Главные вкладки

    Проект "Кровь и слава Миуса"

    Ступак Галина Николаевна

    Отечество-2012

    Министерство образования и науки Российской Федерации

    Министерство общего и профессионального образования Ростовской области

    Всероссийский конкурс исследовательских краеведческих работ учащихся "Отечество"

    Номинация «Военная история»

    Тема работы:  «Кровь и Слава Миуса»

    Подготовила:

    Замошникова Вера

    Учащаяся 11 «А» класса

    МБОУ ЕСОШ№1

    Руководитель:

    Ступак Галина Николаевна

    Учитель географии

    МБОУ ЕСОШ №1

    Ст. Егорлыкская

    2014 год

    Оглавление

    1. Введение
    2. Линия « Миус – фронта»
    3. « Война не окончена, пока не захоронен последний солдат»
    4. Заключение. « Загадки и тайны Миус – фронта»

    1.Введение

    В истории Великой Отечественной войны найдется, пожалуй, немного регионов бывшего Советского Союза, через которые фронт проходил три года. Три года войны. Три года кровопролитных боев…

      К таким территориям относится и Ростовская область. Но есть и еще одна особенность военных событий происходивших на полях донского края. Состоит она в том, что за эти три года войны фронт под Ростовом перемещался несколько раз и всякий раз он оставался практически в одном месте, у берегов небольшой, но извилистой речки Миус. Неторопливо, затейливо извиваясь, несёт она свои воды. Но как, ни спокойно течение, а за долгие тысячелетия река размыла почву, обнажила камень, и правый берег стал крутым, обрывистым. С него далеко видна изрезанная оврагами степь. В низинах зеленеют островки садов и полей. На каменистых склонах балок – выцветшие плешины горькой полыни.

             Над степью и рекой – тишина. В воздухе плывёт густой запах разнотравья, в голубом небе бьётся жаворонок – далеко слышна его песня. Проезжая сейчас по дорогам Неклиновского, Матвеево-Курганского, Куйбышевского районов среди богатой зелени полей, холмов и балок, кажется, что лишь обелиски да памятные стелы напоминают нам о войне. Но стоит присмотреться – и непременно увидишь то здесь, то там куски металла с рваными краями – осколки снаряда или мины. Каждую весну только после вспашки на полях лишь этих трех районов обнаруживают по несколько десятков взрывоопасных предметов и новые неизвестные солдатские захороненияЭто – следы войны…

    Время всё больше удаляет нас от тех лет, когда наш народ вёл священную войну за право жизни, за право существования. Не жалея жизни, солдаты бились с немецкими стервятниками у каждого хутора, каждой высотки, у каждой реки. Одним из таких рубежей и была река Миус. Здесь проходила огненная линия фронта, гремели орудийные раскаты, рвались мины, в небе шли воздушные бои. За долгий период боёв эта благодатная земля была напичкана «умным» железом, железом, которое, притаившись, ждёт свою неосторожную жертву. Густо усыпали её осколки и рваные куски металла.

       Наши деды и прадеды сделали всё, что было в их силах. Русские и украинцы, белорусы и грузины, таджики и армяне отдали здесь жизни  в жестоких боях. Около 25 тысяч защитников Родины покоятся в миусской земле. И дай Бог, чтобы каждый из нас тоже  был силён духом, если вдруг беда постучится и в нашу дверь…

     

    2. Линия «Миус – фронт»

            Первые бои на Миусе вспыхнули в октябре  41 года. В этот период шло сражение у стен Ленинграда, огромные силы врага были стянуты  к Москве, на юге захватчики рвались к Ростову, намереваясь в дальнейшем оккупировать Кавказ. Чтобы удержать Ростов и сорвать  планы гитлеровцев, подступы к городу и рубежи реки Миус спешно укреплялись. В районе Таганрога был создан боевой участок, войскам которого было приказано занять оборону  на миусских высотах.

