Литературно-музыкальная композиция по творчеству Марины Ивановны Цветаевой

Непомнящих Оксана Викторовна

Литературно-музыкальная композиция по творчеству Марины Ивановны Цветаевой для учащихся 9-11 классов

Скачать:

ВложениеРазмер
Файл prezentatsiya_literaturno-muzykalnoy_kompozitsii_po_tvorchestvu_m.pptx0 байтов
Файл stsenariy.docx46.19 КБ
Реклама
Онлайн-тренажёры музыкального слуха
Музыкальная академия

Теория музыки и у Упражнения на развитие музыкального слуха для учащихся музыкальных школ и колледжей

Современно, удобно, эффективно

Посмотреть >

Предварительный просмотр:

Чтобы пользоваться предварительным просмотром создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com


Предварительный просмотр:

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа №11»

Сценарий литературно-музыкальной композиции

по творчеству М. И. Цветаевой

(для учащихся 9-11 классов)

                                                   Выполнила: Непомнящих Оксана Викторовна,

                                  учитель русского языка и литературы

  МБОУ СОШ № 11

                                  высшей квалификационной категории

Артем

2014 г.

Сценарий  литературно-музыкальной композиции по творчеству М. И. Цветаевой

«Моим стихам … настанет свой черёд»

Видеоклип песни И. Аллегровой «Я тебя отвоюю…» на стихи М. Цветаевой.

1-й ведущий. В один из московских осенних дней 1910 года из Трёхпрудного переулка, что близ Патриарших прудов, вышла невысокая круглолицая гимназистка, пересекла у Никитских ворот Тверской бульвар и направилась в Леонтьевский переулок, где помещалась типография А. И. Мамонтова. В руках у неё была внушительная стопка стихов, а в душе – дерзость и нерешительность, - « Гордость и Робость», что понизали всю её последующую жизнь и поступки.

В этот знаменательный день, - Марина Цветаева, которой 26 сентября по старому стилю исполнилось восемнадцать лет, постучалась в двери русской литературы…

1-й чтец. «Моим стихам…»

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я - поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

- Нечитанным стихам! -

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Май 1913, Коктебель

2-й ведущий. Сборник стихов, который Марина Цветаева отнесла в частную типографию, назывался «Вечерний альбом».

Почему же «вечерний»? Порог юности – вечер детства. А детство было прекрасным. Детство, юность Марины отчасти прошли в Москве, отчасти за границей: в Италии, Швейцарии, Германии, Франции. Она росла и воспитывалась под надзором бонн и гувернанток.

В 16 лет закончила гимназию и уехала в Париж. В Сорбонне продолжила образование по специальности «Старофранцузская литература».

1-й ведущий. Домашний мир и быт её семьи были пронизаны постоянным интересом к искусству. Её мать Мария Александровна, была талантливой пианисткой, восхищавшей своей игрой самого А. Рубинштейна.

Отец – создатель музея изобразительных искусств (ныне имени А. С. Пушкина).

Не удивительно, что и Марина была образованнейшим человеком.

2-й ведущий. На протяжении всей жизни в Цветаевой неугасимо горел душевный и творческий костёр любви к дорогим «теням минувшего», к «святому ремеслу поэта», к природе, к живущим людям, к друзьям и подругам.

(звучит романс «У зеркала»).

1-й ведущий. Как поэт и личность она развивалась стремительно и уже через какие-то год-два, прошедшие после первых наивно-отроческих стихов, была другою. За это время перепробовала разные маски, разные голоса и темы.

Успела побывать в образах грешницы, куртизанки, цыганки – все эти «примерки» оставили в её творчестве прекрасные и яркие стихи.

Через всю жизнь, через все скитания, беды и несчастья она пронесла любовь к Родине, русскому слову, к русской истории. В одном из её стихотворений – «Генералам 1812 года» - речь идёт о братьях Тучковых, участниках Бородинского сражения, двое из которых погибли в бою.

(звучит романс «Генералам 1812 года)

Генералам двенадцатого года

Сергею

Вы, чьи широкие шинели

Напоминали паруса,

Чьи шпоры весело звенели

И голоса,

И чьи глаза, как бриллианты,

На сердце вырезали след, —

Очаровательные франты

Минувших лет!

