Олейникова Наталья Енсоновна

Олейникова Наталья Енсоновна

Сайт учителя-дефектолога

Чем младше ребенок, тем большей квалификации должен быть педагог

Профессия: учитель-дефектолог

Профессиональные интересы: Коррекция развития детей с проблемами в развитии

Увлечения: Театральная деятельность - как средство развития личности человека. Интерес к художественной литературе. Педагогика, психология, социология как наука.

Страна: Россия

Регион: Санкт-Петербург

Место работы: ГБДОУ №35 Красносельнского района Санкт-Петербурга

Ссылка на мой мини-сайт:
https://nsportal.ru/oleynikova-natalya-ensonovna
Живы все люди не тем, что они себя обдумывают, а тем, что есть любовь в людях.
Л.Н.Толстой

"Мудрость можно рассматривать в двух аспектах, в одном, как любовь к мудрости – «фило» «софия», т.е. философия, выросшая в науку в системе марксизма диалектический, исторический материализм, ставший основой методологии всех наук; а в другой плане, как эмпирическое проявление мудрости, житейской мудрости, мудрости в поведении, в общении с людьми в первую очередь, в решении жизненных проблем. Первую часть мы сегодня рассматривать не будем, это, как вы прекрасно понимаете, не может быть темой одной беседы и, кроме того необходимости в этом нет. Эта проблема для каждого из нас является в достаточной мере известной, и  каждый имеет возможность получать  в этом направлении неограниченный оптимум. Вот вторая сторона, житейской мудрости в человеческих взаимоотношениях, эта проблема пока ещё является серьёзной, сложной, в полной мере не разрешённой. Она относится к тому, о чём мы всё время говорим, это к эмпирической психологии. Потому что каждый человек, хочет он этого или нет, в какой-то мере является психологом и насколько ему удаётся в своей жизни в силу накопленного опыта общения с людьми, решения жизненных проблемных ситуаций, накопить эту мудрость, достигает определённого счастья, достигает наиболее высоких результатов в общении с людьми и достигает уважения людей. "

Н.С. Говоров, 1985 г.

Согласно Федеральному государственному образовательному стандарту дошкольного образования (ФГОС ДО): «речевое развитие включает владение речью как средством общения и культуры; обогащение активного словаря; развитие связной, грамматически правильной диалогической и монологической речи; развитие речевого творчества; развитие звуковой и интонационной культуры речи, фонематического слуха; знакомство с книжной культурой, детской литературой, понимание на слух текстов различных жанров детской литературы; формирование звуковой аналитико-синтетической активности как предпосылки обучения грамоте».  Поэтому чем раньше начать занятия с ребёнком, тем больших успехов можно добиться в работе. Особенно пристальное внимание требуется в случае, если ребёнок отстаёт в речевом развитии.

В раннем возрасте различные нарушения развития по своим внешним проявлениям ещё не дифференцированы, часто имеют схожие проявления. Но нарушение развития речи в той или иной степени сопровождают любой дефект. Организация наблюдения за ребёнком и коррекционные занятия по нашей методики «Театр рассказа для самых маленьких» помогут дифференцировать нарушения речи от других нарушений (задержка психического развития, олигофрения, нарушение слуха, аутизм) поставить более точный диагноз.

Толстой Лев Николаевич

• Большая часть мужчин требует от своих жен достоинств, которых они сами не стоят.

• Война есть убийство. И сколько бы людей ни собралось вместе, чтобы совершить убийство, и как бы они себя ни называли, убийство все равно самый худший грех в мире.

• Воспитателю надо глубоко знать жизнь, чтобы к ней готовить.

• Время есть бесконечное движение, без единого момента покоя — и оно не может быть мыслимо иначе.

• Все люди мира имеют одинаковые права на пользование естественными благами мира и одинаковые права на уважение.

• В искусстве все чуть-чуть.

• В каждом человеке и его поступках всегда можно узнать самого себя.

• Власть над собой — самая высшая власть, порабощенность своими страстями — самое страшное рабство.

• В мечте есть сторона, которая лучше действительности; в действительности есть сторона лучше мечты. Полное счастье было бы соединением того и другого.

• Во всяком деле лучше немного, но хорошего, чем много, но плохого. Так же и в книгах.

• Доброта для души то же, что здоровье для тела: она незаметна, когда владеешь ею, и она дает успех во всяком деле.

• Ежели бы человек не желал, то и не было бы человека. Причина всякой деятельности есть желание.

• Если жизнь не представляется тебе огромной радостью, то это только потому, что ум твой ложно направлен.

• Если один раз пожалеешь, что не сказал, то сто раз пожалеешь о том. что не промолчал.

• Если сколько голов — столько умов, то сколько сердец — столько родов любви.

• Детей не отпугнешь суровостью, они не переносят только лжи.

• Для того чтобы выучиться говорить правду людям, надо научиться говорить ее самому себе.

• Доброе дело совершается с усилием, но когда усилие повторено несколько раз, то же дело становится привычкой.

• Стыд перед людьми — хорошее чувство, но лучше всего стыд перед самим собой.

• Сущность всякой веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью.

• Счастлив тот, кто счастлив у себя дома.

• Счастье есть удовольствие без раскаяния.

• Там, где труд превращается в творчество, естественно, даже физиологически исчезает страх смерти.

• Пьяница никогда не идет вперед ни в умственном, ни в нравственном отношении.

• Работа только тогда радостна, когда она несомненно нужна.

Труд, труд. Как я чувствую себя счастливым, когда тружусь.

• Добро есть вечная, высшая цель нашей жизни. Как бы мы ни понимали добро, жизнь наша есть не что иное, как стремление к добру.

• Если тебе мешают люди, то тебе жить незачем. Уходить от людей — это самоубийство.

• Если ты что-нибудь делаешь, делай это хорошо. Если же ты не можешь или не хочешь делать хорошо, лучше совсем не делай.

• Если цель брака есть семья, то тот, кто захочет иметь много жён и мужей, может быть, получит много удовольствия, но ни в коем случае не будет иметь семьи

• Есть два желания, исполнение которых может составить истинное счастье человека, — быть полезным и иметь спокойную совесть.

• Одно из первых и всеми признаваемых условий счастья есть жизнь такая, при которой не нарушена связь человека с природой, то есть жизнь под открытым небом, при свете солнца, при свежем воздухе; общение с землей, растениями, животными.

• Одно из самых удивительных заблуждений — заблуждение в том, что счастье человека в том, чтобы ничего не делать.

• Ошибки и недосмотры ясно сознающего человека могут быть более полезны, чем полуправды людей, предпочитающих оставаться в неопределенности.

• Неясность слова есть неизменный признак неясности мысли.

• Никакое самолюбивое волнение не может устоять против успокоительного, чарующего влияния прекрасной и спокойной природы.

• Ничто так не поощряет праздность, как пустые разговоры.

• Нужно усилие для всякого воздержания, но из всех таких усилий самое трудное — это усилие воздержания языка. Оно же и самое нужное.

• Общественный прогресс истинный — в большем и большем единении людей.

• Один из самых обычных и ведущих к самым большим бедствиям соблазнов есть соблазн словами: «Все так делают».

Пессимизм ...всегда казался мне не только софизмом, но глупостью, и вдобавок глупостью дурного тона... Мне всегда хочется сказать пессимисту: «Если мир не по тебе, не щеголяй своим неудовольствием, покинь его и не мешай другим».

• Плохо, если у человека нет чего-нибудь такого, за что он готов умереть.

• ...Последствиями войны всегда будут всеобщее бедствие и всеобщее развращение...
Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237_3.html

• Различие между ядами вещественными и умственными в том, что большинство ядов вещественных противны на вкус, яды же умственные, в виде... дурных книг, к несчастью, часто привлекательны.

• Разумное и нравственное всегда совпадают.

• Старайся исполнить свой долг, и ты тотчас узнаешь, чего ты стоишь.

• Степень правдивости человека есть указатель степени его нравственного совершенства.

• Что же делать? Отбросить все те усовершенствования жизни, все то могущество, которое приобрело человечество? Забыть то, что оно узнало? Невозможно. Как ни зловредно употребляются эти умственные приобретения, они все-таки приобретения, и люди не могут забыть их.

• Что может быть драгоценнее, как ежедневно входить в общение с мудрейшими людьми мира.

• Что может быть ужаснее всех этих вновь выдуманных средств истребления — пушек, ядер, бомб, ракет с бездымным порохом, торпед и других орудий смерти?

• Чем больше человек дает людям и меньше требует себе, тем он лучше; чем меньше дает другим и больше себе требует, тем он хуже.

• Чем больше человек доволен собой, тем меньше в нем того, чем можно быть довольным.

• Чем лучше человек, тем меньше он боится смерти.

• Чтобы стать счастливым, нужно постоянно стремиться к этому счастью и понимать его. Оно зависит не от обстоятельств, а от тебя.

• Я всегда старался не раздражаться и уступать в ссоре, чем и достигал умиротворения, а потом уже в спокойном состоянии дело улаживалось само собой. Почти всегда приходится жалеть, что ссора не была прекращена вначале.

• Человек, переставший пить и курить, приобретает ту умственную ясность и спокойствие взгляда, который с новой верной стороны освешает для него все явления жизни,

• Человек подобен дроби, числитель есть то, что он есть, а знаменатель — то, что он о себе думает. Чем больше знаменатель, тем меньше дробь.

• Человек, познавший свою жизнь, подобен человеку-рабу, который вдруг узнаёт, что он царь.

• Я знаю в жизни только два действительных несчастья: угрызения совести и болезнь.

