Главные вкладки

    «Демпинг чистой воды»: ставки и унижение зарплатой учителей

    Чернышев Александр Юрьевич

    Учитель — очень важная для общества профессия, она должна оплачиваться хорошо, но, к сожалению, это не всегда так. Наш блогер, частнопрактикующий учитель Александр Чернышев, рассуждает о зарплате педагогов в школе, МРОТ и работе на две ставки.

    Уже несколько лет я тщетно пытаюсь понять систему оплаты труда российского учителя, из-за которой не могу вернуться работать в школу. Разговаривал с учителями, писал об этом в своём блоге на «Меле», например здесь, выслушивал директоров школ во время собеседований, отработал на часах по меньшей мере в пяти учебных заведениях за шесть лет. Пережил вновь комплекс неполноценности, разочарование в профессии, искал причины в себе. Если бы не частная практика, пришлось бы уходить из профессии.

    И вот в Госдуме прошли парламентские слушания о повышении качества образования в стране, из которых можно было понять только одно: не я один не могу разобраться, как начисляют зарплату учителям. Министр просвещения пояснила председателю собрания и всем присутствующим, что государство должно гарантировать учителю не менее 70% средней зарплаты по региону, а ещё 30% учитель должен получать в качестве стимулирующих. Регионы эту рекомендацию не выполняют.

     

    Я выделил для себя слова Ольги Юрьевны: «Учитель не должен думать о зарплате, которую рассчитывают, жонглируя ставками и поощрительной частью». Словно мои статьи на «Меле» она перед этим прочитала. Ищу школу для работы хотя бы на таких условиях, о которых говорит министр. Описываю в блоге свои поиски. Третий год найти не могу. Обошёл два десятка пермских школ и… не нашёл.

    Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата за февраль 2019 года в Пермском крае составила 33932,4 рубля. Именно о ней я говорю во время собеседований в школах, когда спрашивают про мои зарплатные ожидания. Значит, если верить про 70%, о которых говорит Васильева, молодой учитель, пришедший в пермскую школу после вуза на полную ставку (одну ставку!), должен гарантированно получать базовую часть в размере 23752,68 рубля? Почему мне, далеко уже не начинающему преподавателю, учителю первой категории с двумя высшими образованиями, готовому работать в школе, дотягивают ставку до МРОТ и тем самым выталкивают на улицу учить где угодно, только не в школе?

     

    Два зарплатных квитка у меня перед глазами. Один квиток за январь 2013 года, за пару месяцев до увольнения и начала частной практики. Второй — за июнь 2019 года. Тогда за плечами было десять лет работы в вузе, нынче — четыре месяца работы в школе. Вроде ситуации несопоставимые, но посмотрите на суммы зарплат. Основная зарплата 6452 рубля 14 копеек тогда, и 8685 рублей 70 копеек сегодня. Некое «доп. качество» тогда — 2000 рублей, «компенсация» сегодня — 2620 рублей 85 копеек. Тогда был показатель «интенсив» — 839 рублей, плюс рейтинг (современные стимулирующие) — 147 рублей 35 копеек. Общая сумма с уральскими до вычета налога — 10 854 рубля 26 копеек. Сегодня с уральскими до вычета налога — 13 002 рубля 53 копейки. МРОТ на руки. От чего ушёл в 2013-м — снова к тому же возвращаться?

    Зарплата каждого пятого работника образования оказалась меньше 15 000 рублей, сообщает издание РБК с ссылкой на Росстат. А если все учителя уйдут на одну ставку, сколько их станет?

    Главная правительственная газета страны сокрушённо вопрошает: «Почему оклад учителя оказался ниже МРОТ?» А раньше, что ли, об этом не знали? В Орловской области СК и прокуратура проводят проверку по факту обращения учительницы с зарплатой в 10 000 рублей на прямую линию с президентом страны, журналисты поехали к учителям в регионы, чтобы удостовериться, что майские указы президента на местах саботируются. В то же время московские директора школ без устали, словно чтобы специально позлить страну, в интервью провозглашают, что «зарплата школьного учителя в 150 000 рублей — ещё не предел».

    В Москве и в Перми учат детей одному и тому же по единым государственным стандартам. И в Москве, и в Перми действуют единые формы итоговой аттестации школьников. И в Москве, и в Перми учителя обязаны учить по единым учебникам. И московских, и пермских школьников государство хочет воспитать ответственными гражданами. И в Москве, и в Перми нам твердят, что должно обеспечиваться единое образовательное пространство. Никто не предполагает изобретать для московских и пермских учителей различные профессиональные стандарты. Любой мой ученик, сдающий обществознание, уверенно объяснит, почему образование — общественное благо. И в Москве, и в Перми.

    Почему же в Москве директора ориентируются даже не на среднюю, а на медианную зарплату учителя, а в Перми и в других местах учителю на ставку приходится дотягивать до МРОТ?

    Ведь МРОТ — плата за труд неквалифицированного работника, полностью отработавшего норму рабочего времени при выполнении простых работ в нормальных условиях труда. Почему труд учителя приравнен к неквалифицированному и простому, а учителя это допустили?

    Тем временем «Мел» сообщает о низком спросе на педагогов средней школы: «Несмотря на массовость этих профессий, рабочие места в основном заполнены и можно говорить об удовлетворённом спросе». Парадокс? Зарплата маленькая, но все работают. Отчего тогда наш министр говорит о нарастающем дефиците педагогов? Всё объясняется очень просто. Послушать О. Васильеву, так Минпрос уже, видимо, не может скрывать перегрузки учителей, настолько они выходят за рамки разумного, доброго, вечного.

