Главные вкладки

    Мнемотехнические приемы запоминания. Использование мнемотехнических приемов запоминания в логопедической работе.
    консультация по логопедии на тему

    Филина Татьяна Владимировна

    В материале описаны виды и приемы запоминания. Раскрыты понятия: мнемоника, мнемотехника, мнемотехнические приемы запоминания. Описаны особенности мнемотехнических  приемов запоминания. Представлены примеры использования мнемотехнических приемов запоминания в логопедической работе с дошкольниками, имеющими нарушения речи.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

    Мнемотехнические приемы запоминания.

    Использование мнемотехнических приемов запоминания

    в логопедической работе

    Содержание

    Введение……………………………………………………………………...2

    1.Виды и приемы запоминания……………………………………………...3

    2.Понятия: мнемоника, мнемотехника, мнемотехнические приемы…..…7

    3.Особенности мнемотехнических приемов запоминания………………14

    4.Мнемонисты……………………………………………………………….19

    5.Использование мнемотехнических приемов запоминания в   логопедической работе с детьми дошкольного возраста…………………….26

    Заключение……………………………………………………………………29

    Литература…………………………………………………………………….31

    Введение

    Людям достаточно часто приходится специально запоминать тот или иной материал. Актеру необходимо запомнить текст роли, юристу – соответствующие статьи уголовного или гражданского кодекса, педагогу –ход и содержание урока или занятия. Без запоминания невозможно обучение. В повседневной жизни мы сталкиваемся с необходимостью запоминать номера телефонов, списки покупок, дел и т.д.

    Существуют группы приемов, улучшающих запоминание, которые основаны на различных закономерностях.

    Мнемоника, или мнемотехника это совокупность искусственных приемов,  способствующих запоминанию. История мнемотехники уходит в глубокую древность. Ее возникновение связано с первыми наивными психологическими представлениями греков. Греческая мифология знала титанку Мнемозину, мать девяти муз, и почитала ее как богиню памяти, воспоминаний.

    Особенное развитие мнемоника приобрела в XIX веке в связи с тем, что она получила теоретическое обоснование в законах ассоциаций. [14]

    Память человека - не простое накопление информации в центральной нервной системе, а ее сложная организация, которая обеспечивает отбор, сохранение нужных следов и стирание ненужных. Запоминание – один из основных процессов памяти, существуют различные виды запоминания, поэтому, прежде чем перейти к описанию мнемотехнических приемов запоминания, я считаю необходимым, сначала  рассмотреть особенности и виды процесса запоминания.

    1.Виды и приемы запоминания

    Запоминание (англ. memorizing) — процесс памяти, посредством которого осуществляется ввод информации в память. В процессе запоминания включение вновь поступающих элементов в структуру памяти происходит путем их ввода в систему ассоциативных связей. [13]

    Запоминание – это процесс памяти, посредством которого происходит запечатление следов, ввод новых элементов ощущений, восприятия, мышления или переживания в систему ассоциативных связей. [7]

    Ассоциацией называется связь между различными объектами действительности и ее отражением в сознании, когда представление об одном объекте вызывает представление мысли о другом.

    По характеру связей различают простые и сложные ассоциации. К простым ассоциациям относятся связи объектов по смежности (близость в пространстве или во времени); сходству (наличие общих или подобных черт); контрасту (наличие противоположных черт); к сложным – причинно-следственные, существенные смысловые связи.[15]

    В зависимости от способа и характера осуществления процессов памяти различают произвольное запоминание и непроизвольное запоминание; механическое и смысловое, а также опосредствованное и непосредственное.

    Непроизвольное запоминание  происходит без специально поставленной цели — запомнить, при отсутствии волевых усилий, без предварительного выбора материала, подлежащего закреплению, и применения каких-либо приемов запоминания Полнота, точность и прочность непроизвольного запоминания зависят от целей и мотивов выполняемой человеком деятельности и от способов ее осуществления . Исследования П. И. Зинченко и А. А. Смирнова показали, что запоминания более продуктивно, если запоминаемый материал входит в содержание основной цели деятельности. Продуктивность непроизвольного запоминания зависит от умственной активности, самостоятельности в работе: материал, не требующий умственных усилий, запоминается нередко значительно хуже и менее прочно.[13]

    При произвольном запоминании человек, побуждаемый определенными мотивами, ставит перед собой цель — запомнить то, что намечено им самим или ему предлагается. Таким образом, произвольное запоминание — это специальное мнемическое действие; его успешность зависит от особенностей мнемических целей. Те или иные мнемические задачи (запомнить полно, точно, надолго и т. п.) вызывают разную ориентировку в содержании материала, определяют выбор и активацию определенных способов запоминания, а тем самым в существенной мере влияют и на его результаты (А. А. Смирнов, Л. В. Занков и др.).

    А.А.Смирнов показал, что осмысление и понимание материала, выделение главной мысли, разделение на смысловые части, включение в структуру ассоциаций повышает продуктивность произвольного запоминания. [17]

    Таким образом, важным средством улучшения памяти, как показали исследования отечественных психологов, может стать формирование специальных мнемических действий, в результате освоения которых, человек оказывается способным лучше запомнить предлагаемый ему материал за счет особой, сознательной организации самого процесса его познания с целью запоминания.

