Оценка уровня умственного развития ребенка
консультация по теме

Нежейко Яна Викторовна

Оценка уровня умственного развития - очень непростая и неоднозначная проблема. Его определяют медицинские психологи, врачи - невропатологи и психиатры, педагоги. Принято полагать, что высоким интеллектом обладает каждый четвертый, средняя норма его - у двух из четырех, нижняя граница, т.е. то, что еще можно оценивать как более или менее удовлетворительное, примерно у каждого шестого, и неудовлетворительный уровень интеллекта - у каждого десятого (7% детей по уровню интеллекта между нижней границей нормы и умственной отсталостью и 3% - умственно отсталые). Однако в школе претензий нет только к одному из двух детей и, следовательно, каждый второй нуждается в целенаправленном и интенсивном умственном воспитании, чтобы не оказаться в той половине класса, которая прозябает на "отметке милосердия" - троечке.

 Однако каждодневное, постоянное, любовно заинтересованное наблюдение родителей за становлением сына или дочери при знании нормативов умственного развития может дать не меньше, чем хотя и профессионально, но разово проведенная медицинским психологом "ревизия ума". Ведь в день обследования ребенок может быть не в настроении, чувствовать себя усталым, просто не заинтересоваться заданием. От неуверенности, из лености или просто стремясь избавиться от неприятного ему "приставания" малыш не выполнит предложенного задания, не ответит на вопросы теста, заявив, что не знает или не умеет этого, хотя в действительности знает и умеет и в другой ситуации легко бы выполнил требуемое. И в результате разового обследования может появиться ошибочное заключение.
 

Скачать:


Предварительный просмотр:

Оценка уровня умственного развития ребенка

В оценке нормативности ребенка уровень его умственного развития занимает ведущее место. Не случайно видовое наименование человека - homo sapiens, sapiens - человек разумный, разумный! Человек разумен, если он нравствен, способен обуздать свой трудный характер, агрессивные эмоции, прийти к правильному поведению и нормально адаптироваться. Принято полагать, что высоким интеллектом обладает каждый четвертый, средняя норма его - у двух из четырех, нижняя граница, т.е. то, что еще можно оценивать как более или менее удовлетворительное, примерно у каждого шестого, и неудовлетворительный уровень интеллекта - у каждого десятого (7% детей по уровню интеллекта между нижней границей нормы и умственной отсталостью и 3% - умственно отсталые). Однако в школе претензий нет только к одному из двух детей и, следовательно, каждый второй нуждается в целенаправленном и интенсивном умственном воспитании, чтобы не оказаться в той половине класса, которая прозябает на "отметке милосердия" - троечке.

Оценка уровня умственного развития - очень непростая и неоднозначная проблема. Его определяют медицинские психологи, врачи - невропатологи и психиатры, педагоги. Однако каждодневное, постоянное, любовно заинтересованное наблюдение родителей за становлением сына или дочери при знании нормативов умственного развития может дать не меньше, чем хотя и профессионально, но разово проведенная медицинским психологом "ревизия ума". Ведь в день обследования ребенок может быть не в настроении, чувствовать себя усталым, просто не заинтересоваться заданием. От неуверенности, из лености или просто стремясь избавиться от неприятного ему "приставания" малыш не выполнит предложенного задания, не ответит на вопросы теста, заявив, что не знает или не умеет этого, хотя в действительности знает и умеет и в другой ситуации легко бы выполнил требуемое. И в результате разового обследования может появиться ошибочное заключение.

Согласно требованиям, предъявляемым к пятилетнему, он должен уметь различать треугольник, круг, овал; уметь нарисовать человека с головой, туловищем, конечностями и всеми чертами лица, деталями одежды. Ну, а если его этому не научили или его это просто не интересует, и он рисует дома, самолеты, деревья? Значит, такой ребенок глуп? Или наоборот: ребенок умеет отличить треугольник, круг и овал и натуралистически изобразить человека. Неужели это такое уж бесспорное свидетельство его ума? Поэтому категоричность в столь тонком, больном и деликатном вопросе излишне опасна. Не следует торопиться с "окончательным приговором", но необходимо сделать все возможное, чтобы помочь ребенку.

К известному невропатологу однажды пришел незнакомый молодой человек и молча положил перед ним диплом с отличием ведущего в стране технического вуза. На удивленный вопрос профессора юноша ответил: "20 лет назад вы дали маме совет сдать меня в спецучреждение для умственно отсталых детей... Она отвергла ваш совет и продолжала упорно заниматься со мной. Сегодня я принес диплом маме, она попросила меня показать его вам...".

Нередко школа оценивала как имеющих посредственный ум детей, впоследствии ставших выдающимися людьми. История науки, искусства, литературы пестрит такими примерами. Тупым слыл в школе Д. Уатт. Да, тот самый который создал универсальный паровой двигатель. Великий французский драматург Корнель был признан в школе лишенным всяких дарований. "Скверный ученик", проваливший выпускной экзамен Д. Свифт известен всему миру, но никто не помнит его экзаменаторов. Малоспособными считались в школе К. Линней, Д. Байрон, В. Скотт, Г. Гельмгольц, Т. Эдисон, И. Ньютон, А. Герцен, В. Белинский, Н. Гоголь. Учителя никогда не ставили за сочинения более высокую оценку, чем "удовлетворительно", А. Чехову. Все это к тому, что не следует торопиться с ярлыками, оценками ума ребенка. Более важно понимание сложности и относительности такой оценки. Ведь бойкий часто представляется умнее тихони, сорванец - глупее пай-мальчика, начитанный - умнее неначитанного.

По отметкам в дневниках и по мнению учителей, особенно женщин, девочки младших и средних классов умственно развиты выше мальчиков, что зачастую не подтверждается впоследствии. Следовательно, школа имеет один критерий оценки ума, а жизнь предлагает другой? К какому из них готовить, какой важнее? Естественно, жизнь оценивает вернее, но готовим-то мы детей к школе.

Пока же ясно одно. В решающем, дошкольном периоде умственное воспитание, как и воспитание вообще, более всего осуществляется в семье. Поэтому родители должны иметь объективные, дающие целостное представление о ребенке и доступные пониманию неспециалистов
критерии нормативности умственного развития. О них и пойдет речь в данном разделе. Несоответствие этим критериям квалифицируют как задержку умственного развития. Заподозрив задержку, следует немедленно обратиться к невропатологу или к психиатру. Если врач подтвердит опасения, родители в союзе с ним будут упорно трудиться, стремясь преодолеть ее. Пристальное внимание к умственному развитию ребенка во всех случаях благотворно. Поэтому лучше ошибиться, заподозрив задержку там, где ее нет, чем не выявить ее своевременно.

Итак, переходим к нормативам умственного развития, в единстве характеризующим интеллект до шести важнейших в его формировании лет.

К
десятому дню жизни младенец пытается поднять головку, лежа на животике, задерживает взгляд на ярком предмете или глазах матери; двухнедельное дитя уже различает тихие и резкие звуки. Ребенок месячного возраста прислушивается к звуку. Полуторамесячный удерживает головку, пытается сосредоточить внимание на предмете, повернуть головку, чтобы удержать в поле зрения перемещающийся объект. С полутора месяцев ребенок явно предпочитает положение на руках. Почему? Потому, что так он лучше удовлетворяет генетически заложенную в нем потребность видеть и слышать, потому что такое положение дает ему возможность лучше ориентироваться пока еще в малом пространстве. Все, что он видит, удивляет его. Удивление же - праматерь познания, показатель нормального умственного развития. Широко распахнутые глаза младенца на всю жизнь запечатлевают хорошее, но и плохое, красивое, но и безобразное. И "удивляющийся" - умен.

В
три месяца ребенок сосредоточенно смотрит в лицо взрослого, видит предмет за четыре - семь метров, т.е. видит все, что происходит в комнате. Он слышит звуки и ищет их источник, ко всему присматривается и прислушивается. К четырем месяцам жизни он окончательно выделяет мать из всех окружающих, знает ее голос и, услышав его, ищет мать взглядом. Он "гулит", привлекая внимание матери и перекликаясь с ней. Младенец радуется ей, улыбаясь и всплескивая ручками, быстро двигая ножками. Он уже эмоционален. За развитием эмоциональности следует пристально наблюдать, так как она прямо взаимосвязана с умом. Эмоциональность - движущая сила умственного развития в этом возрасте. Первые пробуждающие ум воздействия - эмоциональная взаимосвязь в системе мать - дитя. В первые шесть месяцев жизни эмоциональная отзывчивость и активность ребенка - ведущий критерий нормативности его умственных потенций. Но и далее прослеживается та же закономерность: чем богаче переживания, тем психически сложнее и богаче человек, и чем эмоциональнее пережито нечто, тем глубже оно остается в памяти как жизненный опыт.

