Главные вкладки

    Война 1812 года в русской классической поэзии
    план-конспект урока по литературе (9 класс) по теме

    Мочульская Анна Владимировна

    Занятие построено на "диалоге искусств", который создает эффект погружения в эпоху. Используемые формы работы способствуют реализации принципов системно-деятельностного подхода в обучении.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

    Конспект урока литературы в 9 классе

    на тему: «1812 год в русской классической поэзии» (2 ч.)

    Цели:

         1. Вспомнить основные события войны 1812 года, провести проблемно-тематический анализ лирических произведений, отражающих эти события, и фрагментов дневниковых записей участников и очевидцев войны. Вписать исследуемые тексты в литературный контекст. Путем привлечения резервов различных видов искусства создать эффект погружения в 1812 год.

         2. Развивать умение анализировать средства художественной выразительности в поэтическом тексте, навыки сравнительного анализа, «медленного» чтения, анализа критической статьи, работы в микрогруппах, самоанализа, выражения чувств и мыслей языком художественных образов.

         3. Воспитывать ценностное отношение к событиям русской истории, формировать условия для проявления патриотических чувств и настроений.

    Оборудование: компьютер, проектор, экран, колонки, активное подключение к сети Интернет, раздаточный материал (статья А. И. Грушкина, фрагменты записок о 1812 годе С. И. Глинки, листы А4, цветные карандаши, фломастеры, краски, тексты стихотворений для анализа), магнитная доска, магниты.

    Ход урока.

    1. Приветствие. Вступительное слово учителя о целях урока.
    2. Просмотр видеоролика (http://www.youtube.com/watch?v=iRspm6R93Y0) с информацией об основных событиях Отечественной войны 1812 года (10 мин.).
    3. Работа в 4 микрогруппах со статьей А. И. Грушкина «Война 1812 года в русской литературе» (см. Приложение 1). Задача каждой микрогруппы – выявить наиболее ценную информацию в данном для анализа фрагменте статьи и сообщить ее остальным группам. (8 минут на чтение и 2 на доклад каждой группы). Для создания у учащихся необходимого эмоционального настроя во время чтения и докладов звучит увертюра П. И. Чайковского «1812 год».
    4. Исследование избранных дневниковых записей С. Н. Глинки: «Вход Наполеонова войска в Москву, 2 сентября 1812 года», «Москва за Москвою», «Первый вечер за Москвою», «Пожар Московский» (см. Приложение 2). Задача – проанализировать эмоциональный настрой записей, подобрать цитаты, наиболее ярко его передающие. (5 минут)
    5. Прослушивание музыкальных композиций «Ночь темна была» и «Хоть Москва в руках французов», сопоставление их с записками Глинки. Вывод о едином настроении всех слоев российского общества (9 минут). Параллельно с прослушиванием музыки учащиеся создают визуальный образ своего восприятия войны 1812 года на листах А4 при помощи цветных карандашей или красок в любой художественной манере.
    6. Подведение итогов 1-й части занятия. Актуализация полученной информации об исторических событиях, настроениях участников и очевидцев войны, общих тенденциях в литературе (5 минут).
    7. Во время перерыва учащиеся вывешивают на магнитную доску созданные ими образы событий, героев, настроений и т.п. Если во время первого часа дополнительным средством формирования и поддерживания эмоциональной напряженности была музыка, на втором уроке им станет изобразительное искусство: на протяжении всего урока на экране – слайдшоу с иллюстрациями, посвященными событиям и героям 1812 года.
    8. Вступительное слово учителя о задачах второго урока: завершить погружение в эпоху, проанализировав несколько лирических произведений об Отечественной войне, написанных в XIX веке.
    9. Анализ элегии Д. Давыдова «Бородинское поле» 1829 года (см. Приложение 3): чтение учащимися текста (сначала про себя, затем вслух) и беседа (10 мин.):
    1. Что мы помним о Денисе Давыдове? (Давыдов Денис Васильевич (16.07.1784-22.04.1839), герой Отечественной войны 1812, военно-исторический писатель и поэт. Из дворян. На военной службе с 1801. В 1807 участвовал во Франко-русской войне, проявив исключительную храбрость. В Отечественной войне 1812 был инициатором партизанского движения. Рейды отряда Давыдова нанесли значительный урон французским захватчикам. Давыдов считал, что партизанское движение способно обратить “войсковую войну в народную”.)
    2. Оправдала ли тематика и эмоциональный настрой стихотворения ваши ожидания?
    3. Чтобы понять причины тоски и страданий лирического героя, следует вспомнить факты биографии автора. После Отечественной войны 1812 года у Дениса Давыдова начались неприятности. Вначале его отправили командовать драгунской бригадой, которая стояла под Киевом. Как всякий гусар, Денис драгун презирал. Затем ему сообщили, что чин генерал-майора ему присвоен по ошибке, и он полковник. И в довершение всего, полковника Давыдова переводят служить в Орловскую губернию командиром конно-егерской бригады. Это стало последней каплей, так как он должен был лишиться своих гусарских усов, своей гордости. Егерям усы не полагались. Он написал письмо царю, что выполнить приказ не может из-за усов. Денис ждал отставки и опалы, но царь, когда ему докладывали, был в хорошем расположении духа: «Ну что ж! Пусть остаётся гусаром». И назначил Дениса в гусарский полк с возвращением чина генерал-майора.
    4. Почему Д. Давыдов из всего многообразия лирических жанров выбрал именно элегию? (Элегия – лирическое произведение с печальным настроением. Это может быть жалобное, скорбное стихотворение о безответной любви, размышление о смерти, о мимолетности жизни, а могут быть и грустные воспоминания о прошедшем. Чаще всего элегии пишутся от первого лица. «Бородинское поле» демонстрирует авторские чувства и воспоминания. Выбранный жанр наиболее адекватен для их изображения и сразу настраивает читателя на тональность текста.)
    5. Что печалит лирического героя стихотворения? (Он тоскует о битвах, о единомышленниках, о том периоде, когда жил полной жизнью и был счастлив).
    6. Какую роль в художественном пространстве текста играют имена собственные? (Упоминание фамилий людей, ставших символами мужества, героизма, подвига, победы становится дополнительным средством создания образа прекрасного и великого прошлого за счет комплекса ассоциаций, возникающих у читателя.)
    7. Какие средства художественной выразительности привлекли ваше внимание? Каковы их функции? (Риторические обращения «Умолкшие холмы, дол некогда кровавый» показывают, что лирический герой одинок, ему не к кому обратиться, слова остаются непонятыми и неуслышанными. Многосоюзие «И шум оружия, и сечи, и борьбу» подчёркивает роль каждого из значимых для героя слов, создавая единство перечисления и усиливая выразительность речи. Инверсия «С полей // Умчался брани дым, не слышен стук мечей…» акцентирует внимание на словах с лексическим значением ‘потеря’, ‘отсутствие’, значимых в контексте стихотворения. Значительное количество слов, воспринимаемых современными носителями языка как устаревшие и принадлежащие к высокому стилю, формирует образ героической эпохи, великих людей и свершений.)
    1.  Анализ «Сказания о 1812 годе» А. Н. Майкова (см. Приложение 4): самостоятельное чтение, затем тридцатисекундные высказывания учеников (слово предоставляется каждому, учитель выполняет функции модератора) о том, что в анализируемом тексте привлекло их внимание (тема, мысль, образ, фраза, строка, слово, созвучие, форма, размер, рифма и т.д.) (10 мин.) При необходимости после того, как все скажут о своих наблюдениях, предоставляется 4-5 минут на уточняющие вопросы друг другу и дискутирование.
    2.  Коллективное составление подборки лирических текстов, посвященных Отечественной войне. Список выводится на экран (слайд-шоу остановлено). Примерный вариант того, что могут вспомнить учащиеся, не обращаясь к дополнительным источникам информации: И. А. Крылов «Волк на псарне», «Обоз», «Ворона и Курица», «Щука и Кот»; В. А. Жуковский «Певец во стане русских воинов»; К. Ф. Рылеев «Любовь к Отчизне»; А. С. Пушкин «Воспоминания в Царском Селе», отрывки из «Евгения Онегина», «Клеветникам России», «Была пора: наш праздник молодой…»; М. Ю. Лермонтов «Бородино», «Два великана», И. С. Никитин «Русь» (5 мин.).
    3.  Анонсирование учителем списка литературы о 1812 годе – выборки из исследовательских материалов Института военной истории МО РФ (см. Приложение 5) (2 мин.).
    4.  Подведение итогов занятия: составление коллективного образа эпохи Отечественной войны и вывод о том, как этот образ создавался в поэзии. Во время беседы на экране «проплывают» данные о работах из представленного списка (8 мин.).
    5.  Рефлексия. Ученики говорят о качестве работы на занятии, степени полезности полученной информации, достижении сформулированных в начале первого занятия целей (7 мин.).

