Главные вкладки

    Материалы к уроку по рассказам В.Т. Шаламова
    методическая разработка по литературе (11 класс)

    Материалы к уроку включают в себя технологическую карту, приложение с таблицей и материалы кейсов для исследовательской работы учащихся.

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Microsoft Office document icon tehnologicheskaya_karta_uroka_po_rasskazam_shalamova.doc89.5 КБ
    Файл prilozhenie1.docx13.28 КБ
    Файл keys1.docx869.06 КБ
    Файл keys2.docx1.55 МБ
    Файл keys3.docx645.99 КБ
    Файл keys4.docx425.93 КБ

    Предварительный просмотр:

    Технологическая карта урока по теме:

    «Колымские рассказы» - это судьба мучеников не бывших, не уцелевших и не ставших героями»

    (по рассказам В.Т. Шаламова)

    Разработка преподавателя СПб ГБПОУ «Колледж кулинарного мастерства» Шараповой Ирины Владимировны

    Тема урока: «Колымские рассказы» - это судьба мучеников не бывших, не уцелевших и не ставших героями (по рассказам В.Т. Шаламова). 

    Тип урока: урок открытия нового знания

    Цели урока:

    1. образовательные: ознакомить учащихся с историческими фактами об изучаемом периоде, с биографией и творчеством В.Т. Шаламова, обучение умению использовать интернет-ресурсы для поиска информации по теме, обучение умению использовать содержимое кейса для формирования собственных знаний по теме;
    2. развивающие: обучение умению работать по заданному плану, аргументировать свою точку зрения по проблеме и иллюстрировать ее примерами из художественного текста, развитие коммуникативных навыков;
    3. воспитательные: воспитание активной жизненной позиции, нравственных принципов.

    Опорные понятия: образ персонажа, авторская позиция, нравственность.

    Межпредметные связи: история.

    Технология: кейс-технология.

    Применяемые приемы, методы, технологии

    Цели урока для учителя

    Цели урока для ученика

    Планируемые результаты:

    Создать условия для формирования у учащихся представления о взаимосвязи истории и литературы, обучение навыкам анализа текста и решения проблемных вопросоы, работы в группе, воспитание нравственных принципов

    Научиться понимать мотивы поступков литературных героев и давать им нравственную оценку, видеть взаимосвязь литературы с жизнью.

    Предметные:

    -расширять представление об изучаемом историко-литературном периоде;

    -формировать навыки анализа текста.

    Метапредметные:

    -способствовать развитию мыслительной деятельности учащихся;

    - развивать речевую компетентность по составлению связного текста;

    -развивать логическое мышление, память, умение работать с интернет-ресурсами, кейсом;

    -развивать умение сопоставлять факты, обобщать и делать выводы.

     

    Личностные:

    -воспитывать активную жизненную позицию через анализ и оценку поведения героев рассказов;

    -воспитывать нравственные качества личности, развивать и чувство сопричастности к судьбе своей страны и ее истории на примере обращения к эпохе репрессий.

     

    Ресурсы урока для учителя

    Ресурсы урока для ученика

    дидактический материал, методическая разработка урока

    Интернет-ресурсы, художественный текст, исторические справки, фотоматериалы, опорные вопросы и таблица

    Деятельность учителя

    Деятельность учащегося

    Этап урока:

    Мотивация к учебной деятельности

    В качестве тему урока приведена мысль В.Т. Шаламова.

    -Как вы понимаете эти слова? -Какие проблемы поднимает автор в своих «Колымских рассказах»?

    Предлагает на основе сформулированных проблем определите цель урока. Сформулировать цель участия в уроке для себя.

    Учащиеся формулируют проблему урока, а затем, на ее основе  – цель

     

     - определять, проблему и цель урока.

    Результат: формирование умения  формулировать цель и тему урока с опорой на фоновые знания.

    Познавательные

    - анализировать и обобщать, доказывать, делать выводы.

    Регулятивные

    - планировать деятельность;

    - оценивать степень и способы достижения цели.

    Коммуникативные

    - излагать свое мнение;

    - понимать позицию другого;

    - осознанно использовать речевые средства.

    -осознавать свои эмоции;

    -аргументированно оценивать свои и чужие высказывания.

    Этап урока:

    актуализациия необходимых знаний

    Организует проверку домашнего задания в виде фронтального опроса

    Учащиеся (2 варианта) представляют материал, подготовленный дома по темам: «Сталинские репрессии в СССР» и «Жизнь В.Т. Шаламова» (по материалам из интернета

    https://wiki2.org/ru/Сталинские_репрессии

    https://biographe.ru/znamenitosti/varlam-shalamov/) в виде заранее отобранных фактов, которые наиболее ярко отражают тему урока.

    -обобщение знаний по теме;

    -сопоставительный анализ исторических данных в масштабах страны и биографических фактов из жизни отдельного гражданина;

    Познавательные

    - анализировать и обобщать.

    Регулятивные

    -выдвигать гипотезу;

    - планировать деятельность;

    - оценивать степень и способы достижения цели.

    Коммуникативные

    - излагать свое мнение;

    - понимать связь общего и частного;

    - осознанно использовать речевые средства.

    -аргументированно оценивать исторические факты.

    Этап:

    знакомство с проблемой, её особенностями

    Предлагает провести анализ материалов кейсов в малых группах и сформулировать нравственные проблемы, затронутые в текстах.