    Зинченко Т.П. указывает, решающим условием продуктивности произвольного запоминания является применение следующих  приемов: составление плана запоминаемого материала (смысловая группировка и выделение смысловых опорных пунктов); соотнесение нового со старым, хорошо известным; классификация, систематизация материала; ассоциирование его по сходству и контрасту и т.п.[5]

    Петровский А.В. также отмечает, что в число обычно используемых способов произвольного запоминания входят составление предварительного плана, выделение смысловых опорных пунктов и пространственная группировка материала, представление материала в форме наглядного зрительного образа, соотнесение его с уже имеющимися знаниями. При прочих равных условиях произвольное запоминание продуктивнее непроизвольного. Оно обеспечивает большую сознательность усвоения новых знаний и управляемость этим процессом. [14]

    Лезер Ф .в своей книге «Тренировка памяти» описывает прием установления смысловой связи между двумя явлениями. Предварительное определение, какой может быть смысловая связь между этими явлениями, событиями или действиями, способствует более прочному запоминанию. Например: Альберт Эйнштейн - один из величайших физиков. Смысловое значение  здесь состоит в том, что он создал теорию относительности.[10]

     Важную роль среди механизмов запоминания играет повторение. Продлевая эффективную длительность воздействия информации, оно служит средством развития высших социализированных форм памяти, прежде всего именно произвольного запоминания. Вместе с тем исследования показывают, что повторение не является единственным условием, необходимым для долговременного запоминания. Жизненно важные материалы и сведения, несущие для индивида большую смысловую нагрузку, запоминаются сами собой.[13]

    Противопоставление механического запоминания и смыслового запоминания основывается на его рассмотрении в связи с процессами понимания. Механическим принято называть запоминание точной последовательности тех или иных объектов, осуществляющееся без установления логической связи между частями запоминаемого материала. Осмысленное же запоминание совершается при раскрытии различных логических, существенных (в частности, причинно-следственных) связей в запоминаемом материале, при выделении в нем главного и второстепенного, что предполагает мысленную переработку запоминаемого материала и делает смысловое запоминание гораздо более продуктивным, чем механическое. Практически, однако, смысловое и механическое запоминание тесно связаны между собой и обычно соучаствуют в актах мнемической деятельности.

    В противоположность непосредственному запоминанию, предполагающему запечатление воспринятого как оно есть, без всякой дополнительной переработки, опосредствованное запоминание характеризуется сознательным использованием различных вспомогательных средств для запоминания, выполняющих затем роль «ключей» при воспроизведении. Выготский Л.С. указывал, что использование различного рода средств свойственно только человеку и характеризует опосредованные процессы. С давних времен человек использовал в качестве средств запоминания узелок на память, зарубки, заметки, впоследствии письменность и другие внешние средства. Овладение речью сделало возможным превращение внешних средств запоминания во внутренние. В качестве внутренних средств человек стал использовать логические операции. Логическое запоминание осуществляется путем установления смысловых связей нового материала с уже известным. [3] Опосредствование почти всегда имеет место в процессах осмысленного запоминания. Исследования А. Н. Леонтьева показали, что непосредственное запоминание — лишь первый этап развития памяти, в то время как высший этап ее развития составляет употребление внутренних опосредствующих элементов.[11]

    Можно выделить несколько факторов, влияющих на запоминание 1) особенности самого материала, подлежащего запоминанию: чем более осмысленна и значима для субъекта информация, тем лучше она запоминается; контекст, в котором находится запоминаемый материал: исследования показали, что запоминание осуществляется лучше, если при восстановлении элементы материала находятся в том же контексте, что и во время его заучивания (эффект контекста). Указанные факты являются следствием специфичности структуры памяти, представляющей собой отражение деятельности человека. Так как не существует 2 индивидов, деятельность которых была бы во всем тождественна, память каждого человека также имеет свои особенности. В отношении рассмотренных выше факторов это означает, что один и тот же запоминаемый элемент имеет для каждого человека свой смысл и значение.

    Важную роль в процессе запоминания играет повторение, позволяющее увеличивать время обработки поступающего в память материала. Различают 2 типа повторения. В одном случае информация удерживается на уровне сознания в виде отдельных элементов, которые хорошо восстанавливаются при непосредственном воспроизведении. Однако такое запоминание не позволяет воспроизводить информацию, если с момента ее предъявления прошло много времени. Долговременное запоминание становится возможным, только если осуществляется повторение 2-го типа, когда запоминаемые элементы активно включаются в систему ассоциативных (особенно семантических) связей, образующих память. Установление связей между элементами запоминаемой информации и элементами, уже имеющимися в памяти (кодирование), — необходимое условие точного долговременного запоминания.  [5]

    2.Понятия: мнемоника, мнемотехника, мнемотехнические приемы

    В психологии в связи с проблемами памяти можно встретить два термина, очень похожих друг на друга — «мнемический» и «мнемонический», значения которых различны. Мнемический означает «имеющий отношение к памяти», мнемонический — «имеющий отношение к искусству запоминания». Зная законы, регулирующие процессы памяти, можно этими процессами управлять. Приемы управления памятью и называются мнемоникой. [16]

    Мнемоника - совокупность методик для улучшения памяти. По мнению М. Кордуэлла, хотя мнемонические техники улучшают запоминание простой информации, их эффективность при запоминании сложной информации более ограничена, и они не ведут к пониманию запоминаемого материала.[8]

    Мнемоника -  метод или способ, например рифма или образ, основанный на использовании знакомых ассоциаций для улучшения сохранения информации в памяти и ее припоминания .В это определение, по мнению Р.Солсо, включены три важные части: 1) использование знакомых ассоциаций; 2) хранение, или кодирование, информации; 3) припоминание сохраненной информации. [7]

    Мнемотехника (от греч. mnēmē — память и téchnē — искусство, мастерство), в цирке и на эстраде номера, построенные на искусстве запоминания; специально разработанные приёмы и способы, облегчающие запоминание. [1]

    Мнемоника (иногда мнемотехника) -совокупность искусственных приемов,  способствующих запоминанию. Всякий мнемотехнический прием, отмечает Петровский А.В., сводится к искусственному связыванию, ассоциированию запоминаемого представления с теми, которые уже успели прочно закрепиться в сознании. И в этой заведомой исключительности основное отличие мнемоники от того, как протекает запоминание в обычных жизненных условиях. Петровский А.В. считает, что доля мнемотехнических приемов в общем потоке усилий, ежедневно затрачиваемых для удержания в памяти всего, что надо знать, помнить, не забывать, весьма незначительна.[14]

    Мнемотехника система различных приемов, облегчающих запоминание и увеличивающих объем памяти (количественный показатель сохраняющегося в памяти или воспроизведенного материала) путем образования искусственных ассоциаций. Например, известный прием заучивания числа 3,1415926536, выражающего величину π, с помощью двустишия «кто и шутя и скоро возжелает пи узнать, число уже узнает», где количество букв очередного слова соответствует очередной цифре запоминаемого числа.[13]