          В середине октября части 1-ой немецкой танковой армии генерала Клейста прорвались к устью реки. Войска 9-ой армии под командованием Ф.М.Харитонова и войска Таганрогского боевого участка нанесли врагам контрудар. Не выдержав его, фашисты отошли от реки на 15 км, но вскоре сумели создать превосходство в силах и, 17 октября форсировав Миус, заняли  Таганрог. До конца октября  шли напряжённые бои на таганрогском направлении. Этой силе кроме 9-ой была выставлена 56-ая отдельная армия, на которую возлагалась оборона Ростова. Командующим армией был назначен генерал-лейтенант Ф.Н.Ремезов. Немецкое командование планировало форсировать Дон восточней Ростова. Утром 5 ноября около сотни немецких и мотопехота  атаковали  передовые части 136-ой стрелковой дивизии. Фашисты несли огромные потери, но все, же вклинились в оборону советских войск. К обеду немцы ввели в бой ещё 60 танков и до 2-х полков мотопехоты. В первый день боя немцы недосчитались около 70-ти танков, «обжегшись», они стали действовать осторожней.

             Сосредоточив превосходящие силы западнее Ростова, противник  17 ноября вновь начал наступление и занял село Большие Салы. Во второй половине дня, 20 ноября, немецкие танки проникли в посёлки Орджоникидзе и Красный город – сад. 21 ноября фашисты овладели  Ростовом. (Приложение 1В-1Г)

             Осложнившаяся обстановка потребовала принятия срочных мер. В районе города Каменска в сражение вступили дивизии 37-ой армии, и продвижение оккупантов было и в этих боях воинскую доблесть показали  солдаты 733-го полка из 136-ой стрелковой дивизии.  Утром 27 ноября 37–я  и 9–я  армии пошли на врага. Немцы оказывали отчаянное сопротивление, старясь не подпустить нашу армию к Азовскому  морю.

            Вечером  29 ноября  части 37-ой армии освободили населённый пункт Султан – Салы, части 9–ой армии – Большие Салы. А наступавшие из района Новочеркасска 68–я кавалерийская, 317– я стрелковая дивизии и 6 –я танковая бригада совместно с частями 56– ой армии  овладели  южной окраиной Ростова. Гитлеровцы вынуждены были отходить. Ростов был очищен.

        Несмотря на  строжайший приказ Гитлера, танковая армия Клейета спешно отходила. Только с помощью подкрепления немцам удалось уйти за Миус. К 10 декабря 1941 года сражения на Миусе прекратились. Войска перешли к обороне.

          В течение 7 месяцев наши части держали оборону на Миусе.

    Гитлер планировал летом 1942 года  наступление на Сталинград и Кавказ, с целью отрезать Москву от крупных источников топлива. Миусский рубеж был тем плацдармом, с которого нацистские полчища начали свой поход на юг.

           «Миус - фронт», как называли немцы свои позиции на Миусе, представлял собой сильный оборонительный рубеж.  Около 2-х лет, они рыли здесь свои траншеи и ходы сообщения. Господствующие высоты превращали  в вершины смерти, устраивали многочисленные минные ловушки, возводили противотанковые, противопехотные минные поля. Сооружали доты, дзоты, блиндажи и даже подземные укрытия. А зимой отвесные берега и склоны высоток немцы заливали водой, создавая действительно неприступный ледяной барьер.

            В директиве немецкого командования под номером 41  указывалось: «первоначально необходимо сосредоточить все имеющиеся  силы для поведения главной операции на южном  участке фронта  с целью уничтожить противника  западнее реки Дон и в последующем захватить нефтяные районы Кавказа и  перевалы через Кавказский хребет».

           Немецкое наступление на южном участке советско– германского  фронта началось в июле 1942 года. 24 июля после кровопролитных боёв город Ростов- на- Дону был оставлен нашими  войсками. Советская армия отступала на юг. Нацисты добились значительных успехов: заняли Донбасс, вышли в большую излучину Дона, создав угрозу Сталинграду и Северному Кавказу. Но полностью осуществить свой план фашистам не удалось: основные части Красной Армии избежали окружения, и отошли на восток и юг.

           В середине июля 1942 года немцы устремились на Сталинград, они уже обсуждали свою «будущую победу».

