение духовных лиц Екатеринбургской епархии, проявивших особую деятельность по обстоятельствам военного времени»[45]. В этой заметке отмечалось, что по ходатайству архиерея пять священников епархии были награждены наперстным крестом, а ещё нескольким священникам было решено «преподать благословление с грамотой»[46].

            А в 7-ом номере за 1917 год объявлено о решении императора «за труды по обстоятельствам военного времени, на сопричисление к  орденам:  св. Владимира 3 степени — настоятеля кафедрального собора г. Екатеринбурга, прот. Леонида Игпоратова; св. Владимира 4 степени—прот. законоучителя Екатеринбургского реального училища Николая Сельменскаго; свят. Анны 3 степени—священников: Камышловской Александро-Невской церкви Димитрия Алекторова и церкви села Травянского, Камышловского у., Александра Попова»[47].

            Подводя итог сказанному, следует отметить, что в годы Первой мировой войны Русская православная церковь оставалась верной своей традиции сотрудничества с государством, церковь внесла существенную лепту в боевые победы. Невзирая на сложные условия, священнослужители с честью выполнили свой долг, как в тылу, так и на фронте. По сравнению с предшествующими войнами большими оказались и жертвы среди духовенства. Более 30 священников было убито, свыше 400 человек ранено и контужено. 

    Обзор "Екатеринбургских епархиальных ведомостей" за 1914-1917 гг. показывает, что духовенство епархии принимало активное участие в поднятии боевого духа солдат,  в создании централизованной структуры по материальной поддержке беженцев с западных окраин империи и семей воинов,   в помощи в засеве и уборке полей, в организации лазаретов для раненых в пределах епархии и на театре военных действий, в пастырском служении на полях сражений, во вручении знаков отличий воинам, павшим в боях.

    Значение Русской православной церкви в годы Первой мировой войны трудно переоценить. Конечно, к 1917 году от войны устало всё население Российской империи. Но именно духовенство, невзирая на все невзгоды, осталось до конца верным своему долгу...


    [1] Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1914. № 30. С. 641.

    [2] Там же. 1914. № 30. С. 641.

    [3] Там же. 1914. № 30. С. 641.

    [4] Там же. 1914. № 30. С. 641.

    [5] Там же. 1914. № 32. С. 711.

    [6] Там же. 1914. № 33. С. 732.

    [7] Там же. 1914. № 33  С. 732.

    [8] Там же. 1914. № 34. С. 760.

    [9] Там же. 1914. № 34. С. 760.

    [10] Там же. 1914. № 34. С. 733.

    [11] Там же. 1914. № 34. С. 733.

    [12] Там же. 1914. № 32. С. 710.

    [13] Там же. 1914. № 32. С. 710.

    [14] Там же. 1914. № 32. С. 711.

    [15] Там же. 1914. № 32. С. 712.

    [16] Там же. 1914. № 32. С. 713.

    [17] Там же. 1914. № 34 .С. 757.

    [18] Там же. 1914. № 34. С. 757.

    [19] Там же. 1914. № 34. С. 758.

    [20] Там же. 1914. № 33 .С. 730.

    [21] Там же. 1914. № 35. С. 779.

    [22] Там же. 1914. № 35. С. 780.

    [23] Там же. 1914. № 40. С. 890.

    [24] Там же. 1914. № 45. С. 1008.

    [25] Там же. 1914. № 45. С. 1009.

    [26] Там же. 1914. № 45. С. 1010.

    [27] Там же. 1914. № 45. С. 1010.

    [28] Там же. 1914. № 38. С. 833.

    [29] Там же. 1914. № 38. С. 833.

    [30] Там же. 1914. № 47. С. 1033.

    [31] Там же. 1915. № 1. С. 1.

    [32] Там же. 1915. № 4. С. 84.

    [33] Там же. 1915. № 3. С. 22.

    [34] Там же. 1915. № 4. С. 27.

    [35] Там же. 1915. № 33. С. 443.

    [36] Там же. 1916. № 1. С. 11.

    [37] Там же. 1915. № 3. С. 60.

    [38] Там же. 1916. № 39. С. 325.

    [39] Там же. 1916. № 39. С. 326.

    [40] Там же. 1916. № 3. С. 10.

    [41] Там же. 1916. № 3. С. 10.

    [42] Там же. 1916. № 28. С. 231.

    [43] Там же. 1916. № 28. С. 231.

    [44] Там же. 1915. № 5. С. 99.

    [45] Там же. 1916. № 49. С. 352.

    [46] Там же. 1916. № 49. С. 352.

    [47] Там же. 1917. № 7. С. 40.