• Страх смерти обратно пропорционален хорошей жизни.

• Стыдиться можно и должно не какой-либо работы, хотя бы самой нечистой, а только одного: праздной жизни.

• Только бы верили люди, что сила не в силе, а в правде, и смело высказывали бы ее.

• Только бы люди знали, что цель человечества не есть материальный прогресс, что прогресс этот есть неизбежный рост, а цель одна — благо всех людей...

Правильный путь таков: усвой то, что сделали твои предшественники, и иди дальше.

• Призвание можно распознать и доказать только жертвой, которую приносит ученый или художник своему покою и благосостоянию, чтобы отдаться своему призванию.

• Прогресс состоит во все большем преобладании разума над животным законом борьбы.

• Только тогда легко жить с человеком, когда не считаешь ни себя выше, лучше его, ни его выше и лучше себя.

• У того, кто ничего не делает, всегда много помощников.

• Хороший актер может, как мне представляется, прекрасно сыграть самые глупые вещи и тем усилить их вредное влияние.

• Цель обеда есть питание и цель супружества — семья.

• Церковь. Все это слово есть название обмана, посредством которого одни люди хотят властвовать над другими.

• Уныние и дурное расположение духа не только мучительно для окружающих, но и заразительно.

• У самого злого человека расцветает лицо, когда ему говорят, что его любят. Стало быть, в этом счастье...

• Усилие есть необходимое условие нравственного совершенствования.

• Цивилизация шла, шла и зашла в тупик. Дальше некуда. Все обещали, что наука и цивилизация выведут нас, но теперь уже видно, что никуда не выведут: надо начинать новое.

• Часто люди гордятся чистотой своей совести только потому, что они обладают короткой памятью.

• Часто скромность принимается за слабость и нерешительность, но когда опыт докажет людям, что они ошиблись, то скромность придает новую прелесть, силу и уважение характеру.

• Часто слышишь, что молодежь говорит: я не хочу жить чужим умом, я сам обдумаю. Зачем же тебе обдумывать обдуманное? Бери готовое и иди дальше. В этом сила человечества.

• Человек будет тем счастливее, чем яснее он поймет, что его призвание состоит не в том, чтобы принимать услуги от других людей, но в том, чтобы прислуживать другим и предоставить свою жизнь в распоряжение многих людей. Человек, поступающий таким образом, будет достоин своих владений и никогда не потерпит неудачу.

• Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.

• Тщеславие, забота о славе людской — это последнее снимаемое платье. Трудно его снять, а тяготит оно ужасно, потому что более всего мешает свободе души.

• Умиление и восторг, которые мы испытываем от созерцания природы, — это воспоминание о том времени, когда мы были животными, деревьями, цветами, землей. Точнее: это — сознание единства со всем, скрываемое от нас временем.

• Человек обязан быть счастлив. Если он несчастлив, то он виноват, и обязан до тех пор хлопотать над собой, пока не устранит этого неудобства или недоразумения.

Нет большего подспорья для эгоистичной, спокойной жизни, как занятие искусством для искусства. Деспот, злодей непременно должен любить искусство... Когда люди восхищаются Шекспиром, Бетховеном, они восхищаются своими мыслями, мечтами, вызываемыми Шекспиром, Бетховеном. Как влюбленные любят не предмет, а то, что он вызывает в них. В таком восхищении нет настоящей реальности искусства, но зато есть полная беспредельность.

• Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных?

• Потребность в образовании лежит в каждом человеке; народ любит и ищет образования, как любит и ищет воздуха для дыхания.

• Есть только один способ положить конец злу — делать добро злым людям.

• ...Главное — ни на минуту из-за любви супружеской не забывать, не утрачивать любви и уважения как человека к человеку.

• Главное препятствие познания истины есть не ложь, а подобие истины.

• Гордый человек точно обрастает ледяной корой. Сквозь кору эту нет хода никакому другому чувству.

• Девять десятых из всего числа преступлений, пятнающих человечество, совершены под влиянием вина.

• Жениться надо всегда так же, как мы умираем, то есть только тогда, когда невозможно иначе.

• Возненавидеть жизнь можно только вследствие апатии и лени.

• Время проходит, но сказанное слово остается.

• Все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты.

• ...Мы любим людей за то добро, которое мы им сделали, и не любим за то зло, которое мы им делали.

• Надо непременно встряхивать себя физически, чтобы быть здоровым нравственно.

• Надо пользоваться всяким случаем, чтобы доставить людям радость, но людям надо также стараться о том, чтобы радовали их не пустяки, а важные вещи.

• Люди учатся, как говорить, а главная наука — как и когда молчать.

• Мир движется вперед благодаря тем, кто страдает.

• Много нужно для искусства, но главное — огонь!

• Мудрость во всех житейских делах, мне кажется, состоит не в том, чтобы узнать, что нужно делать, а в том, чтобы знать, что делать прежде, а что после.

• Мудрость не в том, чтобы много знать. Всего знать мы никак не можем. Мудрость не в том, чтобы знать как можно больше, а в том, чтобы знать, какие знания самые нужные, какие менее и какие еще менее нужны.

• Музыка — это стенография чувств.

• ...На одну и ту же вещь можно смотреть трагически и сделать из нее мучение, и смотреть просто и даже весело.

• Каждый хочет изменить человечество, но никто не задумывается о том, как изменить себя.

• Какая необходимая приправа ко всему — доброта. Самые лучшие качества без доброты ничего не стоят, и самые худшие пороки с нею легко прощаются.

• Как ни говори, а родной язык всегда останется родным. Когда хочешь говорить по душе, ни одного французского слова в голову нейдет, а ежели хочешь блеснуть, тогда другое дело.

• Как ни неприятнее для других гнев, он более тяжел для того, кто его испытывает. То, что начато в гневе, кончается в стыде.

• Как скоро идеал, более высокий, чем прежний, поставлен перед человечеством, все прежние идеалы меркнут, как звезды перед солнцем, и человек не может не признать высшего идеала, как не может не видеть солнца.

• Красота телесных форм всегда совпадает с понятием о здоровой силе. о деятельности жизненной энергии.

• Кратчайшее выражение смысла жизни может быть таким: мир движется и совершенствуется. Главная задача — внести вклад в это движение, подчиниться ему и сотрудничать с ним.

• Критика тогда только плодотворна, когда она, осуждая, указывает на то, чем бы должно быть то, что дурно.

• Кто научился размышлять, тому трудно веровать.

• Любовь не может быть вредной, но только бы она была любовь, а не волк эгоизма в овечьей шкуре любви...

• Каждое существо имеет органы, указывающие ему место в мире. Для человека этот орган есть разум.

• Если разум не указывает тебе твоего места в мире и твоего назначения, то знай, что виновато в этом не дурное устройство мира, не твой разум, а ложное направление, которое ты дал ему.

• Любовь уничтожает смерть и превращает ее в пустой призрак; она же обращает жизнь из бессмыслицы в нечто осмысленное и из несчастья делает счастье.

• Жизнь, какая бы ни была, есть благо, выше которого нет никакого.

• Зерно невидимо в земле, а только из него вырастает огромное дерево. Так же незаметна мысль, а только из мысли вырастают величайшие события жизни человеческой.

• Злоба, как и любовь, не химическое вещество, а органическое, как дрожжи — закваска. Крошечная доля заквашивает все.

• ...Зло войны и благо мира до такой степени известны людям, что с тех пор, как мы знаем людей, самым лучшим пожеланием было приветствие «мир вам».

• Знание без нравственной основы — ничего не значит.

• Знание — орудие, а не цель.

• Искусство есть высочайшее проявление могущества в человеке.
Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237_6.html


Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237_4.html

• Истина, выраженная словами, есть могущественная сила в жизни людей.

• Истинная любовь сама в себе чувствует столько святости, невинности, силы, предприимчивости и самостоятельности, что для нее не существует ни преступления, ни препятствий, ни всей прозаической стороны жизни.

• Истинная сила человека не в порывах, а в нерушимом спокойствии.

• Жениться надо никак не по любви, а непременно с расчетом, только понимая эти слова как раз наоборот тому, как они обыкновенно понимаются, то есть жениться не по чувственной любви и по расчету где и чем жить, а по тому расчету, насколько вероятно, что будущая жена будет помогать, а не мешать мне жить человеческой жизнью.

• Женщина, старающаяся походить на мужчину, так же уродлива, как женоподобный мужчина.

• Живут лишь те, кто творит добро.

• И то, что мы называем счастьем, и то, что называем несчастьем, одинаково полезно нам, если мы смотрим на то и на другое как на испытание.

• Важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного.

• Великие предметы искусства только потому и велики, что они доступны и понятны всем.

• Величайшие истины — самые простые.

Вера есть понимание смысла жизни и признание вытекающих из этого понимания обязанностей.

• ...Всякое рассуждение о любви уничтожает любовь.

• В человеке вложена потребность счастья; стало быть, она законна.

• Было гладко на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить!

Афоризмы — едва не лучшая форма для изложения философских суждений.

• Бедствие — это оселок для человеческой жизни.

• Бессмертие, разумеется, неполное, осуществляется, несомненно, в потомстве.
Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237_7.html


Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237_2.html


Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237_1.html


Источник: http://www.wisdoms.ru/pavt/p237.html

 

О себе

Родилась на о.Сахалин в городе Южно-Сахалинске. С самого детства мечтала стать воспитателем в детском саду. Почему у меня возникло это желание? Наверное, потому, что в детстве у нас всегда было много знакомых и у них были маленькие дети, с которыми мне приходилось нянчиться, а  во дворе у нас была команда, в которую входили дети разных возрастов и мы играли вместе. Как было нам всем вместе интересно, сколько игр мы знали! Родители не знали, как загнать нас домой потому,  что нам не хотелось расставаться. Сегодня, смотря на современных  детей, мне становится  жаль их, что им приходиться гулять и играть только в присутствии с взрослых, под их присмотром.  А это конечно не то, - нет свободы для творчества и возможности естественного получения личного опыта.