    Приложение 1.

    Отечественная война 1812 года, вызвав мощное патриотическое движение широких народных масс, показала всему миру огромные возможности русского народа. Идея народа как активной исторической силы, идея национальной свободы, национальное самосознание в широком смысле слова — все эти последствия Отечественной войны оказались исключительно важными для всего дальнейшего развития русской общественной мысли и русской литературы. Особенно значительными оказались впечатления 1812 года для поколения, воспитавшегося под их влиянием — для Пушкина и его сверстников, для основного круга писателей-декабристов. Это заставляет обратить особое внимание и на непосредственные литературные отражения войны 1812 года.

    Восприятие войны 1812 года представителями дворянства и интеллигенции было глубоко противоположным. Если первые стремились использовать народный героизм, проявленный в 1812 г., для пропаганды ненависти к «крамольному» Западу, то вторые видели в Отечественной войне начало идейного пробуждения русского народа от вековой спячки, залог его будущего прогрессивного развития, на основе усвоения Россией лучших сторон западноевропейского просвещения.

    Одним из наиболее характерных выразителей официально-консервативного «патриотизма» явился А. С. Шишков. Знаменательно, что именно ему, автору «Рассуждения о любви к отечеству», было поручено Александром I составление правительственных манифестов во время Отечественной войны. Торжественно-риторичный, высокопарный стиль шишковских манифестов в напряженной обстановке 1812 года оказывал немалое эмоциональное воздействие на самые разнообразные слои русского общества (особенной популярностью пользовался «Приказ» от 29 сентября 1812 г., в котором Шишков выражал надежду увидеть «в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина»).

    Для составителя «высочайших манифестов» война с французами это прежде всего война с «тлетворным» духом французской революции, с «заразой неверия и злочестия». По мнению Шишкова, «опаснее... дружба и соблазны развратного народа, чем вражда их и оружие». Тем самым Шишков подчеркивал, что война с Францией должна носить в первую очередь идеологический характер. Ожесточенно нападая на «адские лжемудрствования» французских просветителей XVIII в., Шишков предлагал «храбрым россиянам», прервав «все нравственные связи» со «злочестивым народом», «возвратиться к чистоте и непорочности наших нравов», т. е. к православно-монархическим устоям.

    Близкие к шишковскому «патриотизму» идеи усиленно развивались на правом фланге русской журналистики. В полном согласии с воззрениями самого А. С. Шишкова, орган шишковской Беседы («Чтения в беседе любителей русского слова») усиленно восставал против всяких культурных связей с Францией и особенно против французского воспитания дворянского юношества.

    Но особенно значительной в смысле насаждения идей национализма была роль «Русского вестника» С. Глинки. «Русский вестник» стоял на страже основ православия и поэтому, возрождая интерес к героическим традициям русского прошлого, он придавал им клерикальную окраску. Так например, великий русский полководец Суворов оказался в трактовке С. Глинки носителем «божественных истин», преемником Моисея. Журнал С. Глинки защищал незыблемость и крепостнического уклада, и поэтому он, устами пасторального «господского крестьянина, Карпа Сидорова», нападал на французскую «волю и вольность», т. е. на отсутствие крепостнических порядков, и призывал сражаться не только «за веру, за царя», как гласила официальная формула, но и «за отца-помещика».

    Противоположную струю русского патриотизма представлял в журналистике 1812 года «Сын отечества», издававшийся под редакцией Н. Греча. «Сын отечества» проявлял живой интерес к национально-освободительным движениям всех времен и народов, — и самую войну русского народа с Наполеоном рассматривал, как составную часть общемировой освободительной борьбы.

    Так, известный И. К. Кайданов, преподававший курс истории Пушкину и его лицейским товарищам, печатал здесь свою статью «Освобождение Швеции от тиранства Христиана II, короля датского», кончавшуюся знаменательными словами: «Мужественные, благородные россы! Если шведы, народ слабый в сравнении с вами, попрали датского деспота, то можно ли сомневаться, что ваше мужество, терпение и примерная любовь к отечеству сокрушат силы всемирного тирана...»

    Если С. Глинка гордился отсутствием в его журнале переводных статей, то в «Сыне отечества» печаталась и переведенная из Квинта Курция свободолюбивая по духу речь скифского посла, обращенная к Александру Македонскому, на тему о том, что «между владыкою и рабом не может быть дружбы», ибо «народ порабощенный имеет право воевать и во время мира», и анонимный перевод с немецкого, напоминавший о том, как в древности «афиняне изгнали Пизистратидов, римляне Тарквиниев» (оба эти события, относящиеся к истории борьбы античных республиканцев, занимали, как известно, видное место в кругу исторических ассоциаций, вдохновлявших деятелей французской революции).

    Здесь же публиковались отрывки из «Истории Нидерландов» Шиллера, из которых вдумчивый читатель мог узнать, что в XVI в. в Голландии и Фландрии «свободные граждане» смирили «грозный бич самовластия» и «новая республика водрузила победоносное знамя свободы на земле, увлаженной кровию верных граждан».

    Знаменателен интерес, который «Сын отечества» проявлял к испанским событиям. Если «Русский вестник» либо совсем замалчивал актуальную тогда испанскую тему, либо трактовал ее в «охранительно»-консервативном духе (в статье «Вера спасет Гишпанию» доказывалось, что причина военных успехов испанского народа в его «богобоязненном» религиозном характере), то в «Сыне отечества», на ряду со статьей «Осада Сарагоссы», на ряду с переводом знаменитого «Катехизиса испанца», помещались такие, например, заметки: «„Боитесь ли вы французов?“ — спросил у крестьян (Московской губернии) один из наших офицеров. — „Чего бояться, батюшка? — отвечали они, — наши кирилловцы их приугомонили: не смеют носу показать“. Добрые крестьяне, начитавшись в газетах об испанских гверильясах, называют кирилловцами тех, которые ополчаются по деревням, для отражения неприятельских набегов». Эта параллель между гверильясами и русскими партизанами не была случайной. Мысль о том, что как Испания, так и Россия дали образцы великих народных антинаполеоновских войн, — обычна в прогрессивной русской журналистике этой поры. Параллель между Россией и Испанией не была чужда и общественному мнению Запада (Байрон в «Бронзовом веке»). Очевидно, в отдельных случаях, сведения об испанских гверильясах проникали и в широкие слои русского народа (отсюда эпизод с «кирилловцами»).

    Наиболее ярко проявился патриотизм «Сына отечества» в декларативной статье А. П. Куницына «Послание к русским». Куницын подчеркивает гражданский, освободительный пафос войны. Вспоминая опять-таки о примере испанцев, которые «освободили страну свою от ига иностранного» и «рассыпали грозное ополчение тирана», Куницын обращается к своим соотечественникам с пламенным призывом: «сохраним единую только свободу, и все бедствия прекратятся...», «...умрем свободными в свободном отечестве».

    Куницын доказывает недопустимость политики уступок по отношению к Наполеону, так как завоеватель «ищет... такого мира, который бы вел к скорому порабощению; его дружество опаснее войны самой бедственной, ибо оное влечет за собою неминуемое лишение свободы...»3 Самая терминология Куницына («сограждане», «свободное отечество» и т. д.) восходит к политическому лексикону французской революции и предвосхищает политическую терминологию декабристов. Если вспомнить, что именно Куницын был профессором политических наук в Лицее («Он создал нас, он воспитал наш пламень», — писал о нем Пушкин), станет ясно, в каком свете идейные ученики Куницына, Пушкин и его друзья, воспринимали героику 1812 года, каковы были идейные основы их патриотизма.

    Среди отзвуков Отечественной войны в русской публицистике особое место занимают «Письма из Москвы в Нижний Новгород» И. М. Муравьева-Апостола, появившиеся в «Сыне отечества» 1813—1814 гг. Война с Наполеоном трактуется в них как война с французской революцией, в которой Муравьев-Апостол видит «буйное исступление самовольства». В отличие от статей Куницына, проповедывавших необходимость сопротивления «тирану», но отдававших дань уважения французскому народу (который, по мнению Куницына, также недоволен захватнической политикой Бонапарта), Муравьев-Апостол предсказывал неизбежную гибель французской нации. По его мнению, «развратнейший изо всех народов» должен быть сметен с лица земли, — его «погибель... соделалась... необходимою для общего спокойствия» («Письмо первое»).