В
пять месяцев ребенок до 10-15 минут неотрывно следит за предметом или человеком. Если раньше он смотрел только на то, что привлекло его внимание, то теперь он сам выбирает объект, на котором фиксирует внимание. Перед ним вертят волчок, а он смотрит на прыгающую в сторонке заводную лягушку: она ему интереснее. С этого времени можно уверенно говорить о зрительной сосредоточенности (начало зрительной сосредоточенности отмечается уже у двухмесячного!). Малыш не просто смотрит, а оглядывает предмет, как бы ощупывает его взглядом. Очевиден интерес, внимание, и притом сосредоточенное. Пятимесячный, проявляющий сосредоточенное внимание и интерес к чему-то, умственно полноценен. К пяти месяцам у малыша созрела способность далеко видеть и долго смотреть, слушать. Поэтому в пять месяцев он уже может самостоятельно повернуться со спинки на животик и, опираясь на ладошки, высоко поднять головку, чтобы видеть и слышать больше.

Но вот ему уже мало и этого. Чтобы познать, он должен схватить, ощупать, попробовать, поднести к глазам.
И в пять с половиной месяцев ребенок захватывает предмет, ощупывает его двумя ручками, тащит в рот, пробует на вкус, рассматривает. Это уже произвольный активный познавательный акт - важная веха умственного развития. Здесь намечается принципиальное: он или занимается схваченным предметом, или отбрасывает его, чтобы тут же схватить другой и через секунду отбросить и его, не заинтересовавшись им. Второе плохо, ибо свидетельствует о начале поверхностности и отвлекаемости, а, следовательно, о возможной задержке умственного развития.

В
шесть месяцев малыш свободно переворачивается с животика на спинку, чтобы лучше рассмотреть захваченный предмет. Он стремится освободить ручки! Отвечая на вопрос "Где бабушка?", он ищет ее взглядом. К малышу подходит взрослый, заговаривает с ним. Сангвиник улыбается сразу; холерик и флегматик не торопятся с улыбкой. Они сосредоточенно всматриваются, их личики серьезны. И лишь оценив, кто перед ними (опасен, не опасен; приятен, не приятен), они или улыбнуться, или отвернуться, заплакав.

Однако до предмета не дотянуться, и
в шесть месяцев ребенок пополз. Пополз, потому что умственно созрел для этого, пополз, чтобы стать еще разумнее. И родители заботятся, чтобы так оно и было: он должен ползти к чему-то и за чем-то, он должен поползти вовремя, потому что он "пополз за умом". Скорость ползания на животике мала, и необходимость побуждает в семь месяцев встать на четвереньки. Теперь он практически бежит, "бежит" и его умственное развитие.

В с
емимесячном возрасте ребенок лепечет, повторяя слоги: "ма-ма-ма", "бу-бу-бу". Это важно. Он сливает звуки, как в свое время сольет буквы. Отвечая на вопрос "Где папа?", и даже "Где киса?", малыш ищет их взглядом и, если не находит, указывает пальчиком на то место, где они имеют обыкновение быть (например, на кресло). Малыш все больше понимает требования взрослых. С ребенком говорят, объясняя все, что делают с ним, что требуют от него, а не тормошат его молча, как куклу. Это - умственное воспитание.

В
восемь месяцев ребенок уверенно сидит, наклоняется к игрушке, берет ее, перекладывает из одной ручки в другую. У него свободны ручки. Их следует занять делом, ибо начало всему - до года жизни. И вы вовремя подкладываете малышу новую игрушку. Сидя, он до 30 раз сосредоточенно постучит ею обо что-то. Подчеркиваем - сосредоточенно. Не способный к сосредоточению уже отстает в умственном развитии, и мать заинтересовывает отвлекающегося, привлекая его внимание к игрушке.

В
девять месяцев ребенок знает свое имя и оборачивается на зов.

С
девяти - одиннадцати месяцев во взгляде малыша - пытливый интерес ко всему, что его окружает. Его глаза вопрошают. Следует заметить этот интерес, не погасить его, ласково ответить на взгляд-вопрос и тем самым побудить направить вопрошающий взор еще на что-то. Задерживающийся в развитии тоже смотрит, но пассивно, вяло. Ему тем более следует рассказать о том, что находится в поле его зрения, назвать предметы, по которым безучастно скользит его взгляд. Ребенку радостно уже от того, что с ним говорят, и он что-то поймет, запомнит слово, обозначающее объект. Вопросительный взгляд ребенка, любознательность во взгляде - этап к периоду вопросов, которые будут заданы, как только он заговорит. В десять месяцев в ответ на просьбу "дай" ребенок находит и дает знакомые предметы.

К
году жизни ребенок использует в речи 7-14 слов, сосредоточенно занимается одним делом до четверти часа, усвоил смысл слова "нельзя". В год он пошел. Пошел не только потому, что ножки окрепли, а главным образом потому, что дозрел ум, появилась потребность дойти до интересующего, дойти со свободными ручками. Девочка пойдет на месяц-два раньше, чем мальчик; сангвиник раньше, чем холерик. Последним пойдет флегматик. Начало ходьбы - веха не просто моторного, а психомоторного развития. Все это - развертывание генетической программы, подчиненной у человека умственному развитию. Главное в ней - интерес, сосредоточенное внимание, поэтапность, когда одно дозревает, готовя дозревание другого, комплексность, когда одновременно дозревают взаимосвязанные возможности. Отсюда важная рекомендация: не следует стремиться к освоению последующего, даже если пришло время, не освоив предыдущего; все необходимо развивать комплексно, помня, что движением ручек и ножек управляет головка, но развитие функции ручек и ножек есть и развитие головки. Ведь малыш с ловкими пальчиками, как правило, имеет хорошее психоречевое развитие.

Второй год жизни преимущественно психоречевой. Еще не достигшему полуторагодовалого возраста ребенку для накопления словарного запаса показывают предметы, людей и животных на картинке, называя их. Полуторагодовалый использует 30-40 слов, а двухлетний уже 300-400. В полтора года ребенок задает вопросы "что?", "кто?", к двум годам - "что это?", "кто это?". Чтобы сказать о чем-то, ребенок должен знать не только названия предметов, но и их признаки, должен уметь выразить с помощью слов, как предмет действует. И малыш осваивает существительные, местоимения, прилагательные, наречия, глаголы.

К полутора годам у девочек и к двум годам у мальчиков возникает фразовая речь.
 Вначале это предложения из двух-трех слов. Очевидно, что фразовая речь возникает и используется прежде всего для вопросов. Фразы "хочу гулять", "хочу би-би" - выражение простых потребностей, просьб, желаний, а радует нас вопрос "что это?". И чем лучше развивается ребенок умственно, тем более доминирует познавательная сторона, тем больше он задает вопросов и слушает. Если фразовая речь возникла у девочки к полутора, у мальчика к двум годам, они умны.

Итак, к двум годам совершается чудо: ребенок начинает говорить. Вы показываете двухгодовалому картинку, одновременно рассказывая, что изображено на ней, и побуждаете говорить и его. Продолжая развивать психомоторные навыки, вы усаживаете двухгодовалого за столик, даете карандаш и бумагу. Зажав карандаш в кулачке, он заполняет лежащие перед ним листы клубками линий. Двухгодовалый складывает и башенку из пяти кубиков. В этом возрасте он сосредоточенно занимается одним делом до трети часа.

Третий год. Качественный скачок в умственном развитии. Ребенок этого возраста набирает по 100 слов в месяц и к трем годам использует уже 1500 слов. По мнению Л.С. Выготского, отечественного психолога, чьи труды признаны во всем мире, ребенок, не знающий названия вещи, как бы не видит ее. Таким образом, чем больше слов знает ребенок, тем больше он понимает окружающее. И тут встает вопрос о роли семьи в психоречевом, а значит, и в умственном развитии на данном этапе. Ребенок охотнее и прочнее усваивает те слова, которые чаще и эмоциональнее произносятся в семье. Следовательно, чем богаче словарный запас родителей, тем богаче будет словарный запас ребенка, тем глубже, полнее и естественнее он начнет познавать окружающее. По словам малыша можно судить о том, что его интересует и насколько он целеустремлен.