Одним ожесточеньем воли

Вы брали сердце и скалу, —

Цари на каждом бранном поле

И на балу.

Вас охраняла длань Господня

И сердце матери. Вчера —

Малютки-мальчики, сегодня —

Офицера!

Вам все вершины были малы

И мягок — самый черствый хлеб,

О, молодые генералы

Своих судеб!

            _________

Ах, на гравюре полустертой,

В один великолепный миг,

Я встретила, Тучков-четвертый,

Ваш нежный лик,

И вашу хрупкую фигуру,

И золотые ордена…

И я, поцеловав гравюру,

Не знала сна…

О, как, мне кажется, могли вы

Рукою, полною перстней,

И кудри дев ласкать — и гривы

Своих коней.

В одной невероятной скачке

Вы прожили свой краткий век…

И ваши кудри, ваши бачки

Засыпал снег.

Три сотни побеждало — трое!

Лишь мертвый не вставал с земли.

Вы были дети и герои,

Вы всё могли.

Что так же трогательно-юно,

Как ваша бешеная рать?..

Вас златокудрая Фортуна

Вела, как мать.

Вы побеждали и любили

Любовь и сабли острие —

И весело переходили

В небытие.

26 декабря 1913

Феодосия

2-й ведущий. Посвящено это стихотворение мужу Марины Сергею Яковлевичу Эфрону. Замуж Марина Цветаева вышла в январе 1912 года. Их семейная жизнь, в которую они вошли совсем юными (Марине исполнилось в ту пору 19, Сергею год меньше), сначала была безоблачной, но недолго. И эти первые 5-6 лет были, вероятно, самыми счастливыми по сравнению со всеми последующими годами.

Она много писала, вдохновлённая Эфроном. Если сказать, что Марина любила мужа, значит, ничего не сказать: она его боготворила.

2-й чтец. Стихотворение «Писала я на аспидной доске…»

* * *

С.Э.

Писала я на аспидной доске,
И на листочках вееров поблеклых, 
И на речном, и на морском песке, 
Коньками по льду, и кольцом на стеклах, -

И на стволах, которым сотни зим, 
И, наконец, - чтоб всем было известно! -
Что ты любим! любим! любим! любим! - 
Расписывалась - радугой небесной.

Как я хотела, чтобы каждый цвел 
В веках со мной! под пальцами моими! 
И как потом, склонивши лоб на стол, 
Крест-накрест перечеркивала - имя...

Но ты, в руке продажного писца 
Зажатое! ты, что мне сердце жалишь! 
Непроданное мной! 
внутри кольца! 
Ты - уцелеешь на скрижалях.

18 мая 1920

 

1-й ведущий. Где-то в начале совместной жизни она сказала: «Только при нём я могу жить так, как живу: совершенно свободно». Он был единственным, кто её понял и, поняв, полюбил. Сергея не устрашила её сложность, противоречивость, особость, непохожесть на всех других.

(звучит романс «Под лаской плюшевого пледа».)

x x x

Под лаской плюшевого пледа

Вчерашний вызываю сон.

Что это было? — Чья победа? —

Кто побежден?

Все передумываю снова,

Всем перемучиваюсь вновь.

В том, для чего не знаю слова,

Была ль любовь?

Кто был охотник? — Кто — добыча?

Все дьявольски-наоборот!

Что понял, длительно мурлыча,

Сибирский кот?

В том поединке своеволий

Кто, в чьей руке был только мяч?

Чье сердце — Ваше ли, мое ли

Летело вскачь?

И все-таки — что ж это было?

Чего так хочется и жаль?

Так и не знаю: победила ль?

Побеждена ль?

23 октября 1914 

3-й чтец. Стихотворение «Вчера ещё в глаза глядел…»

* * *

Вчера еще в глаза глядел,

А нынче - всё косится в сторону!

Вчера еще до птиц сидел,-

Всё жаворонки нынче - вороны!

Я глупая, а ты умен,

Живой, а я остолбенелая.