    Учащиеся анализируют информацию, представленную в кейсе своей группы (тексты анализируемых рассказов были прочитаны дома самостоятельно) и формулируют проблемы, рассматриваемые автором:

    1. проблема деформации жизненных ценностей и характера человека в лагерных условиях;
    2. ценность человеческой жизни;
    3. взаимоотношения заключенных и власть имущих, в том числе и в масштабах государства.

    - формирование навыков анализа текстов,

    -умение сопоставлять данные из разных источников;

     -умение делать обобщающие выводы по изученному материалу.

    Познавательные

    - анализировать и обобщать, доказывать, делать выводы;

    -обучение умению работать с разными источниками информации.

    Регулятивные

    -выдвигать версии гипотезы;

    - оценивать степень и способы достижения цели.

    Коммуникативные

    - излагать свое мнение;

    - понимать позицию другого;

    - осознанно использовать речевые средства.

    -осознавать свои эмоции;

    -аргументированно оценивать свои и чужие высказывания.

    Этап:

    организация познавательной деятельности

    Организует дискуссию внутри групп с целью обсуждения поднятых автором проблем.

    -Сформулируйте тезисы и подтвердите их примерами из текстов, результаты занесите в таблицу:

    1. определите по поступкам стратегию выживания, выбранную героями.
    2. Какие качества проявляют герои в разных ситуациях в зависимости от сделанного выбора?
    3. Как автор относится к поступкам героев?
    4. Сформулируйте свое отношение к описанным ситуациям и поступкам персонажей.

    1. Анализируют поставленные проблемы с разных точек зрения.
    2. Фиксируют тезисы и цитаты из текстов а таблице (приложение 1).
    3. Формулируют авторское отношения к той или иной позиции.

    -выявляют разные позиции;

    -учатся соотносить альтернативные пути решения проблемы;

    -умение выбирать совместное решение и формулировать вывод.

     

    Регулятивные УУД:

    построение логических рассуждений, включающее установление причинно-следственных связей.

    Познавательные УУД:

    - формирование познавательного интереса, мотивации к обучению через исследовательскую деятельность.

    Коммуникативные УУД:

    - формирование навыков публичного выступления;

    - формирование способности формулировать собственную позицию, аргументировать и координировать ее с мнением других членов малой группы при выработке общего решения в совместной деятельности;

    -  умение задавать вопросы;

    - адекватно использовать речевые средства для решения различных коммуникативных задач;

    - умение резюмировать информацию и свои чувства.

    - коммуникативная компетентность в общении;

    -способность к самооценке.

    Этап:

    подведение итогов

     

    Организует рефлексию с помощью обращения к теме урока. Организует работу с выводами по заполненной таблице:

    1. Прокомментируйте собственные выводы.
    2. Объясните выбор своего решения поднятых автором проблем и обоснуйте оценку мотивов поведения персонажей.

    1. Малые группы представляют результаты своего исследования, приводят аргументы в пользу своей позиции.
    2. Анализируют аргументы участников других групп, сопоставляют со своими.
    3. Формулируют общий вывод по теме урока.

    - формирование у учащихся представления о языке как составляющей целостной научной картины мира;

    - формирование знаково-символического и логического мышления на базе основных знаний о предлоге;

    - развитие и совершенствование всех видов речевой деятельности: чтения, письма, слушания, говорения.

    Познавательные УУД:

    - умение анализировать, обобщать

    - устанавливать причинно-следственные связи

    Регулятивные УУД:

     -  развитие навыков

    взаимо -и самооценки.

    Коммуникативные УУД:

    - формулировать убедительное суждение по теме.

    - осознание ценность человеческой жизни;

    - умение делать выбор на основе нравственных ценностей; понимание связи исторических и литературных явлений для выражения авторской позиции, смысла произведения в целом.

    Рефлексия

    Объясняет цель написания  домашнего сочинения-эссе на тему «Что я понял о влиянии лагерной системы на человека?».

    1. Проводят самоанализ работы на уроке.
    2. Обобщают изученный материал и высказывают собственную позицию по проблеме в сочинении

    - умение выражать мысли и чувства в процессе речевого высказывания;

    -умение давать нравственную оценку явлениям жизни и литературы;

    -стремление к речевому самосовершенствованию

    .

    Самоанализ

    Степень усвоения темы, личные достижения

    Затруднения, возникшие в ходе урока



    Предварительный просмотр:

    Стратегии выживания в лагере

    ?

    ?

    Последствия

    Факты, цитаты

    Последствия

    Факты, цитаты

    Нравственный итог выбора

    Нравственный итог выбора

    Авторская позиция

    Собственное отношение

    Авторская позиция

    Собственное отношение



    Предварительный просмотр:

    Рассказ В.Т. Шаламова «Заклинатель змей».