    Мнемотехника имеет длительную историю. Уже в глубокой древности люди пользовались сначала внешними (зарубки, узлы и пр.), а затем и внутренними (представления предметов, действий) опорами как средствами запоминания. Делались попытки создать определенную систему мнемонических приемов. Так, в Древней Греции был разработан так называемый топологический метод (или метод мест): различные объекты связывались с местами какого-либо реального или воображаемого пространства как опорами запоминания. Увлечения мнемотехникой, по мнению Зинченко Т.П.,   приносили определенный вред,  так как уводили от разработки научных путей развития и воспитания памяти. Вместе с тем, считала Зинченко Т.П., в мнемотехнике содержится правильное представление о том, что успешность работы памяти зависит от применяемых способов запоминания.  Формирование приемов смысловой, логической обработки запоминаемого материала рассматривается как основной путь не только повышения эффективности работы памяти, но и ее развития и воспитания. [5]

    Телегина Э.Д. считает, что приемы, улучшающие  произвольное запоминание можно разделить на 2 группы. Первые основаны на выявлении внутренних связей, существующих в самом запоминаемом материале. Они связаны с его пониманием и логическим анализом. Вторая группа приемов основана на применении к материалу искусственных связей, или мнемотехнических приемов - совокупность готовых способов запоминания.[15]

    С.Ю. Головин считает, что мнемотехника - система специальных приемов, служащих для облегчения запоминания. Суть мнемотехнических приемов запоминания - в том, что запоминаемая информация как-то осмысливается, структурируется. Самым распространенным приемом является организация ассоциативного поля вокруг запоминаемых понятий. Например, элементы воспринимаемой информации могут мысленно привязываться к неким константным в .своей последовательности системам - располагаться в строго определенных местах некоего помещения и пр.

    В этом качестве можно использовать достаточно формальные мнемотехнические системы, не имеющие логической связи с новой информацией; но особенно эффективны такие мнемотехнические приемы, позволяющие увязать эту информацию с уже имеющейся за счет установления строго логических связей. [4]

    Выготский Л.С. предлагал «под именем мнемотехники понимать все те приемы запоминания, которые включают использование известных внешних технических средств и направлены на овладение собственной памятью.» [3]

    По мнению Выготского Л.С.,  только проводимое научными средствами исследование и разграничение мнемы и мнемотехники может поставить с головы на ноги запутанный вопрос о двух видах памяти и дать ему научное объяснение.

    Исследования Выготского Л.С. показали, что ребенок уже в дошкольном возрасте способен овладеть операцией использования вспомогательной картинки для запоминания и правильно ее применить. Выготский отмечал, что тот, кто •наблюдал непосредственный переход от натурального способа запоминания к мнемотехническому, тот не может отделаться от впечатления, что перед ним происходила как бы экспериментально вызванная смена естественной и культурной памяти. Процесс запоминания сразу перестраивался таким образом, что запоминание всякого заданного слова совершалось через карточку, которая играла роль знака, показывающего: если при натуральном запоминании между двумя точками устанавливается определенная связь, при мнемотехническом запоминании вводится некий новый, вначале нейтральный стимул-карточка, которая играет роль мнемотехнического знака и направляет течение нервных связей по новому пути, замещая одну нервную связь двумя новыми.

    Выготский Л.С указал, что анализ мнемотехнического запоминания вскрывает три основные операции, из соединения которых возникает сложная мнемотехническая операция.

    Первая заключается в том, что условно можно назвать инструментальным актом: это общее направление операции, использующей знак, привлечение знака в качестве средства в операцию запоминания. Затем идут разнообразные и сменяющиеся операции создания новой структуры, будь то простое запоминание, сравнение, выделение общего признака или что-нибудь другое. И, наконец, третья и важнейшая операция—выделение внутри новой большой структуры того слова, которое следовало запомнить и воспроизвести.

    Способность запоминания растет у ребенка, по данным исследований Выготского Л.С.,  чрезвычайно быстро и очень заметно. Сущность изменения, быстрого и мощного подъема в развитии памяти заключается в том, что память становится активной, волевой, что ребенок овладевает своей памятью, что он от инстинктивной, механической памяти переходит к запоминанию, основанному на интеллектуальных функциях, и вырабатывает волевую память.

    Выготский Л.С. делает вывод о том,  психология уже издавна указывала два основных направления, в которых происходит развитие памяти в детском возрасте. Первое—интеллектуализация мнемы, второе— активный или волевой характер запоминания.

    В исследованиях Выготского Л.С. испытуемым давались для запоминания словесные ряды одинаковой трудности. Их нужно было запоминать тремя различными способами: простым, естественным способом удержания и мнемотехническим способом при. связанном и при свободном выборе рисунка. Собранный материал показал, что все три способа запоминания обнаруживают очень характерную и своеобразную эволюцию в различных возрастах.

    Ребенок, и особенно взрослый, прибегает к запоминанию мнемотехническому, пользуясь для этого предметами окружающей обстановки, внутренними связями и осмысливанием. Все, что в прежних экспериментальных исследованиях памяти обозначалось как широкое использование вспомогательных средств, относится сюда же. Г. Мюллер справедливо, по мнению Выготского Л.С., показал, что естественные вспомогательные средства основаны на том же принципе, что и мнемотехника, и могут быть названы естественной мнемотехникой, или внутренней мнемотехникой, возникающей на основе внешней.

    Следующее соображение, подсказанное экспериментом, состоит в том, по мнению Выготского Л.С.,  что подросток, и особенно взрослый, обычно не обращается для запоминания к помощи внешних стимулов, а использует внутренние средства, активное установление связей запоминаемых слов с содержанием предшествовавшего опыта, организует слово в ту или'иную схему и т. д.. В процессе самого опыта ребенок переходит от пользования внешними средствами к средствам внутренним.

    Специальное исследование Выготского Л.С., имеющее целью проследить процесс воспитания внутреннего опосредованного запоминания в данной конкретной ситуации. Результаты исследований показали, что ребенок в специально организованной серии действительно переходит в довольно короткий срок от внешнего мнемотехнического запоминания к запоминанию внутреннему.

