Главные вкладки

    Статья по психологии по теме:
    И. А. Акимов, В. В. Клименко «Феномен края»

    Статья из журнала «Юный техник» 1988 г. №1-3

    Статья поможет лучше понять одарённых детей, избежать главных ошибок их воспитания. Хотя, по большому счету, эта статья - лишь постановка вопроса. Исчерпывающий ответ авторы дают в трактате «О мальчике, который умел летать, или ПУТЬ К СВОБОДЕ».

    В статье используется модный в то время, но не очень удачный термин "вундеркинд". Можно заменить его на  термин "одарённый ребенок". Или как пишут сами авторы "вундеркинд — это норма, у этой нормы есть другое имя: талант".

     

    И. А. Акимов, В. В. Клименко «Феномен края»

    Содержание:

    1. История первая

    2. История вторая

    3. История третья

    4. Кто такой вундеркинд?

    5.Три главные ошибки воспитания

    6. Резюме

    7. Генотип - что это?  Его свойства. Что есть норма развития

    8. О гармонии. Эмоция. Ее виды. Как она работает. Чувство. Как работает механизм таланта с помощью чувства.

    9. О структуре гармонии

    10. О  гармонии... О чувстве...

    11. О творчестве. Виды творчества.

    12. Отчего сгорают вундеркинды?

    13. Отчего сгорают вундеркинды ? - 2

    14. Итак

     

    Дорогие наши читатели! Предложите эту статью вниманию ваших родителей, учителей. Убедитесь — будет полезно. И…давайте думать вместе! Проблема стоит этого…

    1. История первая 

    Жил-был мальчик, обыкновенный, как все. В детском саду он ничем не выделялся, в первом классе — тоже. И даже когда класс повели в бассейн, чтобы научить ребят плавать, он и здесь себя не проявил. Напротив: то, что у других получалось сразу — умение держаться на воде, — ему долго не давалось. Но зато когда он ухватил, в чем тут соль ( это было то ли пятое, то ли шестое занятие ), — он вдруг поплыл. Да как поплыл! — сразу  стал опережать всех. Учительница физкультуры, которая его прежде только стыдила, теперь не замечала никого, кроме этого мальчика. Весь класс плавал по-собачьи, а она в несколько дней научила его и кролю, и брассу, и дельфину.

    Он плыл, а она бежала вдоль бортика с секундомером и кричала: «Давай! Давай!»

    А потом она отвела мальчика в спортивную школу. Специалисты не могли поверить, что еще месяц назад он не умел плавать. «Какой талант! — говорили они. — Золотая рыбка!» Его взял к себе лучший тренер — и уже к одиннадцати годам он стал мастером спорта.

    Мальчик очень старался. Он выполнял все задания, которые давал ему тренер. Тренировался три раза в день — плавал, плавал, плавал…

    Пришли победы. Сперва дома, потом за рубежом: медали, кубки, призы. Мальчик плыл все лучше и работал все больше — но вдруг однажды проиграл. Потом еще раз и еще. Это было неожиданно. Ведь он не пропускал занятий, не ленился, точно выполнял все указания тренера… Они решили: надо тренироваться еще больше, и он плавал и плавал — сколько было сил. Но ничего изменить не мог — он плыл все медленней.

    В сборной держат не тех, кто больше всех работает, а тех, кто побеждает,— и его отчислили из сборной. Потом тренер сказал, что теперь у него новые ученики и с мальчиком нет времени заниматься. А потом мальчику и самому расхотелось идти в бассейн — что-то в нем произошло, и теперь ему было противно думать о воде, о секундах, о боли в мышцах, об усталости, которую он ощущал и днем и ночью вот уже несколько лет…

    И он никогда больше не пришел в бассейн.

    В это время он учился в 9-ом классе.

    2. История вторая

    Девочке купили пианино. Она была маленькая, всего двух лет, и потому не понимала, что эта громоздкая вещь куплена для нее. Но ей нравилось стучать одним пальцем по клавишам. Ей нравились сами звуки, нравилось, что их можно воспроизводить громко или тише, сухо или полнее. Ей нравилось слушать, как они рождаются, ей нравилось, что это делает она сама. «Какая пианистка у нас растет!» — хвалила ее мама, и гости поддерживали: это неспроста, это замечательно, когда ребенок тянется к инструменту.

    Но обучать музыке девочку стали только после того, как ей исполнилось пять лет (раньше нельзя: ручки маленькие и слабые). Результаты были поразительные: у нее сразу стало все получаться. Она легко повторяла за учительницей музыкальные фразы, но это был не просто повтор — эти фразы звучали у нее как-то по-своему. А когда девочку стали именно за это хвалить, она стала делать это сознательно.

    Cкоро она уже играла целые пьески. Теперь она уже знала, что именно нравиться взрослым; для каждой пьески она придумывала какую-то свою историю, от этого играть ей было интересней, а музыка приобретала неожиданное звучание.

    Ее показали старому учителю музыки — тот похвалил. Потом повезли в столицу республики — и в консерватории ее игру прослушал  профессор. «Сколько  фантазии! Сколько зрелости! — похвалил он.— Это растет большой талант».

    Учительница умножила свои усилия. Они стали заниматься дольше и чаще, домашние задания уже требовали серьезной работы. Учительница больше всего хвалила за эмоциональность исполнения, и девочка старалась. Ведь ей хотелось сделать приятное и маме с папой, и учительнице, и зрителям.

    Она играла все лучше, все уверенней. Она почти перестала волноваться, когда шла на концерты,— ведь она знала, что надо делать и как,  и знала, что умеет делать это хорошо. Но радости почему-то это доставляло все меньше.

    Потом ей расхотелось играть. Она робко сказала об этом маме, но та ответила: «Не дури». Чтобы не огорчать ее, девочка стала заставлять себя делать то, что раньше делала с радостью и любовью. Этого никто не заметил, кроме учительницы.«Ты не заболела?» — спросила она. Но девочка не хотела учительницу огорчать. Она старалась, она очень старалась; иногда даже плакала потихоньку, но когда приходила время — шла играть.

    А однажды подошла к пианино — и поняла, что не может.

    Ей еще не было и 9 лет.

    3. История третья

    У мальчика были золотые руки.

    Что угодно починить, исправить, наладить — любая поделочная работа у него спорилась, за что бы не брался — все получалось. Однажды он увидел во дворце Пионеров выставку моделей кораблей и очень этим увлекся. Сделал одну модель — неплохо; вторая была посложней, но и у мальчика сноровки прибавилось — вышло отлично; а третья — ту и вовсе признали на конкурсе лучшей в городе.

