Главные вкладки

    Отражение словообразовательных отношений в детских толкованиях производных слов
    статья по развитию речи на тему

    Осознание детьми дошкольного возраста словообразо­вательных отношений как явления речевой действительнос­ти, освоение способов словообразования, является важной ступенью в формировании и развитии речевой деятельности ребенка-дошкольника.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

    Отражение словообразовательных отношений в детских толкованиях производных слов

    Т.В. Пранова

    Лексикон ребенка недостаточен для выражения всего разнообразия смыслов, поэтому дети чаще, чем взрослые, производят, а не воспроизводят слова и словоформы. Постепенно ребенок открывает, что значение производных слов мотивировано, что одно слово может быть связано по смыслу с другим, являющимся по отношению к нему производящим.

    Материалы детской речи свидетельствуют о настойчивой рефлексии над речью у детей. А. К. Гвоздев писал о том, что ребенок толкует значение чуть ли не каждого нового слова (Гвоздев 1999).

    Осознание детьми дошкольного возраста словообразовательных отношений как явления речевой действительности, освоение способов словообразования, является важной ступенью в формировании и развитии речевой деятельности ребенка-дошкольника.

    Появление в детской речи производных слов характеризует с качественно новой стороны речевое развитие ребенка, поскольку подлинное знание языка выражается не только в умении порождать и понимать высказывания, но и в умении создавать новые номинативные единицы, не выдумывая их, а образуя по определенным правилам, заложенным в системе родного языка [Кубрякова 1977: 235].

    Производящее и производные от него слова связаны отношениями семантической и формальной выводимости и составляют в совокупности словообразовательную пару. Формальная выводимость производного слова заключается в том, что его основа равняется основе производящего слова с присоединенным к ней формантом (морфемой или сочетанием морфем), а семантическая выводимость состоит в том, что значение производного слова вбирает в себя значение слова, от которого оно образовано. В результате производное слово может быть объяснено через производящее: машинист — человек по роду деятельности, связанный с машинами. Это дает возможность, опираясь на морфемную структуру слова, определить его значение: «Ключом к семантическому прочтению и толкованию любого производного слова оказывается, в конечном счете, его поверхностная морфологическая структура» [Кубрякова 1981: 19].

    Чтобы понять значение производного слова, необходимо, опираясь на его формальную структуру, определить производящее, выбор которого обусловлен выбором мотивирующего признака, положенного в основу номинации. Например, подоконник связан с окном, а сахарница - с сахаром. Если слово употреблено в определенном контексте, то он (контекст) играет подсказывающую роль, которая тем существеннее, чем менее информативна морфемная структура слова. Без контекста морфемная структура становится единственной опорой для определения значения. Например, нарукавник - это что-то, помещающееся на рукаве. Как именно выглядит этот предмет и как используется, ориентируясь на морфемную структуру слова, определить невозможно [Цейтлин 2000: 192].

    На базе ГБДОУ № 81 Приморского района г. С.,-Петербурга нами проводился эксперимент с тремя группами испытуемых, каждая из которых включала по 10 детей - 5 девочек и 5 мальчиков: 1-я группа - нормально развивающиеся дети, 2-я группа - дети с отклонениями в речевом развитии (ОНР), 3-я группа - дети с задержкой психического развития (ЗПР). Целью эксперимента было выяснить, как отношения производное между словами отражаются в толкованиях слов детьми; установить, опираются ли дети на внутреннюю форму слова, объясняя значения производных слов.

    Для эксперимента связанного с толкованиями значений слов, нами были подобраны производные существительные (одушевленные и неодушевленные), мотивированные существительными, глаголами, а также образованные путем сложения основ. Для эксперимента были отобраны слова, как с прозрачной, так и с непрозрачной (мотивирующее слово не могло быть ориентиром в определении значения слова детьми) внутренней формой.

    Основным фактором, оказывающим влияние на успешность/неуспешность толкования существительных детьми, как мы предполагали, будет то, насколько знаком ребенку объект, названный словом. Можно предположить, что, если значение слова знакомо ребенку и слово присутствует в его активном словаре, он не будет иметь затруднений в истолковании его значения. Если же производное слово ребенку незнакомо, толкуя его значение, он будет опираться на производящее слово. Особые затруднения может вызвать толкование тех производных слов, внутренняя форма которых для детей непрозрачна в силу того, что производящее слово детям незнакомо или незнакомо одно из значений полисеманта. Например, стимульный материал включал слово машинистка, которое, по сути дела, является историзмом: представителей этой профессии в настоящее время нет. Никакой словообразовательный элемент не указывает на то, что машинистка работает именно на пишущей машинке. Наличие этой семантической надбавки (термин С.Н. Цейтлин, см., например, [Цейтлин 1982: 97]) не оставляет возможности опираться на внутреннюю форму слова при толковании его значения.