            Поэтому, окончив 9 класс, я поступила Педагогический колледж по специальности учитель начальных классов и организатор внеклассной работы, т.к. специальности воспитатель ДОУ уже  не было. За эти годы, что я училась в училище, проходила практику, я поняла, какой это огромный сложный труд. Дело даже больше не в знании  предметов и методик и приёмов воспитания, этому можно научиться, а в том,  чтобы дети нас слушали и понимали. Но уже тогда я столкнулась с тем, что не всегда получалось, чтобы урок прошёл на одном дыхании с детьми. Когда получалось,   испытывала такое счастье, которое ни с чем не сравнится. Уже тогда я ставила себе вопросы: «Где та ниточка, которая соединяет педагога и сердца детей? А что же является главным в нашей работе?»

             Сразу после окончания училища, я  пошла работать в школу и там  столкнулась с теми же вопросами. Приходилось плакать, с дисциплиной были проблемы,  дети не понимали материал,  чувствовалось, что  опыта не хватало, но ответ на свой вопрос не находила. Хотя уже тогда я чувствовала, что проблема то лежит в умении общаться с ребятами так, чтобы завоёвывать авторитет у детей, а не требовать его.

            Проработав какое-то время в школе, переехав  в С-Петербург, решила продолжить образование. Я поступила в РГПУ А.И.Герцена на специальность тифлопедагог и одновременно устроилась воспитателем в детский сад.

            «Однажды ко мне в группу попал мальчик, которого усыновили его родственники,  в возрасте пять лет.  Его родители попали в автокатастрофу  и он пробыл в детдоме полгода. Что он только не вытворял в группе, только, чтобы всё внимание перетянуть на себя (избивал детей, устраивал истерики, кричал и шантажировал воспитателей и т.д.). И вот однажды, он пришёл первым в группу,  мы с ним были вдвоём.  Я посмотрела на него такого маленького, щупленького и говорю ему: «Давай будем с тобой дружить, будем друг другу помогать», а он посмотрел на меня из под белёсых своих бровей и спросил:  «С тобой дружить? … Давай». С тех пор это был самый первый мой помощник во всём. Когда его перевели в другую группу, мы с ним встретились, он подошёл ко мне, прижался и говорит: «А когда ты придёшь, я так скучаю?» Что я могла ответить этому «большому» человечку», который чувствует любую фальшь, любовь к себе?

            Работая, учась,  продолжала искать то, что мне бы помогло дальше расти в моей практической деятельности. И однажды мне повезло, я попала в психологический Центр им. Н.С. Говорова. «Адаптации и Развития человека». Основным в работе центра, как практической деятельности, была методика Театра Рассказа для детей и взрослых,  основе методики  лежит умение говорить так, чтобы тебя понимали и в умении слушать то, что тебе говорят.

            За это время, что я посещала занятия и, работая, как специалист, стала апробировать методику Театра Рассказа для детей раннего возраста. Проработала два года в реабилитационном центре для инвалидов и детей инвалидов на отделении ОАМ  Красносельского района (от 0   до 4-х лет),  и уже 10 лет работаю ГДОУ  35 саду для детей Красносельского района  учителем-дефектологом. Мне хочется поделиться с коллегами  своим  экспериментальным опытом.

Книги, которые сформировали мой внутренний мир

Мне нравятся творчество Л.Н. Толстого - особенно "Война и мир"," Анна Каренина", "Круглый год".

Книги Чехова А.П., Стефана Цвейга, Тургенева И.С., ОГенри и многие другие классики.

Современнй писатель Образцов А.А., Коняев Н.М.


Балерина (рассказ легкоатлета)