Задержка умственного развития нередко выражается в задержке речи. Умственное развитие всегда психоречевое развитие и протекает по закону количественного накопления и качественного скачка. Ребенок может долго набирать словарный запас; а потом в два-три дня перейти к фразовой речи. Нередко дети с потенциально глубоким умом начинают говорить позднее. Подобно мудрецам, они молчат, пока им нечего сказать. Но если ребенок хочет выразить мысль и не может, это плохо. Тогда он раздражается, нервничает, впадает в гнев или становится обидчивым, что может закрепится как черта характера. Стараясь успокоить малыша, вы показываете ему, что понимаете его, продолжая в то же время стимулировать появление фразовой речи. Заподозрив задержку речи, следует незамедлительно обратиться к отоларингологу, чтобы исключить дефект слуха, и начать борьбу с задержкой, если она подтвердится. В том случае, если речь ребенка невнятна, многие звуки произносятся неверно, с трех лет необходима работа с логопедом. Это и постановки правильной речи, но одновременно и умственное развитие, и предупреждение нервности или трудности.

В первой половине третьего года жизни ребенок задает ориентировочные вопросы
"где?", "куда?", "откуда?" Во второй его половине он задает вопрос вопросов "почему?" До сир пор ребенок познавал по горизонтали и возникал вопрос "что это?". Теперь познание развивается в глубину, по вертикали, и возникает вопрос "почему?". Ранее он просто знакомился с миром, теперь он хочет его понять. Чем раньше ребенок задал вопрос "почему?", тем полноценнее его умственное развитие, чем позже - тем явственнее задержка. Возникновение вопроса "почему?" - принципиальный норматив! Если ребенок задерживается с вопросом "почему?", родители сами задают его малышу и сами отвечают на него, побуждая и малыша задать упомянутый вопрос, т.е. задуматься над сутью предметов и явлений. До возникновения вопроса "почему?" ребенок "ползал" в умственном развитии. Теперь - "пошел". Со второй половины третьего года, вгрызаясь в суть, он начинает спрашивать: "А как сделал?", "А что будет?", "А что внутри?"

Трехгодовалый пересказывает услышанное и рассказывает об увиденном и пережитом, особенно если взрослые помогут ему наводящими вопросами. Он использует уже сложносочиненные и даже сложноподчиненные предложения, что свидетельствует об усложнении его мышления, о нормативности его умственного развития. По мнению Л.С. Выготского, трехгодовалый должен в основном освоить родной язык, и в этом состоит чудо третьего года жизни.
С двух до трех лет ребенок нуждается в постоянном речевом контакте со взрослыми. Говорите с ним, говорите умно, серьезно, и он будет умным.

В три года малыш понимает, что такое один, мало и много, различает правую и левую стороны. Трехлетний уже настолько умен, что по одной характерной детали узнает целое: по ушам - зайца, по бивням - слона.

Со второй половины удивительного третьего года он начинает осваивать конструктивную игру, строя с выдумкой, овладевая первыми элементами планирования. Ребенок выходит и на сюжетно-ролевую игру, но пока играет преимущественно с предметами: вот он доктор для куклы, вот шофер, а машиной ему служит перевернутый табурет. Однако постепенно он переходит и на игру со сверстниками. Трехгодовалый сосредоточенно занимается одним делом до 30 минут.

Трехлетний, если он умен, воспринимает насмешку, самолюбив, обижается, радуется, печалится, тоскует, любит, испытывает чувства доброжелательности, враждебности и зависти, способен к сочувствию. Эмоции врожденны, но, как все врожденные потенции, нуждаются в развитии.
Эмоциональное развитие тесно связано с интеллектуальным, и в данном аспекте уместно говорить об эмоционально-умственном воспитании, как и об эмоционально-умственном уровне развития ребенка. При задержке умственного становления возможна задержка эмоционального развития, и тогда трехлетний будет испытывать лишь примитивные эмоции - удовольствие и неудовольствие - и грубо выражать их. Тонкая эмоциональность развивается неразрывно с тонким умом. 

Решающим условием воспитания эмоциональности ребенка является многокрасочная и богатая эмоциональность матери. Сколько бы ни твердили малышу о любви, она ему будет неведома, если он не испытал ее во взаимной любви с матерью. Сколько бы ни говорили ему о нежности, печали, доброжелательности и сочувствии, если это не присуще матери, жестокосердным будет и ребенок. Чем одарила мать, тем ребенок и владеет. Ребенок развивает ум, но, если мать не одарила эмоциональностью, то ум ребенка холодный, односторонний, более того - ущербный. Ведь бывает эмоциональность без ума - и она не тонка, нередко нелепа. Она оторвана от ориентации и понимания. Малыш радуется, кода другим грустно, и печалится, когда уместна радость. Его ум не согрет эмоциональностью, а эмоциональность не облагорожена умом. В двух строках стихотворения "Пожелание друзьям" С. Маршак так сказал об этом:

Пусть добрым будет ум у вас.
А сердце умным будет.


Вторая грань воспитания эмоциональности, не менее важная, - культура эмоциональной экспрессии. Воспитанный ребенок сдержан в выражении отрицательных эмоций. Он не подавляет их, но и не истеричен. При неудовольствии он сердит, но не беснуется. Гнев его - во взгляде, он даже может топнуть в сердцах, заплакать и сказать, как он обижен, но это не агрессия и не двигательная буря. Радость такой ребенок выражает улыбкой, взволнованной речью, тем, что обнимает и целует маму. Если он недоволен, то насупливается, красноречиво молчит, а не вопит истошно и не жестикулирует неистово. Этому учат и этого требуют. Тогда перед нами интеллигентный, культурный ребенок. И, конечно, он умен.

В три года малыш уже мыслящий человек, но к умению думать его следует привести. Упустив для воспитания третий год жизни, упустили многое. Три года назад ребенок родился с потенциальными возможностями. Теперь они во многом реализовались. Извечное женское дело тех девяти месяцев, от зачатия до родов, доступно всем здоровым; подвиг умственного, эмоционального, нравственного "вынашивания", воспитания - родительский подвиг матери и отца. И доступен он только истинно любящим, только личностям - Матери и Отцу.

Четвертый год базируется на успехах и уровне, достигнутых к трем годам. И только так. В воспитании нельзя через что-то перепрыгнуть, что-то игнорировать - "пусть побалуется, пусть подрастет, а научим потом". Трехгодовалый понимает то, что он увидел, пережил. На четвертом году жизни ребенок идет дальше. Он способен понять то, чего не видел сам и о чем еще не знает, если ему толково рассказать об этом. К четырем годам по картинке он сочиняет более или менее подробный рассказ, расцветив его приключениями. Он осмысленно заканчивает предложение, начатое взрослыми. Четырехлетний обобщает: стул, стол, шкаф, диван - мебель, а кастрюля, тарелка, чашка - посуда.

К четырем годам жизни малыш задает до 400-500 вопросов в день и осваивает полученную в ответах информацию. Среди вопросов доминирует въедливое "почему?" Характер ответов решает многое. Спросил: "Почему этот дедушка ходит с палочкой?", а ему ответили поверхностное: "Все дедушки ходят с палочкой". Но подобный ответ ничего не объясняет. Удовлетворяясь ничего не значащими ответами, ребенок начнет и сам думать поверхностно. Потом он и вовсе перестанет слушать ответы, а задав один вопрос и даже не дожидаясь ответа, тут же задаст следующий. И так без конца. В итоге вырастает пустозвон, болтун.

По характеру вопросов ребенка судят об его уме, о направленности мышления, об интересах, культуре и о многом другом. По мере взросления самым важным критерием уровня ума ребенка становится не количество, а глубина вопросов. Бесчисленны, но не глубоки вопросы болтливого и легковесного. А истинно умный задаст один вопрос - и взрослый человек озадачен. Авиценна со сдержанной гордостью сказал о своем школьном детстве единственное, но характеризующее его ум более всего: "И я был лучшим из задающих вопросы".

