Главные вкладки

    Не гасите огонёк

    Стоковые изображения от Depositphotos

    Учительница 3-го класса раздала детям тетради с контрольной работой по арифметике. Результатами она была довольна: 22 ученика из 30 выполнили работу на пятерки и четверки, и только семь ребят получили тройки. О том, что у Вити за контрольную двойка, учительница даже не упомянула: к этому уже привыкли и она и класс.

    Витя сидел, не притрагиваясь к тетради. Сначала он равнодушно смотрел на большую, написанную красными чернилами двойку, а потом взял ручку и стал обводить цифру синими чернилами, украшая ее завитушками и цветочками. Вскоре двойка превратилась в какое-то фантастическое существо – не то птицу, не то дерево. Как во сне, мальчик едва уловил слова учительницы:

    – Молодцы, дети. Потрудились все хорошо. Сегодня самостоятельно будете решать задачи – такие же, как в контрольной работе.

    Но тут Витя почувствовал на себе взгляд, и на мгновение его рука остановилась. Он ожидал, что скажет учительница. Но она ничего не сказала, пошла к доске и стала писать условие задачи. В классе воцарилась тишина. Витя стиснул ручку, перо еще быстрее забегало по бумаге. Он разорвал листок с контрольной, скомкал его, упал на парту и заплакал.

    Учительница рассердилась:

    – Витя, не хочешь сам работать – не мешай другим. Не будешь стараться – останешься на второй год...

    – Ну и пусть! – закричал мальчик. – Хоть сто двоек ставьте – мне все равно. И на второй год оставляйте – все равно...

    – Выйди из класса! – раздраженно сказала учительница.

    – Ну и выйду! – вызывающе ответил Витя, взял тетрадь в карман, смял ее, прошел через класс и хлопнул дверью.

    Я рассказал об этом событии подробно потому, что в нем, как в капле воды, отражается самый главный и нетерпимый порок воспитания – забвение внутреннего мира ученика. Ведь ученик не только узнает, усваивает материал, выполняет задания, но и переживает свой труд, имеет свое глубоко личное отношение к тому, что ему удается и не удается. И поскольку процесс обучения идет под руководством учителя, то все чувства, переживания ребенка, связанные с учебным трудом, отражаются на его взаимоотношениях с учителем.

    А вот какой случай произошел в другой школе. Ученик долго не мог понять, как питается и дышит растение, как из почки развивается листок и как устроен цветок.

    Преподаватель биологии на каждом уроке вызывал его и за каждым вызовом повторял: «Неужели ты не можешь понять таких простых вещей, как же ты вообще успеваешь по другим предметам?». А потом учитель сказал: «Через несколько дней начнут распускаться почки на каштанах, мы пойдем всем классом к нашей каштановой аллее, и если уж там Алеша не расскажет то, что понятно каждому, то тогда дело безнадежное».

    Биолог очень любил свое детище – аллею маленьких каштанов, выращенных из семян. Вместе с учениками он пришел к аллее еще раз полюбоваться лопнувшими почками, украшавшими верхушку каждого деревца. «Чувствуете, дети, как пахнут раскрывшиеся почки? Это запах пробуждающейся жизни». – восторженно говорил биолог.

    А на следующий день, когда класс снова собрался в каштановой аллее, учитель был поражен: все верхушечные почки на деревцах сломаны, нет ни одной почки и на боковых побегах. Дети стояли опечаленные, встревоженные. Учителю показалось, что в глазах у Алеши загорелся огонек злорадства...

    Чего можно ждать от человека, у которого уже с детства притупилось чувство собственного достоинства? Как бы хорошо, красноречиво воспитатель ни внушал ребенку нравственные понятия, как бы ярко ни раскрывал перед ним сущность добра и зла, чести и бесчестья, но коли не удалось ему заставить ребенка пережить гордость труженика в процессе овладения знаниями, все его усилия будут напрасны. Учитель должен не только открывать перед ребенком мир, но и утверждать его в этом мире как активного творца, созидателя, гордого за свои дела, за свое место в коллективе. Если этого нет – нет и настоящего воспитания.

