Главные вкладки

    Стихотворение о школе

    Комиссарова Ирина Александровна

     

    Анкета

     

    В двадцать три не пишут мемуары,
    Только память роется в судьбе
    И опять приводит в добрый, старый,
    Незабытый мой Десятый «Б».

    Это было в классе, на уроке.
    Уходил последний школьный май.
    За окошком, звонкий и высокий,
    Будоражил звон пичужьих стай,

    Зелень ослепляла новизною,
    Голову кружила синева,
    Юность в совокупности с весною
    Заявляли дерзкие права.

    Мы влюблялись, спорили с азартом,
    Мы сливались с шумностью весны,
    Нас с трудом приковывала к партам
    Разве только близость выпускных.

    Теоремы, формулы, фигуры,
    Книги с их бесчисленностью строк…
    Только вдруг – урок литературы,
    Странный, не похожий на урок.

    Вдруг привычность всю переинача,
    Сушь урочных схем нарушив враз,
    Новая, нелёгкая задача
    В этот день обрушилась на нас.

    Не было опроса в утро это,
    Не было оценок в дневниках,
    Но была престранная анкета
    И ответы наши на листках.

    Бушевали в нас сомнений вихри:
    Как принять? Как шутку? Как игру?
    Но спустя минуту, вдруг притихли
    Двадцать семь склонившихся к перу.

    Словно тайный лучик наши души
    Высветил до самой глубины.
    А вопросы были так насущны,
    Так до неизбежности нужны!

    И, на час забыв о звоне птичьем,
    Даже о спасительном звонке,
    Мы, трудясь с усердьем необычным,
    Выводили строки на листке.

    Мы писали не по принужденью,
    Мы молчать и сами не могли,
    Мы искали самовыраженья,
    Мы в восторге были, что нашли!

    Откровенья ради, правды ради
    Радостно писал Десятый «Б»
    О добре и зле, о лжи и правде,
    О любви, о счастье, о себе.

    Мы писали так, не по веленью,
    За ответом следовал ответ.
    Мы писали юность поколенья,
    Мы писали собственный портрет.

    То мрачнели, то светлели лица,
    Мы кусали ручки, тёрли лбы…
    Заполнялась новая страница
    Общечеловеческой судьбы.  

     
     

    Комментарии

    Перемена "Перемена, перемена!" — Заливается звонок. Первым Вова непременно Вылетает за порог. Вылетает за порог — Семерых сбивает с ног. Неужели это Вова, Продремавший весь урок? Неужели этот Вова Пять минут назад ни слова У доски сказать не мог? Если он, то, несомненно, С ним бо-о-ольшая перемена! Не угонишься за Вовой! Он гляди какой бедовый! Он за пять минут успел Переделать кучу дел: Он поставил три подножки (Ваське, Кольке и Серёжке), Прокатился кувырком, На перила сел верхом, Лихо шлёпнулся с перил, Подзатыльник получил, С ходу дал кому-то сдачи, Попросил списать задачи, — Словом, Сделал всё, что мог! Ну, а тут — опять звонок... Вова в класс плетётся снова. Бедный! Нет лица на нём! — Ничего, — вздыхает Вова, На уроке отдохнём! Заходер Б.

    Первый урок Я на уроке в первый раз. Теперь я ученица. Вошла учительница в класс, - Вставать или садиться? Как надо парту открывать, Не знала я сначала, И я не знала, как вставать, Чтоб парта не стучала. Мне говорят - иди к доске, - Я руку поднимаю. А как перо держать в руке, Совсем не понимаю. Как много школьников у нас! У нас четыре Аси, Четыре Васи, пять Марусь И два Петровых в классе. Я на уроке в первый раз, Теперь я ученица. На парте правильно сижу, Хотя мне не сидится. Барто Агния

    31 августа Волнуются мама, и папа, и я, Весь вечер волнуется наша семья. Давно всё готово – и форма, и бант. И чудо-цветы украшают сервант. А мама растеряна: «Всё ли в порядке?» – И снова на форме прогладила складки. А папа забылся совсем от волненья – Коту, вместо каши, он бухнул варенья. Я тоже волнуюсь, и даже дрожу, За мамой и папой весь вечер хожу: «Поставьте будильник, чтоб нам не проспать. На часиков шесть или лучше на пять». Мне мама сказала: «Наивной не будь – Я думаю, как бы сегодня заснуть! Ведь ты завтра в школу пойдёшь в первый раз. Всё завтра меняется в жизни у нас». В. Кодрян