Александр Образцов

Когда я был третьим в Европе, в "Спорте" появилось три строки. Никто не говорил, что я чего-то добился. Никто не писал, что Весельев бежал, превозмогая боль в бедре, что он вел мудрую тактическую борьбу. Наоборот. Говорили, что порочная тактика выжидания и на этот раз не принесла плодов. У всех свежи были воспоминания о Балерине.
Если бы дистанция была в загоне лет пять, как сейчас, тогда раскопали бы, что в детстве я был малокровным, на стадион попал случайно и упорный труд увенчался успехом. А так твою фамилию знают только чокнутые. В прошлом году сидел я в шашлычной и разговорился с одним таким. Он мой юношеский результат помнил. Это когда я полторы секунды у Балерины выиграл.
Соревнования были ведомственные, поздней осенью. И Балерина был в зените. После этого я у него не выигрывал. Даже когда он начал закатываться. А тогда я его сделал по всем статьям. За двести метров до финиша я его начал доставать. Он был еще свежий как огурчик. И когда я его обходил на повороте, он еще ничего не понимал. Такое у него обиженное лицо было. Как я бежал! Как будто крылышки на ногах выросли. Если было когда-то счастье от бега, то тогда.
Вообще, мне кажется, только средневеки понимают по-настоящему, что такое бег. В спринте разве его ощутишь? Давай-давай! Или на десятке? Плюс две, минус пять - сплошная арифметика. А восемьсот? Тебя проносит вираж налегке, а впереди еще шестьсот метров, есть где поработать головой, послушать, как дышат, посмотреть, кто чего стоит. И вот за двести метров до финиша кто-то взрывается. Все пасут друг друга, но это всегда внезапно. Вдруг кто-то большими, парящими такими шагами начинает обходить! Тебя так и подмывает рвануться вслед, но ты еще не готов, и вот в эти полсекунды ты должен перестроиться. Не перестроился - каюк. Он сразу делает тебе десять метров, и как ты ни дергайся, как ни выкладывайся, ни на сантиметр к нему не подберешься. Я часто думал
- почему так? Ведь он уже не видит тебя. Здесь все дело в психологии. Существует разрыв, который можно ликвидировать - три, пять, семь метров - когда как, а потом вдруг наступает предел, который ты умом понять не можешь, но чувствуешь безошибочно...
Тогда я подловил Балерину, и он не собрался. Я пришел свежий и еще полкруга проскочил по инерции, а он повалился в траву и минут десять лежал.
Не любил он проигрывать и не умел. Поэтому быстро сошел. Здесь ведь тоже умение нужно - проиграть. Скажем, упустил ты беглеца, или сил маловато. Нужно забыть про него, отключиться и работать с остальной группой. Ведь и для зрителей этот беглец уже не так интересен, если преимущество явное. И их внимание переключается на группу. Вот здесь-то красиво накатить на финиш - большое искусство. Быть первым среди прочих. А Балерина так этого и не понял.
Он закатился быстро, в один сезон. Поначалу он просто надорвался, так мне кажется. Был какой-то матч календарный, ежегодный, с дружественной страной. Друзья-соперники, как говорится. А соперников ему там как раз и не предвиделось. И случилось то же, что со мной. Но если проиграть мне было не престижно - так, помарка гения, - то здесь было другое. Матч был принципиальный: прошлогодний неожиданно проиграли, и надо было выигрывать во что бы то ни стало. Так нас и ориентировали. Все было подсчитано и решено. Только победа. И от нас ждали двух первых мест. Хотя бы первого и третьего.
И вот этот молодой заяц (потом он, кстати, тоже не блистал: какое-то клеймо ставил Балерина - тот, кто побеждал его, большего уже не добивался), и этот заяц, повторяю, рванулся метров за триста, на противоположной сотке. Вслед за ним рванул их первый номер. И как-то сразу ушли они метров на пятнадцать. Я-то тогда уже смирился с тем, что я второй, я не думал на дорожке, за меня думал Балерина. Я и представить себе не мог, что он способен упустить кого бы то ни было. И бежал я за ним как привязанный, смотрел на его худые, знакомые ноги. А те, двое, после того как мы прибавили, вдруг начали рвать победу друг у друга. Видимо, свои счеты были. И так их это увлекло, что и Балерина был не в силах вмешаться. Мне кажется, они забыли в это время о Балерине. Если бы помнили, то не выиграли бы. По себе знаю. Сколько раз я так вот уходил от него, но как будто гипнотизировал он меня, дыхание разлаживалось, и сидела одна только мысль в мозгу: все равно достанет. И доставал. Легко так доставал, с усмешечкой, а на финише поднимал руку, сжатую в кулак, - его фирменный жест. Но тут ему не пришлось ее поднимать. Те двое на всех парусах прошли вираж и пошли рядом, не уступая друг другу. Никогда еще Балерина так не спуртовал. Если бы заметили это, если бы сказали "молодец", просто кивнули бы одобряюще, - он, может быть, выправился бы. Как он летел! Еще за тридцать метров до финиша он не верил, что проиграет. А когда понял, то у него судорога по лицу пробежала (как раз он дернул в это время головой, как будто влетел лбом в какую-то другую среду) и он начал надрываться. Он решил выиграть не интуицией, а головой. Он, видимо, сказал себе, как говорят герои паршивых репортажей: ты должен выиграть! А может, он просто начитался этих репортажей, не знаю. И на тридцати метрах он себя угробил. Он вдруг встал. Метров за десять он втянул голову в плечи, молотил руками по воздуху, ногами по земле, и я начал его доставать. Я понял, что выиграю у него, через четыре года поражений!
И что за сила меня остановила? Я не мог оторвать взгляда от него, от того, как он агонизировал, только пены на губах не было, как он ломал себя и курочил. Так мы и пришли через одну десятую. Он упал на дорожку. Те двое побежали дальше, а я вернулся, помог ему переползти на газон. Лежит он на спине, глаза открыты, и ничего в них нет, пусто.
В раздевалке нас навестил руководитель, и первыми его словами были: "Что же ты?! Ну что же ты?! Как ты мог?! Ты же совсем не готов?!"
И тут Балерина спокойным голосом послал его подальше. Врагов у него не было, хотя он был грубоват, а с нами, со статистами, и вообще не церемонился. Но он не был хамом, и ему прощали. Его, может быть, даже любили за эту грубость. Не знаю, как это объяснить. Но никто не обижался, если он, например, на сборах появлялся позже и занимал место, которое ему нравилось, хотя бы там уже кто-то был. В общении с такими людьми есть, видимо, подсознательная вера в то, что они делают все правильно, что так и надо поступать ему, небывалому, уникальному, суперзвезде.Но руководителей даже и он еще никуда не посылал. Может, поводов не было.
Когда на человека что-то валится, то валится не в одиночку.Есть какое-то сцепление несчастий, которое до поры до времени ждет каждого, чтобы рухнуть. Так и с Балериной. Умей он проигрывать, затаился бы, окреп, не стартовал месяц-полтора. А он на каком-то совещании снова вспылил, и извиняться не стал, а, вспылив, заявил, что один приносит очков больше, чем союзная республика, что никогда не был так готов, как сейчас, перед Олимпиадой, и, хотя не любит хвастать, а две медали привезет, и самой высокой пробы. Словом, пришлось руководителю обиду проглотить, а если вспомнить, что было дальше, то неотмщенной она не осталась.
Балерина и не восстановился-то толком, а уже добился того, чтобы попасть в единственном числе на небольшой, но представительный турнир за границу. За границу он ездил часто, и его там любили. Любили то, как он побеждал, из-за спин, вначале ковыряясь где-то в конце цепочки, а потом вдруг начиная обходить одного за другим. Особенно любил он этот трюк на полуторке. Там-то он растягивал удовольствие на весь последний круг. Причем на вираже обходил парочку отставших, а на противоположной прямой, где его было видно всем, разделывался с остальными.
И на этой-то разлюбезной своей полуторке он и решил реабилитироваться. Причем так, как не делал этого никогда прежде. Во всяком случае, с таким составом. Он сразу ушел в отрыв, и на шестистах метрах имел метров тридцать просвета. Шел явно на результат, на нокаут. Если бы ему удалось тогда выиграть, то написали бы "неожиданный тактический удар". А это был не удар, а гонор. Если ты действительно силен, то ты не задумываешься над тем, как выигрывать. Ты выигрываешь так, как тебе удобно. Если же начинаются поиски каких-то ударов, то твоя песня спета.
Так и там. Компания собралась небольшая, но сильная. На предпоследней прямой они его съели. Сойди он в это время, схватись за бок, за ногу и сойди, - но нет. Он снова курочил себя и ломал, и был третьим, что в его положении уже был подвиг, но впервые в заметке о нем появился предлог "но".
Здесь уж и он струсил. Нет, конечно, не струсил. Все он мог стерпеть на дорожке, и тренировался как бешеный (хотя всегда говорил, что тренируется "в удовольствие", трусцой. Всегда давал понять, что все в нем "от Бога". И многие верили). Нет, не струсил он. А как-то засомневался. Если раньше он думал, что будет бегать вечно, то теперь вдруг понял - придется повесить шиповки на гвоздь. Это как у испытателей: ходит по краю и только посмеивается, а посмотрит нечаянно за этот край - и так его это оглушит, так тянет посмотреть снова, что он уже не думает ни о чем, а только о том, как бы не заглянуть, а не заглянуть невозможно.
Как из этого состояния выйти? Балерина не смог. Далеко он зашел. Слишком был уверен в себе. Слишком привык быть первым. Он не знал ничего, кроме бега. Бег был его богом, его единственной целью. В жизни он умел и любил только бегать.
Он притих, уехал на полмесяца.
Но тот руководитель не сидел сложа руки. У нас ведь как? Если надо отобрать куда-то сильнейших, то не существует какого-то определенного подхода. Побеждают крайние методы: или "чисто" спортивный, то есть кто сильнее сегодня, тот и едет; или безотборный, то есть только имя гарантирует тебе пропуск в сборную. Первый метод подразделяется на два, так сказать, подметода: соревнования внутри страны и международные турниры.
Не знаю в деталях, как решался вопрос там, наверху, но мнение руководителя оказалось решающим. Остановились на "чисто" спортивном отборе в международных стартах.
Худшего для Балерины придумать было нельзя.
Есть в спорте "домашние" чемпионы. Они побеждают всех дома, а за границей их не узнать. Так называемый комплекс "чужого поля". Так вот у Балерины этот комплекс прогрессировал с лавинной скоростью. Два тур¬нира он проиграл вчистую. Он потерял основное качество средневика - вовремя выстрелить. Один раз он начал поздно, другой - рано.
На третий турнир мы поехали вдвоем. То есть меня уже готовили на первые роли.
Я не скажу, что я не честолюбив. Мне надоело быть вторым. Но кто виноват в том, что мы бегали в одно время? Если бы я пришел раньше или позже его, то сумел бы (знаю - сумел бы) стать первым. Но такие, как Балерина, появляются редко. Их в спорте, как и в других видах деятельности: в науке, в искусстве - единицы. Я понимал это. И понимал свою роль - оттенять его славу.
Это был лучший забег в моей жизни.
Он был мрачен перед стартом. Слишком долго он устанавливал стартовые колодки, затем сел в траву, начал массировать икры. Я подошел к нему.
- Ну что, - сказал я, - побегаем?
Он посмотрел мимо меня и ничего не ответил.
- Помнишь, четыре года назад, а? - продолжал я идиотски-бодрым голосом. - Такая же погодка была! Эх, чувствую, принесу вам, синьор, десяток метров!
- Ты? - спросил он. - Мне?
- Да всем здесь. И тебе в том числе, - сказал я и быстро отошел.
Чувствовал я себя действительно прекрасно.  И после двухсот метров, когда мы выстроились вдоль бровки, был первым.
" Или выиграть?" - мелькнула у меня подлая мысль.
Балерина бежал след в след. Теперь уже он смотрел на мои не очень ему знакомые ноги, теперь уже он стерег меня и только меня. Я видел, оглянувшись, его зверское лицо. Да, заглотил он наживку.
Я знал его силы. Знал, что на длинный спурт его не хватит. Но как сделать, чтобы остальные не рванули раньше?
И я продолжал в том же темпе. Как я чувствовал в том забеге настроение всех восьми! Как будто я угождал им всем выбранным темпом, как будто привел к общему знаменателю их желания!
Мы выкатились на предпоследнюю прямую.  Я бежал по-прежнему первым. Перед выходом на вираж я был уже уверен в его победе...
На последнюю прямую мы вышли грудь в грудь. И снова я играл с ним как хотел. Я то делал вид, что теряю силы, и он обходил меня со знакомой усмешкой, то снова прибавлял. И лишь на последних метрах я отпустил его окончательно. Он финишировал с поднятой рукой. Он ликовал.
- Ну что, хлестун? - подошел он ко мне.
- Ничего, - сказал я спокойно. Впервые я говорил с ним, как равный. Он внимательно посмотрел на меня, протянул руку, и я коротко шлепнул его ладонь.
Понял ли он что-нибудь? Я не знаю. Но в его серебре на Олимпиаде полмедали мои.
И все-таки он сошел. Он сошел раньше, и это серебро он получил только потому, что он был он. Никто не смог бы этого сделать, я уверен, кроме него, уже сойдя с дорожки.
Что было потом? Разве это интересно? Настоящая его жизнь окончилась, и началась вторая серия, где уже ничего не будет.
А, может быть, я ошибаюсь. Ведь живет сейчас в неизвестности, плохо живет, без семьи, но живет, тренирует в ДЮСШ прыгунов и метателей.
Приглашал я его к себе (не надо было, конечно) в бригаду, в сборную. Усмехнулся, склонил голову и исподлобья посмотрел на меня ласково (да, ласково!), как-то ласково-непонимающе - оттуда посмотрел, из прошлого. Там он оставался, и останется там, видимо, до конца.

 


ГОЛОС(296)

Образцов А.А.

Он. Я жил здесь в молодые годы. Даже тополи и липы постаре¬ли с тех пор.  Пруды в Парке Победы не раз зацветали. Потом их чистили.  Они снова цвели. Скамейки не успевали сгнить: их ло¬мали ночные подростки. Одни только павильоны сталинских времен ветшали безостановочно. Отваливались весла в руках физкультурниц.  Утки крякали каждую осень. Все новые, новые утки... Наши телефоны начинались с трех одинаковых цифр - два девять шесть.
Это был апрель, да... Апрель шестьдесят первого года. Это был Гагарин.