    Первоклассник идет обычно в школу с горячим желанием учиться. И если вы глубоко проникнете в мир детских интересов и чувств, перед вами раскроется это искреннее, красивое человеческое желание. Оно кажется мне ярким огоньком, озаряющим по-новому смысл детской жизни, мир детских радостей. Этот огонек – слабый и беззащитный. Первоклассник несет его вам, учителю, с безграничной доверчивостью, и если вы этого не замечаете – значит, вам недоступно волнующее чувство ответственности за настоящее и будущее ребенка. Огонек легко потушить неосторожным прикосновением к детскому сердцу – резким словом, равнодушием. А как важно, чтобы он никогда не угасал, а, наоборот, с каждым годом все больше разгорался

    Для слабенького огонька жажды знаний необходим живительный воздух, и этим воздухом является только успех в учении, только гордое осознание и переживание ребенком той мысли, что он делает шаг вперед, а не топчется на месте. Ведь и для взрослого напрасный, безрезультатный труд становится постылым, отупляющим, бессмысленным. А мы-то, товарищи, имеем дело с детьми.

    Если ребенок не видит успехов в труде, огонек жажды званий гаснет, в детском сердце образуется льдинка, которую вам не растопить никакими усилиями и стараниями: ученик теряет не только веру в свои силы, но и весь интерес к школьной жизни. Его открытая душа, образно говоря, застегивается на все пуговицы, он становится настороженным, равнодушным, ощетинивается, отвечает дерзостью даже на то, что с точки зрения учителя кажется чутким подходом и выражением доброты. Временами бывают вспышки озлобленности и негодования – так было с Витей.

    Что может быть безнравственнее, когда в человеке подавляется его чувство собственного достоинства, его гордость? Вред, приносимый обществу, измеряется здесь не только тем, что человек выходит из стен школы неграмотным, необразованным и не подготовленным к жизни. Во сто крат вреднее то, что в ребенке подавляются благородные человеческие черты.

    Может быть, я не прав, но если я вижу школьника, у которого неудачи на пути овладения знаниями породили строптивость и непримиримость, чуткость к уязвлению человеческой гордости, – я радуюсь. Значит, еще не все потеряно, и из человека выйдет толк. Знания – дело наживное, но если подавлено человеческое достоинство и ребенок этого не чувствует, не переживает, то такую утрату возместить уже несравненно труднее.

    Оценка обычно ставится за определенный этап работы, за то, что надо сделать в течение определенного отрезка времени. Дается, скажем, самостоятельная работа по арифметике – несколько примеров, задача. Ученик с этим не справился – в тетради  и в дневнике двойка (или единица). Этой отметкой учитель как бы объявляет ребенку приговор: твои товарищи за сорок пять минут занятий сделали шаг вперед, а ты остался на месте; твои товарищи стали лучше, а ты остался таким же, как и был.

    И вот этот суровый и безапелляционный приговор объявляется ученику чуть ли не ежедневно. Представим себе, что нам, взрослым людям, каждый день в присутствии нашего трудового коллектива, в присутствии наших жен, детей говорят: «Ты неудачник, ты плохо работаешь, у других получается, а у тебя ничего не выходит». Представим, что на первых порах в тоне этих слов, обращенных к нам и всему коллективу, мы улавливаем какую-то надежду на то, что дело в будущем может улучшиться, но постепенно эта надежда исчезает. Так и у школьника.

    Дать ребенку радость труда, радость успеха в учении, пробудить в его сердце чувство чести, гордости, собственного достоинства – это первая заповедь воспитания. Не должно быть в наших школах несчастных детей, душу которых постоянно гложет мысль о том, что они ни на что не способны, отстают и будут отставать.