    Основой литературно-критических взглядов Муравьева-Апостола было стремление освободить русскую «словесность» от рабского подражания «робкому, изнеженному вкусу» французов. Муравьев-Апостол протестует против изысканности, утонченности салонной эстетики, он проповедует самобытность искусства, возврат его к национальной почве (олицетворением такой самобытности является в его глазах «богатырь» русской поэзии Державин). Муравьев-Апостол поднимает в своих «Письмах» важнейший принципиальный вопрос о верности художника изображаемой «природе». По его мнению, выражение «украшать природу» представляет собой «явную бессмыслицу», «ибо украшать природу невозможно; напротив того, лишним тщанием давать несродные ей прикрасы — значит портить ее...»

    Особенно принципиальны высказывания Муравьева-Апостола о необходимости создания национальной комедии. «Если комедия, — говорит он, — есть живое в лицах представление господствующих нравов, то каждый народ должен иметь свою комедию, по той самой причине, что каждый народ имеет свои собственные нравы и обычаи». Господство французской комедии на русской сцене он объясняет тем, что великосветское общество, на которое ориентируется русский театр, утратило свой национальный облик (великосветских галломанов он презрительно называет «обезьянами»).

    В отличие от шишковцев и С. Глинки, Муравьев-Апостол не связывал идею возврата к национальной почве с отказом от усвоения богатств мировой культуры. Им был поднят вопрос о необходимости изучения античной литературы в подлинниках, здесь он перекликается с Н. И. Гнедичем. Он пропагандирует также творчество Данте и Сервантеса, Мильтона и Шеридана, Виланда, Лессинга, Шиллера, считая их явлениями национально-самобытными. Все эти мысли, свежие и смелые для своего времени, несомненно, оказали положительное влияние на развитие национально-русского эстетического самосознания, в частности, на эстетическое мировоззрение декабристов, Грибоедова и Пушкина.

    Наконец, следует сказать, что именно в «Сыне отечества» в отделе «Смесь» в изобилии помещались «анекдоты», ярко рисовавшие героизм русских людей во время Отечественной войны. Если известная часть этих «анекдотов» носила лубочный, сусальный характер, то, во всяком случае, такие художественные зарисовки полуочеркового типа, как рассказы о капитане Захарове (сражался под Бородиным), который, будучи раненым, отослал на линию огня двух несших его кононеров («вы там нужны, а меня и двое как-нибудь доволокут!»), или о раненом гренадере, не понимавшем, почему лекарь щупает ему спину («ведь я шел грудью!»), эти и подобные рассказы, в лаконической форме раскрывавшие героизм простого русского человека, безусловно играли положительную роль.

    Немало откликов породила Отечественная война и в современной ей поэзии. Представители дворянских кругов откликнулись на события 12-го года преимущественно произведениями торжественного одического жанра. В одах Капниста, П. Голенищева-Кутузова, Н. Шатрова и других война с «галлами» воспевается либо как одна из традиционных войн царской России, как победа «орла полнощного» над «супостатом», либо как война, наделенная мистическим, «божественным» смыслом. Характерно, например, что Державин в «Гимне лиро-эпическом на прогнание французов из отечества...» трактует Наполеона, как «седмьглавого Люцифера», как «князя тьмы»:

    Исшел из бездн огромный зверь,
    Дракон иль демон змиевидный.

    Этому апокалиптическому образу у Державина противостоит «агнец белорунный», под которым нужно было подразумевать русского царя.

    Н. М. Карамзин указывал, что основной вывод, который он сам делает из Отечественной войны, — это мысль о необходимости просвещенного абсолютизма. Ужасаясь «безначалию» французской революции, он в то же время советует царю быть «справедливым», а не тираном, насаждать «знаний тихий свет» и, главное, «заботиться о всеобщем мире»:

    У диких кровь рекою льется;
    Там воин — первый человек;
    Но век ума — гражданский век.

    («Освобождение Европы и слава Александра I»)

    Характерная для ряда поэтов этого времени идеализация «просвещенного» царя сказалась и в стихотворении лицеиста Пушкина «На возвращение императора Александра I из Парижа в 1815 году».

    Из патриотических стихотворений Жуковского, навеянных 12-м годом, наибольшую популярность получил «Певец во стане русских воинов». Несмотря на условное оформление этих стихов в духе классицизма («стан русских воинов» дан в тонах декоративных, Платовы и Багратионы более походят на античных героев, а ружейные пули заменяются, согласно одическим канонам, «стрелами»), героическая патетика «Певца», запечатленная в необычных для одической тематики, типично-балладных по размеру и мелодике стихах, оказывала огромное воодушевляющее воздействие на передовую дворянскую молодежь.

    Показательно, что в понятие «родины святой» Жуковский включает не только военную славу, — Россия для него это —

      Страна, где мы впервые
    Вкусили сладость бытия,
                 Поля, холмы родные,
    ..........

    Златые игры первых лет
    И первых лет уроки.

    Это включение в понятие отечества не только абстрактных, связанных с государственным величием, с мощью «державы», но и лирических, интимно-бытовых черт, расширяло представление о патриотизме, делало его более конкретным.

    Еще конкретней выражено патриотическое чувство в стихотворении К. Н. Батюшкова «Послание к Дашкову». Здесь поэт говорит о «море зла», развернувшемся перед его глазами, о «бледных полках» нищих, о страданиях, которые терпит его родина под пятой завоевателя, — и на фоне этих ужасов Батюшков отказывается от прежних лирических тем, не хочет воспевать «любовь и радость... беспечность, счастье и покой», пока враг не изгнан из пределов России.

    Заслуживает также внимания стихотворение А. Ф. Воейкова «К отечеству», проникнутое ярким свободолюбивым чувством. Воейкову дорога «русская земля» как «мать бранных скифов, мать воинственных славян», умевших еще с докняжеских и дохристианских времен отстаивать свою независимость, и

    ... смерть предпочитать
    Ярму железному, цепям позорным рабства.

    Воейкова воодушевляет самая суровость русской природы:

    Твои растения не мирты — дубы, сосны;
    Не злато, не сребро — железо твой металл.

    Речь идет о том железе, из которого куются

    Плуг, чтоб орать поля, меч — биться за свободу.

    Совершенно особое место в русской поэзии 1812 года занимают глубоко народные басни И. А. Крылова. Особенно знаменательна басня «Волк на псарне», в которой Крылов, не выходя из рамок басенного иносказания, дал замечательный по выразительности образ Кутузова, в виде старика-ловчего, здравый народный смысл которого не позволяет вступать в переговоры с хищником.

    Огромное влияние оказали события 1812 года на формирование мировоззрения будущих декабристов, а тем самым и на развитие декабристской художественной литературы и публицистики. События Отечественной войны воочию показали героическое лицо русского народа, а следовательно и его право на свободное существование.

    По словам писателя-декабриста А. Бестужева, в 1812 г. «народ русский впервые ощутил свою силу». Уже через много времени С. Г. Волконский вспоминал, что на вопрос Александра I о «духе» народа он ответил: «Государь! Мы должны гордиться им: каждый крестьянин — герой, преданный отечеству». Когда же царь спросил о настроениях дворянства, — Волконский вынужден был ответить: «Государь!.. стыжусь, что принадлежу к нему».

    А в «Письмах русского офицера» Ф. Глинка, вспоминая фразу, брошенную крестьянской девочкой (о французах): «Да мы б им, злодеям, и дохнуть не дали! и бабы пошли бы на них с ухватами!» — восклицает: «О! у нас может быть то, что в Испании!»

    Настроения декабристских кругов, их отношение к великой народной войне позже выразил Грибоедов в наброске трагедии «1812 год».

    Одним из наиболее выдающихся литературных документов, характеризующих отношение передовых слоев дворянства к Отечественной войне, является «Дневник партизанских действий 1812 года» Дениса Давыдова, частично печатавшийся в 1820—1822 гг. в «Отечественных записках» П. П. Свиньина и впоследствии вышедший отдельным изданием. Продолжая линию военно-бытовых очерков, частично восходящую к «Письмам русского офицера» Ф. Глинки, Давыдов запечатлел в своем «Дневнике» героизм безвестного крестьянина Федора «из Царева Займища», оставившего жену и детей для того, чтоб добровольно сражаться в партизанском отряде.