1 9 6 1  год

           Он. Алло!
Она. Алло?
Он. Алло!
Она. Алло? Кто это?
Он. Алло! Алло! Алло! Обождите минуту, девушка! Сейчас с вами будет говорить... с вами будет говорить... майор Юрий Алексеевич Гагарин! Ура! Ура! Ура!
Она. Но кто вы такой?
Он. Я? Я блондин! Мне шестнадцать лет! А вы?
Она. И мне шестнадцать. Ты где-то рядом.
Он. Посмотрите в окно.  Я там.
Она. ... В телефонной будке? Это вы в телефонной будке?
Он. Это не я в телефонной будке! Я же вам сказал - я в ок¬не! А окно выходит куда?
Она. Куда?
Он. В небо выходит окно! Девушка, почему вы такая призем¬ленная? Ищите меня в небе!..
Она. Откуда у вас мой телефон?
Он. Откуда? Оттуда! "Мне сверху видно всё - ты так и знай!"
Она. Я кладу трубку.
Он. Обождите, девушка! У меня абсолютная зрительная память. Я ваш номер набрал совершенно случайно.  Не верите?
Она. Верю.
Он. Девушка, у меня какое-то безумие! Он в космосе, девуш¬ка! Вы понимаете?! Он был там!.. Почему вы молчите? Хотите, я завоплю?
Она. Не надо.
Он. А встретиться не хотите?.. Вы снова молчите?.. Ну, как хотите. Отставьте немного трубку от уха - я сейчас завоплю... Аааа!!
Он. Алло?
Она. Алло.
Он. Это вы, девушка?
Она. Это я.
Он. Я вас вчера не напугал?
Она. Ничего.
Он. У вас такой голос красивый. Правда.
Она. Я в ответ должна похвалить ваш?
Он. Нет, правда. Я когда завопил, то сразу пожалел. Думаю - вдруг она больше  со мной говорить не захочет?
Она. А вы успеваете думать,  когда вопите?
Он. Девушка, вы так говорите красиво, что я таю как эскимо за одиннадцать копеек!
Она. Или трубочка за пятнадцать...
Он. Нет, как брикет за двадцать две!
Она. Не растайте совсем.
Он. А вы пожалеете? Нет, правда, вы пожалеете, если я рас¬таю?
Она. Не знаю.  Видимо,  пожалею.
Он. Это ж надо, какой у вас голос красивый! Можно я вам еще позвоню?
Она. Позвоните.
Он. Ладно. До свиданья.
Она. До свиданья.
Он. Алло?
Она. Это снова вы?
Он. Но вы ведь разрешили мне снова позвонить. Я положил трубку и тут же снова позвонил. Теперь я буду просить у вас разрешения позвонить еще раз. И так далее.
Она. Что - "так далее"?
Он. Послушайте, я действительно от вашего голоса как пь¬яный! Правда!
Она. Ну, хватит. Мне спать пора.
Он. Так рано?
Она. Не рано, уже одиннадцатый час.
Он. А вы жаворонок?
Она. Какой жаворонок?
Он. Рано ложитесь, рано встаете?
Она. Нет.
Он. Значит, вы сова.
Она. Всё. Спокойной ночи.
Он. Алло?
Она. Я слушаю.
Он. Это я.
Она. Ну и что?
Он. Вы сердитесь?
Она. Я? С чего вы взяли?
Он. Я целые сутки анализировал.
Она. Ну и как?
Он. Вы почему-то обиделись на слово "сова". А оно ведь только обозначает...
Она. До свиданья.
Он. Алло!
Она. Не звоните мне.
Он. Алло!
Она. Я же вам сказала - не звоните мне.
Он. Хотите, на колени встану?.. Вот, теперь я с вами говорю на коленях...  Правда. Хотите, я с вами всегда так буду разго¬варивать?.. Молчание - знак согласия.
Она. Не хочу.
Он. Слава богу.  А то они такие у меня острые. Правда. Ост¬рые и мускулистые. У  вас что по химии?
Она. У меня?.. Пять.
Он. И у меня пять.  Люблю химию.  Правда.  Я в "техноложку" собираюсь. А вы?
Она. Я еще не знаю.
Он. А давайте ничего друг о друге не знать?
Она. Как это?
Он. Ну не знать ничего. Не узнавать. Просто говорить, гово¬рить... Обо всем. Два случайных голоса. И тогда нам можно бу¬дет не обижаться друг на друга, не обманывать. Как? Здорово придумано?.. Вы против?
Она. Я думаю.
Он. А о чем тут думать? Думать не о чем. Это ведь голос, понимаете? Только голос. Или вы верующая?
Она. Нет. Я бы хотела, но... нет.
Он. Вот и хорошо. Два неверующих голоса станут рассуждать о космосе, о стихах.  А что? Можно о любви поговорить... Вы про¬тив?
Она. Не знаю. Я подумаю. До свиданья.
Он. Здравствуй, Голос!
Она. Это вы?
Он. Нет, это ты! Теперь мы будем на ты! Теперь мы сможем говорить о таких вещах, о таких..! У меня даже мурашки по коже идут! Я всю ночь не спал, с тобой разговаривал, честное слово! Это как будто подарок нам, представляешь? Кто-то, какой-то щедрый Бог подарил двум неверующим душам по подарку ко дню рождения. У меня день рождения завтра.
Она. Поздравляю.
Он. Что значит - поздравляю?  А поцелуй для именинника?
Она. Слушайте,  это уже хулиганство!
Он. Ладно, я пошутил. Не обижайся. Скажи мне "ты".
Она. Я уже говорила.
Он. Когда?
Она. Когда-то. Неважно. Проехали.
Он. Скажи мне "ты" и на сегодня все.
Она. Ну - ты.
Он. Еще раз.
Она. Ты.
Он. И еще.
Она. Ты.
Он. Теперь я буду жить с этим "ты" несколько часов.  До ут¬ра. Пока!
Она. Пока.
Он. Алло?
Она. Алло.
Он. Можно, я немного помолчу?.. Когда молчишь, что-то про¬исходит. Как будто переплываешь на незнакомый берег. В темно¬те.
Она. Это называется - помолчу?
Он. А уже не хочется. Только что хотелось, и уже хочется слышать твой голос.
Она. Как день рождения?
Он. Он еще в самом разгаре. Слушай: (Нестройный хор поет "Ямщик, не гони лошадей...") Это я дверь открыл. Знаешь, я си¬дел как на гвоздях. Так хотелось с тобой поговорить.
Она. Что тебе подарили?
Он. Мяч волейбольный и костюм гэдээровский на выпускной... Давай лучше об этом не будем, а?
Она. О чем?
Он. О том, о чем все. О днях рождения, о школе, об экзаме¬нах, об институте. Давай будем с тобой, как сам с собой?.. По¬чему ты молчишь?
Она. Что ж. Давай.
Он. Тебе это неприятно?
Она. Не знаю.
Он. Нет, ты честно скажи! Как скажешь, так и будет. Пойдем завтра в кино, в "Мир"? Там комедия с Фернанделем. Пойдем?.. Я такой - под метр восемьдесят пять, стиляга на микропорке.
Она. А потом ты меня будешь провожать, да?
Он. Конечно.
Она. А потом в парадном будешь не пускать меня домой, да?
Он. Наверно.
Она. А потом мы будем встречаться, встречаться, встречаться, да?
Он. Наверно.
Она. А потом ты меня бросишь.
Он. Почему?
Она. Потому что ты не хочешь меня увидеть. Ты боишься меня увидеть.
Он. Ничего я не боюсь!
Она. И не надо. Ты прав. Я тоже боюсь. Давай лучше гово¬рить.
Он. Но мы можем поговорить, а потом вдруг захотим встре¬титься и - встретимся.
Она Нет. Мы никогда не встретимся.
Он. Почему?! Я сейчас же выхожу из дома! Кладу трубку и вы¬хожу. И ты выходи. Я тебя жду на углу Московского и Кузнецовс¬кой, у входа в Парк Победы. Я такой стиляга на микропорке, в сером пыльнике.
Она. А почему ты не спрашиваешь,  какая я?
Он. Мне это не нужно.  Я знаю, какая ты.
Она. Какая?
Он. Ну... среднего роста.
Она. И всё?
Он. А вдруг я не угадаю?  Ты обидишься.
Она. А ты угадай.
Он. У тебя две руки, две ноги, голова.
Она. И всё?
Он. А что еще?
           Она. Тело… Почему ты молчишь? Ты ведь этого хотел, когда предлагал не встречаться и только говорить,  как сам с собой? Этого?
Он. Слушай - давай немедленно встретимся. Сейчас же.
Она. Испугался?
Он. Ничего я не испугался. Чего я должен был испугаться?
Она. Этого самого.
Он. К твоему сведению, "этого самого" у меня сколько угод¬но.
Она. Поздравляю.
Он. Давай не будем, а? Что мы, как дураки? Я же хотел, честно, с тобой наговориться, наговориться, наговориться. Что¬бы о чем угодно, без всякого стеснения. А?.. Почему ты мол¬чишь?.. Ты что, плачешь?
Она.  Дурак ты. Всё. Не звони. Прощай.
          1 9 6 8  год