    Без вдохновения учение превращается для ребенка в тягость, в мучение. Усидчивость, прилежание, старательность – все эти факторы действуют лишь постольку, поскольку ребенок верит в успех своего труда, надеется на успех, ожидает его. Усидчивость я бы назвал вдохновением, помноженным на уверенность ребенка в том, что он достигнет желаемого результата.

    В нашей школе учителя начальных классов уже на протяжении нескольких лет не ставят детям неудовлетворительных оценок – ни за письменные работы, ни за устные ответы. Оценивается труд лишь тогда, когда он принес ученику положительные результаты. Так работают уже в течение 8–10 лет учителя 1–4-х классов М Н. Верховинина, А. А. Нестеренко. Р. К. Заза, Е. М. Жаленко, В. С, Осьмак и другие.

    В 1-м классе они вообще не спешат с выставлением оценок. Здесь важно добиться, чтобы ребенок понял не только то, что такое хорошие и плохие результаты работы, но и то, что такое хороший, усидчивый, прилежный и плохой, небрежный труд.

    Учителя начальных классов видят свою исключительно важную воспитательную задачу в том, чтобы ребенок, несколько раз выполнив одну и ту же работу, увидел на собственном опыте, что он может сделать ее значительно лучше, чем вначале, чем казалось ему возможным. Это имеет очень важное воспитательное значение: ученик как бы открывает в самом себе творческие силы, он радуется, видя свой успех, и стремится к успеху вновь. Одни ученики у нас начинают получать оценки раньше, другие – позже. Есть дети, которым можно поставить первую оценку лишь через несколько месяцев после начала обучения.

    Умело, бережно пользоваться оценкой особенно важно в тех случаях, когда учебное задание требует от школьника умственных усилий, размышлений и сообразительности. Задания такого рода особенно характерны для уроков математики. Неосмотрительное, формальное использование оценки знаний на этих уроках недопустимо и очень вредно прежде всего потому, что не все ученики одинаково мыслят, анализируют и обобщают. У одного мыслительные процессы быстрые, стремительные, у другого – замедленные, но это не значит, что один ученик умнее другого или один трудится больше, чем другой. Я глубоко убежден, что урок арифметики в начальной школе, в частности решение задач, – является как бы пробным камнем, и наши учителя начальных классов добиваются того, чтобы он не стал для ребенка камнем преткновения.

    Оценки за решение задач не ставятся до тех пор, пока ребенок не научился самостоятельно думать, разбираться в условии, находить путь к решению – другими словами, пока он не пережил радость успеха в этом деле. Здесь недопустим шаблонный подход к детям: один ученик за две недели может получить пять, семь оценок по арифметике, а другой – ни одной, но это не значит, что другой ученик ничего не делает и не продвигается вперед. Арифметическая задача – это та сфера мышления, в которой школьник находит вкус к самостоятельному умственному труду.

    Присмотритесь внимательно к работе любого неуспевающего по математике ученика 5–6-го класса (это относится и к ученикам 7–11-х классов), и вы убедитесь, что он никогда не решает ни одной задачи совершенно самостоятельно. И это его самая большая беда. Он как бы плывет за волной, ставит ногу в то место, куда уже стали его товарищи: списывает готовое с доски, списывает у других, решает, может быть, дома с помощью товарищей. Корень этой беды уходит в начальные классы и заключается в том, что ребенку исправно ставили неудовлетворительные оценки, по существу, за то, что его не научили думать.

    Бывает, что ученик думает над задачей урок, второй, третий – и в конце концов ему становится совершенно ясным, простым то, что казалось таким сложным. Чем больше усилий затратил ученик, думая над задачей, тем глубже переживает он радость успеха. Иногда ребенок чуть не танцует от радости: сам решил. Вот эту радость надо дать.