           25 июля 1942 года началось немецкое наступление на Кавказском направлении. Гитлеровцы планировали овладеть Северным Кавказом, затем, наступая вдоль Черноморского  и Каспийского побережий, через перевалы Главного Кавказского хребта овладеть Закавказьем. В ноябре 1942 года оккупанты потерпели серьёзнейшее поражение в Сталинграде и на Кавказе.

          Разгром под Сталинградом армии  Паулюса, вынудили немецкие части бежать к Миусу. Миусский  рубеж оказался им надёжной защитой. Их командование понимало, что если советские войска сходу ворвутся в Ростов, то окружение Кавказской группировки немцев неизбежно. Каждый населённый пункт противник  сдавал с боем.

           В приказе Гитлера войскам группы «Юг» и  4-му воздушному флоту от 21 февраля 1943 года говорилось: «Исход сражения  мирового значения зависит от вас. За тысячи километров от границы  Германской империи определяется  будущее благосостояние германского государства. Основная тяжесть этого боя легла на вашу долю… если сегодня русские  продвигаются вперёд, то, как и в прошлую зиму, придет момент, когда это продвижение застрянет в грязи далеко от  коммуникаций противника».

           В очередной раз советские войска вышли к Миусу. В образованный 2 февраля Южный фронт вошли: 51-я, 5-я ударная, 2-я гвардейская, 28-я и 44-я армии. (Приложение 1А;1Д)

           Наступавшие в авангарде войск Южного фронта 4-й гвардейский Сталинградский механизированный  корпус попытался с ходу овладеть сильно укреплённым пунктом врага  - Матвеевым  Курганом. Но нацисты открыли плотный артиллерийский огонь. Тогда советским командованием было принято решение атаковать Матвеев Курган с  трёх направлений одновременно: с севера - силами 15-й, с юга – 14-ой гвардейской механизированной, с востока – 13-ой бригадой. К ночи 18 февраля, танки и другие боевые машины корпуса, переправились на правый берег Миуса и подошли к высоте 105,7.

           С неё, высоты 105,7, лежащей к западу от Матвеева Кургана, видны изгибы Миуса, ленты дорог. Местные жители называли его «Волковой горой». На ней шли  жесточайшие бои. Высота содрогалась от взрывов. Три линии траншей, опоясавших Волкову гору, ощетинились  шквальным огнём. О жестокости боёв говорят цифры подсчётов: за день было  уничтожено до тысячи немецких солдат, захвачено 24 орудия и 40 автомашин. Но когда, овладев высотой, корпус ушёл вперёд, немцы вновь заняли её. Бои разгорелись снова. Трижды в течение дня наши войска атаковали высоту. И лишь к утру 19 февраля враг был изгнан из первой линии траншей. Так день за днём продолжались бои за стратегически важную высоту.

          В конце февраля  советские войска по приказу командования перешли к обороне, а фашисты ещё тщательнее укрепляли и совершенствовали и без того сильные Миусские рубежи. Так, кроме обычных укреплений гитлеровцы применили бронеколпаки, толщина брони которых доходила до 80 мм.

          Об этих бронеколпаках даёт представление  следующая запись командира роты 687-го пехотного полка 336-й немецкой дивизии: «Сегодня вечером на совещании командиров рот давались объяснения по поводу  применения бронированных куполов для пулемётных гнёзд. На моём участке  будет 2 таких купола, каждый весит 84 центнера. Пулемёты в них уже вмонтированы и вся эта штука иаеет много преимуществ, так как купола не пробиваемы никакими снарядами… здесь можно хранить боекомплекты до 5000 патронов. Неприятности будут только с подлвозом этих бронированных скорицы, для которых понадобятся тягочи. Сегодня ночью для купола уже была  вырыта в балке целая шахта. Надеюсь, что теперь у меня не будет потерь в личном составе».

          За хорошо укреплёнными позициями оккупанты чувствовали себя в безопасности. Они развлекались устройством клубов, музыкальных вечеров. Один из участков 336-ой пехотной дивизии именовался «Берлин - на - Миусе». Вдоль траншей  были укреплены таблички с надписями: «Фридрихштрассе», «Унтер-ден-Линден», «Курфёрстендамм». В полутора километрах от переднего края был оборудован трактир с золоченой вывеской – совсем как в Германии.

