Главные вкладки

    Купание БТРа

    Распопин Андрей Викторович

    Конец июля, один из редких дней, когда утром мы никуда не выезжаем. Заур – начальник штаба отряда решил воспользоваться выдавшейся короткой передышкой, собрал человек 18 бойцов и на БТРе поутру выехал на стрельбы в мотострелковый полк. Легонько позавтракав макаронами с тушенкой, связисты и саперы компактной группой из 4 человек выдвинулись на крышу карандашной фабрики в надежде перехватить очередную порцию солнечного загара. Тишина, благодать, только девок не видать. Неожиданно заверещала рация:

    - Хлопцы, айда на базу, намечается выезд.

    В помещении связи сидел командир ОМОНа, разговаривая по телефону прямой связи с райотделом. Судя по его короткой эмоциональной речи, отмазаться от выезда не получилось. От нас попросили БТР с группой бойцов.

    - Ну, нет у нас БТРа, поломался, на ремонт погнали к мотострелкам.

    - Ладно, на уазике 12 человек поедем.

    - Какая группа у нас на базе?

    - Хызыровская, но они после ночи на блокпосту.

    - Ничего в машине отоспятся, а вы пока вызываете БТР. Выезд в 11 часов.

    Но БТР не вызывался, в полку он оказывается, не стрелял, он просто канул в небытие. Получасовое ауканье в эфире результатов не дало. Чтож пора идти подымать народ.     

    - Вставайте, пацаны, в нашей жизни есть место для подвига.

    В ответ прозвучало недовольное.

    - Место, то есть, но только для чего-то другого.

    Подъехав на территорию временного отдела, машина завернула на заправку, командир отправился с планшетом на уточнение задач.

    Полчаса стоим, чего-то, а вернее кого-то ждем. Валера Нохча - наш пулеметчик весело переругивается на своем тарабарском наречии с заправщиком, Бармалей – помощник пулемётчика сосредоточенно потрошит близлежащие каптерки в поисках непонятно чего, покуда не выныривает откуда-то с бутылкой  водки.  Вся группа работать не настроена, она поднимает пластмассовые стаканы за очередную зачистку, от которой её спасает неожиданное появление БТРа с экипажем.

    Командир, прибывший с постановки задач, машет им кулаком, вопрошая, и где ж вас носила нелёгкая. «Нелёгкая» оказывается носила их в окрестностях Бамута, где ребята совершенствовались в ковбойской стрельбе стоя  из окопа на лошади. В роли лошади был БТР.

    Ссадив с брони почти половину личного состава, оставив только девять человек, грузимся втроём: я, сапёр Андрей, Женя-начальник штаба Временного отдела. Тронулись. По ходу движения Женя, он же майор Мартынов, говорит, что дорожка предстоит дальняя, но работа не пыльная. Совместно с тремя БМПшками Красной Армии будем закрывать восточную окраину с. Закан-Юрт с целью недопущения прорыва боевиков из села.

    Расставив БМПшки в поле вдоль окраины, подъезжаем к одиноко возвышающемуся кургану. Спешиваемся, поднимаемся наверх, первые полчаса напряженно вглядываемся в село, пытаясь рассмотреть прорывающихся с боями боевиков. Пусто, вдали маячит синий трактор. Солнце в зените, жара под 35 градусов. Осознав, что наше дело плёвое, плюхаемся на землю, кто-то снимает майку для порции загара, кто спускается к машине в поисках хоть какой-нибудь тени.

    Томительное ожидание тянется до 17 часов, когда колонны бронетехники, словно чёртик из табакерки появляются на окраине села.  Пора и нам грузиться. Въезжаем в Ачхой, переваливаем через мост и вместо долгожданного поворота налево к родным пенатам базы, круто поворачиваем вправо, высоко вздымая пыль за собой, мчимся по селу.

    - Что за ерунда, Заур, куда едем?

    - Купаться.

    - Так людям вечером на блокпост. Отдохнуть бы да пожрать.

    - Ничего выкупаются в речке, полегчает.

    - Ну как знаешь?

    Подъезжаем к блокпосту,  смотрим на солдат, они на нас. Шлагбаум никто не открывает. Наконец старший поста  произносит магическую фразу:

    - Стоп колёса, мы вас не выпустим.