    Уже давно .в психологии было отмечено, что язык, по выражению Г. Компейрэ, есть мнемотехническое оружие, что он вносит существенные изменения в процессы запоминания, потому что словесная память есть в сущности память с помощью знаков, память опосредованная. Когда- мы запоминаем не вещи или события, но их словесную запись, мы сокращаем, упорядочиваем, отвлекаем, одним словом, глубоко видоизменяем материал, который нужно запомнить.

    Выготский Л.С. изучал также процессы памяти у аномальных детей.

    Собранный материал устанавливает три основных положения. Первое: среди умственно отсталых и примитивных детей эйдетическая память распространена больше, чем среди нормальных. Второе: функция активного запоминания вообще является у умственно отсталых детей пониженной по сравнению с нормальными. Третье: до сих пор мало объясненный факт заключается в том, что очень часто умственно отсталые дети обладают выдающимися способностями мнемотехнического запоминания. Это выдающиеся художники памяти, обладающие памятью в какой-нибудь узкоспециальной области. [3]

    Роль мнемотехнических средств в совершенствовании памяти, по мнению А.Н.Леонтьева, состоит в том, что, «обращаясь к употреблению вспомогательных средств, мы тем самым изменяем принципиальную структуру нашего акта запоминания; прямое , непосредственное запоминание становится опосредованным». [11]

    Само развитие стимулов-средств для запоминания подчиняется закономерности: сначала они выступают как внешние (например, завязывание узелков на память, использование для запоминания различных предметов, зарубок, пальцев рук и т.п.), а затем становятся внутренними (чувство, ассоциация, представление, мысль).

    Кроме того, необходимо отметить, что процессы опосредования при запоминании рассматриваются и в других направлениях (Р.Аткинсон, Р.Клацки ).

    3.Особенности мнемотехнических приемов запоминания

    Итак, рассмотрим конкретные приемы запоминания более подробно.

     Некоторыми из них люди пользуются стихийно, не замечая их действие в повседневной жизни. Наиболее распространенным приемом является уже упоминавшийся выше, прием использования меток или предметов в качестве напоминающих знаков. Восприняв эти знаки, человек вспоминает и содержание того, что с ними связано.

    Другим распространенным мнемоническим приемом являются разного рода группировки исходного материала для его запоминания. С помощью группировок, например, легче запоминаются телефонные номера. Например, 2-98-71-23 запомнить сложнее, чем 2-987-123. [16]

    Лёзер Ф. в книге «Тренировка памяти»  приводит подобный пример мнемотехнического приема и называет его приемом установления структурных связей: если число 683429731 разместить следующим образом 683-429-731, его будет легче запомнить. Для более легкого запоминания информацию можно разделить на группы А, Б, В, Г и т.д. (группировка).Можно рифмовать некоторые слова. [10]

    Одним из наиболее известных мнемонических приемов является метод размещения. Его суть заключается в том, что запоминаемый материал разбивается на части, которые затем помещаются в различных местах зрительно представляемого образа какого-нибудь помещения или хорошо знакомой улицы. Следуя затем мысленно по привычному  маршруту по улице или по помещениям дома, человек просто «подбирает» то, что хранится в разных их углах. [13]  Р.Солсо приводит следующий пример использования метода размещения: « Чтобы запомнить королей и королев Англии, вообразите прогулку по университетскому городку. Ассоциируйте запоминаемую информацию с заметными ориентирами. Например, с карильоном вы могли бы связать Генри VII; со зданием XVIII века – Викторию и т.д.[7]

    Еще одним распространенным приемом является придание осмысленной связи материалу, между исходными элементами которого осмысленной связи нет. Это относится к запоминанию рядов не связанных между собой слов или букв, последовательностей наименований. Примером такого приема может быть способ запоминания последовательности цветов светового спектра по их начальным буквам: «Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидит Фазан» (красный, оранжевый и т.д.). Таким же приемом студенты-медики запоминают последовательность 12 пар черепно-мозговых нервов: «О Зиночка, Голубка Белоокая, Тебя Одну Лишь Слышу Я, Бедная Девочка Печальная» (Обонятельный, Зрительный, Глазодвигательный, Блоковый и т.д.). [16]

    Прибегают к мнемотехническим приемам при запоминании некоторых имен и телефонов. При запоминании порядка расположения выходных данных при описании книг используется слово «миг» (место, издательство, год). Медики, чтобы запомнить взаимное расположение артерии, нерва и вены в подколенной ямке используют слово «нева» (нерв, вена, артерия).  [14]

    Имеются и другие мнемонические приемы.

    Лезер Ф .в своей книге «Тренировка памяти»  указывает, что ассоциативные связи, даже когда они совершенно невероятны по смыслу, то они запоминаются надолго. Например, Луна-масло. Можно представить себе самое невероятное - кусок масла на Луне.[10]

    По мнению Д. Лапп,  если мы сознательно придумаем какие-то ассоциации и будем их вновь отыскивать в заранее предусмотренных случаях, то тем самым мы усилим контроль над записью информации в памяти и подкрепим нужные мысленные связи, отчего наши шансы на вспоминание возрастут. Сплетая широкую сеть ассоциаций, мы расширяем контекст, в который помещается каждое воспоминание, и таким образом увеличиваем число "ключей" к нужной информации, что позволяет припомнить больше подробностей. Прочному сохранению материала в памяти помогает упорядоченная сеть ассоциаций. Методы, основанные на анализе запоминаемого материала и ассоциациях, могут быть полезны при заучивании наизусть перечней или списков.  [9]

    Методом ассоциации умело пользовался римский политический деятель Марк Туллий Цицерон при подготовке своих блестящих речей, которые произносил, не пользуясь никакими записями. Он был великолепным оратором. С помощью особых приемов он запоминал предварительно отрепетированные речи. Каждый раздел речи он связывал с определенной ситуацией в комнате и, расхаживая по этой комнате, проводил ассоциации с различными предметами, находящимися в ней, которые напоминали предметы в зале Римского сената. Выступая в сенате, он связывал разделы своей речи с соответствующими предметами и мог часами говорить без запинки.