    1. Изучить дополнительный материал по теме:

    Что я видел и понял в лагере

    1. Чрезвычайную хрупкость человеческой культуры, цивилизации. Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях.
    2. Понял разницу между тюрьмой, укрепляющей характер, и лагерем, растлевающим человеческую душу.
    3. Понял, что человек стал человеком потому, что он физически крепче, цепче любого животного — никакая лошадь не выдерживает работы на Крайнем Севере.
    4. Увидел, каким веским аргументом для интеллигента бывает обыкновенная плюха.
    5. Понял, почему человек живет не надеждами — надежд никаких не бывает, не волей — какая там воля, а инстинктом, чувством самосохранения — тем же началом, что и дерево, камень, животное.
    6. Видел ледяной карцер, вырубленный в скале, и сам в нем провел одну ночь.
    7. Узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих людей, а на трусов и не трусов. 95% трусов при слабой угрозе способны на всякие подлости, смертельные подлости.
    8. Убежден, что лагерь — весь — отрицательная школа, даже час провести в нем нельзя — это час растления. Никому никогда ничего положительного лагерь не дал и не мог дать. На всех — заключенных и вольнонаемных — лагерь действует растлевающе.
    9. Научился «планировать» жизнь на день вперед, не больше.
    10. Понял, что воры — не люди.
    11. Что знание людей — бесполезно, ибо своего поведения в отношении любого мерзавца я изменить не могу.
    12. Что масштабы смещены, и это самое характерное для лагеря.

    https://shalamov.ru/library/29/)

    До 1953 г. Колыма была закрытой территорией Советского Союза, куда можно было попасть либо по специальному пропуску, выдаваемому милицией, либо по приговору суда или решению Особого совещания при министре госбезопасности.

    Безраздельным хозяином этой огромной территории, равной по размерам нескольким европейским государствам, было Министерство внутренних дел и ГУЛаг, образовавшие Государственный трест Дальстрой и Управление северо-восточных исправительно-трудовых лагерей – УСВИТЛ, находившиеся в Магадане.

    На Колыму был направлен поток заключённых, недостатка в которых в Советском Союзе не было во все периоды его истории. Перед новым структурным образованием были поставлены две задачи: первая – стать валютным цехом страны, вторая – стать местом заключения и уничтожения неугодных власти. В аббревиатуре УСВИТЛ слово «исправительные» по праву могло бы быть заменено словом «истребительные», ибо заключённые содержались в них в нечеловеческих условиях, при нечеловеческом режиме.

    Старожилы Колымы рассказывали, что заключённых привозили в тайгу, где они сами строили зону для себя и жильё для охраны, после чего начиналась их эксплуатация, невиданная даже в условиях рабовладельческого общества. Скудное питание, нормы выработки, превышающие человеческие возможности, ужасающий колымский климат, жестокость режима, цинга, которой болело подавляющее большинство заключённых, быстро делали своё дело. Но недостатка в рабочей силе не было. Один за другим колымский флот – приспособленные для перевозки в трюмах зэков пароходы «Феликс Дзержинский» и «Джурма» – в период навигации привозили десятки тысяч людей.

    Во всяком производстве главное – дороги. Колымская трасса протяжённостью полторы тысячи километров, от Магадана до Хатанги, построенная в тридцатые годы, когда никакой механизации дорожных работ не было и в помине, стоит на костях сотен тысяч людей, имя им – ты Господи веси! – ибо никто не знает, сколько их полегло в вечную мерзлоту.

    За четыре года (с 1954 по 1958) работы в Магаданской области я встречался с тысячами людей, судьбы которых были объединены одним – они попали в сталинскую мясорубку. Справедливости ради я должен сказать, что среди них были и бандиты, убийцы, воры всех мастей – криминальный мир был представлен во всём своём разнообразии, – предатели родины, полицаи, бандеровцы, власовцы. Но основная часть людей, сидевших в лагерях по 58-й статье, – это были люди, оказавшиеся в лагере за несовершенные преступления, истинные мученики нашей истории. Среди них были простые труженики, крестьяне, интеллигенты, попавшие в круги этого ада по злому навету, по глупости – за рассказанный анекдот, за испорченный портрет вождя, да и просто по разнарядке… Скольких гениев лишилась Россия из-за сталинского произвола? Тебе, читатель, что-нибудь говорят имена Королёва, Георгия Жжёнова, Иннокентия Смоктуновского? Им удалось вырваться из колымского ада. Большинству не удалось, и они пробыли в нём, как говорится, «от звонка до звонка».

    Зимой 1956 г. я возвращался из Сусумана, где я принимал участие в работе пленума райкома, в Нексикан. Было около 7 часов вечера, когда машина, в которой я ехал, свернула на Колымскую трассу, но вскоре путь нам преградила вооружённая охрана: колонна заключённых возвращалась с работы в лагерь. Огромный Сусуманский лагерь располагался рядом с трассой, нас остановили почти у вахты, и я мог в подробностях видеть происходящее. Мороз был минус 49 градусов по Цельсию – при минус пятидесяти день актировался и заключённых на работу не выводили. Колонна была большая, не менее тысячи человек. Они были выстроены в шеренги, по пять человек в каждой. Одеты они были в ватные бушлаты-«москвички», как их называли, ватные чуни, к которым проволокой были привязаны куски старых автомобильных покрышек, ватные ушанки, шеи были замотаны грязным тряпьём. Колонну окружали вооружённые автоматами вохровцы, среди них было много татар и казахов.