    Ладно, вы нас так, а мы вас этак. Разворачиваемся на виду поста, спускаемся с крутого берега к речке. БТР с разбега плюхается в речку Фортангу и как торпедный катер, разрезая волны, движется по воде вперёд. Со стороны это, наверное, выглядело величественно, но только первые метров пятнадцать. Но как говорится, не зная броду, не суйся в воду, вязнет на первом перекате. Бешено вращая колёсами, выбивая со дна камни, он опускается на днище.

    - Всё скидывай сапоги, приехали.       

    Прыгаем в воду и начинаем методично пихать то сзади, то спереди, толкать зелёную машину, которую сразу же кто-то обозвал лягушкой. Человек, как и муравей, может переносить тяжести больше своего веса, но за большее количество раз и при этом страшно матерясь.

    - А, водичка то класс, как молоко парное.

    - Эй, Орёл, лопату давай, подкопаем спереди.

    Орёл – механик-водитель БТРа методично дёргает рычаги взад-вперёд, из люка торчит только белобрысая голова. До сих пор непонятно, как этот воронежский парень оказался в нашем отряде. Рядышком, нахохлившись, на башне сидит Артур - командир роты, этот в воду не полез.

    -Ну, давай раз, два, взяли.

    Ноль. Тринадцати тонная махина ни с места. Подёргавшись ещё минут десять, начинаем купаться. Тоненьким голоском запищала начавшая уже садиться переносная радиостанция.

     - 122-ой срочно на базу.

    - Извини «Алдан» не можем, БТР нырнул, а выныривать не хочет.

    - Хлопцы, а нарзан у нас есть.

    - Там внутри.

    Заглянув через люк, вижу внутри поблёскивающую воду речки Фортанги, плавающие в ней тряпки и пустые пластмассовые бутылки.

    - Так вот ты какой плавающий танк, ни хрена ты не плавающий, а даже наоборот, хорошо тонущий.

        - А, не послать ли нам гонца к солдатам.

        - Посылали, только они его послали и пару досок подкинули.

        - Так мы пошлём двоих сразу, неужели там никого не застроят.

    Гонцы, карабкаясь по склону берега, выдвигаются к блокпосту, после пятиминутного размахивания руками возвращаются обратно. Ну, наконец-то взревев мотором, войсковая семидесятка выезжает в нашу сторону.

         - Товарищи по оружию, принимаем ставки, сядет она так же на брюхо как наш или нет.

        - Ежели сядет, придётся воронежский БТР вызывать. Женя ты как не против, если ваши тоже искупаются.

        - Нет, лучше в батальон позвонить, там у них танки есть.

        - Это будет в самый раз, я никогда не видел тонущих танков.

        - Ага, давайте здесь весь гарнизон соберём и потопим.

    Семидесятка лихо перелетает через речку и задом подъезжает к месту нашего кораблекрушения.

        - Эй! На буксире, прими конец, чёрт тебя побери.

    Орёл лезет на место водителя, высунув наружу голову, машет рукой. Можно начинать. Натужно ревут моторы, медленно и печально нас вытягивают из речки.

    Вечер. Сидим на базе, из кухни вылезает Дёма - повар со своим извечным:

         - Помню, хлопцы был у нас случай на тамбовской зоне со смертельным исходом, семь человек БТР задавил, когда перевернулся.

         - А, помнишь Дёма, как у нас автобус на Курпе чуть в озере не утонул. Тоже БТРом вытягивали, даже двумя.

         - Виталик его мыть погнал, да воды под колёса налил, автобус на уклоне стоял и соскользнул в озеро. Хорошо дверь наружу была открытая, водитель выскочил, а автобус дверью за берег зацепился.

        - СОБРовцы,  тогда как раз на посту ГАИ стояли, помогли вытащить, наши на радостях их так ушатали, что утром за руки за ноги в БТР носили, штабелями складывали.

    Вглядываюсь в звёздное небо. Бесконечность. Время странствий. Подходит майор Мартынов.

    - Странная штука-жизнь. Такая же война, по тем же местам, где Лермонтов воевал. Есть у него стихотворение про Валерик.

          - Знаешь друг, хочешь ещё одно совпадение для истории, я ведь потомок того самого Мартынова.

          - Только учти, я не потомок Лермонтова и стреляться здесь мы не будем.

    Рассмеявшись, офицеры обнимаются на прощание.

    Случайность скажете вы, очередная шутка судьбы. Бывают совпадения, но они редки, выходит, дух великого поэта был где-то рядом.