    Существует простейший способ создания собственных упражнений, помогающих памяти с привлечением ассоциаций. С этой целью следует написать 20 чисел и произвольно связать их с определенными лицами или предметами (подобно описанной здесь тренировке запоминания логически не связанного текста) по системе словесно - числового запоминания. За этим упражнением должно следовать другое такое же, тем самым будут возрастать мнемонические способности мозга. Этим методом, по мнению Ф.Лезера,  можно выработать феноменальную память. [10]

    Солсо Р. в своей книге рассказывает о методе ключевых слов. Согласно этому методу можно образовать «мостик» между произношением слова и каким-нибудь знакомым словом. Метод ключевых слов является слегка видоизмененным вариантом системы слов-вешалок (см.ниже). Его использовали Аткинсон и Роф (Atkinson, 1975; Atkinson & Raugh, 1975; Raugh & Atkinson, 1975) в процессе обучения второму языку. В качестве ключевого использовалось «английское слово, напоминавшее по звучанию какую-либо часть иностранного слова» Метод ключевых слов является слегка видоизмененным вариантом системы ключевых слов-вешалок. Его использовали Аткинсон и Роф (Atkinson, 1975; слов Atkinson and Raugh, 1975; Raugh and Atkinson, 1975) в обучении второму языку. В качестве ключевого использовалось английское слово, напоминавшее по звучанию какую-либо часть иностранного слова (Atkinson, 1975, р.821). Испытуемые ассоциировали звучание иностранного слова с ключевым словом и формировали мысленный образ, связывающий ключевое слово с английским переводом. Так, между иностранным словом и его английским переводом образовывалась цепочка, состоящая из ключевого слова, сходного по звучанию с иностранным словом, и воображаемой связи между этим ключевым словом и настоящим английским словом. Возьмем для примера испанское слово pato, означающее по-английски "утка" (duck). Pato по звучанию похоже на "pot-o" (pot= горшок). Используя слово "pot" в качестве ключевого, мы можем представить себе утку с горшком на голове. Или, например, русское слово "zvonok", означающее "bell" (звонок). Слово Zvonok звучит как "zvahn-oak" (oak-дуб)— с ударением на последнем слоге. Используя слово "oak" в качестве ключевого, мы можем преставить дуб, на котором вместо желудей висят колокольчики. Насколько хорошо работает такая система? В проведенных экспериментах (Atkinson and Raugh, 1975) испытуемые заучивали 120 русских слов (по 40 слов в каждый из трех дней). Предварительно записанные русские слова предъявлялись через наушники, а ключевые слова и английский перевод предъявлялись зрительно. Каждый день было три урока. Успехи группы, где использовались ключевые слова, были гораздо лучше, чем успехи контрольной группы. Фактически испытуемые экспериментальной группы, пользуясь методом ключевых слов, за два урока выучивали больше, чем испытуемые контрольной группы за три. Причем, не просто их немедленные успехи были лучше, а и через шесть недель вероятность верного воспроизведения в экспериментальной группе составляла 0.43, а в контрольной группе только 0.28.

    Исследователи также обнаружили, что вообще лучше предлагать готовое ключевое слово, чем предоставлять испытуемым самим генерировать его.

    Образы играют важную роль. Почему так? Аткинсон (1975) полагает, что образные инструкции позволяют испытуемому выработать свою мнемоническую систему. Так, испытуемый, увидев, что его первоначальный образ недостаточно эффективен, может при следующей попытке усовершенствовать его, добавив в него больше деталей. В результате образ превращается в более выраженный признак воспроизведения. [7]

    Прием организующих схем. Знание-это структура определенных значимых отношений. Список иерархических слов или понятий, как в случае с именами королей и королев Англии, может быть организован в соответствии с историческими периодами или завоеваниями. Имена монархов можно вплести в историю или зарифмовать, или придумать песенку (Old King Sol was a merri old soul.-«Старый король Сол был веселым стариной…»)

    Дополнительные методы: акронимы, акростихи-использование первой буквы слова (акроним) или фразы (акростих) как подсказки для припоминания. Акроним: POLKA. P обозначает Peg Word (слова-вешалки);О обозначает Organization Schemes (организующие системы), L обозначает Loci (размещение); K обозначает Key Word (ключевые слова); A обозначаетAdditional systems (дополнительные методы)(акроним и акростих). Акростих: Pa Observed Lice Kissing Ants. – «Папа наблюдал, как вши целуют муравьев».  [7]

    Клацки Р. описывает в своей книге прием использования зрительного образа или какого-нибудь предложения для опосредования парных ассоциаций, использование слов-посредников для кодирования бессмысленных слогов.[6]

    Есть ряд примеров, облегчающих запоминание целых списков каких-либо элементов. Один из них – это «метод мест», старинный способ, помогающий запомнить длинный ряд объектов: их мысленно помещают один за другим в различные места, последовательность которых была специально заучена.

    Другой прием запомнить список состоит в том, чтобы придумать рассказ, вплетая в него названия элементов.

    Еще один мнемотехнический прием  называется системой «слов-вешалок», или опорных слов. Эта система позволяет запомнить списки, содержащие до 10 элементов, число которых можно и увеличить. Прежде всего нужно твердо заучить 10 слов, например: 2булка, башмак, дерево, улей, палка, небо, ворота, линия, курица». После этого делается примерно то же, что и в методе мест. Допустим. предлагается заучить следующий список: хлеб, яйца, горчица, сыр. Мука, молоко, помидоры, бананы, масло. Лук. Чтобы запомнить этот список, нужно вообразить себе каждый его элемент во взаимодействии с соответствующим элементом списка опорных слов. Представьте себе булку, растущую из буханки хлеба, несколько разбитых яиц в башмаке. Дерево, на котором висят баночки с горчицей, и так далее. Для того чтобы позже воспроизвести список элементов. Достаточно вспомнить опорные слова. И каждое слово из них воскресит в памяти соответствующий элемент.