Он. Алло?
Она. Я слушаю.
Он. Вы меня не узнаете?..  Почему вы молчите?.. Вы действи¬тельно меня узнали?.. Нет, этого не может быть. Отбой.
Он. Алло.
Она. Я слушаю.
Он. Снова я. Я из армии только что. Три года отслужил. Се¬годня утром приехал на поезде. Весь день хожу вокруг телефона и не решаюсь. Вы меня действительно помните? Нет, как же это... семь лет прошло, а вы помните? Не отвечайте, не надо! Я сейчас скончаюсь. Отбой.
Он. Алло.
Она. Зачем вы меня мучаете?
Он. Алло! Простите меня! Я семь лет не звонил, а вы ждали? Нет, серьезно - ждали?.. А я жил... в свое удовольствие. И вдруг в армии, на третьем году, меня как будто начало выедать изнутри. Думаю - что-то было важное в жизни, самое важное! а вспомнить не могу. Месяца полтора мучался. А потом в клубе части - я в ТуркВО служил - вижу кино, "Укрощение огня", про космонавтов. И вдруг вспомнил! Я полгода только о вас думал... Вы слушаете?
Она. Слушаю.
Он. А я ведь вас не видел ни разу. Но я за полгода этих в армии... Я только о вас думал. Для меня даже папа с мамой по сравнению с вами совсем чужие люди. Правда. А вы институт окончили?
Она. Окончила.
Он. И... не замужем?.. Ладно, не говорите! Это не важно! У вас голос еще красивее стал, честное слово! Такой глубокий, волнующий... Я просто таю, как мороженое... да?.. за двадцать две... помните?
Она. Да.
Он. Давайте встретимся? Сейчас? На углу Кузнецовской и Мос¬ковского, у входа в Парк Победы. Я все еще под метр восемьде¬сят пять, у меня даже пыльник тот серый еще сохранился... Нет! Давайте сначала поговорим, давайте наговоримся, я с вами пол¬года обо всем разговаривал, просто как сумасшедший ходил! Меня из-за этого чуть не комиссовали. Там Афганистан на том берегу, люди какие-то средневековые, а я вспоминаю пруды в Парке Побе¬ды и то, как вы там ходили и я мимо ходил и даже не делал по¬пытки, вы представляете? узнать ваш адрес! Я ведь мог по номе¬ру телефона... Какой я был идиот! Меня ведь с четвертого курса в армию призвали, а я был просто идиот, какой-то чумной! Я ка¬кой-то ненасытный был, я дома почти не жил - то в Кавголово мотаюсь, то на скалы, то песенки пою под гитару! А самое глав¬ное в жизни чуть не прозевал. Вы знаете, что у меня три цифры самые главные в жизни, я их все кручу в голове, на что только не посмотрю - все время эти цифры приспосабливаю. Знаете, ка¬кие?
Она. Какие?
Он.- Два, девять и шесть! Двести девяносто шесть! Ваш номер начинается так. Я теперь понимаю, что мы не случайно встрети¬лись. Это мистика какая-то. Мы соединены такими канатами, та¬кими тросами стальными. Нам друг без друга нельзя больше ни одной минуты...
Она. А семь лет можно было?
Он. Какие семь лет?..  А-а. Так это тоже мистика. Семь лет! Это число страшное. Мы как будто разбежались в космосе как ко¬меты и снова сближаемся.
Она. Чтобы снова разбежаться.
Он. Ни за что.
Она. Вы сами себе не верите.
Он. Почему?
Она. Потому что мне уже не шестнадцать.
Он. И мне...
Она. Это другое дело. Другое. У вас последняя романтика до¬горает. Гагарин, апрель, случайный звонок... Я тоже думала о вас. И я вас прошу - не звоните больше. Не надо.
Он. Но почему?!
Она. Параллельные линии не пересекаются.
Он. А Лобачевский...
Она. Какой Лобачевский? О чем вы? Нас не существует, пойми¬те! Только звуковые волны. Мы несемся в черных тоннелях, мы только голоса. Это так грустно, я не могу говорить.
Он. Алло! Алло!.. Алло!.. Она просто сумасшедшая.
Он. Слушайте, не бросайте трубку. Я вам расскажу о себе, о своей жизни, чтобы вы убедились, что я существую, что я гру¬бый, наглый и бесцеремонный тип. Единственное, для чего я все это рассказываю - чтобы к вам прорваться. Мне безразлично, как вы выглядите. Если даже вы инвалид детства, я буду носить вам еду, вывозить в парк, стирать и готовить. Но вы должны выслу¬шать все мои мерзости. Слушайте. Вскоре после нашего знакомс¬тва я попал в одну компанию - ну, как это обычно бывает: "Пош¬ли!.. Не хочу... А, так ты еще мальчик? Испугался?.. Я? Испу¬гался? Пошли!". Там была одна женщина, из общежития Балтийско¬го завода. А я был действительно мальчик, - ну там со всеми этими умелыми руками. А она - баба, понимаете? Ей надо было устраивать судьбу...
Она. Зачем вы...
Он. Чтобы вы поняли, что я не трус! Я семь лет назад стру¬сил, испугался встречи! Но сейчас я вам все расскажу, как на духу...
Она. Молчите! Молчите! Молчите!!
Он. Алло!  Не бросайте... Боже, ну что же это такое!!
2 0 0 2 год

Он. Алло?
Она. Я слушаю.
Он. Я туда попал?
Она. А вы куда звоните?
Он. Я звоню по старому телефону, знаете... Я даже боюсь сказать вам. Это было очень давно, все номера давно поменяли, но, может быть... Я не могу говорить от волнения... Ведь это - вы?
Она. Боже мой...
Он. Значит, вы... Что ж... Здравствуй, Голос. Ты так же красив, так же глубок... Впрочем, что я говорю... Сорок лет прошло, а я по-прежнему глуп. Не бросайте меня на этот раз! Прошу вас! выслушайте!
Она. Я закрою дверь…  Да. Говорите.
Он. В голосе та же обида. Скажите - почему?
Она. Почему - что?
Он. Почему так жестоко? И в шестьдесят первом, и в шестьде¬сят восьмом... Я уже не помню дословно, но я так стремился к вам. Теперь вы можете холодно и четко? Ведь всё уже состоя¬лось. Всё.
Она. И вы не поняли?
Он. Нет... Почему вы замолчали?
Она. Я думаю.
Он. Говорить мне или нет?
Она. Я думаю обо всех сорока годах, вспоминаю. Я прожила обыч¬ную жизнь, но у меня был голос, тайна... Мне казалось, что вы погибли. Я придумывала - как. Простите. Я не могла понять пер¬вые семь лет. Но как-то склеила. Сорок лет я понять не в сос¬тоянии. Вы подлец.
Он. Да, я подлец, но почему вы так жестоко...
Она. Зачем вы вспомнили этот номер?! Зачем вы звоните мне?! Вы понимаете, что вы разорвали меня от паха до самой шеи?! Что все ваши жалкие вопросы "почему ты была так жестока?" и "зачем ты бросила трубку?" - это трусость, подлость, трусость? Под¬лец! "В сером пыльнике, стиляга на микропорке"! Да вы знаете, что я годами ходила по дорожкам Парка и всматривалась, всмат¬ривалась, всматривалась!! Всматривалась...
Он. Господи... Так вы хотели встречи?
Она. Подлец... подлец...
Он. Вы хотели...
Она. Ничего не осталось... ничего...
Он. Подождите. Вы хотели моей смерти?
Она. Я сейчас хочу ее больше всего на свете. Будьте вы прок¬ляты.
Он. Алло!.. Не бросайте трубку!.. Я погиб.
Он. Алло... Алло, я знаю, что вы слушаете меня, не бросайте трубку, ради бога! Да, я подлец, да, я достоин смерти, презре¬ния, я трус, я не достоин оправдания. Но поймите... я ведь то¬же страдаю, вы слышите? я уже не плакал лет сорок, а сейчас... Давайте вместе немного помолчим... Наверно, мы уже не встре¬тимся. Я худой, сутулый, лысый. У меня нет никого. Всех поте¬рял... Неважно. Я не хочу, чтобы вы говорили со мной из жалос¬ти. Пусть уж лучше ненависть... Но у меня в жизни тоже нет ни¬чего, кроме вашего голоса и этого телефонного номера. Думаете, я не думал о вас? Но я был уверен, что ничего хорошего не бу¬дет... Вернее, знал, что этого номера просто нет. Что там ка¬кая-то прачечная или чужие люди. Вы для меня были последней, самой последней весной. А позвонить и убедиться, что этого но¬мера уже нет в моей жизни... Нет, я не мог. И с каждым годом это становилось всё невозможнее. А сейчас я кончаюсь... Не буквально, нет, но фактически. И вот я весь перед вами, только голос... Растопчите меня. Я готов…
Она. Бедный...
Он. Вы меня простили?!.. Подождите, я перезвоню... Я сейчас немного все... у меня в голове...
Она. Алло! Алло!! Куда вы пропали?.. Вас снова не будет?.. Снова...
Он. Алло?
Она. Вы идиот? Я ведь не знаю вашего номера!
Он. Вы испугались? Вы действительно испугались?.. Значит, вы все помните... Если бы вы сейчас отрезали мне голову, я ис¬пытал бы полное блаженство.
Она. Что?!
Он. Я ваш полный раб.
Она. Ну, о чем вы говорите? Разве можно такое говорить? Ведь я обычная женщина...
Он. Вы больше, чем все остальные люди. Если положить на од¬ну чашку вас, а на вторую все человечество...
Она. Какие глупые комплименты.
Он. Простите...  Я всегда невпопад...  Но я вас хочу попро¬сить об одном... Можно?
Она. Я не знаю даже, что ответить.
Он. Но только пообещайте, а потом можете не выполнять, я не обижусь! Честное слово! Это так важно для меня!
Она. Не знаю... Я так не могу.
Он. Но это для меня безумно важно! А вам, может быть, почти не... Прошу вас!
Она. Ну... хорошо.
Он. Вы только ответьте на вопрос - и всё. Для меня это сей¬час как жизнь!
Она. Ну, спрашивайте!
Он. Как вас зовут?..
Она. Анна.
Он. Анна?!.. Анна... Аня... Вы - Аня?!
Она. Да.
 Он. Анна... Анна... Как я счастлив, если бы вы знали! Анна!
 Она. Вы шутите?
Он. Нет! Вы меня просто вырвали из моего одиночества! Те¬перь я богат!.. Анна...
Она. И этого надо было добиваться сорок лет?
Он. Вы шутите замечательно!.. Боже, как я хочу вас увидеть! Хотя бы издали...
Она. Мы можем встретиться на углу Кузнецовской и парка Побе¬ды.
Он. Да?.. Да! И вы меня сразу узнаете!
Она. По серому пыльнику и микропорке?
Он. Нет. У меня в руках будет громадный портрет. Он висит в моей комнате двадцать семь лет.
Она. Ваш портрет? Это необычно.
Он. Нет. Портрет Гагарина.