    Но чтобы победить в республиканском конкурсе, требовалась еще большая сложность технических решений, ювелирная точность исполнения. А самое главное — времени было в обрез. Но все это мальчика не пугало. Ему было так интересно, он так был уверен в себе, в своей изобретательности, в ловкости и сноровке своих рук, что с радостью взялся за работу. Он думал о ней перед сном и когда просыпался, он вытачивал и шлифовал, клеил и паял каждую свободную минуту. Работа так его захватила, что он тайком от родителей стал заниматься ею даже по ночам, и чем дальше, тем с большим азартом трудился. Время поджимало, подгоняло его, время требовало, давай! давай! давай!.. Любой взрослый давно бы понял, что не успевает, — и остановился бы, но мальчик верил в себя — и делал, делал, делал… И успел! Точнее — почти успел: до конкурса было еще семь дней, а у него оставалось  на три  работы. Последнее усилие…

    Но мальчик этого не сделал. Он оставил почти сработанную модель — и больше ни разу к ней не прикоснулся.

    4. Кто такой вундеркинд?

    Как вы уже поняли, мы пишем о вундеркиндах.

    Кто такой вундеркинд?

    В словаре иностранных слов читаем: Вундеркинд (нем.Wunderkind -  букв. - чудо-ребенок) — ребенок, который проявляет исключительное для своего возраста умственное развитие или одаренность.

    Мы с этим не согласны.

    И не только потому, что в научной литературе понятие «вундеркинд» не употребляется, поскольку к науке оно не имеет никакого отношения. Эта формулировка выражает расхожий, привычный взгляд на предмет. В ней видимое принимается за истинное; эмоции заменяют анализ, а значит, и лишают возможности дать правильную оценку явлению.

    В чем сущность ошибки?

    Ребенок рассматривается как  маленький взрослый, Представления о процессах восприятия и мышления,  свойственные взрослым, механически переносятся на малыша: мол, разница только в массе тела, а мыслительные процессы — одни и те же, не так ли?

    А вот и нет?

    У малыша, у дошкольника мышление только формируется, только ищет себя. А что же  у него работает — не вместо — попутно, зато на полную мощность? Память. Память малыша  в десятки раз активней памяти взрослого. Он может одновременно изучать несколько иностранных языков; после одного-двух повторений запоминает любое стихотворение; его тело легко осваивает и запоминает на всю жизнь самые сложные движения и действия. Мы от него слышим, мы у него видим главным образом только то, чему мы его научили. Своего у него нет, пока — нет, вернее — пока мало; ему только предстоит научиться создавать свое — свои предметы, свои действия, свои мысли.

    Так чему же мы удивляемся?

    Почему указываем на него пальцем — вундеркинд? Кого из малышей — по какому принципу — выделяем?

    Выделяем тех, кому лучше всего удается нас повторить. Маленькое тельце, по сути, совсем еще несмышленыш, а слова и действия как у взрослого — вот что поражает. А он всего лишь демонстрирует отличную память. Теперь представьте какую огромную (и непоправимую) педагогическую ошибку мы совершаем, превознося малыша за то, что не стоило ему никаких усилий? А ведь рождение оригинальной мысли всегда невероятно трудно, оригинальное действие рождается в преодолении инерции привычных косных норм. Вот где нужны похвала и поддержка — даже при неудаче. Если же мы хвалим за то, что досталось без труда, мы приучаем малыша к мысли, что ему все должно падать с неба, — и тем самым подтачиваем в нем способность к творчеству. Поскольку оно немыслимо без преодоления.

    Память малышей бездонна, но к 10-11 годам (у вундеркиндов раньше) она умеряет свой аппетит, становится гораздо более ленивой. Теперь — и до конца жизни — мы будем переваривать то, чем объелись в детстве. Переваривать — мышлением. Память станет только его подспорьем. Вот почему на этом рубеже скисают многие вундеркинды: мышление — это новое качество, это — дерево, которое вырастает на почве памяти, и не всякий ее слой, и не во всех условиях плодоносен. Вот почему — памятью берут! — в первых классах много отличников; после четвертого-пятого они почти все переходят в разряд середняков; зато появляются новые лидеры — часто из бывших середняков: жизнь приучила их к преодолению трудностей, их самостоятельное мышление поневоле развивалось успешней. И это им послужит на всю оставшуюся жизнь.

    Всем, кто соприкасается с вундеркиндами — родителям, учителям, — надо бы помнить об этом. Восторженные ахи — самое легкое. Но они небезобидны. Важен даже не тренинг (мы видим к чему он приводит!). Важнее постепенная подготовка маленького дарования к самостоятельности, выработка умения «плыть против течения». Из этого строится личность.

    К сожалению, обучение в наших школах настроено преимущественно на запоминание. Оно развивает 1) знания, 2) умения, 3) навыки — это все кладовые памяти. А мышление, тем более мышление самостоятельное, не только не развивается, но зачастую и не поощряется. Вот откуда столько равнодушных,  не знающих своего призвания, своего места в жизни людей…

    Спросите кого угодно: как появляется вундеркинд? — и вам ответят: ну что же здесь неясного? Появляется ребенок с ярким талантом, который сразу виден, которого нельзя  не заметить; он что-то делает намного лучше сверстников; одни его за это любят, другие — за это же — ему завидуют, но все признают — вундеркинд.

    Значит, талант, которого невозможно не увидеть?

    А вот и нет. За такой ответ — двойка.

    Потому что в этом деле главное подчас — не яркие способности, а совсем другое: заметили их или нет. Ведь музыкально одаренная девочка могла вырасти на хуторе, где, кроме телевизора, радиоприемника и магнитофона, нет других источников музыки, как нет и необходимых условий для проявления и развития дарования. А если бы мальчик с изначально заданной замечательной координацией движений оказался бы в классе у равнодушного учителя физкультуры — кто бы узнал, что в нем живет потенциальный спортсмен? И мальчик с золотыми руками так никогда бы и не поднялся над домашними и школьными поделками, если бы взрослые не выделили его призами.

    Следовательно, вундеркинд, — явление социальное. Его открывает и помогает подняться общество — окружающие люди. И придумывают для него особую, часто непосильную роль тоже они.

    Если некому разглядеть в ребенке вундеркинда, ни он сам, ни его окружающие никогда не о его особых способностях не узнают.

    Мы расспрашивали многих людей: хотели бы они быть вундеркиндами? — и все до единого твердо ответили: нет. Это легко понять. Если проследить судьбы вундеркиндов, только очень редкая заканчивалась благополучно. А уж счастливо — одна из ста.

    И вот что удивительно: никто не желает себе такой судьбы, но когда разговор заходит о детях, каждый мечтает видеть в своем ребенке вундеркинда. Значит, разрывает в своем сознании их способности и судьбу. Вернее, эти родители думают только о способностях, об их счастливой реализации; при этом счастливая судьба как бы сама собою разумеется. Печальный опыт других родителей не принимается во внимание. У них не получилось, ну и что? — у меня получится непременно; ведь программа развития способностей очевидна, дорога перед ним открыта, все благоприятствует — значит, все будет хорошо.