О, вопль женщин всех времен:

"Мой милый, что тебе я сделала?!"

И слезы ей - вода, и кровь -

Вода,- в крови, в слезах умылася!

Не мать, а мачеха - Любовь:

Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,

Уводит их дорога белая...

И стон стоит вдоль всей земли:

"Мой милый, что тебе я сделала?"

Вчера еще - в ногах лежал!

Равнял с Китайскою державою!

Враз обе рученьки разжал,-

Жизнь выпала - копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду

Стою - немилая, несмелая.

Я и в аду тебе скажу:

"Мой милый, что тебе я сделала?"

Спрошу я стул, спрошу кровать:

"За что, за что терплю и бедствую?"

"Отцеловал - колесовать:

Другую целовать",- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,

Сам бросил - в степь заледенелую!

Вот что ты, милый, сделал мне!

Мой милый, что тебе - я сделала?

Всё ведаю - не прекословь!

Вновь зрячая - уж не любовница!

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

Самo - что дерево трясти! -

В срок яблоко спадает спелое...

- За всё, за всё меня прости,

Мой милый,- что тебе я сделала!

14 июня 1920

2-й ведущий. Вряд ли найдётся человек, который не слышал бы этих удивительных строк.

* * *

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной -

Распущенной - и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня - не зная сами! -

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами,-

За то, что вы больны - увы! - не мной,

За то, что я больна - увы! - не вами!

1-й ведущий. В период 1917-1922 годов. Цветаева много пишет. Это был поистине всплеск и расцвет её удивительного дарования. По накалу чувств и глубине проникновения в душу её можно поставить в один ряд с великими её современниками – Блоком, Ахматовой, Пастернаком.

С Блоком Цветаеву роднит стихия чувств.

4-й чтец. Стихотворение «Имя твоё - …»

     Имя твое - птица в руке,

     Имя твое - льдинка на языке,

     Одно единственное движенье губ,

     Имя твое - пять букв.

     Мячик, пойманный на лету,

     Серебряный бубенец во рту,

     Камень, кинутый в тихий пруд,

     Всхлипнет так, как тебя зовут.

     В легком щелканье ночных копыт

     Громкое имя твое гремит.

     И назовет его нам в висок

     Звонко щелкающий курок.

     Имя твое - ах, нельзя! -

     Имя твое - поцелуй в глаза,

     В нежную стужу недвижных век,

     Имя твое - поцелуй в снег.

     Ключевой, ледяной, голубой глоток.

     С именем твоим - сон глубок.

              15 апреля 1916

С Ахматовой – настрой на человеческую душу.

Стихотворение «О, Муза плача,…»

x x x

О, Муза плача, прекраснейшая из муз!

О ты, шальное исчадие ночи белой!

Ты черную насылаешь метель на Русь,

И вопли твои вонзаются в нас, как стрелы.

И мы шарахаемся и глухое: ох! —

Стотысячное — тебе присягает. — Анна

Ахматова! — Это имя — огромный вздох,

И в глубь он падает, которая безымянна.

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами — то же!

И тот, кто ранен смертельной твоей судьбой,

Уже бессмертным на смертное сходит ложе.

В певучем граде моем купола горят,

И Спаса светлого славит слепец бродячий…

— И я дарю тебе свой колокольный град,

Ахматова! — и сердце свое в придачу.

19 июня 1916

2-й ведущий. Как и всё в поэзии Цветаевой, любовь – это накал, диалог двух начал, противоположных и вечно стремящихся друг к другу, это безмерность и бунтарство.

1-й чтец. Стихотворение «Пригвождена»

Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеёю в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что — невинна.

Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем.
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою — за счастьем.

Пересмотрите всё моё добро,
Скажите — или я ослепла?
Где золото моё? Где серебро?
В моей руке — лишь горстка пепла!

И это всё, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых.
И это всё, что я возьму с собой
В край целований молчаливых.

1-й ведущий. С 1917 года для Цветаевой настаёт пора испытаний. Она хотела жить исключительно личной, частной жизнью, но время неустанно вторгалось в эту жизнь, и она не «подозревала», что история диктовала «сюжеты» её чувствам, её творчеству.