На вышеприведенный вопрос о дедушке с палочкой ответили поверхностно. Малыш нуждался в глубоком ответе, как голодный в куске хлеба, но взамен получил пустышку. А можно было ответить, например, так: "Дедушке много лет, и у него болят ноги. Без палочки он может упасть. Без палочки ему трудно идти. Палочка для него как добрый внучек - она помогает ему, поддерживает его". Образный ответ запоминается, будит мысль, рождает более глубокие вопросы.
Усложняются вопросы, углубляется мышление. И первые, простые вопросы - тропочка; усложняющиеся, углубляющиеся - выход на широкую дорогу познания и развития ума.

С другой стороны, отец - физик, инженер или математик - отвечая на вопрос четырехлетнего сына о громе и молнии, прочтет ему целую лекцию об электричестве, прибегая к специальной терминологии. Это излишне - не по возрасту и не по уму. Если подобное будет иметь место часто, ребенок может стать "заумным". Самое сложное следует объяснять просто и в то же время глубоко, образно.

Ребенок с задержкой умственного развития, как указывалось, более всего запаздывает с вопросами, особенно с ведущим во вскрытии причинно-следственных связей, глубинным "почему?" И тогда родители в нормативные сроки сами задают ему вопросы и сами отвечают на них. Он должен задать 400 вопросов, ему задают 40, чтобы обстоятельнее и понятнее ответить, дав время на усвоение информации. Возможно, это продлиться долго, но придет час, и он войдет во вкус познания, задаст вопрос "почему?" сам. Без такой стимуляции малыш может так и не выйти на "почему?", ограничившись вопросами "что?", "где?", "куда?"

Четырехлетний занимается одним делом 40-50 минут (40 - сангвиник, 50 минут - холерик и флегматик). В четыре года ребенок окончательно готов к сюжетно-ролевой игре со сверстниками. В ней он ставит цель, планирует. И во второй половине четвертого года он задает вопрос
"зачем?". Развивающийся нормально расскажет, что и как он намерен сделать, в отличие от задерживающегося, который действует на авось, идет путем проб и ошибок.

Четырехлетний много занимается с игрушками. Ему дают сначала одну, но интересную игрушку и знакомят с ней до полного ее освоения. Только после полного ознакомления с одной выдается другая. Не поняв сути игрушки, будучи привлечен только ее цветом и формой, ребенок не заинтересуется ею и быстро ее оставит. Суть игрушки следует раскрыть как можно полнее и показать ее в действии, со всех сторон, вызвав интерес к ней. Игрушку заводят, запускают, включают в сюжетно-ролевую игру. Естественно, если для игры потребуется несколько игрушек, связанных с ее сюжетом, ребенок получает их одновременно.

Пятый год. Вновь качественный скачок. Узнавал, познавал - и вдруг задумался о глубинных причинах. Куда девалась самонадеянность незнайки! Если раньше он усвоил, что это хорошо, а то плохо, принимая все на веру, то теперь перед ним встал вопрос, почему это хорошо, а то плохо. Пятилетнего волнуют и более общие категории. Он стремится понять, что такое справедливость, верность, неправда. Он задумывается над тем, что такое жизнь и смерть. С. Маршак писал:

Четыре года был я бессмертен,
Четыре года был я беспечен,
Ибо не знал я о будущей смерти,
Ибо не знал я, что век мой не вечен.


Пятилетний совершенно свободно играет с детьми, хорошо знает правила игры. Он соревнуется, спорит, доказывая свою правоту, ищет причины неудач, командует, организует и подчиняется.

Если говорить о более частном, то к пяти годам ребенок знает не только свое имя, но и отчество, фамилию, возраст, адрес, транспорт, идущий к его дому. Он умеет пользоваться конструктором, собирая машину по прилагаемой схеме. Он рисует человека с головой, глазами, носом, ртом, ушами, волосами, туловищем, руками и ногами от туловища, с пальцами на руках и пририсовывает к ногам стопы. И все это он должен знать и уметь.

Шестой год. К концу его ребенок использует 4 000 слов. Он может выразить почти все оттенки мысли и понимает речь взрослого почти во всех нюансах. В этом возрасте умственно развитому ребенку доступен смысл простых пословиц и поговорок, он все более находчиво и быстро дополняет незаконченные предложения, видит сюжетную связь трех картинок и составляет по ним рассказ. Он уже решает простые арифметические задачи. Он свободно, без затруднений обобщает, вычленяет. Вы задаете шестилетнему вопрос: "В один сарай свели корову, овцу, медведя и лошадь. Кого из них следует побыстрее убрать, кто лишний?" И умный ребенок отвечает: "Медведя!" Тут же вопрос: "Почему?" Ответ незамедлителен: "Он хищник, он дикий, он из леса". Шестилетний понимает поставленную перед ним задачу, свою роль во взаимодействии с другими; он должен знать много игр и уметь выдумывать сюжет для них. Он считает до ста, складывает и вычитает до десяти. Запоминает и декламирует простые стихи. У такого ребенка не будет проблем с обучением в школе.

Шестилетний уверенно ориентируется на улице и знает предназначение зданий (жилой дом, аптека, магазин); он ориентируется в настоящем, прошедшем и в будущем времени; ориентируется среди детей (хороший и плохой, умеет и не умеет, сильный и слабый, понимает и не понимает); в семейных отношениях и среди взрослых; в опасном и безопасном; в правилах детской игры и в нормах поведения. Изображая человека, он между головой и туловищем рисует шею; на человеке шляпа, одежда, обувь.

Шестым годом жизни мы заканчиваем изложение возрастных нормативов умственного развития, так как
пять с половиной лет - ключевой возраст, к которому ребенок или соответствует им, или безоговорочно задержан в развитии. Он уже готов к школе или не готов. С этого возраста ему доступны все виды обучения (иностранный язык, музыка по нотам, занятия в шахматном кружке и др.). Фундамент интеллекта заложен.



Предварительный просмотр:


Предупреждение и преодоление задержки умственного развития


Итак,
нормативы изложены, причины задержки умственного развития указаны. Основная рекомендация как для ее предупреждения, так и для преодоления - упорная работа с ребенком, побуждение его к разумению, ободрение его и помощь ему. Взрослые члены семьи, распределив время, занимаются с ребенком, задержавшимся в умственном развитии, без устали, превращая нелегкий труд в увлекательную для него игру.

Давая родителям рекомендации по преодолению задержки умственного развития, мы убедились в том, что многие из них принимают за ум эрудицию, раннее освоение чтения и письма, счета, хорошую память, а не умение думать, размышлять. Гордая мать демонстрирует пятилетнюю дочь. Та самозабвенно, наизусть, долго: "Да-да-да! У них ангина, скарлатина, холерина, дифтерит, аппендицит, малярия и бронхит... Мы живем на Занзибаре, в Калахари и Сахаре, на горе Фернандо-По..."

Спрашиваем девочку: "Что такое холерина, дифтерит, малярия?", "Что такое Занзибар, Калахари и Фернандо-По, и где они находятся?" Не знает. Для нее это пустые слова. Спрашиваем: "Почему осенью улетают птицы?", "Чем отличается стекло от фанеры?", "За что добрая волшебница полюбила Золушку?" Молчит, не может ответить ни на один вопрос. Мать развивала механическую память дочери, но она хорошо выражена и у умственно отсталых. Это не ум. Девочку с хорошими задатками оглупили. Еще К. Гельвеций писал: "Человек... не рождается глупым и не без труда даже становится таковым. Нужны особое умение и метод, чтобы сделать человека глупым и уметь заглушить в нем даже природные способности...".

Издревле считали умным умеющего думать. И К. Гельвеций предостерегал: "Не следует начинять голову ребенка фактами, без того, чтобы учить судить о них. В этом случае, полагал он, ребенок обнаруживает большие таланты к болтовне в детстве и полное отсутствие здравого смысла в зрелом возрасте. Сумма знаний не самоцель. Они мертвы без умения их использовать". М. Монтень указывал: "Знать наизусть вовсе не означает знать".

Ребенку не столько преподносят информацию о событиях, сколько учат судить о них. Судить о чем-то - значит мыслить. Трудно не согласиться с известным суждением: "Плутарху важнее, чтобы мы восхваляли его за ум, чем за знания". Русская поговорка гласит: "Не нужен ученый, а нужен смышленый". Правильно воспитывая, ребенка учат рассуждать, размышляя, а не бездумно заучивать и повторять; истину не преподносят в готовом виде, а учат искать; вывод, решение не сообщают, а на них выводят. Ребенка учат пользоваться знаниями на практике. Он знает о дереве, пиле, топоре, рубанке, доске и книжной полке. Пусть свяжет эти предметы воедино, вместе с отцом сделает полочку, но и подумает о таком простом - из досок дерево уже не сложить. Он и задумается, и будет нравственным, ибо нравственность проявляется не только в отношении к людям, но и в отношении к природе.