    Запоминание слов при помощи метода «слов-вешалок». 

    image036

    (Такой пример приводит Р.Солсо, ссылаясь на источник Bower, 1973a)

    4.Мнемонисты

    Клацки Р. считает, что одним мнемоническим приемам легко научиться, другие довольно трудны; есть даже такие, которыми могут пользоваться только особенно квалифицированные мнемонисты-люди, которые по той или иной причине специально занимающиеся этим делом.

    Клацки Р. отмечает, что можно изучать деятельность мнемонистов при помощи специальных строгих методов. Так, удалось подробно исследовать навыки двух чрезвычайно искусных мнемонистов: одного исследовал Лурия А.Р.(1968), а другого-Хант и лав(1972) [6].

    В своей книге «Маленькая книжка о большой памяти. Ум мнемониста» А.Р. Лурия писал: «В течение всего нашего исследования запоминание Ш. носило непосредственный характер, и его механизмы сводились к тому, что он либо продолжал видеть предъявляемые ему ряды слов или цифр, или превращал диктуемые ему слова или цифры в зрительные образы. Наиболее простое строение имело запоминание таблицы цифр, писанных мелом на доске…

    Ш. внимательно вглядывался в написанное, закрывал глаза, на мгновение снова открывал их, отворачивался в сторону и по сигналу воспроизводил написанный ряд, заполняя пустые клетки соседней таблицы, или быстро называл подряд данные числа. Ему не стоило никакого труда заполнять пустые клетки нарисованной таблицы цифрами, которые указывали ему вразбивку, или называть предъявленный ряд цифр в обратном порядке. Он легко мог назвать цифры, входящие в ту или другую вертикаль, "прочитывать" их по диагонали, или, наконец, составлять из единичных цифр одно многозначное число.

    Для запечатления таблицы в 20 цифр ему было достаточно 35 - 40 секунд, в течение которых он несколько раз всматривался в таблицу; таблица в 50 цифр занимала у него несколько больше времени, но он легко запечатлевал ее за 2,5 - 3 минуты, в течение которых он несколько раз фиксировал таблицу взором, а затем - с закрытыми глазами - проверял себя ...

    Как же протекал у Ш. процесс "запечатления" и последующего "считывания" предложенной таблицы?

    Ш. заявлял, что он продолжает видеть запечатлеваемую таблицу, написанную на доске или на листке бумаги, и он должен лишь "считывать" ее, перечисляя последовательно входящие в ее состав цифры или буквы, поэтому для него в целом остается безразличным, "считывает" ли он таблицу с начала или с конца, перечисляет элементы вертикали или диагонали, или читает цифры, расположенные по "рамке" таблицы. Превращение отдельных цифр в одно многозначное число оказывается для него не труднее, чем это было бы для каждого из нас, если бы ему предложили проделать эту операцию с цифрами таблицы, которую можно было длительно разглядывать.

    "Запечатленные" цифры Ш. продолжал видеть на той же черной доске, как они были показаны, или же на листе белой бумаги; цифры сохраняли ту же конфигурацию, которой они были написаны, и, если одна из цифр была написана нечетко, Ш. мог неверно "считать" ее, например, принять 3 за 8 или 4 за 9. Однако уже при этом счете обращают на себя внимание некоторые особенности, показывающие, что процесс запоминания носит вовсе не такой простой характер…

    Ш. неоднократно замечал, что, если исследующий произносит какие-нибудь слова, например, говорит "да" или "нет", подтверждая правильность воспроизводимого материала или указывая на ошибки, - на таблице появляется пятно, расплывающееся и заслоняющее цифры; и он оказывается принужден внутренне "менять" таблицу. То же самое бывает, когда в аудитории возникает шум. Этот шум сразу превращается в "клубы пара" или "брызги", и "считать" таблицу становится труднее.

    Процесс удержания материала не исчерпывается простым сохранением непосредственных зрительных следов и что в него вмешиваются дополнительные элементы, говорящие о высоком развитии у Ш. синестезии.

    Если верить воспоминаниям Ш. о его раннем детстве, - такие синестезии можно было проследить у него еще в очень раннем возрасте.

    "Когда - около 2-х или 3-х лет, - говорил Ш., - меня начали учить словам молитвы на древнееврейском языке, я не понимал их, и эти слова откладывались у меня в виде клубов пара и брызг... Еще и теперь я вижу, "когда мне говорят какие-нибудь звуки ... "

    Явление синестезии возникало у Ш. каждый раз, когда ему давались какие-либо тоны. Такие же (синестезические), но еще более сложные явления возникали у него при восприятии голоса, а затем и звуков речи.

    Синестезические переживания Ш. проявлялись и тогда, когда он вслушивался в чей-нибудь голос.

    "Линия", "пятна" и "брызги" вызывались не только точном, шумом и голосом. Каждый звук речи сразу же вызывал у Ш. яркий зрительный образ, каждый звук имел свою зрительную форму, свой цвет, свои отличия на вкус... Аналогично переживал Ш. цифры…

    Значение этих синестезий для процесса запоминания объективно состояло в том, что синестезические компоненты создавали как бы фон каждого запоминания, неся дополнительно "избыточную" информацию и обеспечивая точность запоминания: "если почему-либо (это мы еще увидим ниже) Ш. воспроизводил слово неточно - дополнительные синестезические ощущения, не совпадавшие с исходным словом, давали ему почувствовать, что в его воспроизведении "что-то не так" и заставляли его исправлять допущенную неточность.

    Синестезические ощущения, выступавшие открыто при запоминании голоса, отдельных звуков или звуковых комплексов, теряли свое ведущее значение и оттеснялись на второй план при запоминании слов...

    Когда Ш. прочитывал длинный ряд слов - каждое из этих слов вызывало наглядный образ; но слов было много - и Ш. должен был "расставлять" эти образы в целый ряд.