(гитара, стихотворение «Я с вызовом ношу его кольцо»)

* * *

                     С.Э.

Я с вызовом ношу его кольцо!

- Да, в Вечности — жена, не на бумаге. -

Его чрезмерно узкое лицо

Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,

Мучительно-великолепны брови.

В его лице трагически слились

Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.

Его глаза — прекрасно-бесполезны! -

Под крыльями раскинутых бровей -

Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,

- Всем вам, кто жил и умирал без страху! -

Такие — в роковые времена -

Слагают стансы — и идут на плаху.

3 июня 1914

2-й ведущий. В ноябре 1917 года её муж Сергей уехал на Дон, где формировались первые части Белой армии.

Россию он любил фанатично.

И, служа в Белой армии, свято верил, что спасает Россию.

1-й ведущий. Почти три года жила Марина в голодной красной Москве, не получая вестей от Сергея. Терпела не просто нужду, а нищету.

На руках у неё остались две дочери: Ариадна старшая, и Ирина – трёх лет.

Прокормиться было очень трудно, но она билась, старалась, как могла.

Осенью 1919 года в самое тяжёлое, голодное время Марина по совету знакомых отдала своих девочек в подмосковный приют, но вскоре забрала оттуда тяжело заболевшую Алю, а в феврале 20-го потеряла маленькую Иру, погибшую в приюте от голода и тоски.

2-й чтец. Стихотворение «Две руки»

x x x

Две руки, легко опущенные

На младенческую голову!

Были — по одной на каждую —

Две головки мне дарованы.

Но обеими — зажатыми —

Яростными — как могла! —

Старшую у тьмы выхватывая —

Младшей не уберегла.

Две руки — ласкать — разглаживать

Нежные головки пышные.

Две руки — и вот одна из них

За ночь оказалась лишняя.

Светлая — на шейке тоненькой —

Одуванчик на стебле!

Мной еще совсем не понято,

Что дитя мое в земле.

Первая половина апреля 1920

«Жизнь, где мы так мало можем…» - писала Цветаева.

Зато сколько много она могла в своих тетрадях.

(звучит романс «Уж сколько их» («Монолог» в исполнении А. Пугачёвой))

x x x

Уж сколько их упало в эту бездну,

Разверстую вдали!

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.

Застынет всё, что пело и боролось,

Сияло и рвалось:

И зелень глаз моих, и нежный голос,

И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,

С забывчивостью дня.

И будет всё — как будто бы под небом

И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,

И так недолго злой,

Любившей час, когда дрова в камине

Становятся золой,

Виолончель и кавалькады в чаще,

И колокол в селе…

— Меня, такой живой и настоящей

На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,

Чужие и свои?! —

Я обращаюсь с требованьем веры

И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:

За правду да и нет,

За то, что мне так часто — слишком грустно

И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность —

Прощение обид,

За всю мою безудержную нежность

И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,

За правду, за игру…

— Послушайте! — Еще меня любите

За то, что я умру.

8 декабря 1913

2-й ведущий. Спустя выяснилось, что Сергей стал эмигрантом.

(Звучит музыка Свиридова сначала громко, затем идёт фоном.)

Белый офицер, Сергей Эфрон, отныне превратился для Марины в мечту, в прекрасного «белого лебедя», героического и обречённого.

3-й чтец. Стихотворение «Я помню первый день…»

Я помню первый день, младенческое зверство,
Истомы и глотка божественную муть,
Всю беззаботность рук, всю бессердечность сердца,
Что камнем падало — и ястребом — на грудь.

И вот — теперь — дрожа от жалости и жара,
Одно: завыть, как волк, одно: к ногам припасть,
Потупиться — понять — что сладострастью кара —
Жестокая любовь и каторжная страсть.

4 сентября 1917

или

Стихотворение «Прокрасться»

А мо́жет, лучшая побе́да
Над вре́менем и тяготе́ньем -
Пройти́, чтоб не оставить сле́да,
Пройти́, чтоб не оставить те́ни

На сте́нах… Может быть — отка́зом
Взять? Вы́черкнуться из зерка́л?
Так: Ле́рмонтовым по Кавка́зу
Прокра́сться, не встревожив ска́л.