Следовательно, не только предупредить задержку умственного развития, но и преодолеть ее - значит учить ребенка думать. Но как учить думать? В своих рекомендациях мы руководствуемся соображениями, выверенными многолетней врачебной практикой.
Начинать надо с воспитания способности к ориентации. Ориентация как основное звено в умственном развитии (ориентируя, развивают интеллект) - основополагающая идея данной статьи.

Природа наделила человека разумом для адаптации. Разум фантастически увеличил адаптивные возможности человека. И в данном аспекте разум - это во многом способность к ориентации. Кто ориентировался в экстремальных условиях, тот выживал. Кто ориентируется в себе, в людях, в происходящем, тот адаптирован, уверен в себе, в людях, в происходящем, самостоятелен, душевно здоров. Ориентацию развивают как способность сначала видеть, наблюдать, а потом понимать.

Согласно Толковому словарю Даля, понимать - "понять... постигать умом, познавать, разуметь, уразумевать, обнять смыслом, разумом; находить в чем-то смысл, толк, видеть причину и последствия". И там же, как будто специально для нашей статьи: "Понятливый мальчик... смышленый, умный, рассудительный, острый, способный". В этом толковании заключено все. Кстати, тут же народное: "Чего не понимаю, тому не верю". И это тоже как будто специально для данной статьи, и это о воспитании, когда, не научив ребенка думать, не подведя к пониманию, пытаются в чем-то убедить не только малыша, но и подростка. В.И. Даль указывает на результаты таких бесполезных и бесплодных усилий: не верят.

Итак, понимание - это постижение жизни во всей ее широте. Но разве такое постижение не есть высшая форма ориентации? Ориентация и понимание, познание, таким образом, оказываются тесно связанными. Чтобы воспитать ребенка понятливым, смышленым или ликвидировать уже имеющуюся задержку, следует ориентировать его во всем, начиная с самого простого.

Говоря о
развитии ребенка с момента его рождения, мы отмечали, как, пытаясь сосредоточить внимание на ярком предмете уже в десятидневном возрасте, поднимаясь на локотки в полтора месяца, чтобы больше увидеть и услышать, выделяя в трехмесячном возрасте из всех окружающих мать и зрительно сосредотачиваясь в пять месяцев, захватывая игрушку в пять с половиной, чтобы рассмотреть, ощупать, т.е. изучить ее, младенец уже ориентируется в близлежащих предметах, в близком пространстве, в близком ему человеческом окружении.

Воспитание сосредоточенности внимания, любовное пестование удивления перед окружающим, а потом, по мере взросления ребенка, углубление его интереса к окружающему - это воспитание способности к ориентации. Это воспитание основ любознательности и наблюдательности, без которых невозможно познание, обучение, т.е. более сложная ориентация. Чтобы быть готовым в семь лет работать 45 минут на уроке, шестилетний должен уметь заниматься одним делом час-полтора. И тогда он готов к школе. Что ему тогда 45 минут урока. Он не будет уставать, отвлекаясь, нервировать учительницу, не станет нервным и трудным, что всегда грозит отвлекаемым.

У ребенка, поврежденного в родах, как раз более всего нарушено внимание, способность к сосредоточенности как основе любознательности. Внимание как неотъемлемая составная часть ориентации обеспечивается функцией лобно-теменной коры мозга, его высших, а потому и самых хрупких, наиболее уязвимых структур. Однако родители знают, как должно идти развитие в норме, и, настойчиво побуждая, тренируя, в лучшие сроки (до трех лет) восстанавливают нарушенное, приводя к тому, что должно быть природным - к
сосредоточенному вниманию.

Они способствуют тому, чтобы психическое развитие шло по предназначенному пути, к высоким рубежам ориентации и понимания. И отец неустанно ориентирует сына, мать - дочь,
объясняя им все происходящее вокруг, объясняя, кто есть кто, что есть что, почему это так, а не иначе.

Малыш, естественно, отвлекается, на то он и малыш. Все ему хочется увидеть, до всего ему есть дело. Отмечено, что трехлетний за 10 минут игры отвлекается в среднем четыре раза, но четырехлетний - уже два, а шестилетний - не более одного раза. К этому ведут здорового ребенка, но еще более упорно - задерживающегося и отвлекаемого.
Чем бы ни занимались с ребенком, обучение, научение - второе. Первое - развитие интереса, любознательности, сосредоточенности внимания, ориентация в людях и в жизни. Тогда придет и наблюдательность, ориентированность, понимание и понятливость.

Если ребенок умен, любознателен, то удивление, интерес захватывают его настолько, что у него задерживается дыхание. Французы именуют человека, несостоятельного в деле, требующем внимания и сосредоточенности, "неспособным к удлинению дыхания". У ребенка с задержкой следует выработать такое дыхание.
Для этого его надо удивить чем-то очень интересным и удивлять непрестанно. Конечно, все это трудно, требует терпения, усилий, выдумки и времени. Как гласит русская пословица: "Глупого учить, что по лесу с бороной ездить". Но преодоление задержки умственного развития - самое важное в воспитании, за этим будущее и судьба человека.

К пяти с половиной годам - серьезнейшему этапу, с которого начинается систематическое и планомерное обучение, у ребенка должно быть сформировано произвольное внимание. Не интересно, но надо. И он должен усердно выполнять то, что надо. Без этого ему нечего делать в школе. Если к пяти с половиной годам не сформировано произвольное внимание к неинтересному, но необходимому, когда "надо, сынок, надо!", то задержка умственного развития становится труднопреодолимой. Устойчивое произвольное внимание к тому, что "надо", - основа обучаемости, усидчивости, трудолюбия. Воспитывается все это вместе, комплексно.

Отчетливо запомните, как важнейшую в данной статье рекомендацию:
ребенка, когда он сосредоточенно занят игрой, делом, когда ему читают или рассказывают, не отвлекают! Здесь нет исключений. Все остальное (еда, сон, гости, разговоры) второстепенно. Играя, занимаясь с ребенком, ни на миг не отвлекается тот, чья очередь по расписанию заниматься с ним. Следует помнить, что, отвлекаясь сами, вы учите отвлекаемости и ребенка. С задержавшимися в умственном развитии все это особенно, чрезвычайно важно. И если мать занимается с таким ребенком, а бабушка отвлекает ее вопросами, а ребенка - компотом, она наносит ребенку тяжкий урон.

За воспитанием внимания не только проблема полноценного умственного развития. Внимательный, как правило, обязателен, организован, сдержан, способен к самоконтролю, аккуратен. У невнимательного часто отсутствуют все эти качества. Но они составляют характер, и за способностью к сосредоточенному вниманию - тоже характер. Черты характера - во многом привычки, то, что вошло в плоть и кровь. Поэтому внимание формируют и закрепляют, как привычку, как важнейшую черту характера. Такое вырабатывается с колыбели. Уже с игрушкой, в манежике ребенок внимателен или нет, уже в первых контактах со взрослыми он отвлекаем или сосредоточен.

Сосредоточенность внимания берегут, как зеницу ока, пестуют, как росток на камне, а невнимательность и отвлекаемость пресекают как наихудшую из привычек. Вы изучаете с ребенком игрушку и помните: внимание к ней столь же важно, как познание ее. Вы учите его, играете с ним, трудитесь, показываете и рассматриваете, заботясь о внимании так же, как и о понимании. К примеру, он рисует, и это важно. Не менее важно, отвлекается он, рисуя или нет. Он даже ест, отвлекаясь или глядя в тарелку, и вы следите за этим. Вы указываете, неназойливо выговариваете, мягко принуждаете, настойчиво прививая внимание как привычку.

Генетически запрограммированный на познание, ребенок, начав лепетать в семь месяцев, с полуторагодовалого возраста стремительно овладевает речью. Речь - итог всего предыдущего развития, но и база для последующего. Чем больше запас слов у ребенка, тем богаче его речь, тем больше возможностей выразить мысль. В повседневном обиходе семьи используется от 3 000 до 5 000 слов из многотысячного словарного состава русского языка. Гете, Пушкин, Шекспир использовали в своих произведениях от 17 000 до 20 000 слов.