    Эгоизм иных родителей, рожденный их несостоявшимися судьбами, губит судьбы их одаренных детей.

    5.Три главные ошибки воспитания

    Отчего так происходит: одни дети становятся вундеркиндами, а другие нет?

    Мы считаем, что на старте — при рождении — все имеют одинаковые шансы. Разумеется, за исключением тех, кто получил в наследство ущербный генотип. (Его причин может быть много: наследственные болезни, сифилис, алкоголизм, наркомания родителей и так далее.) Дальше тоже все во многом зависит от родителей. Если их главными инструментами является доброта и мудрость, через несколько лет выясняется, что их ребенок — вундеркинд. (Повторяем: если есть кому это разглядеть.) Что же гасит в остальных детях их потенциально яркие способности?

    Три главные ошибки родителей.

    Первая: ограничение двигательного режима.

    И новорожденный, и подросший малыш, и дошкольник, и младший школьник двигаются потому, что этого требует их природа. Движение развивает их. Развивает не только мышцы тела, как это кажется на первый взгляд, но и нервную систему, и органы чувств, и мышление. Ребенок, который много движется, обгоняет в умственном развитии увальня, тихоню и лежебоку.

    А что делают родители?

    Новорожденного туго и надолго пеленают; малыша, ставшего на ножки и радостно прыгающего, — утихомиривают; освоившего бег — удерживают от него: не упади, не толкни, не разбей. А уж в школе заставляют сидеть истуканом со сложенными руками, хотя любой психолог скажет, что чем больше движется ребенок(не обязательно всем телом — хотя бы руками), тем он меньше физически и психически устает и лучше усваивает материал. Перемена — отдушина, но и тогда не дают побегать! Два урока физкультуры в неделю — почти ничто. Вот и получается, что для школьников младших классов единственный двигатель их естественного развития — это те недолгие минуты свободы, которые им выпадают в промежутке между тисками школы и дома.

    Вторая ошибка: дефицит общения.

    Почему дети задают бесконечные вопросы? Они открывают мир. Они открывают неизведанную планету. На каждом шагу сталкиваются с неизвестным. Знаний у них нет, опыт ничтожен, зато силы огромны — их достаточно, чтобы освоить, сделать своим этот мир. Самый кратчайший путь — сделать это с помощью родителей. И они задают вопросы — что? где? когда? почему? как? — собственно говоря, их волнуют (и они решают для себя) те же проблемы, которыми заняты самые мудрые философы.

    А что отвечают родители? «Ты видишь — я занята». «Не мешай мне работать». «Не твоего ума дело». «Подрастешь — узнаешь». «Много будешь знать — скоро состаришься…».

    Что при этом происходит? Пропадает интерес, пропадает любопытство, пропадает естественная жажда познания. Пропадает любовь к открытию и потребность к открытия. Остается равнодушие, интеллектуальная слепота и глухота. Не приученный к работе мозг спит.

    Значит, на каждый вопрос надо отвечать. Это трудно, для этого требуется терпение, но это все равно нужно делать — подробно и серьезно. Неважно, если ребенок поймет не все; куда важнее, что он почувствует и убедится: его интересы и интересы родителей (и учителей — любых взрослых) составляют единое целое.

    Кстати, здесь есть одна западня, в которую легко попадают и родители, и учителя. Привычка задавать вопросы естественна и безобидна только до поры до времени — пока у ребенка доминирует память над мышлением. Когда же мышление выходит вперед, воспитателям следует перестроиться. Если придерживаться прежней линии поведения и отвечать на каждый вопрос, ребенок будет лениться думать, привыкнет к умственному паразитированию. Значит, при каждом  удобном случае нужно задавать встречный вопрос: «А что ты сам по этому поводу думаешь?» — а только потом, получив ответ, или поправить, или объяснить, или поощрить («Вот видишь, оказывается, ты сам можешь все сообразить»). При этом совместном умственном действии зарождается духовное единство. Нетрудно сообразить, что чем раньше мы начинаем приобщать ребенка к такому размышлению, тем раньше — а значит, и с большей перспективой — развивается его мышление.

    Общение тренирует мысль, приучает его искать истину. Дефицит общения замыкает мысль на себя; интеллект попадает в беличье колесо: оно вертится, а продукта нет.

    Третья ошибка: дефицит совместного действия.

    Маленькая девочка пытается помочь маме накрыть на стол. «Отойди, — говорит мать, — ты уже разбила мне две чашки…» Отец что-то мастерит по дому. Стараясь ему помочь, маленький мальчик хватает молоток и пытается забить гвоздь; или пробует справиться с пилой; или берет на кухне нож, чтобы строгать как отец. У него немедленно забирают все из рук. «Нельзя», — это полбеды; куда хуже, что малыша запугивают: порежешься, покалечишься. Вместо активного действия ему предлагают пассивное - принеси, подай, вытри, убери, - по сути, роль прислуги. Она скучна, в ней нет открытия, поэтому быстро начинает вызывать у ребенка отрицательные эмоции. Пассивное действие среди активных — незаметно; возведенное в правило, оно рождает протест.

    Совместным действием 1) из рук в руки передается опыт, 2) на всю жизнь формируется чувство коллективизма (если же нет совместного действия — получите эгоиста), 3) видя в совместно созданном продукте свой вклад, ребенок узнает цену вещам, цену труду и еще больше сближается с взрослыми.

    Знание невидимо; себя в нем невозможно разглядеть. Себя можно увидеть только в том, что ты сделал, — в продукте труда.

    Благодаря совместному действию малыш обретает навык к труду. Только благодаря совместному действию он познает радость труда. Труд – единственное средство самовыражения — становится для него потребностью.

     

    6. Резюме

    Итак, что мы уже знаем?

    1. Вундеркинда создает его окружение.
    2. Все здоровые дети одарены в равной степени.
    3. Бесталанных детей создает их окружение.

    И все-таки, как это получается: был обыкновенный ребенок, и вдруг в один прекрасный день  — вундеркинд?  Ведь если родители, воспитатели, учителя все делали правильно, это должно было появиться еще раньше, может быть, даже  сразу?..

    Оказывается, не так.

    Потому что ребенок, который делает что-то хорошо, даже очень хорошо, — еще не вундеркинд. Вот если плоды его усилий станут соизмеримыми с тем, что делают взрослые, тогда мы открываем в нем вундеркинда.

    Повторяем, вундеркинд не обязательно делает что-то лучше взрослых; мало того, он почти наверняка проигрывает взрослым; но он на три головы возвышается над сверстниками, и только поэтому вундеркинд.

    Значит, мы можем сделать еще два вывода:

    1. Вундеркинд — это ребенок, который развивается нормально.
    2. Существует какой-то момент истины, когда мы делаем открытие, что данный ребенок выше остальных на три головы.