    В выборе слов мы учитывали степень освоенности словообразовательной модели детьми 5-6 лет. В эксперименте использовались слова, образованные по моделям, широко представленным в словаре словообразовательных инноваций (Словарь словообразовательных инноваций 2006): существительные образованные путем суффиксации от глаголов и существительных (удильщик, машинистка и др.) или префиксально-суффиксальным способом (неваляшка), а также слова, образованные по моделям, редко встречающимся в словаре детских словообразовательных инноваций: сложение в сочетании с суффиксацией, в том числе, с нулевой {пылесос, самолет и др.),

    В ходе эксперимента каждый ребенок опрашивался индивидуально. Детям давались инструкции: «Я буду называть тебе слово, ты постараешься рассказать мне, кого я называю, кто это такой (ая)? Что он(а) делает?» (об одушевленных существительных), «Я буду называть тебе слово3 ты постараешься рассказать, что это такое?» (о неодушевленных существительных).

    Приступая к анализу толкования детьми производных слов, в первую очередь мы решили рассмотреть, как влияет на характер толкования производного слова принадлежность к определенной части речи (существительное, глагол) мотивирующего слова. Можно предположить, что дети, толкуя существительные, мотивированные существительными (машинистка, часовщик), будут использовать в толкованиях существительные, а в толкованиях слов, мотивированных глаголами (удильщик), будут использовать глаголы.

     Объясняя слово удильщик (мотивированное глаголом), дети использовали глагол в 5 случаях из 7 (удит - 4 ответа, ловит - 1) (+ 3 отказа = 10) в одном ответе ребенок использовал сочетание глагола и существительного (удит рыбу), один ребенок использовал в ответе синонимичное существительное (рыбак). Обращает на себя внимание тот факт, что большая часть реакций (5 из 7) включает основу глагола удить, т. е., толкуя незнакомое слово, дети опирались на мотивирующее слово.

    Отвечая на вопрос «Кто такая машинистка?», дети 8 раз из 9 использовали в ответах существительное. Один ребенок использовал сочетание существительного с глаголом. Однако только один ответ включал слово, однокоренное слову-стимулу - в машине. Большинство ответов, содержащих существительные, не имели опоры на мотивирующее слово: профессия такая, водитель, тетенька, женщина, В одном ответе ребенок опирается на созвучное слово как на мотивирующее: шины находит.

    Объясняя слово часовщик, дети 7 раз используют сочетание существительного и глагола, при этом 5 раз обращаются к слову часы: с часами разбирается, любит часы и 2 раза - к слову время: управляет временем.

    В качестве стимульного было использовано также сложное слово, мотивированное существительным и глаголом (лесоруб). 4 раза дети использовали в ответе существительное, 2 раза - сочетание существительного и глагола. Связь со словом лес обнаружилась только в одном ответе: в лесу что-то делает. Другие ответы такой связи не обнаруживали: это дяденька, профессия такая, такой дровосек.

    Воспитанники логопедической группы и группы ЗПР в своих ответах при толковании слов, мотивированных существительным, также чаще использовали существительные, и употребляли глаголы, толкуя производные слова, образованные от глаголов. Один из испытуемых группы детей с ОНР использовал в ответе на вопрос «Кто такой лесоруб?» прилагательное: он злой. Несколько ответов указывало на то, что слово лесоруб- книжное слово: «Кто такой лесоруб?» - из сказки.

    Обращает на себя внимание большое количество отказов от ответов: Наименьшее количество отказов (у испытуемых всех 3-х групп) вызвало слово машинистка - 4. Это слово, по нашим предположениям, должно было вызвать наибольшие трудности в толковании. Действительно, ни одного исчерпывающего толкования дети не дали. Вопрос о том, что она делает, показал, что детям неизвестно, какую работу выполняли машинистки. Только один ребенок из 30 сказал, что она буквы печатает. Тем не менее, дети наиболее уверенно толкуют это слово, при этом они опираются на его внутреннюю форму, актуализируя связь производности слова машинистка со словом машина в значении автомобиль - в машине или связь с равно-производным словом машинист - в поезде. В ответах детей актуализировались также элементы значения, привносимые суффиксами, такие, как «принадлежность к профессии» (-ист-) (профессия такая, работает - всего 5 подобных ответов) и «лицо женского пола» (-к-) (тетенька, женщина - 11 ответов). По-видимому, возможность «озвучить» эти элементы значения и была причиной небольшого количества отказов.