          Было много немецких овчарок, они рвались с привязи и готовы были разорвать заключённых – их специально натаскивали на это. В зону впускали по шеренге – пятёрка проходила через распахнутые ворота, за воротами её принимал по счёту лагерный конвой, и только после этого впускалась следующая пятёрка. Матерный крик конвоя, лай и рычанье собак, готовая в любой момент открыть огонь охрана, серые, осунувшиеся, с потухшими глазами лица заключённых, прохватывающий до костей мороз – картина дантовского ада! Мы простояли не менее часа, прежде чем последняя шеренга прошла в зону, за ней вошёл конвой, ворота захлопнулись и мы получили возможность двигаться по направлению к дому.

    Повидав многое, я не мог не задумываться о том, что система наказания в нашей стране была запрограммирована только на уничтожение и устрашение, перевоспитать кого-либо она не могла и не ставила это своей целью. И кого перевоспитывать? Обвиненных по 58-й статье, на 90 % – невиновных людей, попавших в чудовищную мясорубку сталинского «правосудия»? Бандитов и уголовников, убийц и насильников, чья психика была невосстановимо искалечена уголовной романтикой, живших и живущих сейчас по своим волчьим законам, чьим кредо было и остаётся «ты сдохни сейчас, а я завтра»?

    Вчера я проходил около бывшего музея Ленина, где проводила свой митинг «Коммунистическая трудовая народная партия» – есть и такая, оказывается. Около сотни людей с красными знамёнами, с портретами Сталина, с лозунгами, призывающими русский народ вернуться в прошлое… Динозавры! Глядя на это сборище – иначе его и не назовёшь, – я вспомнил Сусуман, огромный лагерь на его окраине, тысячную колонну заключённых, на морозе ожидающих, когда их впустят в лагерь, – там баланда, там тепло и возможность на несколько часов забыться сном в бараке, где, впрочем, тебе и ночью нет покоя – тебя могут проиграть в карты, «опустить», где твоей жизнью распоряжается пахан – наместник Главного Пахана в лагерном бараке.

    (Юрий Шапиро. Колыма и колымчане (из воспоминаний)//

    Здравый смысл. Зима,2005/2006, №1 (38))

    Белая, чуть синеватая мгла зимней 60°-й ночи, оркестр серебряных труб, играющий туши перед мертвым строем арестантов. Желтый свет огромных, тонущих в белой мгле, бензиновых факелов. Читают списки расстрелянных за невыполнение норм.

    Свитер шерстяной, домашний чей-то лежит на лавке и шевелится — так много в нем вшей.

    Идет шеренга, в ряду люди сцеплены локтями, на спинах жестяные №№ (в масть бубнового туза). Конвой, собаки во множестве, через каждые 10 минут — Ло-о-жись! Лежали подолгу, в снегу, не подымая голов, ожидая команды.

    Состояние истощения, когда несколько раз задень человек возвращается в жизнь и уходит в смерть.

    Шестнадцатичасовой рабочий день. Спят, опираясь на лопату, — сесть и лечь нельзя. Тебя застрелят сразу.

    И возращение в лагерь, в т. н. «зону», где на обязательной арке над воротами по фронтону выведена предписанная из приказа надпись: «Труд есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства».

    Ворот у отверстия штольни. Бревно, которым ворот вращают и семь измученных оборванцев ходят по кругу вместо лошади. И у костра — конвоир. Чем не Египет?

    Все это — случайные картинки. Главное не в них, а в растлении ума и сердца, когда огромному большинству выясняется день ото дня все четче, что можно, оказывается жить без мяса, без сахару, без одежды, без обуви, а также без чести, без совести, без любви, без долга. Все обнажается, и это последнее обнажение страшно. Расшатанный, уже дементивный ум хватается за то, чтобы «спасать жизнь» за предложенную ему гениальную систему поощрений и взысканий. Паек 7 «категорий» (так и напечатано на карточке «категория» такая-то) в зависимости от процента выработки. Поощрения — разрешение ходить за проволоку на работу без конвоя, написать письмо, получить лучшую работу, перевестись в другой лагерь, выписать пачку махорки и килограмм хлеба — и обратная система штрафов, начиная, от голодного питания и кончая дополнительным сроком наказания в подземных тюрьмах. Пугающие штрафы и манящие поощрения — зачеты рабочих дней. На свете нет ничего более низкого, чем намерение «забыть» эти преступления. Ведь ни одной сколько-нибудь крупной стройки не было без арестантов — людей, жизнь которых беспрерывная цепь унижений. Время успешно заставило человека забыть о том, что он — человек. 

    (Фрагмент письма В.Т. Шаламова Б.Л. Пастернаку от 08.01.1956)

    1. Рассмотреть фотографии той эпохи

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\заклинатель\общий8.jpg

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\заклинатель\дорога4.jpgC:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\заклинатель\вышка.jpg

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\заклинатель\жизнь в лагере.jpg

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\заклинатель\барак66.jpg

    1. Ответить на вопросы:
    • Почему Платонов, несмотря на сомнения, соглашается развлекать Федечку?
    • Как герой оправдывает сове решение? Сила духа в этом или слабость характера?
    • Можно ли осуждать поступок Платонова? Какова авторская позиция?




    Предварительный просмотр:

    Чтобы пользоваться предварительным просмотром создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com


    Предварительный просмотр:

    Рассказ В.Т. Шаламова «Шоковая терапия». Образ Мерзлякова.