    Одной из характерных особенностей прогрессивной линии русского патриотизма 1812 года была мысль о том, что героизм народных масс, проявленный в 1812 году, был делом не только русского народа, но и других народов России. Так, Ф. Глинка впоследствии в «Очерках Бородинского сражения» (1839) отметил, что «дети Неаполя и немцы», служившие в рядах наполеоновской армии, дрались не только с «подмосковной Русью», но и с «соплеменниками черемис, мордвы, калмыков и татар». Он был первым, кто, говоря о 12-м годе, отдал должное героизму «малых наций» России, сражавшихся в 1812 году бок-о-бок с русским народом против полчищ Бонапарта.

    Тот же Ф. Глинка в «Письмах русского офицера», рассказывая о преданности польской аристократии Наполеону, сумел в то же время найти теплые слова для угнетенной земельными магнатами польской бедноты. По-новому взглянули передовые русские люди и на такую угнетенную, считавшуюся «отверженной» национальность, как евреи. Так, например, «Сын отечества» печатает речь одного еврея, обличающую захватническую политику Наполеона; среди «Анекдотов» Ушакова (1814) мы находим такие характерные заголовки, как «Человеколюбие евреев», «Великодушие и бескорыстие еврея» (в одном из таких «Анекдотов» доказывается, что евреи «не заслуживают тех упреков, коими некогда отягчаемы были», ибо проявили на деле «любовь и признательность к славе и благоденствию России»).

    Патриотизм проповедовался и в многочисленных антифранцузских брошюрах и на театральной сцене (драмы: С. И. Висковатого «Всеобщее ополчение», Ф. П. Вронченко «Кирилловцы», Б. Федорова «Крестьянин-офицер», а после взятия Парижа напыщенные драматические аллегории, балеты и пантомимы «Русский в Германии», «Казак в Лондоне», «Торжество России, или русские в Париже» и т. д.), а также в сатирических стихотворениях, изображавших поражение французов в намеренно аляповатых тонах грубого шаржа. Особую популярность приобрела впервые напечатанная в 1814 г. песня «За горами, за долами», представляющая Бонапарта в виде неудачного плясуна, пытавшегося состязаться с опытными танцорами:

    Бонапарту не до пляски,
    Растерял свои подвязки,

    Хоть кричать — пардон.

    Именно этот стиль тенденциозно-аляповатого оглупления противника господствовал и в большинстве произведений так называемого «лубка» 1812 года. Карикатуры Теребенева и других, сопровождавшиеся выразительными стихотворными или прозаическими комментариями, изображали Наполеона жалким, ничтожным трусом, разбить которого в сущности не представляло никакой трудности. В этой связи следует вспомнить о знаменитых «афишах» графа Ростопчина, представляющих собой грубую подделку под «простонародный» язык с целью сознательного переключения стихийного народного энтузиазма, вызванного Отечественной войной, в желательное для правительственных сфер «благонамеренное русло. Не следует, однако, забывать, что в грозные дни, предшествовавшие вступлению врага в стены Москвы, ростопчинские афиши играли роль едва ли не единственного бюллетеня о ходе военных событий для населения Москвы и, поскольку они стремились рассеять панику, вызванную неприятельским вторжением, призывали к вооруженному отпору французам и т. д., они до известной степени мобилизовали народную активность. Достаточно вспомнить ростопчинскую афишу о «московском мещанине» Карнюшке Чихирине, который, якобы, обратился к Бонапарту (заметим, «вышед из питейного дома») со следующей тирадой: «Полно тебе фиглярить: ведь солдаты-то твои карлики, да щегольки... Ну где им русское житье-бытье вынести? От капусты раздует, от каши перелопаются, от щей задохнутся...».

    Произведения подлинно народного творчества, дошедшие до нас в многочисленных записях (особенно ценный фольклорный материал, посвященный Отечественной войне, мы находим в собрании П. В. Киреевского), рисуют совсем иное, в корне отличное от лубочного «примитива восприятие «грозы двенадцатого года» народными массами.

    То, что в лубке представлялось плоским фарсом, народная песня отображала как высокую трагедию. В песенном творчестве народа никогда не затушевывалась тяжесть испытаний, выпавших на долю России.

    Разоренная путь-дорожка
    От Можая до Москвы
    ..........
    Разорил меня, путь-дорожку,
    Неприятель — вор француз.

    И в то же время в большинстве песен звучит бодрая уверенность в неминуемой победе народа над грозным «злодеем; эта уверенность передается в замечательных по образности словах песенного Кутузова:

    А мы встретим злодея середи пути,
    Середи пути, на своей земли,
    А мы столики ему поставим — пушки медны,
    А мы скатерть ему постелим — вольны пули,
    На закусочку поставим — каленых картеч;
    Угощать его будут — канонерушки,
    Провожать его будут — все козачушки.

    Война 1812 года оказала несомненное влияние на идейное развитие всей последующей русской общественной мысли и литературы. Воспоминания об Отечественной войне будили в передовых русских людях героические эмоции. Недаром Пушкин, беспощадно высмеявший в «Рославлеве» напускной патриотизм консервативного дворянства во время Отечественной войны, в то же время неоднократно возвращался к теме 12-го года, неизменно подчеркивая героизм «великого народа», сумевшего отстоять независимость родной земли.

    Для подлинных патриотов пушкинской поры 12-й год был одним из самых ярких, волнующих воспоминаний. Недаром в пушкинском «Современнике» находит приют знаменитая «кавалерист-девица» Н. А. Дурова. В «Современнике» же печатает свои военные очерки и хранитель партизанских традиций Денис Давыдов. Одну из своих статей, предсказывающую на основе опыта 12-го года огромную роль партизанской народной войны для России, Давыдов кончает знаменательными словами: «Еще Россия не подымалась во весь исполинский рост свой, и горе ее неприятелям, если она когда-нибудь подымется».

    А за несколько лет до возникновения пушкинского «Современника» стихи того же Давыдова приветствовал в своем дружеском послании П. А. Вяземский именно как отзвук партизанской удали 12-го года:

    И мерещится старуха,
    Наша сверстница — Москва,

    не Москва одряхлевшей знати,

    А двенадцатого года
    Удалая голова,
    Как сбиралась непогода,
    А ей было — трын-трава.

    Об ушедшей героике 12-го года тосковал и Ф. Глинка, в одном из лучших своих стихотворений воспевший восставшую «из пепла» «матушку-Москву», а в «Очерках Бородинского сражения» давший яркое, художественное отображение великой битвы.

    Для передовой молодежи 30-х — 40-х годов 12-й год представлялся полулегендарным, овеянным славой событием. Многочисленные устные предания, не говоря уже о литературных источниках, воспоминания участников и очевидцев воссоздавали перед последующими поколениями величавую картину героического подъема русского народа. Вспомним свидетельство А. И. Герцена: «Рассказы о пожаре Москвы, о Бородинском сражении, о взятии Парижа были моей колыбельной песнью, детскими сказками, моей Илиадой и Одиссеей».

    Приложение 2.