    Учителя в массе своей соглашаются работать на 1,5–2 ставки, за себя и за того парня, ещё и конкурируют между собой за жалкооплачиваемые часы

    Демпинг чистой воды. Уйдёт кто-то посреди года — его часы распределят между оставшимися или, как случилось этой зимой в одной школе, закроют часы мной, частником. Круговорот… Найти бы цифру, сколько откроется вакансий сразу, если учителя массово начнут отказываться от работы более чем на одну ставку. Да ещё перед началом учебного года. То-то начнётся… Никакой, заметьте, забастовки, никакой политики, никакого «экстремизма».

    Убеждаю учителей не брать две ставки, а требовать от государства оплаты одной — как сейчас за две. Научно обоснованная ставка должна включать все виды обязательных работ учителя, за которые он должен нести ответственность. Оплата такого труда должна соответствовать этому уровню ответственности и квалификации. Не может быть школа в рейтинге, если в ней учителя ведут больше ставки.

    Одним из показателей работы директора школы должна стать обеспеченность кадрами на одну ставку, а вынуждающих учителей брать больше ставки надо наказывать. Снимать надо и губернаторов, поощряющих увеличение нагрузки на учителей ради достижения отчётных цифр. Всего два политических решения требуются от государства: кардинальное повышение базового оклада учителя и законодательное запрещение работать более чем на ставку в одной организации.

    «Где мы учителей возьмём, чтобы каждому по ставке?» — спрашивают меня. Объясню на своём примере. Больше шести лет я занимаюсь только частной практикой: набираю учеников и учу. Непросто это, поэтому сижу когда с деньгами, а когда совсем без денег. Могу заработать и 70 тысяч, и 20 тысяч. Летом хоть улицы мети. Или временно устраиваюсь работать на часах в школе за пресловутый МРОТ. Писал об этом тоже в блоге.

    Доход на уровне «средней по экономике» я себе обеспечивал и без государства. Майские указы президента исполнял для себя сам, но, повторюсь, всё это очень нестабильно. Шесть лет я кружусь около школ: беру часы, веду интенсивы к экзаменам. Дайте мне возможность эти деньги (34 тысячи «средней по экономике» в Прикамье — это разве большие деньги?) заработать на ставку, и я уйду с улицы в школу. Так сделают тысячи педагогов, вернутся, разгрузят тех, кто сегодня в школах на полутора-двух ставках. Ещё конкурс будет за место в школе! Только нужно ли это тем, кто остаётся сегодня в школе, и тем, кто управляет ею?

    Ясно, что требуется нормативное доведение базовой части учительской зарплаты даже не до МРОТ (позорище в богатой стране!)

    Исполните в регионах то, что предлагает О. Васильева: оклад каждого учителя, работающего на одну ставку, независимо от стажа и категории, должен составлять 70% от средней (в нашем пермском случае, напомню, это 23752,68 рубля). От этой суммы осуществляйте все доплаты и платите стимулирующие. Учитель должен работать на одну ставку! Остановите манипуляции со «средней по палате», наведите порядок со ставками, нагрузкой учителей. Что мешает это сделать?

    Сегодня у меня состоялось очередное собеседование по работе в следующем учебном году. Каждая такая встреча с директорами школ (сколько их было за последние два года?) как ножом по сердцу. Потому что мне стыдно, хоть домой не ходи. Потому что ухожу от них с комплексом неполноценности. Каждый раз, когда мне озвучивают зарплату (не оклад даже!) в размере МРОТ, да ещё в присутствии женщины-бухгалтера, старательно высчитывающей некие коэффициенты, не меняющие сути, они будто испытывают мою веру и убеждения на прочность: вот, мол, профессия наша «сакральная» и школа-то то ли десятая, то ли пятидесятая в каком-то топе, и выпускники-то её аж в самой Силиконовой долине работают, а вы вот всё о деньгах да о деньгах…

    Сижу, и услышать хочется человека, да в голове снова и снова стучит: «Блин, что бы придумать ещё такое, чтобы набрать учеников на репетиторство?» Смущаясь и оправдываясь, лепечу, что ипотека, что двое детей, да мужик я, в конце концов, не могу позволить себе работать за такие деньги. И снова, который раз за 25 лет, я вынужден укорять себя за сделанный профессиональный выбор и стыдиться, когда окружающим говорю, словно оправдываясь:

    «Нет-нет, я не учитель в школе, я частнопрактикующий учитель». А почему, собственно говоря? Почему мне стыдно, а им не стыдно?

    И теперь, закончив очередной учебный год на творческом подъёме, я снова и снова задаю себе вопрос: «Что дальше? По-прежнему работаю и живу в теневой экономике?»

    Если честно, не будь я частником, пошёл бы с учителями на забастовку. Хотя тот факт, что я учу школьников уже шесть лет вне школы, чем не забастовка? Но кого она волнует, кроме меня и моей семьи?

    МЕЛ

     

    Комментарии

    Чернышев Александр Юрьевич

    Депутаты Госдумы поддержали предложение министра просвещения РФ Ольги Васильевой о минимальной гарантированной базе оплаты труда молодого педагога, "которая должна составлять не менее 70 процентов от средней заработной платы в субъекте Российской Федерации при условии работы за одну ставку заработной платы (18 часов) и должна быть зафиксирована в трудовом договоре с каждым педагогическим работником" (http://ug.ru/news/28474?fbclid=IwAR0z8Ka_auKgFwh9a-IokDjrq64116qRr0WFsKq...). Это обнадеживает.