А мо́жет — лучшая поте́ха
Персто́м Себастиана Ба́ха
Орга́нного не тронуть э́ха?
Распа́сться, не оставив пра́ха

На у́рну… Может быть — обма́ном
Взять? Вы́писаться из широ́т?
Так: Вре́менем как океа́ном
Прокра́сться, не встревожив во́д…

14 мая 1923 (или звучит песня в исполнении Е. Фроловой)

1-й ведущий. Марина вместе с дочерью в 1922 году уезжает к мужу за границу.

Сначала была Германия, потом – Чехия, в феврале 1925 года у них родился сын Георгий, а в 1926 году они переезжают во Францию, где Марина прожила тринадцать с половиной лет.

2-й ведущий. В эмиграции Цветаева не прижилась. Её стихи, поэмы, прозы отвергались и газетами, и журналами.

И Марина понимала, что её читатель там, на родине, что русское слово может найти отклик прежде всего в русской душе.

* * *

Тоска по родине! Давно

Разоблаченная морока!

Мне совершенно все равно —

Где — совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой

Брести с кошелкою базарной

В дом, и не знающий, что — мой,

Как госпиталь или казарма.

Мне все равно, каких среди

Лиц ощетиниваться пленным

Львом, из какой людской среды

Быть вытесненной — непременно —

В себя, в единоличье чувств.

Камчатским медведем без льдины

Где не ужиться (и не тщусь!),

Где унижаться — мне едино.

Не обольщусь и языком

Родным, его призывом млечным.

Мне безразлично, на каком

Непонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тонн

Глотателем, доильцем сплетен...)

Двадцатого столетья — он,

А я — до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно,

Оставшееся от аллеи,

Мне все — равны, мне всё — равно;

И, может быть, всего ровнее —

Роднее бывшее — всего.

Все признаки с меня, все меты,

Все даты — как рукой сняло:

Душа, родившаяся — где-то.

Так край меня не уберег

Мой, что и самый зоркий сыщик

Вдоль всей души, всей — поперек!

Родимого пятна не сыщет!

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И всё — равно, и всё — едино.

Но если по дороге — куст

Встает, особенно — рябина ...

1934

1-й ведущий. Письма её знакомым и близким полны сетований на одиночество и беспросветную нужду.

Но в письмах были и стихи…

Главным адресатом её стихов в России, в Москве, был Пастернак. Его мнением она дорожила.

Когда пишу, я ни о чём не думаю, кроме вещи, потом когда напишу, о тебе…

2-й ведущий. Пастернаку Цветаева посвятила много стихов.

Вот одно из них, написано оно в марте 1925 года.

Рас-стояние: версты, мили…

Нас рас-ставили, рас-садили,

Чтобы тихо себя вели

По двум разным концам земли.

Рас-стояние: версты, дали…

Нас расклеили, распаяли,

В две руки развели, распяв,

И не знали, что это — сплав

Вдохновений и сухожилий…

Не рассорили — рассорили,

Расслоили…

                Стена да ров.

Расселили нас как орлов-

Заговорщиков: версты, дали…

Не расстроили — растеряли.

По трущобам земных широт

Рассовали нас как сирот.

Который уж, ну который — март?!

Разбили нас — как колоду карт!

24 марта 1925

1-й ведущий. 18 июня 1939 года она вернулась на родину с маленьким сыном.

Немного раньше уехала туда её дочь и бежал муж.

2-й ведущий. Муж и дочь арестовали. Стихов Цветаева почти не пишет.

1-й ведущий. Марина Цветаева осталась с сыном без квартиры, без средств к существованию.

«Уж коль впустили, то нужно дать хоть какой-то угол! И у дворовой собаки есть конура.

Лучше бы не впускали; если так…» —

2-й ведущий. Чтобы хоть как-то зарабатывать на жизнь, Марина Ивановна занималась переводами.

     Поэт - издалека заводит речь.

     Поэта - далеко заводит речь.