           Миусские рубежи обороняли соединения оперативной группы «Холлидт» и 4-ой танковой армии.  5 марта 1943 года была создана 6 –я немецкая армия, вместо уничтоженной под Сталинградом  армии Паулюса, на которую возлагалась задача обороны Миус – фронта.

           Южный участок немецкой обороны занимал сильный 29 корпус. Входящая в него 336-я пехотная дивизия – одно из наиболее боеспособных соединений 6-й армии, находилась в районе села Куйбышево, её позиции гитлеровцы считали неприступными.

          Не менее боеспособной была и 15-я  авиаполевая дивизия, оснащённая мощным вооружением: пулемётами, противотанковыми и зенитными орудиями.

          Всего на 120 –ти километровом участке фронта  было сосредоточено до 90000 солдат и офицеров противника. Сюда же в конце мая прибыла из Франции 17-я пехотная дивизия численностью 12000 человек.

          Заняв борону на Миусе, немецкое командование не отказалось от наступательных планов и проводило активную подготовку очередного похода на Волгу и Кавказ,  каждый полк и дивизия  получили определенную задачу. Так 336 –я пехотная дивизия должна была захватить плацдарм на левом берегу  Миуса  в районе села Куйбышево, после чего  перерезать железнодорожную магистраль  на Ростов.

         Эти меры нацистское командование проводило не случайно, оно хорошо понимало, что в случае крушения миусского рубежа все их планы нового похода на Волгу и Кавказ рушились. Укрепления на Миусе им нужно было удержать любой ценой и для этого предпринималось всё возможное.

          Оборона гитлеровцев на реке Миус  к лету 1943 года состояла из 3х полос. Первая, наиболее укреплённая, проходила по западному берегу реки, её глубина достигала 10 километров.

           Здесь была вырыта сплошная линия траншей с ячейками для стрелков, пулемётными гнёздами и площадками. Подступы к главной полосе траншей прикрывались проволочными зарождениями и минными полями.

          Вторая полоса обороны проходила от Таганрогского залива по рекам Мокрый Еланчик и Крынка.

          Третья полоса начиналась  восточнее Донецка и тянулась по реке Кальмиус. Общая глубина миусского  рубежа достигала  50 километров.

            После  июльских боёв части Южного фронта стали готовиться к решительному наступлению.  В это время  Южным фронтом командовал генерал- полковник Ф.И. Толбухин. Членом  военного совета был  генерал – лейтенант К.А. Гуров, а начальником штаба – генерал – майор С.С. Бирюзов.

           На левом  фланге фронта стояла 44-я армия генерала – лейтенанта В.А. Хоменко. Севернее находились части 28-й армии  генерала – лейтенанта В.Ф. Герасименко. (Приложение1Б)

           Правым соседом 28-й  была 2-я гвардейская армия Г.Ф. Захарова. Во главе 5 –ой ударной армии стоял  генерал – лейтенант В.Д. Цветаев.  Действия  войск фронта поддерживали авиационные  соединения 8-й воздушной армии под командованием  генерал – майора  авиации Т.Т. Хрюкина.

           Кроме того, в состав фронта входили два  механизированных  корпуса: 2-ой  гвардейский  генерал–лейтенанта  К.В. Свиридова и 4-й гвардейский генерал – майора Т.И.  Танасчишина, а так же  4-й гвардейский казачий корпус  генерал – майора Н.Я. Кириченко.

           Основная роль в разгроме немцев на Миусе возлагалась на  5-ую ударную, 2-ую гвардейскую и 28-ую армии. План операции  предусматривал, что после завершения разгрома Таганрогской группировки противника перейдёт в наступления 51-ая армия.

          В ходе боёв с 18 по 31 августа войсками Южного фронта была полностью разгромлена  Таганрогская группировка немцев. В боях наши войска уничтожили 212 самолётов, 537 танков, 494 орудия, 1500 пулемётов, 3600 автомашин. Противник потерял только убитыми свыше 3500 солдат и офицеров. Смелость и самоотверженность наших воинов навсегда вошли в мировую историю. Но не только смелость, но и смекалка.