     ВХОД НАПОЛЕОНОВА ВОЙСКА В МОСКВУ, 2 СЕНТЯБРЯ 1812 ГОДА

    У предков наших до 1700 года день первого сентября был днем Нового года, днем пожеланий душевных, днем празднества и воспоминания, что этот день — день создания и рождения нашей земной обители. Почему же именно на другой день этого дня провидение послало тысяча восемьсот двенадцатого года могильную весть внешнего перерождения Москвы? Это его тайна. Наступил час вечерень. Колокола молчали. Узнав, что ночные удальцы московские, говоря просто, сбирались ухнуть на добычу и на грабеж, расторопный граф Ростопчин приказал запереть колокольни и обрезать веревки. Вдруг как будто бы из глубокого гробового безмолвия выгрянул, раздался крик: «Французы! Французы!» К счастью, лошади наши были оседланы. Кипя досадою, я сам разбивал зеркала и рвал книги в щегольских переплетах. Французам не пеняю. Ни при входе, ни при выходе, как после увидим, они ничего у меня не взяли, а отняли у себя прежнее нравственное владычество в Москве. Взлетя на коней, мы понеслись в отворенные сараи за сеном и овсом. В один день, в один час в блестящих, пышных наших столицах, с горделивой чреды прихотливой роскоши ниспадают до последней ступени первых нужд, то есть до азбуки общественного быта. Мелькали еще в некоторых домах и модные зеркала и модные мебели, но на них никто не взглядывал. Кто шел пешком, тот хватался за кусок хлеба; кто скакал верхом, тот нахватывал в торока сена и овса. В шумной, в многолюдной, в роскошной, в преиспещренной Москве завелось кочевье природных сынов степей. В это смутное и суматошное время попался мне с дарами священник церкви Смоленской божией матери. Я закричал: «Ступайте! Зарывайте скорее все, что можно!» Утвари зарыли и спасли. С конным нашим запасом, то есть с сеном и овсом, поскакали мы к Благовещению на бережки. С высоты их увидели Наполеоновы полки, шедшие тремя колоннами. Первая перешла Москву-реку у Воробьевых гор. Вторая, перешед ту же реку на Филях, тянулась на Тверскую заставу. Третья, или средняя, вступала в Москву через Драгомиловский мост. Обозрев ход неприятеля и предполагая, что нам способнее будет пробираться переулками, я уговорил братьев моих ехать на Пречистенку, где неожиданно встретили Петровский полк, находившийся в арьергарде и в котором служил брат мой Григорий, раненный под Бородиным. Примкнув к полку, мы беспрепятственно продолжали отступление за Москву. По пятам за нами шел неприятель, но без натиска и напора. У домов опустелых стояли еще дворники. Я кричал: «Ступайте! Уходите! Неприятель идет». «Не можем уходить, — отвечали они, — нам приказано беречь дома». У Каменного моста, со ската кремлевского возвышения, опрометью бежали с оружием, захваченным в арсенале, и взрослые и малолетние. Дух русский не думал, а действовал. Мы тянулись берегом Москвы-реки, мимо Воспитательного дома. Не доходя Яузского моста, я снял крестоносную свою шапку, оборотился к златоглавому Кремлю, осенился крестом и, быстро поворотясь к Москве-реке, сорвал с себя саблю и, бросая ее в реку, сказал: «Ступай! Погребись на дне Москвы-реки, не доставайся никому!»

     МОСКВА ЗА МОСКВОЮ

    Русские за Москвою, полки неприятельские в Москве, Наполеон перед Москвою. Кутузов за заставою сидел на дрожках, погруженный в глубокую думу. Полковник Толь подъезжает к русскому полководцу и докладывает, что французы вошли в Москву. «Слава богу, — отвечает Кутузов, — это последнее их торжество». Медленно проходили полки мимо вождя своего. Как переменились лица русских воинов от утра до вечера! Поутру отуманены были их взоры, но уста безмолвствовали. Вечером гневная досада пылала в глазах их и из уст исторгались громкие вопли: «Куда нас ведут? Куда он нас завел?» Облокотясь правою рукою на колено, Кутузов сидел неподвижно, как будто бы ничего не видя, ничего не слыша и соображая повестку: «Потеря Москвы не есть потеря Отечества!»

    В версте от заставы встретил я Якова Ивановича Десанглена, служившего при армии военным чиновником по особенным поручениям. Поздоровавшись со мною, он сказал: «Поедем в главную квартиру. Там должны быть теперь все усердные сыны Отечества». — «Не поеду, — отвечал я, — до оставления Москвы я порывался стать перед Москвою не на месте чиновном, но наряду с ратниками. Я был остановлен и оставлен в Москве, дело мое кончилось с Москвою. А за стенами Москвы я бесприютный отец бесприютного семейства».

     ПЕРВЫЙ ВЕЧЕР ЗА МОСКВОЮ

    Между тем угрюмо сгущался сумрак вечерний над осиротевшею Москвою; а за нею от хода войск, от столпившихся сонмов народа и от теснившихся повозок, пыль вилась столбами и застилала угасавшие лучи заходящего солнца над Москвою. Внезапно раздался громовой грохот и вспыхнуло пламя. То был взрыв под Симоновым барки с комиссариатскими вещами, а пламя неслось от загоревшегося винного двора за Москвою-рекою. Быстро оглянулись воины наши на Москву и горестно воскликнули: «Горит матушка Москва! Горит!» Объятый тяжкою, гробовою скорбью, я ринулся на землю с лошади и ручьи горячих слез мешались с прахом и пылью. Приподнимая меня, брат Федор Николаевич говорил: «Вы сами предсказали жребий Москвы, вы ожидали того, что теперь в глазах ваших». — «Я говорил о сдаче Москвы, — отвечал я, — я предвидел, что ее постигнет пожарный жребий. Но я мечтал, что из нее вывезут и вековую нашу святыню и вековые наши памятники. А если это все истлеет в пламени, то к чему будет приютиться мысли и сердцу?»

     

    ПОЖАР МОСКОВСКИЙ

    Между тем, когда Мюрат ощупью отыскивал русское войско, исполинская Москва в обширном объеме своем тонула в море огненном.

    «Палаты трещат;
    Повозки спешат,
    Осями толкаясь...
    Народы толпятся;
    Все бежит гурьбой;
    Улицы струятся
    Огненной рекой».
     

    Это описание заимствовал я из стихов, изданных в Париже 1832 года.

    Бланшар, сочинитель стихов, назвал их огнем небесным. Кому, чем и как было гасить в Москве огонь небесный? Кто жег Москву? Никто. В «Правде» графа Ростопчина, напечатанной им на французском языке в Париже, в этой правде все неправда. Полагают, что он похитил у себя лучшую славу, отрекшись от славы зажигательства Москвы. Если можно угадывать неисповедимые судьбы провидения, то эта слава, без всякого исключения, принадлежит Москве, страдавшей и отстрадавшей и за Россию и за Европу. Как владелец села Воронова, граф мог его сжечь, а при Наполеоне Москва отдана была на произвол провидения. В ней не было ни начальства, гаи подчиненных. Но над нею и в ней ходил суд божий. Тут нет ни русских, ни французов: тут огнь небесный. Горели палаты, где прежде кипели радости земные, стоившие и многих и горьких слез хижинам. Клубились реки огненные по тем улицам, где рыскало тщеславие человеческое на быстрых колесницах, также увлекавших за собою быт человечества. Горели наши неправды, наши моды, наши пышности, наши происки и подыски: все это горело, но — догорело ль? А отчего за два столетия, то есть 1612 года, в земле русской все стремилось к Москве и в Москву; и отчего 1812 года все выселялось из Москвы и за Москву? Отчего 1612 года заключали спасение России в стенах Москвы и отчего о той же Москве 1812 года торжественно повещено было, что сдача Москвы не есть потеря Отечества? Это решит история, когда созреют события и когда она вызовет перо историка. Но я замечу только, что сдачи Москвы не было. По правам народным сдача происходит на положительных и определительных взаимных условиях. Милорадович просто сказал начальнику авангарда французов, что если он завяжет при переходе наших войск на улицах московских бой, то он зажжет Москву. Это угроза, а не условие. Итак, еще повторяю: Москва была не сдана Наполеону, а отдана на суд божий.

    Приложение 3.

    Д. Давыдов

    БОРОДИНСКОЕ ПОЛЕ

    Элегия

    Умолкшие холмы, дол некогда кровавый,

    Отдайте мне ваш день, день вековечной славы,

    И шум оружия, и сечи, и борьбу!

    Мой меч из рук моих упал. Мою судьбу

    Попрали сильные. Счастливцы горделивы

    Невольным пахарем влекут меня на нивы...

    О, ринь меня на бой, ты, опытный в боях,

    Ты, голосом своим рождающий в полках

    Погибели врагов предчувственные клики,

    Вождь гомерический, Багратион великий!

    Простри мне длань свою, Раевский, мой герой!

    Ермолов! я лечу - веди меня, я твой:

    О, обреченный быть побед любимым сыном,

    Покрой меня, покрой твоих перунов дымом!

    Но где вы?.. Слушаю... Нет отзыва! С полей

    Умчался брани дым, не слышен стук мечей,

    И я, питомец ваш, склонясь главой у плуга,

    Завидую костям соратника иль друга.

    Приложение 4.

    А. Н. Майков

    СКАЗАНИЕ О 1812 ГОДЕ

    Ветер гонит от востока

    С воем снежные метели...

    Дикой песнью злая вьюга

    Заливается в пустыне...

    По безлюдному простору,

    Без ночлега, без привала,

    Точно сонм теней, проходят

    Славной армии остатки,

    Егеря и гренадеры,

    Кто окутан дамской шалью,

    Кто церковною завесой,—

    То в сугробах снежных вязнут,

    То скользят, вразброд взбираясь

    На подъем оледенелый...