     Планетами, приметами, окольных

     Притч рытвинами... Между да и нет

     Он даже размахнувшись с колокольни

     Крюк выморочит... Ибо путь комет --

     Поэтов путь. Развеянные звенья

     Причинности - вот связь его! Кверх лбом

     Отчаетесь! Поэтовы затменья

     Не предугаданы календарем.

     Он тот, кто смешивает карты,

     Обманывает вес и счет,

     Он тот, кто спрашивает с парты,

     Кто Канта наголову бьет,

     Кто в каменном гробу Бастилий

     Как дерево в своей красе.

     Тот, чьи следы - всегда простыли,

     Тот поезд, на который все

     Опаздывают...

         - ибо путь комет

     Поэтов путь: жжя, а не согревая.

     Рвя, а не взращивая - взрыв и взлом --

     Твоя стезя, гривастая кривая,

     Не предугадана календарем

            8 апреля 1923

Звучит вальс Е. Доги из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь».

1-й ведущий. 8 августа 1941года Цветаева вместе с сыном эвакуируется. Судьба привела её в Елабугу. Но в Елабуге навис ужас остаться без работы.

Когда-то она писала Волошину:

«Мне надо быть очень сильной и верить в себя – иначе совсем невозможно жить!»

2-й ведущий. Чуть позже она напишет: «Я постепенно утрачиваю чувства реальности: меня – все меньше и меньше… Никто не видит, не знает, что я ищу глазами… —крюк… Я год примеряю смерть. Всё уродливо и страшно. Я не хочу умереть. Я хочу не быть…»

1-й ведущий. Она будет бороться из последних сил. Уступит, когда не останется никакой надежды, никакого смысла жить…

* * *

Идешь, на меня похожий,

Глаза устремляя вниз.

Я их опускала — тоже!

Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной

И маков набрав букет,

Что звали меня Мариной

И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,

Что я появлюсь, грозя...

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,

И кудри мои вились...

Я тоже была прохожий!

Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий

И ягоду ему вслед, -

Кладбищенской земляники

Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,

Главу опустив на грудь,

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!

Ты весь в золотой пыли...

- И пусть тебя не смущает

Мой голос из-под земли.

3 мая 1913

«Нет в мире виноватых», — сказал когда-то Шекспир.

Но может быть, тот великий, который скажет когда-нибудь, что все виноваты, будет не менее прав.

Звучит песня И. Талькова «Поэты не рождаются случайно».

Список использованной литературы:

  1. Белкина М. И. Скрещение судеб / М. И. Белкина. - Москва : Книга, 1988. - 528 с.
  2. Жемайко В. Материк матери / В. Жемайко // Литературная газета. - 2012. - № 38. - С. 5.
  3. Зубова Л. В. Поэзия Марины Цветаевой : лингвистический аспект / Л. В. Зубова. - Ленинград : Изд-во ленинградского университета, 1989. - 264 с.
  4. Кудрова И. В. Версты, дали… Марина Цветаева: 1922 - 1939 / И. В. Кудрова. - Москва : Советская Россия, 1991. - 368 с.
  5. Павловский А. Куст рябины. О поэзии Марины Цветаевой : моногр. / А. Павловский. - Ленинград : Советский писатель, 1989. - 352 с.
  6. Саакянц А. А. Марина Цветаева: Жизнь и творчество / А. А. Саакянц. - Москва : Эллис Лак, 1997.- 816 с.
  7. Саакянц А. А. Марина Цветаева: Страницы жизни и творчества (1910-1922) / А. А. Саакянц. - Москва : Советский писатель, 1986. - 352 с.
  8. Цветаева А. И. Воспоминания / А. И. Цветаева. - Москва : Советский писатель, 1983. - 765 с.
  9. Цветаева М.И. Стихотворения. Проза., – Саратов. Приволжское книжное издательство, 1990 г.
  10. Цветаева М.И. Стихотворения., – Ашхабад «Туркменистан», 1986 г.
  11. Цветаева М.И. Избранное., – Москва «Просвещение», 1990 г.
  12. Эфрон А. О Марине Цветаевой : Воспоминания дочери / А. Эфрон. - Москва : Советский писатель, 1989. - 480 с.