    Так что же такое норма развития?

    И в чем смысл момента истины?

    7. Генотип - что это? Его свойства. Что есть норма развития

    Вы знаете, что наше тело развивается по программе, заложенной в генотип.

    Сколько есть словарей, столько и разных определений генотипа. Почему? Причина простая: хотя генотип, безусловно существует, никто не знает толком, что это такое.

    Но некоторые свойства генотипа уже известны. Прежде всего мы знаем, что он находится в живой клетке. Затем (и это свойство известно почти каждому, а многие даже считают, что оно у генотипа единственное) мы знаем, что в генотипе заключена программа. Она учитывает и продолжительность жизни (которая зависит от запрограммированной способности клетки к делению), и будущую конституцию тела, и когда быстро расти костям, и когда мышцам набирать силу и т.д. Программа работает в строгой последовательности; так, например, завершение роста костей в длину включает программу роста мышц.

    Не менее важное свойство генотипа — его энергетика. Тут больше всего неясного. Бесспорно, в генах (как и в каждой частичке природы) заложена колоссальная энергия. Наша наука еще только пытается подобрать к такой энергии ключи, а гены оперируют ею свободно. Энергия дает программе жизнь, значит, в соответствии с программой она катит волнами — по синусоиде. Когда синусоида в положительной фазе — происходит активизация жизнедеятельности, когда в отрицательной — происходит упорядочение достигнутого и подготовка следующего всплеска.

    Наконец в генотип заложена реактивность организма, то есть механизм защиты от враждебных факторов среды. Диапазон его огромен: от бастионов иммунитета, которые несут защитные функции, сохраняя нашу внутреннюю среду, до орудий вторжения в окружающую мир. Это задатки, материал, из которого развиваются наши способности; этими орудиями мы создаем благоприятную окружающую среду.

    Такова самая общая схема феномена, который мы называем генотип. Изменить программу невозможно, но усилить или ослабить отдельные ее части удается в широком диапазоне. Например, одним только инструментом — физическими упражнениями — можно увеличить рост, воздействовать на мышцы, а если ставить при этом перед ребенком творческие задачи, то будет прогрессировать и интеллект.

    Очевидно, вы уже поняли, как воплощается заложенная в генотип программа: она зависит от действия. Если тело лишено движения (возможности действовать), мышцы превращаются в студень, а кости в гибкие трубки. Если мозг лишен информации (реагируя на нее, он действует), он утрачивает функции мышления. Только действие позволяет нам найти себя и себя выразить — стать самим собой.

    Но действие — непростой инструмент. Мы только что сказали, как бывает плохо, когда его мало. Но если действия чрезвычайно много — результат не лучше! Перекачанная мышца культуриста такая же невыносливая и медленная, как и мышца нетренированная. Кости при перетренировки становятся хрупкими. Мозг, защищая себя от избытка информации, отказывается работать. Следовательно, действия должно быть ровно столько, сколько требуется для реализации генотипа. Тогда можно говорить, что ребенок развивается нормально. Гармоничною.

    Вот мы и ответили на первый вопрос.

    8. О гармонии. Эмоция. Ее виды. Как она работает. Чувство. Как работает механизм таланта с помощью чувства.

    Теперь второй: когда же ребенок делает рывок?

    Мы не случайно обратили ваше внимание на гармонию. Если она есть, если она достигнута, эта гармония не только в теле ребенка, но и гармония с тем, что вокруг него. Ведь если этой гармонии с внешним миром не будет, ребенок начнет хиреть, поскольку окружающий мир его подавляет.

    Но первые годы жизни малыш гармонии не замечает. Он просто живет, он просто развивается, просто познает, просто радуется или плачет. Он живет переполненный эмоциями: эмоциями действия (удовольствие от движения), эмоциями нравственными (реакции на хорошее или плохое), эмоциями интеллектуальными (радость познания), эмоциями эстетическими (переживаниями красоты). Эмоция проста, у нее только два лица: положительное и отрицательное.

    Обратили внимание? Эмоция — это только оценка (хорошо — плохо) и собственная реакция (смеюсь — плачу)  на эту оценку. Малыш живет вроде бы в том же мире, что и мы; на самом же деле это не так!

    Его окружают те же лица, те же предметы, он присутствует при тех же действиях, что и мы, но если мы со всем этим миром находимся в каких-то отношениях (любим, ненавидим, терпим, наслаждаемся, удивляемся ), то малыш этих отношений пока не знает, он еще не выделился из этих предметов, не осознал себя как личность. Поэтому малыш способен только на реакцию. Все в порядке — он весел, что-то не так — плачет.

    Но вот однажды пуповина, которой малыш был связан с окружающим миром, отпадает. И он вдруг осознает свое Я — свою личность. Суверенную, отделившуюся от всего остального мира, противостоящую этому миру. До сих пор он говорил: «Петя хочет есть», «Петя хочет гулять», — нечто просительное – сослагательное; теперь же он говорит: «Я хочу гулять!» — чувствуете? Он не просто изъявляет свое желание, он еще и утверждается, и получает от этого удовольствие.

    Теперь — выделившись — он вынужден классифицировать предметы окружающего мира. Вначале по уже освоенной им двоичной системе: хорошее — плохое. Но это уже не прежняя внутренняя реакция, не эмоция; это оценка отношения к предмету, значит — чувство. То, что он будет ориентироваться , что он будет искать и чего будет избегать, чем он будет жить всю последующую жизнь.

    Вот когда только о нем можно сказать наконец — это маленький взрослый. И отношение к чувствам у него такое же, как у взрослых: ищет положительные и старается отгородиться от отрицательных.

    Как же он их различает?

    Благодаря сформировавшемуся в нем критерию — эстетическому чувству. Есть в предмете, в лице, в действии, в ощущении гармония — малыш к нему тянется, гармонии нет (значит — черное, страшное, уродливое, злое) — малыш его избегает.

    А теперь представьте, что это свежее, молодое, острое, эстетическое чувство (пока неосознанное — но оно уже есть!) подкрепляется феноменальной памятью к информации, звукам, действиям, движениям. Так это же наш вундеркинд!

    Но эстетическое чувство свойственно любому нормально развитому ребенку, и памятью он не обделен, однако на развитее большинства детей мы не обращаем внимания, вундеркинда же замечаем сразу. Почему?

    Секрет удивительно прост: мы принимаем за вундеркиндов тех детей, у которых раньше, чем у остальных, формируется эстетическое чувство. Представляете? Его сверстники по своим возможностям все еще малыши, а он уже вырвался едва ли не на уровень взрослых. Разительный контраст! Через некоторое время и остальные совершат этот рывок, овладеют эстетическим чувством, но вундеркинда им уже не просто нагнать. Ведь он уже натренирован на различении гармоний и любому непредвзятому наблюдателю представляется на три головы выше остальных.