    1. Изучить дополнительный материал по теме:

    Что я видел и понял в лагере

    1. Главное средство растления души — холод, в среднеазиатских лагерях, наверное, люди держались дольше — там было теплее.
    2. Понял, что человек позднее всего хранит чувство злобы. Мяса на голодном человеке хватает только на злобу — к остальному он равнодушен.
    3. Понял разницу между тюрьмой, укрепляющей характер, и лагерем, растлевающим человеческую душу.
    4. Понял, что человек стал человеком потому, что он физически крепче, цепче любого животного — никакая лошадь не выдерживает работы на Крайнем Севере.
    5. Что народ различает начальников по силе их удара, азарту битья.
    6. Побои как аргумент почти неотразимы (метод № 3).
    7. Понял, что можно жить злобой.
    8. Понял, почему человек живет не надеждами — надежд никаких не бывает, не волей — какая там воля, а инстинктом, чувством самосохранения — тем же началом, что и дерево, камень, животное.
    9. Понял, что можно добиться очень многого — больницы, перевода, — но рисковать жизнью — побои, карцерный лед.
    10. Видел ледяной карцер, вырубленный в скале, и сам в нем провел одну ночь.
    11. Узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих людей, а на трусов и не трусов. 95% трусов при слабой угрозе способны на всякие подлости, смертельные подлости.
    12. Убежден, что лагерь — весь — отрицательная школа, даже час провести в нем нельзя — это час растления. Никому никогда ничего положительного лагерь не дал и не мог дать.
      На всех — заключенных и вольнонаемных — лагерь действует растлевающе.
    13. В каждой области были свои лагеря, на каждой стройке. Миллионы, десятки миллионов заключенных.
    14. Научился «планировать» жизнь на день вперед, не больше.
    15. Что в лагере никаких преступников нет, что там сидят люди, которые были рядом с тобой (и завтра будут), которые пойманы за чертой, а не те, что преступили черту закона.
    16. Я понял, что такое власть и что такое человек с ружьем.

    https://shalamov.ru/library/29/)

    После окончания Сталинабадского медицинского института я, не без труда, получил направление на работу в Магаданскую область, где находились в ссылке мои родители.

    На Колыму был направлен поток заключённых, недостатка в которых в Советском Союзе не было во все периоды его истории. Перед новым структурным образованием были поставлены две задачи: первая – стать валютным цехом страны, вторая – стать местом заключения и уничтожения неугодных власти. В аббревиатуре УСВИТЛ слово «исправительные» по праву могло бы быть заменено словом «истребительные», ибо заключённые содержались в них в нечеловеческих условиях, при нечеловеческом режиме.

    Я начал работать в Нижнем Сеймчане, центре оловодобывающей отрасли Колымы, заведующим хирургическим отделением районной больницы. Ко мне на приём в поликлинику, который я проводил каждый день, приходили десятки освободившихся из лагеря людей с последствиями цинги, отморожениями, огромными грыжами, букетом хронических заболеваний, молящие о помощи. Что мог сделать я, молодой, только окончивший институт врач? Лишь положить в отделение, подкормить, подлечить, кое-кого прооперировать.

    Я много разговаривал с этими людьми и передо мной открылась вереница трагедий. Порой отказывался верить услышанному, однако всё увиденное мной подтверждало их правоту.

    Я хочу рассказать о судьбах двух людей, с которыми мне довелось встретиться на Колыме.

    В больнице Нижнего Сеймчана работал доктор Владимир Онуфриевич Мохнач.  Он был на общих работах, погибал от пеллагры и дизентерии. Случай помог ему попасть в медицинскую часть. И здесь произошло чудо.

    В лагере сотнями погибали люди от дизентерии и дистрофии. Однажды Владимир Онуфриевич случайно опрокинул на свой хлебный паёк пузырёк с йодом. Увидев это, доходяга-заключённый, бывший у него на приёме, схватил этот хлеб и съел. В его состоянии произошла неожиданная перемена – он начал поправляться. Владимир Онуфриевич, раздобыв на пищеблоке крахмал, начал варить крахмальный клейстер, воздействовать на него йодом и кормить им больных. Умиравшие больные пошли на поправку, метод получил распространение в лагерях.

    Зимой 1956 г. я возвращался из Сусумана, где я принимал участие в работе пленума райкома, в Нексикан. Было около 7 часов вечера, когда машина, в которой я ехал, свернула на Колымскую трассу, но вскоре путь нам преградила вооружённая охрана: колонна заключённых возвращалась с работы в лагерь. Огромный Сусуманский лагерь располагался рядом с трассой, нас остановили почти у вахты, и я мог в подробностях видеть происходящее. Мороз был минус 49 градусов по Цельсию – при минус пятидесяти день актировался и заключённых на работу не выводили. Колонна была большая, не менее тысячи человек. Они были выстроены в шеренги, по пять человек в каждой. Одеты они были в ватные бушлаты-«москвички», как их называли, ватные чуни, к которым проволокой были привязаны куски старых автомобильных покрышек, ватные ушанки, шеи были замотаны грязным тряпьём. Колонну окружали вооружённые автоматами вохровцы, среди них было много татар и казахов.

    В зону впускали по шеренге – пятёрка проходила через распахнутые ворота, за воротами её принимал по счёту лагерный конвой, и только после этого впускалась следующая пятёрка. Матерный крик конвоя, лай и рычанье собак, готовая в любой момент открыть огонь охрана, серые, осунувшиеся, с потухшими глазами лица заключённых, прохватывающий до костей мороз – картина дантовского ада! Мы простояли не менее часа, прежде чем последняя шеренга прошла в зону, за ней вошёл конвой, ворота захлопнулись и мы получили возможность двигаться по направлению к дому.