Родители помогают ребенку, знающему к концу шестого года жизни примерно 4 000 слов, в накоплении словарного запаса, черпая его из книг, непременно объясняя значение каждого нового слова и рассказывая все о понятии, которое им выражено. Вот ребенку впервые встретилось, например, слово "бизон". И ему рассказывают как можно более полно, увлекательно и эмоционально все известное родителям о бизоне. Благодаря такому рассказу, слово оживает, лучше запоминается. Начиная с четвертого года жизни родители играют с ребенком в неоконченные предложения: "Пошла девочка в лес, повстречался ей...". Малыш продолжает предложение, и рождается сказка или рассказик. Такая игра помогает быстро ориентироваться в мире слов, правильно их использовать, развивает речь, воображение, т.е. развивает ум и помогает преодолевать задержку.

Большую часть речи ребенка независимо от того, с детьми или со взрослыми он общается, составляют вопросы. Все они свидетельствуют о стремлении сориентироваться, понять, познать окружающее.
Отвечая на вопросы и, в свою очередь, задавая их, требуя толкового ответа, добиваясь понимания обсуждаемого, родители вытаскивают всю цепь умственного развития.

Характер вопросов ребенка указывает, в какой именно ориентации он нуждается. Отвечая на вопросы
"кто это?" и "что это?", заданные в полтора года, родители, в соответствии с достигнутым ребенком уровнем развития, ориентируют его в пространстве, раздвигая границы познания и ориентации. Отвечая на коренной вопрос "почему?", заданный трехлетним, удовлетворяют возникшую потребность постижения сути явлений, причинно-следственных связей, углубляют ориентацию, учат думать. И только ребенок, которого учат думать, на пятом году жизни задаст завершающий первичную ориентацию вопрос предвидения "что будет?", от которого остается один шаг до вопроса о цели и смысле жизни. Таков естественный путь ориентации и познания, и по нему ведут ребенка.

Родители должны знать сроки и последовательность появления вопросов (см.
Оценка уровня умственного развития ребенка), чтобы своевременно выявить задержку и, побуждая интерес к вопросам, преодолеть ее. Чем глубже, ярче, образнее ответы, особенно на вопросы "кто, что?", "кто это, что это?", "где, куда, откуда?", "когда?", "зачем?", "почему?", "что будет?",- тем яснее они отражают ступени развития ребенка и программу такого развития. У одного они возникают раньше, у другого - позже, отражая индивидуальность темпа умственного развития. Таким образом, ребенок сам определяет, в чем и в какие именно сроки он нуждается на пути умственного развития.

Навязывание темпа умственного развития ребенку пагубно и бесперспективно.
Родители влияют на умственное развитие глубиной ответов на вопросы ребенка. В зависимости от уровня интеллекта ребенок удовлетворяется соответствующим уровнем ответа. Высокий уровень таких ответов способствует формированию высокого уровня интеллекта. В свою очередь, задавая вопросы ребенку, родители пестуют в нем любознательность, учат его наблюдательности. 

Генетически заложенная в человеке, как потенция, наблюдательность нуждается в постоянном развитии. Гете писал: "Что труднее всего? То, что тебе кажется самым легким: видеть глазами то, что лежит перед глазами". И ребенка, особенно задерживающегося, учат не только смотреть, но и видеть, не только слушать, но и слышать. Уши, глаза отца и матери должны стать его ушами и глазами. Задерживающийся только тогда научится слышать и видеть нужное, когда будет делать это вместе с родителями. Поверхностно глядящий увидит лягушку только тогда, когда она прыгает; родители же должны показать ему затаившуюся и, спугнув, обратить внимание на то, как она прыгает.

Жизнь непрестанно предоставляет возможность для стимуляции наблюдательности малыша. Прежде всего это жизнь природы. Это цветок, листик, стрекоза, птица, ежик, малек в ручье. Это и деталь здания, решетки, фонаря. Это люди - усталые, веселые, молодые, пожилые, ведущие себя странно или неправильно. Это поучительные случаи и события. Вот и обратите внимание ребенка на все это, побудите его к пониманию причин того или иного явления, события, состояния человека. Прицельные вопросы во время прогулки, после просмотра телефильма: "Ты видишь, что и куда тащат муравьи?", "А ты обратила внимание на выражение лица героини фильма в таком эпизоде?". Прививается вкус к наблюдению и наблюдательности. За тонко подмеченное хвалят. Он или она вскоре станут более наблюдательны, чем сами родители. Опытный экскурсовод, указывая, на что именно следует обратить внимание и почему, выступает и в роли мудрого учителя, воспитывающего наблюдательность. Он учит видению. Родители для своего ребенка - бессменные экскурсоводы, только шире площадка - вся жизнь, и выше ответственность.

Наибольшее значение имеет ориентация в людях. Она необходима каждому. Белее всего совершается ошибок, особенно в подростковом и юношеском возрасте, из-за того, что не за тем пошли, не того выбрали, не то послушали, не тому поверили. Ориентируя в людях, одновременно ориентируют в том, что достойно и недостойно, справедливо и несправедливо, истинно и ложно. Эти понятия обретают плоть и кровь, из отвлеченных становятся живыми, ибо они оказываются связанными с конкретными людьми.
Уже с трех лет непременно ориентируют о состоянии другого человека, помогают увидеть его недомогание, усталость, плохое настроение. Человек пишет книгу и увлеченно рассказывает об этом другому, только что похоронившему мать или потерпевшему крах в попытке написать книгу. Другой не слышит или слушает неприязненно. Умен ли этот увлеченный? Нет. Он разбирается в том, что пишет, но не понимает состояния другого. Его ум однобок. Он ориентирован только в одном - в профессии.

Ребенок сам определяет, что его интересует. Однако родители направляют его, формируют его интересы. Один вырастает в четырех стенах скучной комнаты, другой - среди природы, среди людей, в среде, где ограниченно приобщаются к музыке, искусству, миру знаний. У одного игрушки - только набор кукол и машин (по полу), у другого они разнообразны. Один окружен только книжками, второй с утра до вечера не отрывается от экрана телевизора. Что окружает ребенка, к тому он и проявляет интерес, о том и спрашивает, в том и ориентируется.
И родители показывают мир и жизнь во всем их многообразии, ориентируя широко и разнообразно. А уже от многообразного ребенок придет к чему-то особенно интересующему его, сделает выбор, но сделает его, опираясь на полноценное общее развитие. Ребенок обычно рано проявляет повышенный интерес к чему-то. Это склонность. Если она положительна, ее формированию уделяют особое внимание, но только в общем потоке развития. Ребенка ориентируют также и в том будничном, что необходимо каждому, в требованиях, предъявляемых детским садиком и школой.

Особое внимание уделяется ориентации в информации. Она отбирается, ее селекция до поры до времени производится за ребенка. Получая истинно ценное, интересное, существенное, ребенок в итоге и сам научится отбирать лучшее. И это важнейшее в ориентации.

Итак, ориентируя, родители учат думать, понимать, приводят к познанию. Они передают детям свой жизненный опыт и опыт предшествующих поколений. Родители предостерегают детей от своих ошибок и заблуждений, передают как наследство свои познания. Ориентируя, они направляют ребенка.

От направленности ориентации зависит, какой личностью станет человек, зависит, в частности, и уровень его ума. В конце концов, по-своему ориентируется делец и интриган, мошенник и приспособленец. Об истинной ориентации, а, стало быть, об истинном уме можно говорить только в том случае, если воспитали гармонически развитого, широко осведомленного и умеющего использовать знания, способного к верным и глубоким умозаключениям и к самостоятельному разрешению жизненных задач, творческого, психически здорового, социально полноценного полезного члена общества.

Итак, основной путь ориентации от ее начальных до более сложных форм, основной путь познания, как вы убедились, - ответы на вопросы ребенка и постановка их перед ним. Ища ответы на вопросы, вы размышляете вместе со своим малышом. Сократ, Платон, Аристотель развивали ум своих учеников в беседах с ними. И это была школа. В беседе со взрослым ребенок научится думать. Беседуя с ребенком, вы ориентируете его в себе самом, в человеке, в природе, в жизни, в главном и второстепенном, в причинах и следствиях, в прошлом, настоящем и будущем, давая пищу его уму для самостоятельных размышлений. И с четырех-пяти лет с ребенком беседуют. Беседуют серьезно, глубоко. Как беседуют, так и будет развиваться ум.