    Подчеркнем еще раз: вундеркинд не всегда талантливей остальных, просто он раньше созрел и лучше тренирован, только и всего. Это во многом объясняется благотворным влиянием родителей, окружения. Стоит задуматься, не правда ли?

    9. О структуре гармонии

    Вернемся к трем примерам, с которых мы начали рассказ. Второй случай — самый очевидный.

    Девочка росла в музыкальной семье. Музыка окружала ее с первого дня — проигрыватель не простаивал, прекрасные мелодии наполняли дом. Музыкальная гармония стала ее воздухом, естественно вошла в сознание. Но когда в доме появилось пианино, в представлении девочки оно никак не увязывалось с привычной музыкой. Звуки, которые она извлекала, пробуя клавиши, были ей забавны — но и только. Они не задевали ее души.

    Но вот настал день — и в доме появилась учительница. Она объяснила девочке, как рождаются звуки, как они сочетаются, как из этих сочетаний возникает мелодия. И показала это на самых простых примерах: «Чижике – пыжике» и простеньком вальсе.

    Девочке понравилась новая игра. Оставшись одна, она долго сидела возле пианино, снова и снова пытаясь подобрать мелодию, пытаясь понять, как она возникает из отдельных звуков. И на второй день эта игра продолжалась, и на третий тоже. И когда снова пришла учительница, девочка выбежала к ней с радостным криком: «И я! И я могу!..» Взобравшись на стул, она стала играть. У нее получилось медленно и сбивчиво, но… как-то очень необычно. По своему. «Пожалуйста, сыграй еще раз», — попросила учительница. Девочка охотно повторила, и тогда учительница поняла, что первое впечатление было верным, что перед нею — вундеркинд.

    Что же произошло? Почему учительница сделала такой вывод?

    Слыша музыку с дня рождения, девочка относилась к ней пассивно. Музыка ей нравилась — и только. Но вот она впервые сыграла простенькую мелодию. Что значит «сыграла»? Она не просто встретилась с внешней гармонией, ей потребовалось эту гармонию воспроизвести. И тут возможны два варианта. Первый: если ребенок далек от гармонии, он механически, не впуская в себя, отбарабанит то, что от него требуют, — и все. Вариант второй: ребенок, гармонично развитый, обязательно (его не надо этому учить, он делает это сам) пропустит мелодию через себя, прочувствует ее, переживет, ассимилирует — значит, и воспроизведет ее как-то по-своему.

     Гармония (на каком бы уровне ее не рассматривали — от простейшего, до высочайшего) рождается от сочетания 1) ритма, 2) метра и 3) мелодии. Их нельзя разъять, потому что в любой своей частичке гармония целостна. Что-то отними — и гармония умерла.

    Зато она пластична. Она, как глина, сохраняет на себе отпечатки рук, которые к ней прикасались. Любитель музыки сразу узнает ноктюрн Шопена, а знаток добавит: его исполнял Рихтер; профессионал же уточнит: молодой Рихтер.

    Кажется, ну что особенного можно услышать в исполнении «Чижика – пыжика»? Но девочка всю себя вложила в эту немудреную пьеску: свою жизнерадостность и лукавство, и удовольствие от игры со звуками, и желание понравиться. Любая человеческая личность, если она сумеет раскрыться, интересна. Даже если это личность маленького человечка. Искренность и непосредственность всегда подкупают и обещают так много! Это и пленило учительницу, и заставило поверить, что перед ней необычайно одаренный ребенок.

    А девочка была обыкновенная. Конечно талантливая. Как все нормальные дети.

    Но это, кстати, не повод, чтоб заставлять ее работать на пределе сил.

    10. О гармонии... О чувстве...

    Теперь рассмотрим, как эстетическое чувство помогло сделать рывок мальчику – пловцу.

    Вспомните, как долго он не мог поплыть. У других это получается сразу. Есть даже такой известный метод: бросают на глубину — плыви! И плывут. А у него не получалось. Потому что барахтанье в «собачьем» стиле не давало его телу ощущения гармонии — и отвергало это сразу. Его тело интуитивно искало пластику, экономные движения, красоту (потому что ближе всего к истине), — и когда эта красота экономичной слаженности вдруг возникла — он поплыл, и поплыл сразу быстрее остальных.

    Он плыл не так, как мы с вами, — он играл в плавание. Он играл с водой. Для него плавание не составляло труда. Владея гармонией, он не продавливался через воду — он протекал, обтекал, струился, он был как бы частью этой стихии. Он мог как угодно менять ритм и скорость, потому что неизменной была мелодия движения и удовольствие, которое он от этого получал.

    Обратите внимание на важный момент: эстетическое чувство плодотворно только тогда, когда первым результатом его является удовлетворение. Если цель какая–то иная — любая! — поражение неотвратимо.

    11. О творчестве. Виды творчества.

    Вспомните: мальчик – моделист получал удовлетворение от всего, что он делал своими руками.

    «Золотые руки» — это означало не только, что он умел делать все. Он все делал хорошо, красиво. Когда работает истинный мастер (пусть даже дело его ничем не примечательно — скажем, чинит водопроводный кран), глядя на его действия, получаешь удовольствие. И сам он получает удовольствие от работы. И хозяйка, пользуясь отремонтированным краном, говорит: «Сделано с любовью». А все почему? В мастере есть критерий — его эстетическое чувство. Для него не итог важен (цель для него только повод), а то, как он это делает.

    Но смастерить табуретку или отремонтировать водопроводный кран — это рукоделие. Как бы ни была удобна и красива сделанная табуретка, говорить в связи с нею о творчестве не приходится. Потому что творчество — это прорыв в неизведанное. Пусть это неизведанное неизвестно только нам — важно, что мы невероятным усилием (ведомые эстетическим чувством) вырвались за свои привычные пределы и создали что-то новое, чего до сих пор не было. Если этого нового не до сих пор не было только в нашем микромире — оно имеет ценность только для нас; если же этого нового не было никогда и нигде… страшно подумать: мы имеем шанс стать встать в один ряд с гениями!..

    Короче говоря, творчество — это процесс, в результате которого возникает продукт оригинальный, объективно ценный и самодостаточный.

    Результаты творчества бывают трех видов:

    1. Открытие
    2. Изобретение
    3. Художественное произведение.

    Сущность их одна, разнятся они только способами проникновения в природу.

    Открытие — редкая удача, о каждом из них сразу узнает весь мир, но ведь можно пройти и мимо горы; и чтобы кто-нибудь из вас не прошел мимо открытия, если ему повезет открытие сделать, на всякий случай напомним их классификацию.

    а) У известного вещества открываются неизвестные свойства.

    б) По известным свойствам открывается неизвестное вещество.