    Эта техника превращения предъявленного ряда слов в наглядный ряд образов делала понятным, почему Ш. с такой легкостью мог воспроизводить длинный ряд в прямом или обратном порядке, быстро называть слово, которое предшествовало данному или следовало за ним: для этого ему нужно было только начать свою прогулку с начала или с конца улицы или найти образ названного предмета и затем "посмотреть" на то, что стоит с обеих сторон от него. Отличия от обычной образной памяти заключались лишь в том, что образы Ш. были исключительно яркими и прочными, что он мог "отворачиваться" от них, а затем, "поворачиваясь" к ним, видеть их снова…

    Убедившись в том, что объем памяти Ш. практически безграничен, что ему не нужно "заучивать", а достаточно только "запечатлевать" образы, что он может вызывать эти образы через очень длительные сроки (мы дадим ниже примеры того, как предложенный ряд точно воспроизводился Ш. через 10 и даже через 16 лет), мы, естественно, потеряли всякий интерес к попытке "измерить" его память; мы обратились к обратному вопросу: может ли он забывать, и попытались тщательно фиксировать случаи, когда Ш. упускал то или иное слово из воспроизводимого им ряда.

    Такие случаи встречались и, что особенно интересно, встречались нередко.

    Чем же объяснить "забывание" у человека со столь мощной памятью? Чем объяснить, далее, что у Ш. могли встречаться случаи пропуска запоминаемых элементов и почти не встречались случаи неточного воспроизведения (например, замены нужного слова синонимом или близким по ассоциации словом)?

    Исследование сразу же давало ответ на оба вопроса. Ш. не "забывал" данных ему слов; он "пропускал" их при "считывании", и эти пропуски всегда просто объяснялись.

    Пропуски, которые, мы нередко замечали у Ш. (особенно в первый период наблюдений, когда техника запоминания была у него еще недостаточно развита), показывали, что они были не дефектами памяти, а дефектами восприятия…» [12]

    Лурия А.Р. писал, что первое, над чем Ш. должен был начать работать, - это освобождение образов от тех случайных влияний, которые могли затруднить их "считывание". Эта задача оказалась очень простой.

    Лурия А.Р. отметил, что увеличение размеров образов, их выгодное освещение, правильная расстановка - все это было первым шагом той "эйдотехники", которой характеризовался второй этап развития памяти Ш. Другим приемом было сокращение и символизация образов, к которой Ш. не прибегал в раннем периоде формирования его памяти и который стал одним из основных приемов в период его работы профессионального мнемониста.

    Прием сокращения и символизации образов привел Ш. к третьему приему, который постепенно приобрел для него центральное значение.

    Получая на сеансах своих выступлений тысячи слов, часто нарочито сложных и бессмысленных, Ш. оказался принужден превращать эти ничего не значащие, для него слова в осмысленные образы. Самым коротким путем для этого было разложение длинного и не имеющего смысла или бессмысленной для него фразы на ее составные элементы с попыткой осмыслить выделенный слог, использовав близкую к нему ассоциацию...

    Лурия А.Р. привел в своей книге  примеры, иллюстрирующие ту виртуозность, с которой Ш. пользовался приемами семантизации и эйдотехники ...

    В декабре 1937 г. Ш. была прочитана первая строфа из "Божественной комедии".

    Nel mеzzо del camin di nostra vita

    Mi ritrovai par una selva oscura,

    Che la diritta via era smarita,

    Ahi quanta a dir qual era e cosa dura.

    Как всегда, Ш. просил произносить слова предлагаемого ряда раздельно, делая между каждым из них небольшие паузы, которые были достаточны, чтобы превратить бессмысленные для него звукосочетания в осмысленные образы.

    Он  воспроизвел несколько данных ему строф "Божественной комедии" без всяких ошибок, с теми же ударениями, с какими они были произнесены. Это воспроизведение было дано им при проверке, которая была неожиданно проведена... через 15 лет! Вот те пути, которые использовал Ш. для запоминания:

    "Nel - я платил членские взносы, и там в коридоре была балерина Нельская; меццо (mezzo) - я скрипач; я поставил рядом с нею скрипача, который играет на скрипке; рядом - папиросы "Дели" - это del; рядом тут же я ставлю камин (camin), di - это рука показывает дверь; nos - это нос, человек попал носом в дверь и прищемил его; tra - он поднимает ногу через порог, там лежит ребенок - это vita, витализм; mi - я поставил еврея, который говорит "ми - здесь ни при чем"; ritrovai - реторта, трубочка прозрачная, она пропадает, - и еврейка бежит, кричит "вай" - это vai. Она бежит, и вот на углу Лубянки - на извозчике едет per - отец. На углу Сухаревки стоит милиционер, он вытянут, стоит как единица (una). Рядом с ним я ставлю трибуну, и на ней танцует Сельва (selva); но чтобы она не была Сильва - над ней ломаются подмостки - это звук "э"...

    Лурия А.Р. писал, что чтение только что приведенных протоколов может создать естественное впечатление об огромной, хотя и очень своеобразной логической работе, которую Ш. проводит над запоминаемым материалом.

    Лурия А.Р. указал, что вся большая и виртуозная работа, многочисленные примеры которой приведены в книге «Маленькая книжка о большой памяти», носит у Ш. характер работы над образом,  - своеобразной эйдотехники, очень далекой от логических способов переработки получаемой информации. Именно поэтому Ш., исключительно сильный в разложении предложенного материала на осмысленные образы и в подборе этих образов, оказывается совсем слабым в логической "организации запоминаемого" материала, и приемы его "эйдотехники" оказываются не имеющими ничего общего с логической "мнемотехникой", развитие и психологическое строение которой было предметом такого большого числа психологических исследований. Лурия А.Р. подчеркивает, что этот факт можно легко показать на той удивительной диссоциации огромной образной памяти и полном игнорировании возможных приемов логического запоминания, которую можно было легко показать у Ш.

    Его исключительная память, бесспорно, остается его природной и индивидуальной особенностью, и все технические приемы, которые он применяет, лишь надстраиваются над этой памятью, а не "симулируют" ее иными, не свойственными ей приемами. [12]

    5.Использование мнемотехнических приемов запоминания в   логопедической работе с детьми дошкольного возраста

    В дошкольном возрасте преобладает наглядно-образная память, запоминание носит в основном непроизвольный характер. Чтобы заученные стихотворение запомнилось надолго, необходимо трехкратное повторение его в течение первых пяти дней. Зрительный же образ сохранившийся у ребенка после прослушивания, сопровождающегося просмотром рисунков (действие непроизвольного внимания и непроизвольной зрительной памяти, позволяет значительно быстрее вспомнить стихотворение.