    Где пройдут — по всей дороге

    Пушки брошены, лафеты;

    Снег заносит трупы коней,

    И людей, и колымаги,

    Нагруженные добычей

    Из святых московских храмов...

    Посреди разбитой рати

    Едет вождь ее, привыкший

    К торжествам лишь да победам...

    В пошевнях на жалких клячах,

    Едет той же он дорогой,

    Где прошел еще недавно

    Полный гордости и славы,

    К той загадочной столице

    С золотыми куполами,

    Где, казалось, совершится

    В полном блеске чудный жребий

    Повелителя вселенной,

    Сокрушителя империй...

    Где ж вы, пышные мечтанья!

    Гордый замысел!.. Надежды

    И глубокие расчеты

    Прахом стали, и упорно

    Ищет он всему разгадки,

    Где и в чем его ошибка?

    Все напрасно!..

    И поник он, и, в дремоте,

    Видит, как в приемном зале—

    Незадолго до похода —

    В Тюльери стоит он, гневный;

    Венценосцев всей Европы

    Перед ним послы: все внемлют

    С трепетом его угрозам...

    Лишь один стоит посланник,

    Не клонив покорно взгляда;

    С затаенною улыбкой...

    И, вспыливши, император:

    «Князь, вы видите,—воскликнул,—

    Мне никто во всей Европе

    Не дерзает поперечить:

    Император ваш—на что же

    Он надеется, на что же?»

    «Государь!— в ответ посланник.—

    Взять в расчет вы позабыли,

    Что за русским государем

    Русский весь стоит народ!»

    Он тогда расхохотался,

    А теперь—теперь он вздрогнул...

    И глядит: утихла вьюга,

    На морозном небе звезды,

    А кругом на горизонте

    Всюду зарева пожаров...

    Вспомнил он дворец Петровский,

    Где бояр он ждал с поклоном

    И ключами от столицы...

    Вспомнил он пустынный город,

    Вдруг со всех сторон объятый

    Морем пламени... А мира—

    Мира нет!.. И днем, и ночью

    Неустанная погоня

    Вслед за ним врагов незримых...

    Справа, слева—их мильоны

    Там, в лесах...

    «Так вот что значит—

    Весь народ!..»

    И безнадежно

    Вдаль он взоры устремляет:

    Что-то грозное таится

    Там, за синими лесами,

    В необъятной этой дали...

    Приложение 5.

    Выборка из Исследовательских материалов Института военной истории МО РФ.

         

    ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ И СПРАВОЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

     

    1.     Бантыш-Каменский. Историческое собрание списков кавалеров четырех российских императорских орденов. М., 1814.

    2.     Безотосный В.М. Донской генералитет и атаман Платов в 1812 году. М., 1999.

    3.     Большая Советская Энциклопедия (БСЭ – 3). Т. 1 – 30. М., 1969 – 1978.

    4.     Военная энциклопедия. Т. 1 – 8. М., 1994 – 2004.

    5.     Военная энциклопедия И.Д. Сытина. Т. 1 – 18. СПб., Пг., 1911 – 1915.

    6.     Военный орден Святого великомученика и победоносца Георгия. Именные списки. 1769 – 1920. Биобиблиографический справочник. М., 2004.

    7.     Волков С.В. Генералитет Российской империи: энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Т. 1 - 2. М., 2009.

    8.     Глинка В.М., Помарницкий А.В. Военная галерея Зимнего дворца. Л., 1981.

    9.     Голомбиевский А.А. Военная галерея 1812 года. СПб., 1912.

    10.         Декабристы. Биографический справочник. М., 1988.

    11.         Длуголевский Я.Н. Военно-гражданская и полицейская власть Санкт-Петербурга – Петрограда. Генерал-губернаторы, гражданские губернаторы, генерал-полицмейстеры (обер-полицмейстеры), градоначальники. 1703 – 1917. Краткие биографии. СПб., 2001.

    12.         Дворянские роды Российской империи. Т. 1 – 3. СПб., 1993 – 1996.

    13.         Залесский К.А. Наполеоновские войны. 1799 – 1815. Биографический энциклопедический словарь. М., 2003.

    14.         Кавалеры ордена Св. Георгия Победоносца I и II степени. Биографический словарь. СПб., 2002.

    15.         Квадри В.В. Императорская Главная квартира. История государевой свиты. Царствование императора Александра I. СПб., 1904.

    16.         Лобанов-Ростовский А.Б. Русская родословная книга. Т. 1 – 2. СПб., 1895.

    17.         Ляхов Б.А., Сухоруков В.С. Губернаторы России. 1703 – 1917. История страны в лицах. М., 2004.

    18.         Михайловский-Данилевский А.И. Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814 и 1815 годах. Военная галерея Зимнего дворца. Т. 1 – 6. СПБ., 1845 – 1850.

    19.         Немцы России: Энциклопедия. Т. 1 – 2. М., 1999 – 2004.

    20.         Николай Николаевич, великий князь. Генерал-адъютанты императора Александра I. СПб., 1913.

    21.         Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. М., 2004.

    22.         Подмазо А.А. Большая Европейская война 1812 – 1815 годов: Хроника событий. М., 2003.

    23.         Подмазо А.А. Шефы и командиры регулярных полков Русской армии (1796 – 1815). М., 1997.

    24.         Портреты участников Отечественной войны ё1812 в гравюре и литографии: Из коллекции Музея-заповедника «Бородинское поле». М., 2006.

    25.         Русская энциклопедия. Т. 1 – 11. СПб., Пг., 1911 – 1916.

    26.         Русские портреты XVIII – XIX столетий. Т. 1 – 5. СПб., 1905 – 1909.

    27.         Русский биографический словарь. Репринт: М., 1991 – 2000.

    28.         Сборник биографий кавалергардов: По случаю столетнего юбилея Кавалергардского ее величества государыни императрицы Марии Федоровны полка. Т. 1 – 4. СПб., 1901 – 1908.

    29.         Скрицкий Н.В. Русские адмиралы: Краткий биографический словарь. М., 2003.

    30.         Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812 – 1815 годах.  // Российский архив. Вып. VII. М., 1996.

    31.         Советская военная энциклопедия. (СВЭ – 2) Т. 1 – 8. М., 1976 – 1980.

    32.         Список генералитету по старшинству. СПб., 1801 – 1803.

    33.         Список российскому генералитету. СПб., 1796 – 1800.

    34.         Целорунго Д.Г. Офицерский корпус русской армии эпохи 1812 года по формулярным спискам… М., 1997.

    35.         Целорунго Д.Г. Офицеры русской армии – участники Бородинского сражения. М., 2002.

    36.         Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802 – 1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2002.

    37.         Шилов Д.Н., Кузьмин Ю.А. Члены Государственного совета Российской империи. 1801 – 1906. Биобиблиографический справочник. СПб., 2007.

    38.         Энциклопедический словарь. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Полутома 1 – 82, дополнительные полутома 1 – 4. Репринт. М., 1990 – 1994.

    39.         Энциклопедия военных и морских наук: В 8-и т./ Под общ. ред. Г.А. Леера. СПб. – 1883.

     

    ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

     

    40.         1812 год в воспоминаниях современников. М., 1945.

    41.         1812 год в русской поэзии и воспоминаниях современников. М., 1987.

    42.         Астапенко М.П., Левченко В.Г. Атаман Платов. Жизнеописание. М., 1988.

    43.         Афанасьев В.А. Подлинные документы о Бородинском сражении 26 августа 1812 года. М., 1912.

    44.         Ахшарумов Д.И. Описание Отечественной войны 1812 года. СПб., 1819.

    45.         Бабкин В.И. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. М., 1962.

    46.         Байов А.К. Записки по истории военного искусства в России. Эпоха императора Александра I. СПб., 1906.

    47.         Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Ч. 1 – 4. М., 1990 – 1991.

    48.         Барклай де Толли М.Б. Изображение военных действий 1812 года. СПб., 1812.

    49.         Бартенев А. Биографии генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов российской императорской армии. СПб., 1912.

    50.         Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года и контрнаступление Кутузова. М., 1951.

    51.         Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года. М., 1962.

    52.         Биография светлейшего князя генерал-адъютанта А.И. Чернышева. СПб., 1906.

    53.         Богданович М.И. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. В 2 ч. СПб., 1863.

    54.         Богданович М.И. История войны 1814 года во Франции и низложение Наполеона I, по достоверным источникам . В 2 ч. СПб., 1865.