    в) Открывается неизвестное вещество, с неизвестным свойством.

    Изобретение — это создание новых предметов, техники и технологии.

    Художественное произведение — это создание образа нового мира, который, сопоставленный с природой, позволяет лучше понять ее, а значит — и овладеть ею.

    Между рукоделием и творчеством на первый взгляд — пропасть. Так не бывает, скажете вы, и будете правы. Потому что их связывает моделирование.

    Моделирование — это процесс, при котором знания, умения и навыки (то, что дает нам учеба) находят свое практическое применение, воплощаются в дело, материализуются. Собственно, моделирование (еще раз подчеркнем: рукоделие, освещенное творческим устремлением) — это идеальный способ учения. Идеальный потому, что уничтожает разрыв между приобретением знаний и их использованием. В моделировании даже эта дидактическая последовательность — сперва узнал и лишь затем использовал — необязательна. Работа, ее процесс, рукоделие сами становятся источником знаний и тянут на себя потребность в приобретении новых знаний. Моделирование дает знания, умения и навыки незабываемые — на всю жизнь. Ни один учитель не мечтает о таком КПД своей работы, которое дает моделирование.

    Теперь вы видите, что моделирование — это школа изобретательства.

    Почему ученик учится в школе?

    Потому что так надо, так принято, так хотят родители, заставляют учителя.

    А моделированию он стремится сам! И никакие затраты времени и сил его не страшат. Никакие сложности в овладении знаниями, умениями и навыками при моделировании не кажутся ему скучными. Почему? Потому что моделирование — это прежде всего игра. Игра с материалом, игра с формой, игра мысли с воображением.

    Знания, умения и навыки, примененные в деле, переплавленные в дело, становятся мудростью. Значит, моделирование учит мудрости.

    Древняя китайская пословица гласит: «Ты можешь стать умным тремя путями: путем опыта — это самый горький путь; путем подражания — это самый легкий; путем размышления — это самый благородный». Моделирование — это путь подражания. Пусть вас не смущает определение, что он самый легкий. Более легок он только за счет игры, всем же остальным он ни в чем не уступает более тяжким путям познания. Ведь еще древние греки подражание возвели в основной закон. Человек должен действовать так, как творит природа, подсматривать у нее законы и использовать их в своем деле. И правда: лучше природы не создашь. Жаль, что наша наука время от времени об этом забывает.

    Почему мальчик увлекся моделированием?

    Очевидно, в нем уже проснулась потребность творчества, потребность в созидании. Если б это случилось на два – три года позже, когда в молодом человеке созревает образное мышление, он бы начал, скажем, писать стихи. Или музыку (гитарный период). Или рисовать. Теперь же в нем доминировало действенно мышление, то есть когда мышление и движение слиты воедино, и для удовлетворения этой потребности нужно делать что-то конкретное, вещное.

    Познакомившись с моделированием, он сразу понял: вот оно — то, чего ему не хватало. Иными словами, он нашел свое хобби. Выходит хобби — это не просто страсть, это компенсация. Компенсация неудовлетворенной потребности. Компенсация потребности в самовыражении.

    Идеал — это когда хобби и основное дело совпадают. Такие люди — самые счастливые. Отсюда напрашивается, что все, кто имеет хобби на стороне, заняты не своим делом, не тем, к которому имеют призвание. Продолжая это рассуждение, приходим к выводу, что все, кто имеет хобби, — это люди с нераскрывшимися, невоплощенными, едва теплящимися талантами.

    12. Отчего сгорают вундеркинды?

    Пора разобраться, отчего сгорают вундеркинды. 

    Пока их поддерживает дружная троица: генотип, действие и гармония, — вундеркинды находятся на гребне волны. Генотип дает энергию, движение ее воплощает, а гармония помогает решать возникающие задачи самыми простыми средствами. Стоит чему-то сломаться — и конец успехам.

    Итак, 1) генотип.

    Он чаще всего подводит вундеркиндов. Какой бы в нем не был могучий заряд — он не беспределен. Кстати, как вы знаете, даже если все процессы воплощения генотипа протекают естественно, энергия возрастного развития начинает иссякать где-то к 16-19 годам. Если же ее эксплуатируют чрезмерно, она может опустошиться гораздо раньше. Энергия уже не наполняет в достаточной мере движение, и то, что ребенок свободно делал вчера, сегодня он перестает уметь.

    2) действие

    Любое действие — разумеется мы говорим о норме, — рождается от слияния трех составляющих: игры, учения и труда. Значит, действие-игра, действие-учение, действие-труд. Слившись, они дают творческий процесс. Игру мы поставили на первое место только потому, что пишем о детях. Игра всегда притягательна, для детей в особенности, поэтому именно игра должна быть главной пружиной их деятельности. Потом, когда они станут взрослыми, на первое место выйдет труд. Но если мы не хотим, чтоб это труд был тяжелой повинностью, он   должен содержать в себе игру и непременно —познавательный момент (учение). Такой труд никогда не приестся, каждый день будешь ждать встречи с ним с радостью (конечно,  если знать меру — ведь и от меда можно получить тяжелейшую аллергию).

    Как вы понимаете, под игрой  мы разумеем не одно лишь развлечение, а форму действия. Только форму. А сердцевина действия — всегда! В любом возрасте! — это учение. Познавательность.

    Игра ради игры (даже самая занимательная) быстро приедается; труд ради труда — каторжная повинность. И только познание не девальвируется. Вдумайтесь в смысл слов: «любимый труд». Когда он становится любимым? Когда он интересен, то есть каждый день одаривает новым познанием. А добывание его на фоне положительных эмоций — это та же игра.  И чем труднее игра, тем сильнее мы любим ее плоды. Вспомните: «наука трудна, но плод ее сладок».

    Вундеркиндам во все времена не везет. У них сразу отбирают игру; учение, которое должно лететь на легком «хочу», придавливают тяжелой глыбой «надо»; и труд  — труд-радость, труд-удовольствие, труд-самовыражение — заменяют работой. Собственно говоря, и игру, и учение, и труд — все подменяют одной работой. Ну как тут не посочувствовать бедному вундеркинду? Немудрено, что никто не хочет им быть.

    3) гармония

    Бедная гармония! Ее просто не замечают. Она все время рядом, все время при деле: это благодаря ей сохраняется целостность (как линза собирает лучи в одну точку, так и гармония из множества мелочей создает явление — вундеркинда), благодаря ей живет интерес, благодаря ей получается задуманное. Ею пользуются — но только как средством, между тем как в ней — смысл. Соль всей деятельности. Цель любой деятельности. Потому что — чем бы мы не занимались! — мы стремимся к одному: состоянию гармонии.

    Что это означает?