          29 августа один из полков 4-го гвардейского кавалерийского корпуса достиг Миусского лимана  у Ломакина.  Здесь нескончаемым потоком двигались немецкие войска, отходившие из Таганрога по длинной узкой  косе. Заняв оборону, наши войска постоянно отбивали атаки врага, рвавшегося к переправе.

           К вечеру 30 августа после бесплодных атак немцы вдруг стали сдаваться в плен – вначале поодиночке, потом целыми группами. Разведке поручили узнать, в чём дело. Разведка была неожиданно простой. Немцы в панике приняли 138-ой полк за 38-ую дивизию, которая била их на Кавказе, и предпочли сдаться.

           Это навело командира полка  майора И.Д. Минакова на дерзкую мысль. Он решил написать немецкому командованию письмо, в котором говорилось, что они та самая 38-ая дивизия, и что если они не сдадутся, то им будет ещё хуже, чем на Кавказе.

            Этот «ультиматум» направили командованию противника.

            На следующий день к Минакову И.Д. прискакал верховой:

    - Товарищ майор, немецкий полковник с офицерами сдались в плен. Полковник настаивает, чтобы его немедленно доставили к командиру дивизии. Как быть?

    - Тащи его сюда, в балочку. Здесь разберёмся, - сказал Минаков.

            Немцев подвели к командиру полка. Выжимая на лице улыбку, полковник заговорил. Вперёд выступил переводчик:

    - Полковник рад приветствовать майора и просит представить его командиру 38-ой дивизии. Они с ним старые знакомые.

    - Это как же понимать – знакомые? – удивился майор.

    Немец объяснил, что он не раз встречался с командиром в бою. Не с самим командиром, а с его дивизией.

    - Передайте полковнику, что он и его полк взяты в плен не 38-ой дивизией, а гвардейцами 138-го кавалерийского полка, - ответил майор Минаков.

           Сообщение для гитлеровца было ошеломляющим. Он, опытный вояка, сложил оружие перед полком, который сам находился в окружении!

    -   Не отчаивайтесь, полковник, - успокаивал его Минаков со скрытой издёвкой. – Не здесь, так в другом месте это случилось бы. Уж лучше сразу…

          В плен сдалось больше тысячи человек. Вся боевая техника вражеского полка оказалась в руках казаков.

    У берегов небольшой речки Миус ценою больших потерь досталась победа на территории Ростовской области. Воды у реки  Миус были красными от крови, а берега усеяны телами наших солдат.

         Теперь полностью закончился и ушёл в прошлое кровавый, но прекрасный ХХ век. В этом веке мы  многое пережили, многое  недоделали.

     

    3. «Война не окончена, пока не захоронен последний солдат»

             Тысячи человек ещё покоятся в миусской земле после войны. Вот уже более 70 лет они лежат в окопах, в воронках, блиндажах.… Лежат с той  самой минуты, когда в последнем бою их покинула жизнь. Но для них этот бой уже никогда не закончится. Всё что мы можем и обязаны теперь сделать, - это найти тела погибших и похоронить, как того требует обычай. Ведь недаром народная мудрость гласит: война не закончена, пока не похоронен  последний солдат. Сейчас всё больше людей понимают это, и это радует.

          К середине 90-х годов образовался областной клуб «Память-Поиск», который работал по поиску не захороненных солдат и установлению имен. В 1998 году был создан в нашей школе  поисковый отряд «Поиск», который организовала Ступак Галина Николаевна. Два раза в год (в октябре и мае) мы принимаем участие во Всероссийских и областных «Вахтах - Памяти». Работы проводятся в Ростовской области, Республике Калмыкия, в г. Волгограде, на Украине (Аджимушкай). Мы участвовали в 24-ти «Вахтах Памяти» и с уверенностью можем сказать, что наш школьный отряд - это единственный отряд в Ростовской области, который на протяжении 13 лет занимается поисковой работой. За все это время около 800 учащихся нашей школы принимали участие в экспедициях. А самое главное – наш результат. Поднято и захоронено уже более 2000  советских солдат и офицеров, погибших во время Великой Отечественной войны. Было найдено 58 медальонов (самая ценная из находок), из них24 было прочитано и установлены фамилии солдат.  Но на этом наша работа не заканчивается – мы продолжаем поиск родственников, так из 24 прочитанных фамилий были  найдены родственники – 14 похороненных солдат. (Приложение 1)

             Два года назад, по зову сердца, я изъявила желание принять участие в Вахте Памяти. Я давно мечтала поучаствовать в настоящей поисковой экспедиции, хотела увидеть своими глазами эти места и хоть чуть-чуть приблизиться в понимании всего происходившего здесь в годы войны.