 


ДЕВУШКА

Коняев Н.М.

Бабка Таня снова теперь девушка. Сама себя так называет…

— Надо в собес съездить! — объясняет она. — Пособие прожить девушке — получить. На десят­ку пензию-то накинули, дак надо ехать.

— А кастрюлю чего везешь? — интересуются у нее. — Десятки, что ли, складывать?

— Дак грибов соленых везу. Внучат-то тоже хочется посмотреть девушке.

Девушкой бабка Таня стала недавно. Зимой стала, когда ухажер у нее — дед Егор — появился. Старуха у того померла прошлой осенью, вот дед теперь и ухаживает за бабкой Таней.

Он и сейчас ее провожает. Только с женщи­нами он не стоит, сразу к водителю отошел, там разговаривает.

— Крыша-то не теке? — расспрашивает он, глядя на «Икарус».

— Чего ей течь, если железная… — отвечает шофер.

— Дак бывает, что и железная, а теке… — говорит дед.

— Не теке! — успокаивает его водитель. — Ез­жай спокойно, не растаешь.

И, отойдя от деда, стучит каблуком по скату. «Бу-бу-бу!» — отзывается шина.

А дед Егор смотрит на него, смотрит на колесо, потом забирается в «Икарус», бабка Таня уже сидит там, у окна.

— Не боишься? — спрашивает у нее дед Егор. — Вышиня-то какая страшенная.

— Дак и хорошо, что высоко… — отвечает бабка Таня. — По улице едешь — во все дворы видать, заглядывать не надо.

— Да уж… — соглашается дед. — В машине ехать, дак чего увидишь? А тут, да… тут все перед тобой, как в телевизоре… А кастрюлю-то куда, под сиденье поставила? Не опружится?

— Дак ногой держу, не опружится ведь…

Проход в «Икарусе» узкий, дед мешает дру­гим пассажирам, но не уходит. Переминается с ноги на ногу.

— Ну, дак я тебя встретить приду…

— А приди уж… — говорит бабка Таня. — Приди, встретить девушку-то.

— Приду! — дед Егор идет к выходу, но в дверках оборачивается. — Ты не боись ехать-то… — говорит он. — Крыша-то не теке, спрашивал я.

— Дак и слава Богу, что не теке… — отвечает бабка Таня. — Текла бы, дак и не знать было, как ехать. А так у окошечка сяду, глядишь, и доеду.

— Воротиться не забудь! — строго говорит дед Егор и сходит с автобуса.

Водитель закрывает дверку, но «Икарус» еще не трогается, стоит. Стоит, не уходит и дед Егор. Смотрит на автобус, и лицо у деда строгое, придирчивое. А с «Икаруса», с эдакой вышины, смотрит на деда бабка Таня и улыбается смущенно и ласково, ну прямо как девушка.

 

Мой взгляд на мир

«Если вы не выслушали ребёнка, то этим  вы не только не выслушали то, что он хотел сказать, этим вы убили его интерес к познанию»

Л.Н. Толстой

Основная  проблема  обучения,   с которой столкнулся Л.Н. Толстой   – это  усвоение  детьми знаний. Получение новых знаний он видел   не  в механическом запоминании  (зубрёшке), а  во включении полученных знаний в связь со старыми, в  осмысленном закреплении.  Решалась эта задача повторением материала на уроке -   дети на занятиях пересказывали, изложенный только что учителем новый материал/

 

«Физическое воспитание»

Особенности на втором и третьем году жизни

 

         На протяжении раннего детства, на втором и на третьем году жизни, темп физического развития организма ребёнка заметно замедляется.

         И всё-таки за эти два года ребёнок вырастает примерно на 20 см и прибавляет в весе около 5 кг.

         У трёхлетнего ребёнка голова уже не выглядит такой большой, как у младенца, ноги стали относительно более длинными, а туловище относительно более коротким. Однако на втором году жизни эти изменения не столь заметны, и строение тела сохраняет ещё в известной степени «младенческие черты».

         Уже в то время, когда малыш учится держать голову, сидеть, стоять, ходить, начали намечаться изгибы позвоночника – шейный, грудной, поясничный, обеспечивающие передвижение при хождении. Но окостенение позвоночника далеко ещё не заканчивается в эти годы, поэтому контроль за позой и осанкой ребёнка должен быть постоянным.

         На втором и третьем году жизни происходит быстрое окостенение конечностей (только в кисти рук ещё долго сохраняется хрящевое строение).

         К году у вашего малыша было 6-8 зубов – 4 верхних и 2-4 нижних. Через полгода их число возрастёт вдвое: будет по 4 передних зуба и по одному коренному с каждой стороны в верхней и нижней челюстях. Ещё через полгода добавятся 4 резца, и, наконец, ещё через полгода рядом с уже имеющимися коренными зубами прорежутся последние молочные. Так что к 2-2,5 годам  готов полный ряд молочных зубов – их 20.

         Совершенствуется и далее работа кровообращения и дыхания – замедляется частота пульса, увеличивается количество крови, которое сердце выбрасывает за один удар, увеличивается объём лёгких. Вместе с тем «детские особенности в работе этих систем будут сохранятся известное время, и родителям необходимо их учитывать.

         Так, дыхание у 2-3 летнего ребёнка ещё очень часто, неровное, поверхностное – объём лёгких всё-таки мал, приходится делать частые вдохи и выдохи. Именно поэтому так важно следить за чистотой воздуха в комнате, за тем, чтобы малыш достаточно времени проводил на свежем воздухе, чтобы он правильно (через нос, а не через рот) дышал.

         Работа нервной системы повышается, нервные клетки теперь не так быстро утомляются, поэтому к трём годам малыш может бодрствовать без перерыва около 6 часов и более. 

 

Мои достижения

Являюсь руководителем молодёжной группы  "Театра Рассказа  при доме Союза писателе СПб

РАЗВИТИЕ РЕЧИ

         Возрастающий интерес ребёнка к предметам и действиям с ними побуждает его постоянно обращаться к взрослым, а это  овладение речью имеет огромное значение для психического развития малыша. Речь становится важнейшим средством передачи ребёнку общественного опыта, управления его деятельностью. Под влиянием речи перестраиваются его психические процессы: восприятие, мышление, память.

            На третьем году жизни у малыша интенсивно развивается мышление: он начинает сравнивать одни предметы с другими, устанавливать между ними простейшие связи, обобщать предметы по сходным признакам. Внимание его становится более устойчивым: он может, не отвлекаясь, спокойно слушать, что ему рассказывает или читает взрослый. С развитием речи совершенствуется восприятие и память малыша. Он начинает запоминать и правильно осмысливать содержание небольших рассказов, коротких сказок, может вслед за взрослым повторить довольно сложные слова и фразы возможно только при овладении речью. Подобная необходимость и является главным стимулом в усвоении речи. Быстро пополняется активный и пассивный словарь ребёнка: к трём годам он достигает примерно 1000-1200 слов. Кроме существительных и глаголов, всё чаще употребляются и другие части речи: прилагательные, наречия и местоимения. Наряду с расширением словаря и уточнением произношения в этом возрасте происходит дальнейшее усвоение грамматического строя предложения, согласуя их в роде, числе и падеже, хотя в грамматическом отношении его речь не всегда правильна («Мама, ты куда пося?»). В разговоре со взрослыми малыш пользуется простыми предложениями. Он настолько владеет речью, что может объяснить, что ему нужно, рассказать, что он видел. Малыш легко общается с незнакомыми людьми, со сверстниками.

На третьем году жизни ребёнок осваивает ряд новых звуков, начинает произносить мягкие свистящие звуки С (сь), З (зь) и

смягчённое Ц «цяпля» вместо  «цапля», звук Л (ль). Однако произношение многих звуков несовершенно, что на данном возрастном этапе является характерным для детской речи, так как подвижность мышц языка, губ ещё недостаточна. Многие трудные звуки ребёнок заменяет более лёгкими по произношению. Так, вместо шипящих звуков (Ш, Ж, Ч, Щ) малыш нередко произносит мягкие свистящие: «сяпка» (шапка), «зюк» (жук), «сяйник» (чайник), «сенок» (щенок), а иногда и звук Т (ть): «тясы» (часы). Некоторые дети в этом возрасте заменяют шипящие звуки  твёрдыми шипящими: «сапка» (шапка). Вместо твёрдых свистящих звуков произносятся мягкие свистящие: «сянки» (санки), «зяйка» (зайка). Согласные Р, Р (рь), Л отсутствуют или заменяются звуками Л (ль), Й: «ыба» (рыба), «двель» (дверь), «мей» (мел).

РАЗВИТИЕ ИМПРЕССИВНОЙ РЕЧИ

Возрастные нормы

 

            2 г. 2 мес. Понимает рассказ, даже  если он не сопровождается иллюстрациями, и может ответить на вопросы, связанные с содержанием.

            2 г. 9 мес. Хорошо понимает речь окружающих.

            2 г. 10 мес. Понимает рассказ о событиях, которых не было в его личном опыте. Например: «Осторожно, ты можешь обжечься, опрокинуть  чайник с горячей водой».