    Человек в состоянии гармонии доволен. Он удовлетворен всем. Он затратил усилия, причем большие усилия! — и у него получилось все. Он не ощущает тела — в его теле все гармонично; у него не болит душа —  ведь он живет в ладу с нею и каждый свой поступок отмеряет совестью. Он живет в согласии с миром, потому что мир не подавляет его, а все задачи, которые ставит перед собой этот человек, не нарушают его гармонии, его динамического равновесия с миром.

    Вундеркинд потому и вундеркинд, что раньше остальных овладел гармонией. Он этого не осознает, но гармония живет в нем, как камертон, — и все. И если его учитель мудр, то будет следить лишь за одним-единственным: чтобы гармония развивалась свободно. Это значит — чтоб ребенка не покидало ощущение игры, чтоб ему все время было интересно, чтоб самое большое удовольствие он получал от того, как он делает свое дело. Чтоб это как было его единственной целью.

    А вундеркинду подменяют цель. Гармонию из роли хозяйки переводят в подмастерья — заменяют технологией. А целью выбирают первенство. Стать первым — в школе,  в районе, в стране, в мире… Зачем? Чтоб быть первым. Ну — стал, ну и что? Стал ли от этого лучше, богаче духовно? Стал ли от этого получать больше удовольствия от жизни? Стал ли от этого лучше других?..

    Борьба за любое первенство — это всегда гонка со временем. Значит — форсаж, значит — утомление, и как результат — разрушение гармонии. Большинство вундеркиндов сходит с дистанции — ломается навсегда, еще не дойдя до вершины. Но и победителю не лучше! Потому что на вершине он вдруг обнаруживает: дальше ведет только одна дорога — вниз. И это — в самом начале жизни…

    А если бы целью была гармония, совершенство, жизнь не знала бы срывов, тупиков, жесточайших разочарований, необходимости начинать все сначала. Потому что каждый шаг к новому был бы победой, укреплял бы уверенность в себе, приносил бы удовлетворение. И если на этом пути случались бы победы над другими — в школе, в стране, в мире, — мера этих побед в глазах такого победителя была бы одна: насколько он себя преодолел. Для него поражения и победы имеют одну цену. Потому что он знает: тот, кто ищет только победы, раньше или позже проиграет — все и навсегда; тот, кто ищет гармонию, — всегда победитель. И жизнь его достойна доброй зависти.

    13. Отчего сгорают вундеркинды ? - 2

    Почему из великого множества способных детей, которые занимаются в спортивных школах, в большой спорт попадают единицы?

    Гонка со временем, гонка на пределе возможностей бесповоротно утомляет механизм роста. Оставшись наедине с высочайшей тренировочной нагрузкой, организм начинает защищаться — отключает системы: болью в печени, нарушением сердечного ритма, порывом мышц. Это — первые сигналы. Второй уровень сигнализации — отмирание интереса к тренировке (знак глубочайшего истощения). Третий уровень — гибель мотивов — отвращение к спорту. Личность в нокауте. Она дезориентирована, потеряла себя, потеряла шкалу ценностей. Потребуется много сил и времени, чтобы прийти в себя, найти себя. Если повезет.

    Значит, все дело в том, что детям недостает энергии?

    Ничего подобного! Их энергетические аккумуляторы емки необычно. Посмотрите на мальчишек в выходной день: они выходят во двор сразу после завтрака и гоняют мяч до темноты. Девочки могут играть в «резинку», чередуя десятки фигур, тут же придумывая новые, — пока их не загонят домой. Но стоит их энергию направить на легкую физическую работу, скажем, окопать деревья или полить грядки, как они устают буквально в считанные минуты. Причем они не притворяются — они в самом деле устают. В чем тут дело?

    Игра всегда гармонична. Идеально гармонична. И ребенок который хочет играть (больной ребенок играть не хочет!), тоже гармоничен. Он тянется к игре, потому что эта внешняя гармония дает выход, возможность роста гармонии внутренней, той, что томит его, не дает ему сидеть на месте, заставляет двигаться, искать себе применение, что-то делать. Но двигаться, применять себя, делать он хочет в ситуации полной свободы, когда он может свободно самовыражаться, развиваться, расти. Игра — идеальная среда для этого роста. Значит, ребенок не тратит энергию в игре — он ее накапливает! Его эмоции, как насосы, перекачивают энергию, которую он поглощает из атмосферы игры.

    А в работе ребенок гармонии не ощущает. Поэтому его внутренняя гармония, столкнувшись с работой, сразу дает сбой — и он быстро устает. Конечно, его можно заставить работать, и спортивные тренеры и учителя именно этим подчас и заняты. Что из этого получается, вы уже знаете.

    Значит ли это, что в работе нет гармонии? Отнюдь. Любая работа обретает гармонию — значит, становится источником энергии, если ее смысл, ее интерес становится вашим смыслом, вашим интересом. То есть если вы ее сделаете частью себя, продолжением себя; если вы сможете — делая эту работу — расти. Как вы уже поняли, надо перевести в координаты познания и игры.

    Когда же работа — любая работа! — становится осмысленной, интересной, становится источником энергии?

    Ответ единственный и универсальный: когда эта работа имеет ценность для других.

    Девочка помогает маме мыть посуду, потому что видит, что мать пришла с работы совсем без сил, и этот маленький труд — нужен. Мальчик копает грядку, потому что знает, что бабушке это уже не под силу. Старшеклассник идет подручным на комбайн и работает наравне со взрослыми от темна и до темна, потому что подручный заболел, а урожай нужно убирать сегодня, сейчас — завтра уже будет поздно. Вспомнили что их ведет — коллективистское чувство. Это оно окрашивает работу в радостные краски, это оно наливает работу смыслом. Если оно есть, человек чувствует, что живет не зря, значит — счастливо.

    А вундеркинд этого лишен.

    Он должен быть первым, его заставляют стать первым. Первым — для кого? Вначале — для тех, кто делает вундеркинда, кто в этом заинтересован, а затем — и для себя. Он доказывает, что он лучше других, — и тем от других отъединятся, проводит между собой и остальными разделительную черту. Если бы он был с остальными, его поражение стало бы не слишком важным эпизодом, ведь важно в этом случае совсем другое: что он старался, что он внес свою лепту в общее дело. Но он один, и поэтому поражение (а любой вундеркинд раньше или позже догоняет свое поражение) становится для него трагедией. И часто — труднопоправимой.

