Главные вкладки

    Воспитывать словом

    Говорить о любви к человечеству легче, чем помочь в беде одному че­ловеку, чем доставить радость родному, близкому. Эта простая и мудрая истина очень дорога нам, народным учителям. Больше, чем кому бы то ни было, нам видна страшная опасность звонкой фразы, демагогической болтовни, пустопорожних обещаний в устах детей и юношества. Слушаем мы складные приветствия пионеров и даже октябрят на различных тор­жественных собраниях и совещаниях (в одном месте умудрились вывести пионеров для поздравления слета кооператоров-заготовителей; дети в сво­ем приветствии пообещали собрать как можно больше макулатуры и би­того стекла). Звенят красивые слова, но для детей они пусты, потому что составлены и придуманы взрослыми, детской душой или не поняты, или же еще не пережиты, не прочувствованы. Взрослый лицемер опасен, лице­мер-ребенок страшен, — он наше создание, мы искалечили его душу, при­учили пользоваться дорогими, высокими словами, как разменной монетой.

    Не делайте этого, товарищи! Не вкладывайте в детские уста таких слов, для которых нет еще реальной основы в юном сердце — пережива­ний, выросших из живых человеческих отношений.

    Слово — могучее средство воздействия на человеческую душу, слово в устах опытного педагога ничем не заменимая сила. Умение воспитывать словом было и — пока еще, к сожалению,— остается ахиллесовой пятой теории и практики нашего воспитания. Слабость многих, очень многих учи­телей в том, что слова воспитателя не доходят до тех, к кому они обращены.

    Подлинно народный учитель — человек, умеющий глаголом жечь сердца людей. Есть у нас на Украине прекрасный мастер — учитель мате­матики Иван Гурьевич Ткаченко, директор Богдановской средней школы, Знаменского района, Кировоградской области, заслуженный учитель шко­лы. Больше тридцати лет отдал он любимому делу. Послушайте, как он говорит со своими питомцами, и вы почувствуете, что значит воспитание словом. Кажется, что каждое слово, с которым он обращается к детям, настроено на ту же волну, что и сокровенные струны детской души. Он знает, какую реакцию вызовет в детских сердцах каждое его слово, и пробуждает словом как раз те чувства, которые надо пробудить в данный момент. Это владение словом идет от большой внутренней культуры, от знания души детей, от жизненной мудрости, от морального права учить и поучать.

    Для педагога имеет исключительно большое значение моральное право учить. Если он не обладает этим правом, дети не признают в нем наставника, его моральные сентенции встречаются с иронией. Легче всего судить об отсутствии этого права в тех случаях, когда поступки, поведение учителя вступают в противоречие с теми истинами, которые он стремится внушить своим питомцам.

    Но еще сложнее обстоит дело с моральным пра­вом учить и воспитывать, когда учитель вообще не любит детей, не знает их внутреннего духовного мира, забывает, что он сам был ребенком. Или останавливается в своем духовном росте, перестает учиться и пополнять знания, не замечает той черты, за которой ему уже нечему учить: он опу­стошен, он выдохся.

    Коммунистическая культура предполагает богатство, многогранность духовных запросов, интересов, потребностей каждого члена общества. У учителя две важнейшие задачи: во-первых, дать ученикам определенный запас знаний, во-вторых, научить своих питомцев постоянно, всю жизнь пополнять и обогащать знания, научить самостоятельно пользоваться цен­ностями из сокровищницы человеческой культуры. Если осуществление первой задачи стало предметом постоянного внимания школы и обществен­ности, то ко второй мало кто относится по-серьезному. А ведь именно от ее осуществления в огромной степени зависит будущее развитие личности, богатство отношений между людьми.


    Автор: Сухомлинский В.А. // Комунист. - 1966. - Январь (№ 2) (отрывок из статьи "Педагогические размышления")