    55.         Богданович М.И. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам. В 3 ч. СПБ., 1859 - 1960.

    56.         Бондаренко А.Ю. Кавалергарды: История, биографии, мемуары. М., 1997.

    57.         Борисевич А.Т. Генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский: (Историко-биографический очерк). Ч. 1. СПб., 1912.

    58.         Бородино в воспоминаниях современников. СПб., 2001.

    59.         Бутурлин Д.П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 году. Т. 1 – 2. СПб., 1823 – 1824.

    60.         Быкадоров И. Очерк участия Донского Войска в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах 1813 – 1814 годов. Новочеркасск, 1911.

    61.         Веймарн Ф.В. Барклай де Толли и Отечественная война 1812 года. Ревель, 1914.

    62.         Военные действия отряда генерал-адъютанта Чернышева в 1812, 1813 и 1814 годах. СПб., 1839.

    63.         Война 1813 года. Материалы Военно-ученого архива (ВУА). Отд. 1. В 3 т. СПб., 1914 – 1917.

    64.         Волконская Е.Г. Род князей Волконских. СПб., 1910.

    65.         Вороновский В.М. Отечественная война 1812 года в пределах Смоленской губернии. СПб., 1912.

    66.         Гаврилов И.В. Тучковы. М., 1998.

    67.         Генерал Багратион. Сборник документов и материалов. М., Л. 1945.

    68.         Георгиевские кавалеры. Т. 1. М., 1993.

    69.         Гордеев А.А История казаков. В 4-х ч. Ч. 3-я. М., 1992.

    70.         Генерал от кавалерии граф П.Х. Витгенштейн. Белосток, 1909.

    71.         Герои 1812 года. М., 1987.

    72.         Геруа А.В. Бородино. (По новым данным.) СПб., 1912.

    73.         Глинка В.С. Малоярославец в 1812 году, где решалась судьба Большой армии Наполеона. СПб., 1842.

    74.         Глинка Ф.Н. Очерки Бородинского сражения. М., 1839.

    75.         Глинка Ф.Н. Подвиги графа Милорадовича в Отечественную войну 1812 года… М., 1814.

    76.         Грачев В.И. Смоленск и его губерния в 1812 году. Смоленск, 1912.

    77.         Гуляев Н.Ю., Соглаев В.Т. Фельдмаршал Кутузов. Историко-Биографический очерк. М., 1995.

    78.         Двухсотлетие Военного министерства. 1802 – 2002. Очерки Военного министерства. М., 2003.

    79.         Дневники офицеров русской армии. М., 1992.

    80.         Донские казаки в 1812 году.: Сборник документов. Ростов-на-Дону, 1954.

    81.         Донцы XIX века. Т. 1. Новочеркасск, 1907.

    82.         Дубровин Н.Ф. Письма главнейших деятелей в царствование Александра I. СПб., 1883.

    83.         Дух генерала Кульнева, или Черты и анекдоты, изображающие великие свойства его… СПб., 1817.

    84.         Елчанинов А.Г. Народная война и герои из народа в 1812 году. М., 1912.

    85.         Емец Ю.Л. Герой Отечественной войны Кульнев. М., СПб., 1912.

    86.         Ермолов А.А. А.П. Ермолов. Биографический очерк. СПб., 1912.

    87.         Ермолов А.П. Записки. Материалы для истории Отечественной войны 1812 года. М., 1863.

    88.         Ерусалимчик Л.Ф. Березина, год 1812-й. Минск, 1991.

    89.         Жерве В.В. Герои 1812 года. Барклай де Толли и Багратион. М., 1912.

    90.         Жилин П.А. Контрнаступление Кутузова в 1812 году. М., 1950.

    91.         Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М., 1988.

    92.         Журнал военных действий Российско-Императорских и Королевско-Прусских армий в 1813 году. СПб., 1829.

    93.         Журнал военных действий российской армии против французов в 1812 году с самого начала вероломного вторжения французских войск в пределы России до совершенного истребления. СПб., 1813.

    94.         Записки А.П. Ермолова. 1798 – 1826. М., 1991.

    95.         Захарова О.Ю. Генерал-фельдмаршал светлейший князь М.С. Воронцов. Рыцарь Российской империи. М., 2001.

    96.         Земцов В.Н. Битва на Москва-реке. Армия Наполеона в Бородинском сражении. М., 1999.

    97.         Зноско-Боровский Н. История лейб-гвардии Измайловского полка. 1730 – 1880. СПб., 1882.

    98.         Иванов Е.П. Генерал Петр Петрович Коновницын. Псков, 2002.

    99.         Иванов Н. 1812 год. Русская конница в великой Бородинской битве. Одесса, 1912.

    100.    Ивченко Л.В. Бородино. Легенда и действительность. М., 2002.

    101.    Избранные сочинения кавалерист-девицы Н.А. Дуровой. М., 1988.

    102.    Известие о службе и подвигах генерала Коновницына. «Сын Отечества». 1913. № 27.

    103.    Измайловцы в Отечественную войну. СПб., 1912.

    104.    Иловайские и донские казаки. Пг., 1914.

    105.    Иностранцев М. Отечественная война 1812 года. Операции второй Западной армии князя Багратиона от начала войны до Смоленска. СПб., 1914.

    106.    Историческое описание войны 1812 года. СПб., 1813.

    107.    Кавтарадзе А.Г. Генерал А.П. Ермолов. Тула, 1977.

    108.    Каллаш В.В. Двенадцатый год в воспоминаниях и переписке современников. М., 1912.

    109.    Керсновский А.А. История русской армии. В 4-х т. Т. 1. М., 1993.

    110.    Классен Е. Речь в память… светлейшего князя Д.В. Голицына. М., 1844.

    111.    Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1991.

    112.    Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVII – начала XX в. М., 1997.

    113.    Колюбакин Б.М. 1812 год. Бородинское сражение 26 августа. СПб., 1912.

    114.    Красавицкий П.М. Род Иловайских в истории войска Донского. СПб., 1913.

    115.    Краснов П.Н. Атаманская памятка. Краткий очерк лейб-гвардии Атаманского полка. СПб., 1900.

    116.    Кутузов М.И. Сборник документов. М., 1950 – 1956. Т. 4 – 5.

    117.    Левшин А.Г. Партизаны в Отечественную войну. М., 1912.

    118.    Леер Г.А. Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. Ч. 2. СПб., 1886.

    119.    Липранди И.П. Материалы для Отечественной войны 1812 года. Сборник статей. СПб., 1867.

    120.    Малоярославец в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов. Малоярославец, 1992.

    121.    Мамышев В.Н. Генерал-лейтенант Д.В. Давыдов. СПб., 1904.

    122.    М.И. Кутузов и русская армия на II этапе Отечественной войны 1812 года. Малоярославец, 1995.

    123.    Миловидов Н.И. Бой при городе Малоярославце 12 октября 1812 года. М., 1912.

    124.    Милорадович граф Михаил Андреевич. Биографические сведения о нем. Полтава, 1887.

    125.    Миронов А.А. Ополчение 1812 года. СПб., 1912.

    126.    Михайловский-Данилевский А.И. Записки 1814 и 1815 годов. СПб., 1836.

    127.    Михайловский-Данилевский А.И. Записки о походе 1813 года. СПб., 1834.

    128.    Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны 1812 года по Высочайшему повелению сочиненное. Ч. 1 – 4. СПб., 1843.

    129.    Михайловский-Данилевский А.И. Описание похода во Францию в 1814 году. СПб., 1841.

    130.    Михайловский-Данилевский А.И. Отечественная война. Описание войны 1812 – 1815 годов. СПб., 1899.

    131.    Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов. М., 1962.

    132.    Норов В.С. Деяния генерала от инфантерии М.А. Милорадовича. Ч. 1. СПб., 1816.

    133.    Норов В.С. Записки о походах 1812 и 1813 годов от Тарутинского сражения до Кульмского боя. Ч. 1 – 2. СПб., 1834.

    134.    Окунев Н.А. Рассуждения о больших военных действиях, битвах и сражениях, происходивших при вторжении в Россию в 1812 году. СПб., 1833.

    135.    Орлов В.Н. Денис Давыдов. М., 1940.

    136.    Орлов-Денисов В.П. Биография генерала от кавалерии графа В.В. Орлова-Денисова. Саратов, 1911.

    137.    Орлов Н.А. Разбор главных военных операций, битв и сражений в России в кампании 1812 года. СПб., 1912.

    138.    Отечественная война 1812 года. Бородино. М., 2001.

