Главные вкладки

    Знания живые и мёртвые. Сухомлинский В.А.

    Катя закончила восьмилетнюю школу в соседнем селе. Принесла документы - хочет учиться у нас в девятом классе. Раскрыл свидетельство. Тройки по всем предметам. Девочка опустила голову: ей стыдно было за свои оценки. Листаю личное дело, смотрю на оценки за каждый учебный год. В первом, втором, третьем классах Катя была отличницей. В шестом, седьмом и восьмом классах - только тройки. Читаю характеристики. В начальной школе девочку считали способной, любознательной, сообразительной. Она добросовестно выполняла все задания. Классный руководитель восьмого класса пишет: «Ученица не любит читать, безразлично относится к обучению...» В четвертом классе: «Девочка имеет хорошую память, легко усваивает правила, определения ...», а через три года - характеристика совершенно противоположная: «Девочка имеет слабую память, запоминает урок с большим трудом, долго сидит над книгой, не может сосредоточиться на том, что читает...»
     
    Судьба Кати не может не обеспокоить... Да и не только с Катей произошло такое бедствие.
     
    Говорю с учительницей, которая учила Катю в начальной школе. И из того, что она рассказала о девочке и о своей работе, мне стало ясно: виноваты школа, учителя, содержание и стиль учебно-воспитательного процесса в школе, где училась Катя. Когда учительница хвалила исполнительность, внимательность, сообразительность одной из лучших своих учениц, говорила о том, как Катя, слушая рассказ, могла тут же на уроке стать и повторить все слово в слово, - в моем воображении возникла картина, которую я наблюдал несколько месяцев перед тем. В школьной теплице рос цветок - ландыш. Осторожные детские руки выкопали осенью в лесу корневище, пересадили в теплицу, поливали, заботились о том, чтобы зеленые листья купались в свете и тепле - и ландыш зацвёл... Следующей весной цветок пересадили в открытый грунт. Думали, что расцветет он еще пышнее. Но случилась беда: листья пожелтели, засохли, нераскрывшиеся цветы завяли: дыхание горячего ветра обожгло растение, привыкшее к тепличным условиям.
     
    Не то ли самое и с Катей, и с другими детьми? Почему обучение, которое приносило им в начальной школе радость, удовольствие, моральное удовлетворение, через несколько лет стало в тягость? Давайте задумаемся, уважаемые коллеги; ведь таких детей, как Катя, немало. А что же тогда говорить о тех, кому уже и в начальных классах учиться нелегко?
     
    Задуматься над этим вопросом стоит не только потому, что каждый из нас только открыл очередную страницу своего жизненного пути, но и потому, что нынешний учебный год у нас особенный: мы переходим на десятилетнее обучение в средней школе. Одиннадцатилетка, представляется мне, была своеобразным экзаменом на зрелость советской школы, проверкой наших возможностей самой жизнью, потому что она показала со всей убедительностью большие резервы нашего педагогического хозяйства, научила нас ценить время, беречь его, бороться с расточительством этой величайшей ценности.
     
    И вот в этот торжественный для каждого из нас день хочется проверить всё ли так хорошо в нашей педагогической практике. Судьба Кати, которая закончила восьмилетнюю школу с тройками, вспомнилась сегодня не случайно. В этом, казалось бы, маленьком эпизоде, как в капле воды, отражаются наши большие неприятности, существенный недостаток учебно-воспитательного процесса - расточительство драгоценного времени. Оно не только в том, что бросается в глаза с первого взгляда: дети на уроке ничего не делают, бездельничают, быстротечное время идет, а знания не приобретаются. Гораздо опаснее, когда дети, казалось бы, работают, читают, пишут... Почему способная, умная, сообразительная, жизнерадостная Катя стала безразличной в старших классах, училась все хуже и хуже? Почему обучение превратилось для нее в тягость? А потому, что голова ребенка стала, собственно, просто кладовой знаний. Пока обучение представляло собой преимущественно усвоение практических умений и навыков, необходимых для дальнейшей успешной работы, ребенок учился читать, писать, считать, пока результат обучения оказывался преимущественно в том, чтобы применить эти умения и навыки на практике, ребенок учился и развивался успешно.
     