Особенно благоприятны условия для развития ума ребенка и для преодоления задержки в возрасте от трех до пяти лет, в период "открытого" мышления, когда малыш мыслит вслух, сам задает себе вопросы и сам же отвечает на них. Слушая, как он размышляет, разговаривая сам с собой, родители получают уникальную возможность следить за развитием его ума, знать, о чем он мыслит, и, вступая в "разговор", могут формировать и углублять мышление ребенка. С пяти лет "открытое" мышление исчезает, ребенок думает "про себя". Однако и после того, как ему исполнится пять - пять с половиной лет, родители в беседах с ребенком побуждают его мыслить вслух, оговаривая в игре с ним, к примеру в шахматной, свои действия, мотивы, цели, планы.

Больше всего вопросов возникает в игре. Игра для ребенка - сама жизнь. В игре он познает себя, других. Игра учит, лечит, готовит к детскому садику и школе. В игре все постигается охотно, эмоционально, прочно, естественно. Молодые отцы, играя с детьми, нередко так увлекаются, что вызывают улыбку жены.
Но лишь собственная увлеченность воспитателя - единственный путь к тому, чтобы увлечь ребенка, особенно отвлекаемого и тем более с задержкой умственного развития. Следует поощрять игры со сверстниками, ибо психофизические потенции ребенка проявляются и развиваются более всего в игре с равными. В дошкольном возрасте игра, если речь идет не о бесплодном бегании, не о бестолковой, бесцельной толчее, а об игре истинной, важнее обучения. Дети, умственным воспитанием которых никто специально не занимался, но игравшие со сверстниками во дворах больших домов или за деревней, не уступали в учебе и достижениях тем, кого с раннего возраста воспитывали педагоги и гувернантки.

Игра требует от ребенка всего, что впоследствии ему понадобится во взрослой жизни, - от сосредоточенного внимания до ориентации в сложном, понимания, предвидения. В игре он ставит цель, планирует, как идти к ней, и достигает ее. Без игры, в частности сюжетно-ролевой, ему не войти в жизнь естественно. Не игравший в детстве со сверстниками может защитить докторскую диссертацию, но обычные жизненные проблемы будет решать мучительно сложно. Все окажется осложненным и в его отношениях с людьми, поскольку способность к этому не сформировалась органически, сама собой в детских играх. Дети видят только то, что перед ними, и за деревьями не замечают леса. Увидеть целое, мысленно представить себе тайгу на тысячи километров, им помогают взрослые. В игре они вначале видят игрока, который отнимает мяч, а потом приходит видение всей команды, своей и чужой, в игровом взаимодействии.

Когда мы говорим о правильном умственном воспитании, возникает важная медико-педагогическая проблема. Нередко полагают, что развитие детей 21 века необходимо ускорить. Такова, мол, тенденция века. Восторженно пишут о вундеркиндах, находке для журналиста, смущая родителей "обыкновенных" детей. Как правило, в итоге из "необыкновенных" детей ничего выдающегося не получается. В лучшем случае они становятся обычными людьми, в худшем - их приводят на прием к психиатру. Однако вундеркинды - крайний случай.

Мы говорим о другом:
об опасной тенденции чрезмерно раннего (до пяти с половиной лет) обучению чтению, письму, математике, иностранному языку, шахматам, музыке по нотам, программированию, обучению на компьютере, игре со сложными электронными устройствами. При этом происходит ранняя и неправомерная стимуляция развития левого полушария головного мозга в ущерб образному, творческому, правому полушарию. А с четырех до шести лет должно доминировать именно образное мышление. Буквы, цифры, ноты, схемы вытесняют образы, подавляют образное мышление, не оставляют места для живой и спонтанной детской игры. Детскую непосредственность, интерес к живой природе глушат абстрактным, отвлеченным, что ведет к "шизоидной интоксикации", к заумности. Заодно гасится и искажается эмоциональность.

До пяти с половиной лет ребенок должен накопить эмоциональный опыт отношений, ориентироваться не в алфавите, числах или схемах, а в себе, в людях, в реальной жизни и в природе. Он должен адаптироваться и ориентироваться в естественном, а не в искусственном мире, рисовать лес, а не корабли инопланетян. Если еще в совсем недавнем прошлом ребенок превращал палку в лошадь, ружье, копье, возводил дома и крепости из песка, то сегодня он получает все это готовым в игрушке-копии. В итоге страдает развитие воображения, из жизни ребенка вытесняется его собственное творчество.

Научившись читать раньше, чем думать, получая готовую информацию из книг вместо того, чтобы видеть и наблюдать в природе и в жизни, не будучи готовым к истинному сопереживанию, ребенок начинает интересоваться сюжетом, действием, прагматизируется и в итоге воспринимает жизнь как потребитель. Так начинается роботизация, формализованность. Так получают профессию, не став в свое время человеком. Что стоит врач, педагог, организатор, инженер, если в нем своевременно не получили должного развития человечность и творческое начало? И если ребенок спрашивает: "Мама, весна это утро года?" - это хороший вопрос. Он мыслит образами, свежо и нестандартно.

Другой спрашивает: "Папа, каков принцип реактивной тяги в самолете?". Для ребенка такой вопрос - патология. Перед нами "маленький доцент", не умный, а заумный, не ребенок и не взрослый.

Нет умственного воспитания, а тем более преодоления задержки умственного развития без воспитания трудолюбия. Тяжки усилия родителей по преодолению задержки. Это годы кропотливого, изматывающего труда, притом после работы. Трудиться в таком случае должен и ребенок. Трудиться много. Если задержку все же не удается преодолеть, то от затраченных усилий останется единственное, но как раз наиболее необходимое такому ребенку, - трудолюбие.

Родители никогда не делают за ребенка то, что он может сделать сам. Они никогда не позволяют ему бросить незавершенное. Завершение начатого - необходимое условие воспитания любого ребенка, а задержавшегося в умственном развитии, отвлекаемого тем более. Говорили же древние: "Не пытайся или заканчивай". Для малыша такое затруднительно. Не всегда способен он и реализовать задуманное. Родители помогают ему, ободряют. Устал - пусть отдохнет, но затем вновь вернется к начатому. Как только он оказывается способным сделать нечто полезное и у него возникает потребность в этом, пусть делает. Не гасите в нем желание трудиться, но сразу, решительно отделите баловство и труд. И если он хочет подмести пол, пусть подметает, но подметает чисто, не превращая труд в баловство. Весной на даче он посеял морковку, летом ухаживал за грядкой - пропалывал, поливал, а осенью собрал урожай, съел выращенное им самим. Теперь он прочно усвоил: чтобы съесть морковку, надо немало потрудиться. Так закладывается уважение к труду, сначала собственному, а потом и к труду любого человека.

Истинно умный трудолюбив. Умный лентяй - нонсенс. Это кажущийся ум, это медь под золото. Для ленивого неизбежны верхоглядство, резонерство, истерическая претензия на ум. Точно так же мы не встречали трудолюбивых и в то же время отвлекаемых. Мы не встречали любознательных лентяев, как и наблюдательных лентяев. Это несовместимо. Любознательность и наблюдательность вытекают из трудолюбия и терпения. Без воспитания трудолюбия не выработать и сосредоточенность внимания.
Без воспитания трудолюбия не преодолеть задержку умственного развития и не предупредить ее.

Ум сына в первую очередь должен развивать отец, потому что мужчина и женщина умны по-разному. Женщина-мать, ценя в мужчине дерзость, нестандартность мышления, суждений, из страха перед суровой мужской судьбой склонна воспитывать в сыне как раз стандартность ума, интеллектуальную конформность, чтобы думал "правильно", как все, чтобы не заносило и, главное, чтобы "отлично учился". Однако и умственное развитие дочери - забота отца. Мать, бабушка в силу женской любви к ребенку, в силу большей эмоциональности склонны восхищаться его словами и действиями как незаурядными, хотя они обычны, не замечают задержку умственного развития, хотя она очевидна. Для них нередко хорошая память - ум, болтливость - общительность и любознательность, боязливость - скромность, демонстративность поведения - артистичность, эгоизм - детскость, бесцеремонность - непосредственность. Матери свойственна тенденция, объясняя даже школьнику, подростку, думать за него.

Отец более объективен. Если он внимателен, то раньше матери заметит, что ребенок не умеет думать, что у него нет своего мнения, что он не сообразителен в игре, в конструировании, плохо ориентируется в деле. Отец учит смотреть в корень, не горячиться, а обдумывать и планировать, идти к цели без излишних слов. Отец не потакает баловству, не портит жалостью. Отец воспитывает мужским веским словом и самим делом. Он учит мыслить более широко.