       Впервые, на раскопки мы отправились в Куйбышевский район, в места, где в годы войны проходила линия Миус-фронта. Кроме нас в Вахте Памяти участвовали ребята из Ростова, Воронежа, Астрахани, Мордовии и других городов. Все мы за время экспедиции успели хорошо подружиться.

         В первый день по прибытии мы оборудовали лагерь, провели разведку местности, наметили план работы.

          Что касается обнаружения места для проведения раскопок, то это делается с помощью металлоискателя, биолокационной рамки. До сих пор невооруженным глазом видны сети окопов, воронки и блиндажи.

          На следующий день мы разделились на группы и  приступили к намеченной работе. И первой значительной находкой оказалась яма для отходов, которая использовалась немцами. В ней мы обнаружили останки людей, которые были разбросаны по всей яме в беспорядке. По обрывкам формы, мы сделали вывод, что это были наши солдаты, они были сброшены немцами. Так же с останками солдат были найдены: множество патронов, несколько котелков, хорошо сохранившуюся монету.

         Эта прямо-таки мистическая история на долго запомнилась всем участникам той  экспедиции:

    «В один из дней раскопок, когда все участники отряда обсуждали что делать дальше, кто-то восторженно закричал:

    -Смотрите! Журавли!

    Прямо  на нас летел журавлиный клин, они снизились над нами, плавно описали три круга и улетели. Стояла звенящая тишина…, потом кто-то тихо произнес: «Девять. Их было девять»

    На следующее утро наша группа работала на холме, заросшем кустарником все сомневались, стоит ли здесь копать. Казалось, что ни разу еще по прошествии времени здесь не ступала нога человека. А через час уже нашли отлично сохранившийся блиндаж, ящики с патронами, много фрагментов оружия. Каково же было наше удивление, когда, убрав найденное, мы оказались на настиле из досок.  Копнули глубже, а под ними опять останки!?

    Ни больше, ни меньше – девять! У одного из них часы остановились на цифре «9» …И это было 9 октября.

        Наверное, и, правда их души переселились в серых журавлей и вчера они давали нам знать ищите и найдёте!

          Бывают дни, когда кроме пустых гильз, осколков, да нескольких патронов ничего не находишь. Перекопаешь «гору» земли, идя по старому окопу, и ничего. Хотя этот окоп казался таким многообещающим. Он, казалось бы, находится в месте, где пересекаются несколько линий окопов, и является самым «горячим» отрезком в данном месте. Но бывает и наоборот: находишь то, что искал, в самом незаметном месте. Так и случилось, когда мы обнаружили большой блиндаж на господствующей высоте. Несколько дней мы «крутились» рядом с ним, не подозревая,  что нас там ожидает. Наткнулись на него почти случайно. Копали окоп, и нашли только раскладной ножик, сигнальную немецкую ракету и гильзы. Командир группы сказал, что здесь не подходящее место и пошёл копать чуть дальше. Он выбрал  самое неподходящее, как нам казалось место. Там росло много больших кустов. Мы продолжали копать на старом месте, сомневаясь, что он там что-нибудь найдет. Но, вырубив кусты и начав копать, он позвал всех нас посмотреть находку. На небольшой глубине он нашел фаланги пальцев руки. Мы стали работать всей группой. Сначала копать было очень трудно: камни, корни. Чем глубже копали, тем больше становилось находок: пуговицы, обрывки шинелей, ботинок с  шерстяным носком и костями ноги.  В итоге раскопок этого блиндажа были найдены останки одиннадцати человек – наших солдат. Вместе с останками было найдено много других не менее ценных вещей: монеты, фонарик с цветными пластинами, обрывки газет, часы на цепочке, котелки, кружки, ложки, вилки, дезинфекторы, фляги. Из оружия были: гранаты, 3 винтовки, патроны от винтовки. Этот блиндаж оказался самой крупной находкой за всю Вахту.