    Присмотримся внимательно, уважаемые коллеги, к тому пути, который проходит в своем развитии ребенок за первые два-три школьные года, и мы увидим, как много узнаёт он за это время, как раздвигаются перед ним горизонты жизни.
     
    Но вот наступает время, когда на каждом уроке надо не только помнить что-то новое, когда результат обучения измеряется уже не тем, что он запомнил, а тем, как он умеет это приобретенное знание применить. И перед ребенком появляются трудности, которые сразу же сказываются на успешности. Способные дети к какому-то времени справляются с ними, но всему есть предел. Голова дана ребенку не для того, чтобы стать просто хранилищем знаний, из которого, волей учителя, ученик извлекает ту или иную истину, чтобы показать ее - смотрите, как хорошо я ее храню. Голова дана чтобы думать. И вот самое страшное в нашей практике, уважаемые коллеги, - это то, что ребенка на определенном этапе обучения не приучают думать. Накопление все новых и новых знаний не сопровождается духовным развитием.
     
     
    Как же предотвратить эту беду, друзья?
     
    Глубоко убежден, что самое главное - это подход учителя к приобретению учащимися знаний, как средства познания мира ребенком, когда они - не мертвый груз, хранящийся в кладовке, а живая мысль, творческое напряжение умственных усилий. Знания только тогда и имеют значение, когда они находятся в постоянном движении, становятся для ученика инструментом, с помощью которого он познает мир, раскрывает его тайны.
     
    Ученик понял и запомнил закономерность природы или общества, правило, форму, определение. Это не конечный этап обучения, а только его начало. То, что ученик понял и запомнил, он должен освоить, как средство в овладении новыми знаниями, в практической деятельности. Именно с этой точки зрения нам надо продумывать всю подготовку к урокам, весь процесс руководства умственным трудом учащихся на уроке и дома.
     
    Камнем преткновения для многих школ и учителей является элементарная языковая грамотность. Недавно один учитель с грустью рассказал мне:
     
    - В одиннадцатом классе - те же ошибки, которые случались когда-то в девятом и десятом классах.
     
    На мгновение я представил себе, что после одиннадцатого есть, еще двенадцатый и тринадцатый классы. Вы думаете, ошибки исчезли бы? Раньше я верил, что увеличение срока обучения в год что-то существенно изменит, теперь - не верю.
     
    Так, дело не в сроках обучения, а в том, что несмотря на множество добрых пожеланий по улучшению грамотности, в преподавании языка есть много косности, рутины. Грамматическое правило заучивается для того, чтобы ученик мог сформулировать его и получить оценку, а не для того, чтобы, пользуясь им, умел правильно написать, хорошо высказать мнение устно и на бумаге.
     
    У передовых, опытных учителей ученики осмысливают грамматические закономерности не как абстрактную категорию, а в процессе речевой практики. Они не просто заучивают правила, а осваивают их благодаря языковой практике.
     
    Учителя начальных классов нашей школы ведут детей на берег реки, в поле, в лес: учат наблюдать, думать, подбирать слова для точного выражения мысли. Здесь, на лоне природы, дети составляют произведения о том, что они видят, наблюдают, переживают. Правильное построение предложения, правильное написание слова становится для ребенка потребностью, обусловленной всей его духовной жизнью.
     

    Живая мысль, осмысление фактов и явлений окружающего мира, постоянное использование знаний как средства познания - это, образно, говоря, воздух, на котором держатся крылья умственного труда ребенка. В этот торжественный для нас день подумаем, дорогие друзья, о том, как создать для человека наиболее благоприятные условия, чтобы он уверенно расправил крылья, чтобы полёт его мысли и творчества был смелым и точным. Чтобы детская голова была не хранилищем, не амбаром мертвого груза, а мудрым инструментом живой мысли.


    Автор: Сухомлинский В. А. Знания живые и мертвые / В. А. Сухомлинский // Советское образование. - 1964 - 2 сент.


     

     

     

    Комментарии

    Соколова Любовь Викторовна

    Кажется, что данная тема будет актуальна всегда.Этим и обусловлено введение системно-деятельностного подхода.