    Повидав многое, я не мог не задумываться о том, что система наказания в нашей стране была запрограммирована только на уничтожение и устрашение, перевоспитать кого-либо она не могла и не ставила это своей целью.

    (Юрий Шапиро. Колыма и колымчане (из воспоминаний)//

    Здравый смысл. Зима,2005/2006, №1 (38))

    О физическом труде. Я «в полном согласии с классиком марксизма» утверждаю, что физический труд — проклятие человечества и ничего не вижу привлекательного в усталости от физической работы. Эта усталость мешает думать, мешает жить, отбрасывает в ненужное прожитый день. Поэтизация физического труда — это, кстати, конечно, другое и рассчитана она не на людей, которые обречены им заниматься.

    Беглец, которого поймали в тайге и застрелили, «оперативники» отрубили ему обе кисти, чтобы не возить труп за несколько верст, а пальцы ведь надо печатать. А беглец поднялся и доплелся к утру к нашей избушке. Потом его застрелили окончательно. Рассказывает плотник, работавший в женском лагере: «За хлеб, конечно. Там, В.Т., было правило — пока я имею удовольствие — она должна «пайку» проглотить, съесть. Чего не доест — отбираю обратно. Я, В.Т. с утра пайку кину в снег, заморожу, суну в пазуху и иду. Не может угрызть — так на трех хватает одной «пайки».

    Свитер шерстяной, домашний чей-то лежит на лавке и шевелится — так много в нем вшей.

    Идет шеренга, в ряду люди сцеплены локтями, на спинах жестяные №№ (в масть бубнового туза). Конвой, собаки во множестве, через каждые 10 минут — Ло-о-жись! Лежали подолгу, в снегу, не подымая голов, ожидая команды.

    Кто поднимет 10 пудов — тот морально, именно морально, нравственней, ценней, выше других — он достоин уважения начальства и общества. Кто не может поднять — недостоин, обречен. И побои, побои — конвоя, старост, поваров, парикмахеров, воров.

    Пьяный начальник на именинах хвалится силой — отрывает голову у живого петуха. (Там все начальство держит по 50—100 кур, яйцо 120 руб. десяток — подспорье солидное.)

    Состояние истощения, когда несколько раз задень человек возвращается в жизнь и уходит в смерть.

    Умирающему в больнице говорит сердобольный врач: — «Закажи, что ты хочешь». — «Галушки», — плача говорит больной.

    Шестнадцатичасовой рабочий день. Спят, опираясь на лопату, — сесть и лечь нельзя. Тебя застрелят сразу.

    И возращение в лагерь, в т. н. «зону», где на обязательной арке над воротами по фронтону выведена предписанная из приказа надпись: «Труд есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства».

    Все это — случайные картинки. Главное не в них, а в растлении ума и сердца, когда огромному большинству выясняется день ото дня все четче, что можно, оказывается жить без мяса, без сахару, без одежды, без обуви, а также без чести, без совести, без любви, без долга. Все обнажается, и это последнее обнажение страшно. Расшатанный, уже дементивный ум хватается за то, чтобы «спасать жизнь» за предложенную ему гениальную систему поощрений и взысканий. Паек 7 «категорий» (так и напечатано на карточке «категория» такая-то) в зависимости от процента выработки. Поощрения — разрешение ходить за проволоку на работу без конвоя, написать письмо, получить лучшую работу, перевестись в другой лагерь, выписать пачку махорки и килограмм хлеба — и обратная система штрафов, начиная, от голодного питания и кончая дополнительным сроком наказания в подземных тюрьмах.

    Время успешно заставило человека забыть о том, что он — человек. 

    (Фрагмент письма В.Т. Шаламова Б.Л. Пастернаку от 08.01.1956)

    1. Рассмотреть фотографии той эпохи

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\барак\барак10.jpgC:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\быт\быт.jpg C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\работа\работа3.jpg C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\дорога2.jpg C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\могилы2.jpg

    1. Ответить на вопросы:
    • Как удается герою выживать в лагерных условиях?
    • Почему Мерзляков добровольно себя калечит в больнице, симулируя перелом позвоночника? Что он испытывает при этом?


    Предварительный просмотр:

    Рассказ В.Т. Шаламова «Шоковая терапия». Образы врачей.

    1. Изучить дополнительный материал по теме:

    Что я видел и понял в лагере 

    1. Чрезвычайную хрупкость человеческой культуры, цивилизации. Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях.
    2. Понял разницу между тюрьмой, укрепляющей характер, и лагерем, растлевающим человеческую душу.
    3. Понял, что можно добиться очень многого — больницы, перевода, — но рисковать жизнью — побои, карцерный лед.
    4. Неудержимую склонность русского человека к доносу, к жалобе.
    5. Узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих людей, а на трусов и не трусов. 95% трусов при слабой угрозе способны на всякие подлости, смертельные подлости.
    6. Убежден, что лагерь — весь — отрицательная школа, даже час провести в нем нельзя — это час растления. Никому никогда ничего положительного лагерь не дал и не мог дать.
      На всех — заключенных и вольнонаемных — лагерь действует растлевающе.
    7. Репрессии касались не только верха, а любого слоя общества — в любой деревне, на любом заводе, в любой семье были или родственники, или знакомые репрессированы.
    8. Понял, какая страшная вещь — самолюбие мальчика, юноши: лучше украсть, чем попросить. Похвальба и это чувство бросают мальчиков на дно.
    9. Что перейти из состояния заключенного в состояние вольного очень трудно, почти невозможно без длительной амортизации.