    Мнемотехника открывает широкие возможности для более эффективного заучивания детьми стихотворного текста, что особенно важно, для детей с тяжелыми речевыми нарушениями.

    Шел я шел

    Шел я шел,

    Мешок нашел.

    В мешке том шишки

    Привет от Мишки

    Использование приемов мнемотехники в логопедической работе

    Барсуковой Е.Л. отмечает , что эффективным приёмом работы над звуками на этапе автоматизации является мнемотехника, т.е. техника, облегчающая запоминание и увеличивающая объём памяти путём образования искусственных ассоциаций. Автор этой статьи использует в своей работе мнемодорожки чистоговорок и стихотворений. Сигнальные схематические изображения помогают активизировать мыслительные и мнестические процессы, позволяя ребёнку за несколько минут запомнить и даже рассказать небольшое стихотворение. [2]

    Предложенные Барсуковой Е.Л. мнемодорожки можно использовать на индивидуальных и подгрупповых занятиях по автоматизации звуков.

    http://festival.1september.ru/articles/588627/f_clip_image002.gif

    1. СА-СА-СА – меня ужалила оса,
      СО-СО-СО – стал мой нос как колесо,
      СЫ-СЫ-СЫ – не боюсь я злой осы,
      СУ-СУ-СУ – я осу в руке несу!

    http://festival.1september.ru/articles/588627/f_clip_image004.gif

    1. АСКА-АСКА – у Сани маска,
      УСКА-УСКА – у Сони блузка,
      ОСКА-ОСКА – у Насти соска,
      ИСКА-ИСКА – у киски миска

    Мнемодорожки можно использовать для заучивания чистоговорок, скороговорок, стихов.

    Заключение                                                                                                

     Мнемоника – искусство запоминания. Мнемотехника — это совокупность приемов, облегчающих хранение, кодирование и воспроизведение информации из памяти.

    Существует множество мнемонических приемов; некоторые из них опираются на образы и опосредование (например, метод размещения и система слов-вешалок), на фонематические и орфографические характеристики (например, системы воспроизведения слов и чисел), на фонематические подсказки-признаки и образное опосредование (например, метод ключевых слов или различные способы воспроизведения имен) и на семантическую организацию.

     Способность мнемоники улучшать память объясняется тем, что она помогает организовывать информацию.

    Изучение индивидов с выдающейся памятью показывает, что их способности могут опираться на сочетание нескольких мнемонических приемов: метод размещения, образы и видоизмененную систему слов-вешалок; метод размещения, образы и синестезию (например, Ш)

    Осмысление материала и применение мнемотехнических приемов может сделать процесс запоминания управляемым и существенно расширить возможности человеческой памяти.

    Мнемотехнические приемы запоминания можно эффективно использовать в логопедической работе с детьми дошкольного возраста.

    Литература:

    1. Большой энциклопедический словарь/под ред. Прохорова А.М. –М., 1997.
    2. Барсукова Е.Л. Автоматизация звуков с использованием мнемодорожек. // Логопед, 2009, №5.

    1. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т.—Т. 3.—М., 1983.
    2. Головин С.Ю. Словарь практического психолога.- М.2004.
    3. Зинченко Т.П. Когнитивная и прикладная психология. - Москва-Воронеж, 2000.
    4. Клацки Р. Память человека. Структуры и процессы.- М.,1978.
    5. Когнитивная психология /Р.Солсо – СПб. :Питер, 2006.
    6. Кордуэлл М.Психология.А-Я.-Словарь. - М.,2000.
    7. Лапп Д. Улучшаем память в любом возрасте.- М.,1993.
    8. Лезер Ф. Тренировка памяти.-М.,1979.
    9. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: 2 т. –т.1 –М.,1983.
    10. Лурия А.Р. Маленькая книжка о большой памяти. Ум мнемониста.— М., 1968.
    11. Мещеряков Б.Г., Зинченко В.П. Большой психологический словарь. -М.,2002.
    12. Общая психология/под ред. Петровского А.В.-М.,1986.
    13. Психология: учебник для бакалавров/под ред. Б.А.Сосновского – М. Юрайт, 2012.
    14. Реан А.А., Бордовская Н.В., Розум С.И. Психология и педагогика.- СПб.Питер,2001.
    15. Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. – М.,1966.


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Методические рекомендации по развитию образной памяти детей с использованием мнемотехнических приемов.

    У детей младшего дошкольного возраста еще отсутствуют процессы памяти как специальные действия, направленные на запоминание и припоминание. Ребенок этого возраста еще не умеет целенаправленно за...

    Использование мнемотехнических приемов в обучении английскому языку детей дошкольного возраста

    Задолго до того как современная наука обнаружила необычайные возможности человеческого мозга, уже древние греки открыли для себя, что ментальные способности можно ...

    Использование мнемотехнических приемов в обучении английскому языку детей дошкольного возраста

    Задолго до того как современная наука обнаружила необычайные возможности человеческого мозга, уже древние греки открыли для себя, что ментальные способности можно ...

    Презентация на тему: "Использование приемов мнемотехники в логопедической работе"

    При обучении связной речи детей, вполне обосновано использование творческих методик, эффективность которых очевидна, наряду с общепринятыми. Приёмы мнемотехники облегчают запоминание у детей и у...

    ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МНЕМОТЕХНИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ОБРАЗНОЙ ПАМЯТИ У ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА.

    Желание ребенка запомнить, надо всячески поощрять, это залог успешного развития не только памяти, но и других познавательных способностей. Для обогащения этого развития можно  применять раз...

    Столовый этикет. Использование мнемотехнических приемов в работе с детьми старшего дошкольного возраста.

    Проблема нравственного воспитания, одна из самых острых проблем в современном обществе. Отсутствие умения общаться, навыков поведения в обществе, за столом, получаемых в детстве, впоследствии вселяет ...