Главные вкладки

    Быть гражданином

    Добрый день, дорогой сын. Ты просишь дать ответ на три вопроса:

    1. Каким будет человек при коммунизме? Какую черту я считаю самой важной в человеке будущего?
    2.  Какой моральный порок я считаю ныне наиболее опасным, наиболее не терпимым?
    3.  Какой, на мой    взгляд, наиболее серьезный    недостаток    допускается   в воспитании  молодого поколения?

    Первый вопрос. Люди, которые будут жить при коммунизме, уже живут среди нас. Нельзя представлять себе дело так, что наступит торжественный момент, и звон колоколов воз­вестит о рождении нового человека. Я знаю больше тридцати таких людей; один из них живет у нас в селе, недалеко от школы,— ты, наверное, догадываешься, что речь идет об Иване Прокофьевиче. У него — сад для людей. Он — воспитатель полутора десятков детей, живущих на его улице. Целое лето он возится с ними в саду: дети конструируют радиоприем­ники, играют, поют песни...

    Есть такой человек и в соседнем селе — ушедший в отставку офицер. Он получает солидную пенсию. Можно было бы человеку спокойно отдыхать.. Но он трудится с утра до ночи — для людей. Ежедневно он отправляется в поле, в бригады и фермы, к животноводам и хлеборобам, рассказывает им о том, что делается в мире. Читает художественную литературу. Работает с людьми непосредственно на производстве два-три дня, потом идет в другую бригаду.

    Человек при коммунизме будет, помоему, прежде всего добрым. Чувствование человека, духовная потребность в другом человеке — вот, на мой взгляд, самая главная черта людей будущего. Глубоко личная заинтересованность в том, чтобы каждый был духовно богатым, морально красивым, умным, трудолюбивым. Умение ценить, уважать, любить самое бесценное в нашей жизни — человека. Все это я называю добротой, человечностью.

    Второй вопрос. Наиболее опасным, наиболее нетерпимым пороком я счи­таю равнодушие, жестокость. Этого «добра» еще сколько хочешь у нас в обществе.

    ...В большом надднепрянском селе умерла 92-летняя женщина — мать четырех сыновей, бабушка одиннадцати внуков, прабабушка двадцати двух правнуков. Трудной была ее жизнь. В шести могилах  — ив Восточной Пруссии, и в Карпатах, и под Берлином— ее кровь, на шести солдатских памятниках — ее фамилия, в каждой букве — ее бессонные ночи, радости и надежды.

    Самый младший, 50-летний, сын пошел со своим горем к людям: помогите проводить мать в последний путь. На лесоскладе не нашлось готовых досок для гроба, но нашлись добрые люди — сняли шапки,постояли минуту в молчании, распилили большой сосновый ствол. Бери, сын, строй последний дом матери.

    Доски надо было перевезти. Нет машины, все на работе. Нашелся и здесь добрый человек.   Остановил сын первую встречную машину, поделился горем.  Водитель    отложил    на полчаса свою поездку, нагрузили доски,    выехали со двора лесосклада. И здесь произошло странное. Начальник автоколонны,  увидев свою автомашину с досками,   увидев  водителя,    помогавшего за воротами привязать доски веревкой, закричал: «Это что такое? Почему ты   не едешь по своему делу?»

    Водитель   и сын умершей   сказали начальнику:   «Опомнитесь   —  человек умер».   Не  опомнился,   не   извинился. Еще больше рассвирепел, затопал ногами, замахал кулаком перед глазами побледневшего водителя, полез на кузов автомашины, сбросил доски... Поехал водитель, а сын стоял возле досок и плакал. За слезами не заметил, как подъехал к нему с подводой незнакомый человек — возвращался с маслозавода, услышал ругань, остановился, понял все... Сложил доски на воз, прикоснулся к плечу убитого горем и оскорбленного сына, тихо спросил: «Куда везти?»

    Снова и снова спрашиваешь себя: где причины, рождающие бессердечность? Социальных условий, рождающих жестокость, человеконенавистничество, у нас нет. Значит, есть какие-то другие причины. Перевоспитывать таких людей, как этот начальник автоколонны, очень трудно. Это зло надо предотвращать — правильным воспитанием в годы детства и отрочества. Ведь как гласит народная мудрость: о душе человеческой заботься тогда, когда ребенок лежит не вдоль, а поперек кроватки...

    Третий вопрос. Наиболее серьезный недостаток, который допускается в воспитании молодого поколения, — это, по моему глубокому убеждению, забвение того, что сегодняшний ребенок завтра станет взрослым. У многих родителей, да и у педагогов такой подход к детям, будто они вечно останутся детьми. Потом хватаются за голову: не заметили, как ребенок стал подростком, подросток — юношей, а юноша ошеломляет отца и мать своим неожиданным намерением жениться... Видеть в маленьком ребенке завтрашнего взрослого человека — вот в этом, мне кажется, и заключается жизненная мудрость отца, матери, педагога. Другими словами — надо уметь любить детей.

    Деспотическая   любовь  — это   та страшная сила, которая калечит ребенка. Деспотизм родительской любви заключается в том, что «порции любви» отпускаются по настроению. Если у отца хорошее настроение — в семье царит всепрощение, ребенку все можно, все разрешается, вплоть до того, что маленький отпрыск бьет кулачком бабушку или показывает ей кукиш — есть и такое. Если же настроение плохое — отец издевается над ребенком.

    А в школах самый главный недостаток воспитательной работы — это, мне кажется, слабость или полное отсутствие гражданского элемента, гражданской струи воспитания. На первом месте должно стоять воспитание гражданина — об этом надо много говорить, много писать.


    Автор: В.А. Сухомлинский, выдающийся советский педагог-новатор, писатель. Член-корреспондент Академии педагогических наук СССР, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель школы Украинской ССР, Герой Социалистического Труда.



     


     

     

    Комментарии

    Азаренкова Елена Михайловна

    В.А. Сухомлинский - выдающийся педагог, затрагивающий проблемы, которые остаются животрепещущими и сегодня. Спасибо за статью!

    Назырова  Голифар Галиулловна

    спасибо за статью.

    Антропова Эльза Валерьевна

    И кто он теперь подросток-гражданин?