    139.    Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Материалы научных конференций. Бородино, 1988 – 2009.

    140.    Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива (ВУА) Генерального штаба. В 22 т. СПб., 1900 – 1914.

    141.    Отечественная война 1812 года. Сборник документов и материалов. Изд. Главного штаба. СПб., 1907 – 1914.

    142.    Отечественная война 1812 года. Сборник документов и материалов. М., Л., 1941.

    143.    От Тарутино до Малоярославца. Калуга, 2002.

    144.    Очерк жизни светлейшего князя Д.В. Голицына. М., 1845.

    145.    Перцев В. Жизнеописание генерал-фельдмаршала князя варшавского, графа Ивана Федоровича Паскевича-Эриванского. Варшава, 1870.

    146.    Петухов В. Бой под Вязьмой в связи с общим обзором Отечественной войны 1812 года. Вязьма, 1912.

    147.    Писанко А.А. Вяземский бой 22 октября 1812 года. М., 1912.

    148.    Погодин М.Н. Алексей Петрович Ермолов. Материалы для его биографии. М., 1863.

    149.    Полевой Н.А. Русские полководцы, или Жизнь и подвиги российских полководцев, от времен императора Петра Великого до царствования Николая I. СПБ., 1845.

    150.    Поляков Н., Жиров М. Донцы – кавалеры ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия. М., 1911.

    151.    Попов А.И. Бородинское сражение. Самара, 1995.

    152.    Попов А.И. Великая армия в России: Погоня за миражом. Самара, 2002.

    153.    Попов А.И. Дело под Ляхово. М., 2000.

    154.    Попов П.Х.  Герои Дона. Новочеркасск, 1911.

    155.    Потоцкий П.П. Столетие Российской Конной Артиллерии. 1794 – 1894 годы. СПб., 1894.

    156.    Поход русской армии против Наполеона в 1813 году и освобождение Германии. Сборник документов. М., 1964.

    157.    Ратч В.Ф. Сведения о графе А.А. Аракчееве. СПб., 1864.

    158.    Романов Д.М. Полководец Д.С. Дохтуров. Тула, 1979.

    159.    России двинулись сыны. Записки об Отечественной войне 1812 года ее участников и очевидцев. М., 1988.

    160.    Ростунов И.И. П.И. Багратион. М., 1957.

    161.    Санглен Я.И. В память графа А.И. Кутайсова. СПб, 1812.

    162.    Серебряков Г.В.  Денис Давыдов. М., 1985.

    163.    Синюхаев Г.Т. Генерал от инфантерии князь П.И. Багратион. Пг., 1915.

    164.    Сироткин В.Г. Отечественная война 1812 года. М., 1988.

    165.    Скугаревский А.П. 1812 год. От начала войны до Смоленска включительно. Казань, 1898.

    166.    Смирнов Н.Ф. Жизнь и подвиги графа М.И. Платова. СПб., 1821.

    167.    Соколов О.В. Армия Наполеона. СПб, 1999.

    168.    Столетие Военного министерства. СПб., 1802 – 1902.

    169.    Тарле Е.В. Бородино. М., 1962.

    170.    Тарле Е.В. Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год. М., 1938.

    171.    Тартаковский А.Г. Неразгаданный Барклай. Легенды и быль 1812 года. М., 1996.

    172.    Толузаков С.А. Взятие Вереи. СПб., 1912.

    173.    Толь К. Описание битвы при селе Бородине. СПб., 1839.

    174.    Тотфалушин В.П. М.Б. Барклай де Толли в Отечественной войне 1812 года. Саратов, 1991.

    175.    Троицкий Н.В. 1812. Великий год России. М., 2007.

    176.    Ушаков С.И. Победы графа П.Х. Витгенштейна, или Жизнь, свойства и военные деяния его… Ч. 1 – 3. СПб., 1813 – 1815.

    177.    Фельдмаршал Кутузов. Документы. Дневники. Воспоминания. М., 1995.

    178.    Фельдмаршал Кутузов. Сборник документов и материалов. М., 1947.

    179.    Харкевич В.В. Барклай де Толли в Отечественную войну после соединения армий под Смоленском. СПб., 1904.

    180.    Харкевич В.В. Война 1812 года. От Немана до Смоленска включительно. Вильна, 1901.

    181.    Харкевич В.В. Действия Платова в арьергарде Наполеона в 1812 году. СПб., 1901.

    182.    Харкевич В.В. 1812 год. Березина. Военно-историческое исследование. СПб., 1893.

    183.    Харкевич В.В. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильна, 1903.

    184.    Хрещатицкий Б.Р. История лейб-гвардии Казачьего полка. Ч. 1. СПб., 1913.

    185.    Шевырев С. Князь Д.В. Голицын. М., 1844.

    186.    Шильдер Н.К. Император Александр I. Его жизнь и царствование. Т. 1 – 4. СПб., 1904 – 1905.

    187.    Шишов А.В. Битва великих империй. Слава и горечь 1812 года. М., 2005.

    188.    Шишов А.В. Георгиевская слава России. М., 2008.

    189.    Шишов А.В. Казачьи атаманы. М., 2008.

    190.    Шишов А.В. Кутузов. Фельдмаршал Великой империи. М., 2006.

    191.    Шишов А.В. Русские генерал-фельдмаршалы Дибич-Забалканский, Паскевич-Эриванский. М., 2001.

    192.    Шишов А.В. Кавалеры ордена Святого Георгия. М., 2004.

    193.    Шишов А.В. Полководцы Кавказских войн. М., 2003.

    194.    Шишов А.В. Русские полководцы Отечественной войны 1812 года. М., 2009.

    195.    Шишов А.В. Сто великих военачальников. М., 2004.

    196.    Шишов А.В. Сто великих казаков. М., 2008.

    197.    Шишов А.В. Фельдмаршалы России. М., 2007.

    198.    Щербинин М.П. Биография генерал-фельдмаршала светлейшего князя М.С. Воронцова. СПб., 1858.

    199.    Щукин П.И. Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 года. Ч. 1 – 10. М., 1897 – 1908.

    200.    Эпоха наполеоновских войн. Люди, события, идеи. М., 1999.

     

    ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ

    201.    Волковское кладбище Санкт-Петербурга. – Http://www.volkovka.ru/

    202.    Всероссийское генеалогическое дерево. – Http://www.vgd.ru/index.html

    203.    Гусарский исторический музей. – Http://www.kulichki.com/gusary/istoriya/

    204.    Интернет-проект «1812 год». – Http://www.museum.ru/1812/index.html.

    205.    Некрополь Выдубицкого монастыря, Киев. – Http://www.vgd.ru/cemetry/vydubits.htm

    206.    Некрополь Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. – Http://www.lavraspb.ru/ru/nekropol/view/category/.

    207.    Подмазо А.А. Шефы и командиры регулярных полков русской армии (1796–1825). – Http://www.museum.ru/1812/library/Podmazo/index.html

    208.    Подмазо А.А. Русские генералы в войнах с наполеоновской Францией в 1812–1815 гг. – Http://www.museum.ru/museum/1812/Persons/slovar/index.html.


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Исследовательская работа по теме "Отечественная война 1812 года в русской поэзии"

    В настоящее время нередко можно встретить школьника, который обладает лишь поверхностными знаниями о событиях и главных действующих лицах Отечественной войны 1812 года. Большинству учащихся изве...

    презентация "Отечественная война 1812 года в поэзии, истории, живописи"

    Презентация основана на взглядах поэта М.Ю. Лермонтова, художников В.Г.Шевченко, А. Ю. Аверьяноваи и др.  и исторических справок. Материал может быть использован на уроках истории при изучении От...

    Отечественная война 1812 года в поэзии, истории и живописи

     Презентация «Отечественная война 1812 года в поэзии, истории и живописи» представляет собой наглядное пособие для изучения темы «Отечественная война 18...

    Презентация. Народный характер Отечественной войны 1812 года в произведениях русской литературы 1812 года

    В презентации представлен демонстрационный материал, расскрывающий особенности произведений поэтов и писателей современников участников событий Отечественной войны 1812 года...

    Бинарный урок "Война 1812 года в русской литературе и в судьбах русских писателей"

    В работе упоминаются основные события войны 1812 года, произведения русской литературы первой половины 19 века, в которых есть упоминание о войне 1812 года....

    «Изображение событий и героев Отечественной войны 1812 года в русской поэзии»

    Презентация "Изображение событий и героев Отечественной войны 1812 в русской поэзии"...