     ( https://shalamov.ru/library/29/)

    После окончания Сталинабадского медицинского института я, не без труда, получил направление на работу в Магаданскую область, где находились в ссылке мои родители.

    За четыре года (с 1954 по 1958) работы в Магаданской области я встречался с тысячами людей, судьбы которых были объединены одним – они попали в сталинскую мясорубку. Среди них были простые труженики, крестьяне, интеллигенты, попавшие в круги этого ада по злому навету, по глупости – за рассказанный анекдот, за испорченный портрет вождя, да и просто по разнарядке.

    Я начал работать в Нижнем Сеймчане, центре оловодобывающей отрасли Колымы, заведующим хирургическим отделением районной больницы.

    Ко мне на приём в поликлинику, который я проводил каждый день, приходили десятки освободившихся из лагеря людей с последствиями цинги, отморожениями, огромными грыжами, букетом хронических заболеваний, молящие о помощи. Что мог сделать я, молодой, только окончивший институт врач? Лишь положить в отделение, подкормить, подлечить, кое-кого прооперировать.

    Я много разговаривал с этими людьми и передо мной открылась вереница трагедий. Порой отказывался верить услышанному, однако всё увиденное мной подтверждало их правоту.

    Я хочу рассказать о судьбах двух людей, с которыми мне довелось встретиться на Колыме.

    В больнице Нижнего Сеймчана работал доктор Владимир Онуфриевич Мохнач. Высокий рост, благородные черты лица, прекрасная речь – весь его вид внушал уважение.

    Он – представитель дворянского рода, по образованию биолог. В конце 1930-х гг. был директором биологического института Дальневосточного филиала Академии наук СССР. Весь руководящий состав института был арестован, и его судила выездная сессия военной коллегии Верховного суда под председательством Матулевича. Владимир Онуфриевич был осуждён на 10 лет лагерей. Он был на общих работах, погибал от пеллагры и дизентерии.

    Случай помог ему попасть в медицинскую часть. И здесь произошло чудо.

    В лагере сотнями погибали люди от дизентерии и дистрофии. Однажды Владимир Онуфриевич случайно опрокинул на свой хлебный паёк пузырёк с йодом. Увидев это, доходяга-заключённый, бывший у него на приёме, схватил этот хлеб и съел. В его состоянии произошла неожиданная перемена – он начал поправляться. Владимир Онуфриевич, раздобыв на пищеблоке крахмал, начал варить крахмальный клейстер, воздействовать на него йодом и кормить им больных. Умиравшие больные пошли на поправку, метод получил распространение в лагерях. После реабилитации Мохнач вернулся в Ленинград, запатентовал свой метод и возглавил созданный им институт, который начал выпускать йод-крахмал для нужд ветеринарии.

    Главным врачом нашей больницы была Евдокия Семёновна Симакова, человек недалёкий и неумный, всерьёз воспринимавшая беседы, проводимые с нами в отделе кадров. Мохнача она ненавидела как врага народа и аристократа, которым он и являлся на самом деле. Она всячески унижала и притесняла его. Однажды ему представился случай расквитаться с ней, и он им воспользовался.

    Было дело так. Он одним из первых в посёлке узнал об аресте Берия. В каждом кабинете любого колымского начальника висел на стене портрет Лаврентия Павловича, висел он и в кабинете Евдокии Семёновны. Мохнач отправился в больницу, без стука вошёл в кабинет главного врача. Симакова онемела от такой наглости.

    – Евдокия Семёновна, до каких пор на стене вашего кабинета будет висеть портрет шпиона, агента иностранных разведок, убийцы и палача Берии? – спросил он.

    Ничего не знавшая о последних событиях Симакова кинулась звонить в райотдел КГБ.

    – Товарищ начальник, – заорала она, – ссыльнопоселенец Мохнач в моём присутствии назвал нашего вождя товарища Берия шпионом и убийцей!

    Хорошо информированный начальник райотдела КГБ послал Симакову туда, куда она и не мечтала попасть, и бросил трубку… С огромным удовольствием наблюдал Владимир Онуфриевич, как она полезла снимать со стенки портрет своего поверженного кумира.

    Второй из встреченных мною на Колыме людей с необыкновенной судьбой – мой Учитель, Яков Соломонович Меерзон, один из самых известных колымских хирургов.

    До своего ареста Яков Соломонович был любимым учеником и старшим ассистентом академика Сергея Ивановича Спасокукоцкого. Его ожидала блестящая карьера, но грянул 1937 год. Яков Соломонович был арестован и обвинён в том, что он в составе преступной группы, возглавляемой Спасокукоцким, в ту пору главным хирургом Лечсанупра Кремля, готовил убийство товарища Сталина. Яков Соломонович не давал признательных показаний, требовал очной ставки со Спасокукоцким.