         Следующим местом нахождения останков была большая воронка от авиабомбы. В ней покоились двое советских солдат, погибших, видимо, от осколочных ранений. Они были в униформе, полностью снаряжены, но без оружия. Его забрали, прежде чем их туда скинули. При них были подсумки, полные патронов, гранаты, ручные гранаты.

          Ещё одна необычная находка, потрясшая меня,  была сделана на другой господствующей высоте. Когда мы раскапывали дзот, то наткнулись на цинковый ящик для патронов. Сначала подумали, что он полон, но когда его подняли, то оказалось: ящик был раскрыт и перевёрнут вверх дном. Он лежал на том самом полу, что был в этом дзоте 70 лет назад. Ящик украл кусочек прошлого и донес до нас «часть» той атмосферы, воздуха, пропитанного порохом и патриотизмом. Под ним оказалась земля, на которую уже 70 лет никто не ступал.

         Много находок сделали и другие группы.  В конце Вахты мы участвовали в захоронении останков 34 советских солдат. Их похоронили со всеми воинскими почестями; в братской могиле на местном мемориале.

              После поездки многое в моем сознании и мировоззрении изменилось. Мы приблизились к пониманию смысла жизни. Когда видишь своими глазами все масштабы войны, видишь сети окопов, воронки, высотки, останки, в душе что-то переворачивается, ты понимаешь, за что погибали наши прадеды, в чём смысл жизни, сильнее начинаешь любить Россию. (Приложение 2-8)

      

     

    4. Заключение. «Загадки и тайны Миус – фронта».

    У Миус-фронта есть свои загадки и тайны.

        Из архивных документов стало известно, что уже в конце 41 года под Ростов в степную зону были переброшены несколько немецких батальонов-егерей из дивизии «Эдельвейс».

         С чем это было связано? Почему немцы использовали на равнинах своих горных егерей? Каковы были их замыслы? И ещё множество вопросов  не укладывались в официальные точки зрения. И только когда исследовали эти участки на местности, только тогда многое стало понятно.

           Батальон горных стрелков из «Эдельвейс»  немцы поставили на скальных берегах, превратив их в крепости, используя минимальное количество войск. Егеря оборудовали оборону с учётом специфики гор. Поэтому вдвойне было трудно нашим войскам вести боевые действия на этих направлениях. Даже каменистый грунт, где было практически невозможно рыть траншеи полного профиля, они использовали себе во благо. Немцы прочно укрепляли свои блиндажи могильными камнями с гражданских кладбищ.

         Так в одной из экспедиций с помощью биолокационной рамки была обнаружена могильная плита, вылитая из чугуна. Когда очистили глину, проступили буквы: «здесь покоится прах Александра Петровича Машлыкина. Родился 1844 году. Скончался 20 апреля 1889 года». Эта плита толщиной до 5 см надёжно прикрывала вход в офицерский блиндаж…

        Но этим нельзя было объяснить минимальные потери немцев, которые они несли во время артобстрелов и бомбёжек, особенно ближе к Таганрогу, где уже не было скал. По архивным  документам и мемуарам  было лишь известно, что во время артобстрелов «личный состав на передовой укрывался в надёжных убежищах». Но что это за надёжные убежища в степи? Что они из себя представляли? Поиск продолжался. И в 1999 году усилия были вознаграждены. Экспедиция вышла на элементы «секретного оружия обороны» Вермахта!

          Под дном траншей полного профиля на глубине 80 см (почти 2 м 50 см от уровня земли) обнаружили гофрированную  крышу подземных сборных металлических бункеров. В своё время эти бункера разрабатывались  для частей, воевавших в Африке. Но с 1942 года их стали эффективно использовать в степной зоне СССР.

          Ещё много тайн ждут своих ответов и своих исследователей. Мы  надеемся, что теперь всё больше людей будут подключаться к работе, и дело пойдёт еще быстрее и эффективнее. Ведь с каждым годом мы удаляемся от того времени, а значит, всё меньше следов остаётся. Нужно действовать пока не поздно.