РАЗВИТИЕ ЭКСПРЕСИВНОЙ РЕЧИ

Возрастные нормы

 

            2 года. Задаёт вопросы типа: «Что это?» Умеет ответить на поставленный вопрос, говорит фразами из двух и более слов, запоминает много двустиший, концовки песенок и повторяет их.

            2 г. и 2 мес. Задаёт вопросы типа: «Где?», «Когда?», «Почему?».

            2 г. 3 мес. Ребёнок употребляет многословные, хотя грамматически не совсем правильные предложения. Может по картинке составить рассказ.

            2 г. 5 мес. В играх появляются элементы планирования. Например: «Я возьму кубик и построю дом».

            2 г. 6 мес. Ребёнок продолжает употреблять простые предложения, но дополнительно проявляются сложносочинённые предложения без союзов, а затем и с союзами, особенно при просматривании сюжетных картинок. В слоговой структуре слов ещё наблюдаются нарушения: в многосложных словах опускаются предыдущие слоги, иногда – приставки.

            2 г. 7 мес. Легко запоминает стихи и песни. Может установить причину и следствие явления: «Плачет бедная – рука болит», хотя на картинке этого не видно.

            2 г. 9 мес. В предложениях употребляет все части речи, кроме, возможно, причастий и деепричастий.

            2 г.  10 мес.- 2 г. 11 мес. Речь становится понятной для всех и является средством общения с окружающими.

            К 3 годам. Продолжается развитие сложного предложения, слоговая структура нарушается редко, притом в малознакомом слове.

            3 года. Сравнивая предметы, ребёнок результат оформляет в речи: «Лицо красное, пальто красное и тут красное, почему всё красное?» Способен произносить, правильно большинство звуков, кроме Р, Л и шипящих.

Моё портфолио

Учитель-дефектолог выс.кваликационной категории. Педагог в диагностической группе раннего возрастя для детей с тяжёлыми нарушениями речи.

Разработала и внедрила систему работы для детей раннего возраста 2-3 лет, направленная на эффективное развитие речевой активности, через театральную деятельность и работу с родителями.

Прослушала семинар-практикум на тему: Формирование навыков игры у дошкольников с проблемами в интеллектуальном развитии.

РАЗВИТИЕ РЕБЁНКА

ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ГОДА

            Ещё И.М.Сеченов предполагал, что ко всем ощущениям примешивается мышечное чувство: можно смотреть, не слушая, и слушать, не глядя; можно нюхать, не слушая и не глядя, но ничего нельзя сделать без движения. Действительно, обращаются в сторону предмета, обегают его контур, следят за его перемещением – а это всё движения. Звуки тоже вызывают движения в сторону их источника. Развитие моторной речи зависит от развития общей моторики ребёнка в целом, и особенно от мелкой моторики пальцев рук.

МОТОРНОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЁНКА

Возрастные нормы

1 мес. Появляется реакция на звуки. Пытается поднимать и удерживать голову.

2 мес. Удерживает голову; следит за движущимися предметами; появляются хватательные движения.

3 мес. Лежит на животе несколько минут, опираясь на локти, и хорошо удерживает голову. На руках у взрослого хорошо удерживает голову. Удерживает вложенный в руку предмет.

4 мес. Поворачивается со спины на бок.

5 мес. Подолгу лежит на животе. Поднимает туловище, опираясь на ладони выпрямленных рук. Поворачивается со спины на живот, подтягивается, ухватившись за пальцы взрослого. Ровно, устойчиво стоит при поддержке под мышки. Хорошо берёт предметы, игрушки, тянет их в рот.

6 мес. Переворачивается со спины на живот, с живота на спину. Пытается садиться, самостоятельно сидит. Самостоятельно держит бутылочку в руках, ползает.

7 мес. Хорошо и много ползает.

8 мес. Самостоятельно садиться, сам встаёт и передвигается, держась за барьер. Пытается перелезть через решётку кровати. Тянется за высоко расположенными предметами и игрушками. Когда к нему наклоняется взрослый, хватает его за нос, за волосы.

9 мес. Свободно сидит. Появились шаговые движения. Ходит неуверенно, держась за предметы.

10 мес. Ходит, придерживаясь рукой. Поднимается на небольшие ступеньки, держась за перильца.

11 мес. Стоит самостоятельно, без поддержки. Играет в «Ладушки», «Сороку». Пьёт из стакана.

12 мес. Ходит самостоятельно. Пытается бегать. Удерживает принятую позу стоя, сидя на корточках, на четвереньках, на коленях.

РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Если ваш ребёнок может самостоятельно сидеть, давайте ему предметы, чтобы он играл с ними сидя. Положите один предмет перед ним, а другие – сбоку. Это заставит ребёнка двигаться и поворачиваться, когда он сидит.
  2. Давайте такие предметы, которые могут поместиться в его руке, и такие, которые он сможет брать двумя пальцами (большим и указательным). Не давайте ему маленьких предметов, которые он мог бы проглотить.
  3. Когда ребёнок научится сидеть, он может попытаться сесть из положения лёжа на животе, отталкиваясь руками от пола. Дети обычно многократно пытаются это делать, пока им не удаётся сесть без посторонней помощи. Может помочь ребёнку, согнув ему ноги и потянув за предплечья назад.
  4. Когда ребёнок лежит на животе, он может играть со своими ножками, перебирать пальчики. Если малыш не делает этого, помогите ему – вложите его ножку ему в руки. Ребёнок будет играть со своими ножками и засовывать пальцы в рот.
  5. Научившись переворачиваться со спины на живот, ребёнок будет всё время это делать, потому что на животе ему удобнее двигаться. Когда ребёнок перевернётся на живот, погремите перед ним погремушкой. Дайте ему потрогать игрушку. Потом отодвиньте игрушку – пусть он достанет её.
  6. После того, как малыш научится ползать на животе, он будет пытаться ползать на четвереньках. Вы можете помочь ему в этом. Подведите свои руки под живот ребёнка и приподнимите, чтобы он встал на четвереньки. Потом помогите ему ползти, показывая игрушку. Если ребёнок не может ползти без посторонней помощи, приподнимите его и поставьте на четвереньки с помощью полотенца или широкого пояса, подведённого под его живот. Если ребёнок встал на четвереньки, не ползёт, научите его: сами переставляйте его руки и ноги.
  7. Когда ребёнок научиться ползать без посторонней помощи, дайте ему игрушку или мячик, пусть он катит или толкает этот предмет перед собой. Можно поиграть с малышом, перекатывая мяч друг другу.
  8. Если ваш малыш уже хорошо сидит и играет с предметами, он может самостоятельно есть пищу, которую легко держать в руках, например печенье. Когда же он начнёт есть то, что взять невозможно, например кашу или протёртую пищу, ему понадобится ваша помощь.
  9. Можно заставить ребёнка встать держа над ним яркую игрушку. Проделывайте это много раз, пока малыш не научиться вставать без посторонней помощи.
  10. Вы можете помочь ребёнку научиться ходить. Для этого встаньте позади него и поддерживайте под мышки. Поставьте ступни ребёнка поверх своих. Идите вперёд, передвигая ноги ребёнка вместе со своими – это даст ему ощущение ходьбы.
  11. Постарайтесь, чтоб малыш повторял ваши движения. Например, похлопайте в ладоши и попросите ребёнка сделать тоже  самое.
  12. Помашите ребёнку на прощание. Попросите его помахать вам в ответ.
  13. Поднимите руки вверх и попросите ребёнка сделать то же самое, если малышу трудно помогите ему повторить ваше движение.
  14. Ваш ребёнок должен научиться понимать простые вопросы. Разговаривайте с ребёнком и указывайте на предметы, о которых вы говорите. Если малыш не понял вас, повторите свой вопрос и помогите ответить на него.
  15. Ваш малыш должен так же научиться выполнять простые указания. Играйте с ним в игры, которые помогут ему в этом. Например, научите ребёнка вставать и садиться по команде. Сядьте сами, говоря: «Сядь».
  16. Вы можете давать ребёнку и другие простые указания, например: «Дай мне чашку». Если ребёнок не повторяет вашу просьбу, повторите её ещё раз. Поиграйте в другую игру, передавая друг другу чашку и другие предметы.
  17. Поместите ребёнка на пол перед стулом или ящиком, на котором лежит игрушка. Попросите ребёнка подползти к стулу и достать игрушку. Сначала можно помещать игрушки на край стула, чтобы ребёнок мог доставать их, встав на колени. После того, как малыш научится делать это, положите игрушки на середину стула. Постарайтесь, чтобы ребёнок стоя играл с игрушками.
  18. Если малыш не может встать на колени или на ноги, помогите ему. Затем поддержите малыша, чтобы он играл с игрушкам стоя.
  19. Малыш может делать шаги, держась за ящики, стулья, стены. Возьмите ребёнка за руки, чтобы помочь ему ходить.
  20. Когда малыш научиться ходить с вашей помощью, он может попробовать стоять без поддержки, а затем попытаться ходить самостоятельно.
  21. Сядьте перед ребёнком, держа в руке игрушку. Позовите его. Скажите, чтобы он подошёл к вам и взял игрушку. Вместо игрушки можете дать, что-нибудь вкусное. Когда ребёнок сделает несколько шагов, покажите ему, как вы довольны им.

 

Мои публикации:

Воспитательная работа
Здоровый образ жизни
Материалы для родителей
Окружающий мир
Развитие речи
Разное
Рисование
Добавить грамоту в портфолио
Мои альбомы