    Слова часовщик и удильщик дети отказывались объяснять соответственно 7 и 9 раз. Объясняя значения этих малознакомых слов, дети опирались как на значение корня (19 и 10 раз), так и на значение суффикса -щик- - 'лицо по отношению к профессии, сфере занятий, предмету' - 17 раз (с часами разбирается, управляет временем, часы любит), - 'лицо по его действиям' (удит, удит рыбу, рыбак, ловит, ловилъщик) -18 раз.

    Наибольшее количество отказов (14) было получено при предъявлении слова лесоруб. Это сложное существительное с нулевым суффиксом. Судя по ответам детей, слово было им знакомо (такой дровосек, из сказки - 8 детей говорили о сказке). Случаев, свидетельствующих об опоре в ответах на внутреннюю форму, меньше, чем в толкованиях других слов: корень лес актуализировался 2 раза (в лесу что-то делает, лес возит), 2 раза актуализировался корень руб(рубит), 3 раза были актуализированы другие семы (периферические), формально не выраженные, но присутствующие в значении слова (профессия такая, это дяденька), и оценочный элемент значения, который слово не имеет (он злой).

    По-видимому, тактика опоры на внутреннюю форму слова применяется детьми при объяснении значений незнакомых и малознакомых слов, В эксперименте использовалось также знакомое детям слово - неваляшка (образованное префиксально-суффиксальным способом), - которое обладает достаточно прозрачной внутренней формой. Интересно сравнить способы толкования этого слова со способами объяснения слов, которые детям ранее были не знакомы или мало знакомы. В этих случаях дети вынуждены были ориентироваться на производящие слова, опираться на внутреннюю форму производного слова.

    Если при толковании производных существительных в ответах детей используется глагол, что чаще встречается при объяснении значения слов5 образованных от глаголов, вероятнее, что актуализируется элемент значения, определяемый корнем (ядерные семы), при использовании в ответе существительного, могут быть актуализированы и другие, периферические семы.

    Анализ ответов детей на вопросы «Кто такой <...>?», «Что такое <...>?» позволяет увидеть, что дети устанавливают как формальные, так и семантические связи между производными и производящими словами: удильщик — удит, ловит; часовщик — возится с часами, работает с временем; неваляшка не валяется, не падает, раскачивается. Объясняя значения сложных слов, дети реже «оживляют» внутреннюю форму слова, т.е. реже используют в ответах однокоренные слова, чем при толкованиях слов, образованных путем суффиксации и префиксации.

    Литература:

    Гвоздев А.Н. Как дети дошкольного возраста наблюдают явления языка // Детская речь. Хрестоматия. Ч. Ill/Сост. С.Н, Цейтлин. - СПб., 1999.

    Кубрякова Е.С. Теория номинации и словообразование // Языковая номинации: Виды наименований. - M.s 1977. - С. 222-304.

    Кубрякова Е.С. Типы языковых значений. Семантика производного слова. -М., 1981.

    Словарь детских словообразовательных инноваций. /Автор-составитель С.Н. Цейтлин. - СПб., 2006.

    Цейтлин С.Н. Речевые ошибки и их предупреждение. - M.s 1982

    Цейтлин С.Н. Язык и ребенок: Лингвистика детской речи. - М., 2000.


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Статья "Метаязыковая деятельность по отношению к производному слову"

    Статья посвящена исследованию метаязыковой деятельности детей по отношению к слову как к единице языка....

    Сюжетно-ролевая игра как отражение социальных отношений.

    Сюжетно-ролевая игракак отражение социальных отношений....

    Воспитывать бережное отношение к растениям; чувство товарищества, совершенствовать стиль партнерских отношений в детском саду.

    Полны весенней музыки края –И сад, и лес, и степь невообразимая.У каждой птицы песенка своя,Своя родная и неповторимая....

    Знакомство со словообразовательной ролью гласных звуков. Звуковой анализ слова «роза»

    Конспект по речевому развитию (обучение грамоте) старшая группа...

    Знакомство со словообразовательной ролью гласных звуков. Звуковой анализ слова "роза".

    Конспект НОД по речевому развитию (обучение грамоте) старшая группа...

    "Сюжетно-ролевая игра «Семья» как отражение семейных отношений"

    Сюжетно-ролевая игра "Семья" как отражение семейных отношений....