    Но на Лубянке сам факт ареста являлся признанием виновности арестованного. Свои десять лет он получил по 58-й статье и был отправлен на БАМ – строительство «магистрали века» началось ещё до войны. Через год, работая хирургом в лагерной санчасти, он увидел своего следователя, одетого в лагерный бушлат.

    Однажды Меерзона вызвали с вещами на вахту, посадили в кузов грузовика и повезли в Магадан. Яков Соломонович ничего хорошего от этой поездки не ждал. Новое дело, новый срок… В Магадане его привезли к начальнику МагЛага Александре Романовне Гридасовой, гражданской жене Никишова, начальника Дальстроя.

    – Я назначаю вас главным врачом больницы МагЛага, – сказала она Меерзону.

    – Но я же заключённый, в больнице охрана…

    – Пусть это вас не волнует, – сказала ему Гридасова и вызвала в кабинет начальника охраны: – З/к Меерзон назначен главным врачом больницы МагЛага.

    – Слушаюсь – ответствовал тот.

    Каждое утро майор, начальник охраны, докладывал Меерзону: «Гражданин начальник, в вверенной вам больнице происшествий не произошло».

    Яков Соломонович совмещал в себе блестящие хирургические способности с чертами учёного. У Якова Соломоновича было пять учеников, воспитанных им на Колыме. Первым из них был Николай Иванович Герасименко, будущий профессор, крупнейший торакальный хирург. Попав в лагерь, он стал учиться хирургии у Меерзона и достиг в ней больших успехов. Вместе с Меерзоном он разработал способ лечения отморожений и написал монографию «Клиника и лечение отморожений», ставшую сейчас библиографической редкостью. Иллюстрации к этой книге выполнены заключённым-художником. Освободившись из лагеря в 1948 г., Герасименко сумел приехать в Москву и попасть на приём к главному хирургу Советской Армии академику Бурденко. Ознакомившись с представленным ему материалом, Бурденко ахнул – такого материала не было в то время ни у кого в мире.

    Полупьяная, малограмотная, сознающая свою безнаказанность и свою значимость, вершительница судеб миллионов людей, бездушная, бесчеловечная – такой я воспринимал ВОХРу колымского периода своей жизни. И уж она делала всё для того, чтобы превратить своих подопечных в выродков. Лагерь никого ничему не научил – это справедливо отметил вечный сиделец, один из великих писателей земли русской Варлам Шаламов. А он этот вопрос изучил досконально! Поколения советских людей были морально искалечены, их были миллионы.

    (Юрий Шапиро. Колыма и колымчане (из воспоминаний)//

    Здравый смысл. Зима,2005/2006, №1 (38))

    Кто поднимет 10 пудов — тот морально, именно морально, нравственней, ценней, выше других — он достоин уважения начальства и общества. Кто не может поднять — недостоин, обречен. И побои, побои — конвоя, старост, поваров, парикмахеров, воров.

    Состояние истощения, когда несколько раз задень человек возвращается в жизнь и уходит в смерть.

    Умирающему в больнице говорит сердобольный врач: — «Закажи, что ты хочешь». — «Галушки», — плача говорит больной.

    Все это — случайные картинки. Главное не в них, а в растлении ума и сердца, когда огромному большинству выясняется день ото дня все четче, что можно, оказывается жить без мяса, без сахару, без одежды, без обуви, а также без чести, без совести, без любви, без долга. Все обнажается, и это последнее обнажение страшно. Расшатанный, уже дементивный ум хватается за то, чтобы «спасать жизнь» за предложенную ему гениальную систему поощрений и взысканий. Время успешно заставило человека забыть о том, что он — человек.

    (Фрагмент письма В.Т. Шаламова Б.Л. Пастернаку от 08.01.1956)

    1. Рассмотреть фотографии той эпохи

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\лагерь\общий10.jpg C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\14.jpg

    C:\Users\Ирина\Desktop\Шаламов\фото\могилы2.jpg

    1. Ответить на вопросы:
    • Охарактеризовать образы врачей: отношение к своим обязанностям, обращение с заключенными.
    • Почему Петр Иванович настаивает на шоковой терапии, а Сергей Федорович отказался присутствовать на этой процедуре?
    • Оцените поведение врачей и мотивы их поступков.


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Преступление и ненаказание ( Исследователтские материалы к уроку по рассказу А. Костюнина «Рукавичка»)

    Преступление и ненаказание( Исследователтские материалы к уроку по рассказу А. Костюнина «Рукавичка») Необыкновенно современно звучит тема рассказ - тема ответственности школы за судьбы дет...

    Технологическая карта и материалы к уроку по рассказу Л.Н.Толстого "Бедные люди"

    Материал содержит технологическую карту и материалы к уроку литературы в 6 классе еа тему: "Проблематика рассказа Л.Н.Толстого "Бедные люди"....

    Учебно-методические материалы музейного урока "Бунинский Елец – образ города на страницах рассказа И.А. Бунина «Над городом», «Подснежник»"

    Учебно-методические материалы для проблемно-диалогического музейного урока для 6 класса "Бунинский Елец – образ города на страницах рассказа И.А. Бунина «Над городом», «Подснежник»"....

    Урок по рассказу В. Шаламова " Воскрешение лиственницы"

    Сценарий урока по рассказу В.Шаламова в 11 классе....