    Итак

    Итак, вундеркиндами не рождаются, их — производят. У нас вундеркиндство поощряется по неведению: педагогика не знает — и помалкивает, обыватель — умиляется: «Ах ты, господи, какой малюсенький, а что умеет!..» Для обывателя это такая же клубничка, как цирк лилипутов. А знает ли кто-нибудь из них, сколько часов ежедневно «пашет» в гимнастическом зале или на льду искусственного катка это маленькое послушное существо? Задумывался ли о том, чем этот ребенок будет жить потом, когда станет взрослым и вдруг однажды откроет для себя, что недавнее феноменальное умение прошло, сила иссякла, в прошлом — пустота (работа, работа, работа, борьба с утомлением, переезды, безликий комфорт гостиниц, чужие города, которые видишь из окна автобуса — и не видишь, потому что нет сил смотреть; и нет друзей, нет детских игр, нет создаваемого в своей душе — для этого нужна огромная свободная энергия — своего воображаемого мира; нет каждодневного родительского тепла…); в будущем — …

    Чем жить в будущем, если в прошлом не что опереться?

    Как строить здание жизни, если вдруг оказалось, что фундамента  — на который положил столько сил и лет! — нет…

    Быть вундеркиндом — интересно, потому что жизнь для него полна красок – эмоций и чувств. Потому что все, за что он берется — получается. Потому что он делает более светлой и полноценной жизнь всех, с кем соприкасается.

    Но вундеркиндство — выделение его, подстегивание к гонке за славой — ситуация обреченности.

    Педагогика беспомощна перед проблемой вундеркиндов. Она знает, как учить средних детей, знает, как подтягивать слаборазвитых, но вундеркинд в обычной школе — это гвоздь в стуле. Он вносит в класс дисгармонию. Он заставляет решать новые — причем очень трудные — задачи, к которым педагог не готов. Проще всего этот гвоздь выдернуть или так дать по нему молотком, чтоб даже шляпки не было видно.

    Как объяснить, что им повезло? В лице вундеркинда судьба предложила им норму, тот эталон, на уровень которого они должны подтягивать остальных детей. Появление вундеркинда заставляет их решать столько задач, что уже не надо доказывать: педагогика — это творчество. Наконец, работа с вундеркиндом — умная, спокойная, неторопливая — так их обогатит, так научит их правильно видеть детей, что они смогут узнавать вундеркиндов без подсказки случая, узнать их среди толпы, среди тех, кого считали обыкновенными, такими, как все.

    А узнавать их нужно непременно. Потому что, хотя вундеркинд — это норма, у этой нормы есть другое имя: талант. А талант не терпит суеты, не терпит спешки и конъюнктуры. Он должен развиваться сам. (Ведь до той минуты, когда его открыли, вундеркинд развивался сам — и неплохо получалось!) Значит, индивидуальный подход, осторожность и терпение, терпение, терпение.

    Работа на много лет.

    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Элективный курс "Дон в творчестве А.С. Пушкина и А.С. Пушкин в творчестве донских писателей"

    Донской край богат своей историей. Самобытный и прекрасный, он манил к себе многих известнейших людей. Восхищался им и А.С. Пушкин. Настоящая программа элективного курса призвана осветить периоды преб...

    Конспект урока по литературе в 10 классе «Поэзия Ф.И.Тютчева и А.А.Фета в музыке»

    Урок ставит своей целью расширить и обогатить представления учащихся о творчестве Ф.И.Тютчева и А.А.Фета....

    Контрольная работа для 5 класса по темам «Фольклор. Сказка В.А. Жуковского «Спящая царевна». Басни И.А.Крылова» в 5 классе

    Контрольная работа по темам «Фольклор. Сказка В.А. Жуковского «Спящая царевна». Басни И.А.Крылова» в 5 классе...

    Викторина: «Что я знаю о Законе и Государственной власти в России и Пермском крае»

    В Пермском крае по инициативе Законодательного собрания проводятся парламентские уроки. Формы проведения могут быть разнообразные, предлогаю викторину для 8-9 классов. Данная викторина может быть испо...

    Практическая работа по литературе, тема "Творчество И.А. Крылова и В.А. Жуковского"

    Практическая работа по литературе на тему "Творчество И.А. Крылова и В.А. Жуковского" (УМК Т.Ф. Курдюмовой, 6 класс). Развитие умений работы с текстом: понимание морали басни, объяснение ее своими сло...

    Тематическое планирование уроков по курсу «Биология. Введение в общую биологию и экологию» 9 класс. Авторы: А.А. Каменский, Е.А. Криксунов, В.В. Пасечник.

    Тематическое планирование уроков по курсу «Биология. Введение в общую биологию и экологию» 9 класс.Авторы: А.А. Каменский, Е.А. Криксунов, В.В. Пасечник....

    Контрольная работа по творчеству И.А.Крылова, В.А.Жуковского, А.С.Пушкина.

    Контрольная работа по творчеству Крылова,Жуковского,Пушкина 5 класс....


     

    Комментарии

    Очень своевременно я попала в вашу лабораторию: готовлю педсовет по работе с одаренными детьми. Статья по психологии И. А. Акимова, В. В. Клименко «Феномен края» натолкнула меня на то каким должно быть решение нашего педсовета. Спасибо за вашу работу. С уважением С.П.Федотова
    Середина Маргарита Петровна

    Спасибо за статью. Она заставляет о многом задуматься. К сожалению, у нас часто не хватает ни времени, ни знаний для работы с такими детьми, а желание есть. еще раз спасибо. с/у Середина МП

    Спасибо за статью.Обязательно порекомендую коллегам.Творческих успехов Вам.
    Дичко Елена Алексеевна

    Прочитав статью, я еще раз убедилась в верности своих взглядов: все дети талантливы с рождения, только одни больше получают внимания родителей, общения с ними, гармоничное развитие. А другие родители считают, что их роль в жизни ребенка - одеть, обуть, и накормить. Поэтому дети приходят в школу такие разные. Все лето готовлю материал для работы с классом по материалам олимпиадных работ, что бы не только одаренные дети участвовали. Хочется и остальным детям показать, что они тоже могут справиться, нужно только верить. "Каждый человек способен на многое, но не каждый знает, на что он способен!"

    Зашел в вашу лабораторию накануне нового учебного года. Уважаемые авторы! Я благодарен вам за такой глубокий материал по одаренности! Здоровья вам и успехов! Есть с чем поработать. Байкунов В.Ш. Казахстан
    Кушнарева Галина Федоровна

    Большое спасибо. Материал для размышления и применения.

    Жигарева Зоя Николаевна

    Спасибо за статью, прочла с удовольствием - будет о чем поразмышлять.

    Винокурова Розалия Хамитовна

    Согласна с тем, что выявляя одаренность в детях, мы должны учитывать их психологические особенности и желания.

    Лариса Сергеевна Шипаева

    Спасибо за статью! Затронула!

    Мацко (Прилука) Татьяна Ивановна

    Да, действительно справедливо высказывание "Всё новое, это хорошо забытое старое". Сейчас главную ставку образования делают на индивидуализации. А получается, что эти "новые" идеи имеют в своем стаже более чем двадцатилетнюю историю.
    За статью спасибо, помогла еще раз убедиться в правильности своей точки зрения на одаренность и талант.
    Спасибо!