    Вспоминается ученик 3-го класса Гриша Д. (он уже окончил среднюю школу). Он никак не мог научиться думать над задачей. Во 2-м классе решал только задачи-вопросы, заключающие в себе одно или иногда два действия. Учительница много недель билась над тем, чтобы мальчик научился осмысливать зависимость между величинами, но ей никак это не удавалось. Задача казалась мальчику каким-то заколдованным кругом. Примеры же он решал очень хорошо. Наконец, в начале третьего года обучения пришло то, во что учительница твердо верила: сложную задачу Гриша решил самостоятельно. Учительница вздохнула с облегчением, а ее питомец ликовал..

    Большие трудности вызывает у некоторых ребят работа над сочинением. Оценку за сочинение мы ставим только тогда, когда школьник научился правильно выражать свою мысль, передавать словами то, что он видит, наблюдает, думает, чувствует. Если сочинение написано неудачно, учитель направляет мысль ученика, помогает ему на первых порах советом. Бывает, что на одну и ту же тему ребенок пишет сочинение несколько раз, постепенно добиваясь совершенства.

    Что даёт такой подход к детям? Оказывается – многое. В начальных классах М. Н. Верховинина. Р. К Заза, А. А. Нестеренко, Е. М. Жаленко, В. С. Осьмак, М. И. Гончаренко нет неуспевающих. В течение нескольких лет они работают без второгодников. У детей никогда не пропадает интерес к учению, они любят работать самостоятельно. Тот, кто неоднократно достиг цели напряжением воли, мысли, тот чувствует отвращение к списыванию и подсказке.

    Между учителем и учениками устанавливаются отношения взаимного доверия и доброжелательности. Ребенок не боится сказать, что задача у него не вышла, сколько бы он над ней ни бился. К тому же познавая на собственном опыте, как достигаются успехи в умственном труде, дети воспитывают в себе ценные черты самоконтроля и самодисциплины. Привычка добиваться лучших результатов, чем уже достигнутые, воспитывает у ребенка нетерпимость к небрежной, неаккуратной работе, к безделью и нерадивости.

    Система, в основе которой лежит оценка только положительных результатов умственного труда, постепенно распространяется у нас и на практику учителей средних и старших классов. С каждым годом педагоги все больше убеждаются, что процесс и результаты умственного труда учеников – это как раз и есть та сфера, где соприкасаются, сливаются в единый поток обучение и воспитание.

    У читателя может возникнуть вопрос: «А как же быть в конце четверти или в конце всех учебных занятий, если окажется, что у ученика нет оценок?». В том-то и дело, что отсутствие оценки для ребенка несравненно большая беда, чем двойка. В сознании учеников утверждается убеждение: если у меня еще нет оценки – значит, я еще не потрудился как следует. Поэтому у нас не было таких случаев, чтобы к концу учебного года у школьника не оказалось оценок.

    К концу четверти оценки не были поставлены за десять лет семи ученикам. Родители знают, что, если у школьников в дневнике нет оценок, – значит не все благополучно. Прежде чем ввести новую систему оценки знаний, мы провели с ними беседы, разъяснили, в чем заключается побуждение ребенка к активному умственному труду. Работа с родителями ведется постоянно. Если ребенку трудно, мы убеждаем отца и мать, что это не вина ученика, а беда.

    Хочется посоветовать всем учителям: берегите детский огонек пытливости, любознательности, жажды знаний. Не допускайте, чтобы огонёк угас. Не забывайте, что почва, на которой строится всё ваше педагогическое мастерство, – в самом ребенке, в его отношении к знаниям и к вам учителю.


    Автор: Сухомлинский В.А. "Не гасите огонёк" // Учит. газ. – 1964. – 28 мая. – С. 2.


     

     

    Комментарии

    Румянцева Наталья Алексеевна

    Вдохновение (интерес к собственной деятельности, ее результату) необходимо прививать,начиная с дошкольного возраста

    Тарасова Светлана Алексеевна

    Нам, молодым педагогам, так важно научиться замечать этот самый огонек! давайте все вместе не только замечать, но искать глазки с огоньками : они есть у каждого ученика