Отец более логичен, более склонен к теоретическому мышлению и потому успешнее подводит ребенка к выводам и умозаключениям, вскрывая по-мужски, без излишних эмоций, причины неудач. Он учит самостоятельности, в том числе и в мышлении. Именно отец говорит: "Людей слушай, да сам думай!". Отец зря не похвалит, а надо - скажет правду: "Плохо, неумно!" - и объяснит почему.

Женщина с ее гениальной интуицией, способностью сопереживать, с женской талантливостью сердца и особенностями женского ума в первую очередь воспитывает в ребенке нравственно-этические и эстетические начала.

Уходя из семьи, от детей, отец рушит многое и среди этого многого умственное воспитание. Для ребенка с задержкой умственного развития уход отца - двойная беда. Если отец не занимается умственным воспитанием ребенка, возникает ситуация, отраженная в поговорке: "Не учил отец, а дядя не выучит".

Подвигая задерживающегося по пути умственного развития, не следует торопиться. Руссо писал: "Чего не торопятся добиться, того добиваются обыкновенно наверняка и очень быстро". У каждого свой срок и свой час постижения. Что к одному приходит в четыре года, у другого наступает в пять лет. Главное - подготовить ребенка к школе. Вот и надо терпеливо, неустанно, одолевая ступеньку за ступенькой, идти к этому урочному часу. В семье тугодум Петя и бойкая Катя. Ему пять, а ей четыре. Она уже читать начинает, а Петя еще "совсем дурачок". Ничего. Если каждого вести своим путем, Петя, возможно, будет много глубже Кати. Они ведь разные. И жизнь у них будет разная. Вот и надо вести их к уму, но к уму живому, истинному, к жизни по-разному.

Если ребенок отстает в умственном развитии, не стоит торопиться с переводом его в следующую группу яслей или детского сада. Не стоит и задерживать его в младшей по возрасту группе, коль скоро он созрел для такого перехода. Если он не посещает дошкольное учреждение игра на равных пока получается у него только с младшими детьми, пусть играет с ними, ибо среди сверстников он быстро ощутит свою несостоятельность, его станут обижать и отвергать. Его упорно готовят к игре с равными по возрасту, ибо время не ждет, и он встретится со сверстниками, когда ощутит себя уже более или менее своим среди своих.

По этим же причинам не следует торопиться и со школой. Задержка умственного развития - прямое показание для того, чтобы отложить на год поступление в школу. В противном случае такому ребенку закономерно грозят унижение, нервность, закомплексованность или трудность. Но и терять этот невольно пропущенный год нельзя. Дети с задержкой умственного развития до тех пор, пока она не будет преодолена, не знают летней беззаботности. Месяц отдыха в июне, а в июле и августе - по пять уроков в день, с утра или вечером. Когда они учатся в школе, каникулы в течение учебного года используются только для того, чтобы догнать класс и усвоить учебную программу. Поучился, повторил, понял - можно и поиграть с детьми.

В итоге ребенок из режима учебы не выйдет (ему нельзя терять одну-две недели после каникул, вживаясь в школьный ритм), и не забудет пройденного, и наверстает упущенное. Большей радостью для него будет, когда он сможет, прибежав из школы, сообщить: "Мама, никто не знал, а я поднял руку!" Дело здесь не в отметке, даже не в знаниях, а в том, что он скажет это с гордостью. Одноклассница Маша попросит его помочь ей решить задачу, пойдет рядом с ним после уроков, учительница впервые улыбнется ему, и он, наконец, улыбнется. И родители - тоже...

При задержке умственного развития применяют стимулирующие, укрепляющие нервную систему, улучшающие кровоснабжение головного мозга препараты. Мы предлагаем ряд средств, которые, посоветовавшись с участковым врачом, чтобы исключить индивидуальные противопоказания к их применению, можно использовать как стимулирующие умственное развитие ребенка.

Крапива двудомная (аптечная) - одну десертную ложку молодого высушенного крошеного листа заливают одним стаканом крутого кипятка и кипятят на медленном огне 5 минут в эмалированной посуде, плотно прикрытой крышкой. Отвар процеживают и принимают по 1/3 стакана три раза в день после еды в течение полутора месяцев. Курс можно повторить через шесть месяцев. Назначается детям с трех лет.

Экстракт элеутерококка - применяют внутрь из расчета по одной капле на год жизни ребенка (можно по две капли на год жизни), после ночного и дневного сна (после школы) в течение одного месяца. Курс лечения можно повторить через шесть месяцев. Назначается детям с полутора лет.

Апилак (маточкино молочко пчел) - по таблетке под язык (или в виде свечи в задний проход), утром и днем в течение 12-24 дней. Курс лечения можно повторить через год. Назначается с полутора лет. 

Слегка поджаренный
желток одного куриного яйца через день. Курс - три месяца. Лимон (по две дольки) в день, можно в сахарной пудре. Курс - два месяца. Смесь из тертой моркови (одна столовая ложка) - принять после посещения детского сада или школы. Курс - месяц. Повторить курс лечения через четыре-шесть месяцев.

Массаж спины (участок между лопатками) - мягко, подушечками пальцев кисти, по часовой стрелке, в течение 10-15 минут. Курс - две недели. Повторить курс через шесть месяцев.

Ножные горячие (42° С) ванночки с чайной ложкой сухой горчицы (при переносимости) длительностью до 15 минут через день, всего 14 процедур. В конце процедуры массируют кончики пальцев (подушечки) в течение трех минут (сразу на обеих ступнях, двумя руками), после чего в течение минуты делают ладонями массаж нижней трети голени по внутренней поверхности обеих ног снизу вверх, энергично, до ощущения расслабления икроножных мышц. Затем ополаскивают ноги чистой водой, вытирают их и надевают на 30 минут носки из хлопка или шерсти (без синтетики).

И, наконец, прием
витаминов группы В (особенно В6) в детских возрастных дозах. Обычная продолжительность курса - две недели. Курс повторить три раза в год. При приеме с целью стимуляции нервной системы время года не имеет значения.

Лесная земляника и черника в период их созревания по одному стакану (250,0) в день и по одной чайной ложке ядер грецкого ореха раз в день, курс - месяц (проводить дважды в год). В зимний сезон используется лист лесной земляники. В диете необходимо использовать бобовые, цветную капусту и печень как источники фолиевой кислоты.


По теме: методические разработки, презентации и конспекты

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ УРОВНЕЙ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Я ТАК ПРОВОЖУ ДИАГНОСТИКУ 3 РАЗА В ГОД. В КОНЦЕ ИТОГА ВИЖУ СВОЙ РЕЗУЛЬТАТ. ПОСЛЕ ДЕЛАЮ ВЫВОДЫ ДЛЯ СЕБЯ И ПЛАНИРУЮ СВОЮ РАБОТУ ИЗМЕНЯЮ ВНОШУ НОВШЕСТВА. СТАРАЮСЬ ЧТОБ МОИ ЗАНЯТИЯ С КАЖДЫМ ДНЕМ И ГОДОМ Б...

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ УРОВНЕЙ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Я ТАК ПРОВОЖУ ДИАГНОСТИКУ 3 РАЗА В ГОД. В КОНЦЕ ИТОГА ВИЖУ СВОЙ РЕЗУЛЬТАТ. ПОСЛЕ ДЕЛАЮ ВЫВОДЫ ДЛЯ СЕБЯ И ПЛАНИРУЮ СВОЮ РАБОТУ ИЗМЕНЯЮ ВНОШУ НОВШЕСТВА. СТАРАЮСЬ ЧТОБ МОИ ЗАНЯТИЯ С КАЖДЫМ ДНЕМ И ГОДОМ Б...

Диагностика уровня умственного развития детей 6-7 года жизни С ЗПР

Работа обобщает имеющийся опыт по теме «Психолого-педагогическое обследование ребенка с задержанным психическим развитием. Представляет собой комплексную дифференцированную диагностику умственного раз...

Диагностический материал для оценки уровня речевого развития детей.

Картинный материал для оценки уровня речевого развития детей....

Оценка уровня профессионального развития воспитателей

Оценка уровня профессионального развития воспитателей...

Оценка уровня физического развития мышечного корсета детей 5-6 лет.

Оценка уровня физического развития мышечного корсета детей 5-6 лет....