Главные вкладки

    Дети блокадного Ленинграда«Вспышки прошлого»
    творческая работа учащихся по литературе (11 класс) на тему

    Бычкова Марина Владимировна

    Воспоминание о жизни в блокадном Ленинграде.

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Microsoft Office document icon «Вспышки прошлого»46 КБ

    Предварительный просмотр:

    Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение

    Центр образования № 697

    Приморского района, г. Санкт-Петербурга

    197373, Санкт-Петербург, проспект Авиаконструкторов, 21/1, литер А

    Дети блокадного Ленинграда

    «Вспышки прошлого»

    Александрова Юлия Николаевна

    Телефон: 8-911-999-13-01

    Преподаватель русского языка и литературы:

    Бычкова Марина Владимировна

    Телефон-8-905-282-04-38

    А город был в дремучий убран иней.

         Уездные сугробы, тишина.

         Не отыскать в снегах трамвайных линий,

         Одних полозьев жалоба слышна.

         Скрипят, скрипят по Невскому полозья…

    Ольга Берггольц. «Ленинградский дневник».

    «Мне часто снится черный снег. Именно черный. Как одеяло старых дорог, истоптанных безмолвием.

    Я иду на вечернее солнце за водой. У разлитых обожженным металлом камней парапета мне видится кукла: платье в горошек, белая ленточка на шее. Она больше никогда не произнесет: «Ма-ма». Как ни наклоняй. Подобрав, направляюсь дальше…

    Черный снег, вот бы узнать: где он начинается?»

    Моя бабушка, Анна Дмитриевна Павлова, выжила. Гуляя по парку, она обычно молчит, изредка спрашивая о погоде. В шесть лет закончилось ее детство: в 1941 году Германия залила нашу страну «липкой красной жидкостью». Ее отца забрали на войну, мама погибла при обстреле, остался лишь дед Захар. Он перебрался ближе к больнице: мало ли что.

    «Очень тяжело было оставлять последние вещи мамы: потемневшее зеркало, платья. Платок дед забрал, не знаю, память или практичность. Я рыдала тогда всю ночь, а на утро завтракала замороженными консервами. Наверное, так выглядит боль, неразличимо сложный союз отчаяния и злости».

    Одну историю мне рассказывали разные люди, но у каждого из них глаза по-настоящему улыбались.

    «Шофёр грузовика, объезжая сугробы, спешил доставить хлеб к открытию магазинов. На углу Расстанной и Лиговки, вблизи грузовой машины разорвался снаряд. Переднюю часть кузова разворотило, буханки хлеба рассыпались по мостовой, шофёра убило осколком. Условия для хищения благоприятные: некому и не с кого спросить. Прохожие, заметив хлеб без охраны, подняли тревогу, окружили место и не уходили до тех пор, пока не приехала другая машина с экспедитором хлебозавода. Буханки собрали и отвезли в магазины. Никто не позволил себе взять и куска хлеба. Кто знает, может быть, вскоре многие из них умерли от голода. Умерли с честью».

    Многие не знают, маленький жестяной значок, а на нем – ласточка с письмом в клюве. Весной 1942 года его начали носить на одежде многие жители Ленинграда – этот символ стал коротким и ясным ответом на заявления немецкой пропаганды о том, что теперь в город даже птица не пролетит.

    Люди ждали благих вестей с фронта, они никогда не теряли связи с огромной страной, несмотря на то, что они были полностью отрезаны от нее. Позже ласточки стали и живыми символами надежды блокадного города.

    Осенью 41-го в целях маскировки на шпиль Адмиралтейства надели чехол. К лету 43-го в его парусине зияли пробоины от осколков бомб и снарядов. В это время блокада уже была прорвана, но еще не снята: фашисты по-прежнему стояли у стен города и продолжали обстреливать и бомбить его. Для починки чехла на шпиль поднялись музыканты и альпинисты — Ольга Фирсова и Михаил Шестаков.

    Когда опасная работа была закончена, под чехлом, чуть ниже шпиля, под карнизом, оказались жилые гнезда ласточек.

    Верхолазы распороли чехол снизу и затем зашили его выше гнезд. Обессилевшие люди потратили несколько часов, чтобы спасти птенцов от голодной смерти – ради жизни птиц, которая стала символом жизни блокадного города.

    «В те дни колокола церкви я слышала лишь однажды, на рождество. Сшивая цветное полотно добра и надежды, я смотрела на строгие образы непокоренных святых. Они давали мне дышать, ходить и не сдаваться. Всегда».

    «Радио было включено круглосуточно. Из черных динамиков раздавались звуки воздушной тревоги, сводки с фронтов, концерты классической музыки. Однажды диктор сказал, что на соседней улице по продуктовым карточкам можно получить яичный порошок. Дед не вернулся.

    Осталась одна, - немыслимый вывод.

    На второй день меня обнаружили служащие специальных санитарных команд, обходившие ленинградские дома, жизнь едва теплилась».

    Вместе со 140 другими истощенными голодом ленинградскими детьми Анну Дмитриевну эвакуировали в Горьковскую (ныне – Нижегородская) область, в поселок Шатки. Там она познакомилась с Мишей, 7-летним пациентом. Жители несли детям, кто что мог, откармливали и согревали сиротские души. Многие из детей окрепли, встали на ноги. Но Миша так и не поднялся.

    «Врачи в течение 2-х лет сражались за его жизнь, я подбадривала, прибегала каждый день – боялась оставлять. Но прошлое не оставило шансов: 17 марта 1944 года Миши не стало. Его похоронили на поселковом кладбище. Он стал моим братом, другом, всем».

    Бабушка нашла его могилу друга через 42 года, под Санкт-Петербургом, на 4-ом километре блокадной «Дороги Жизни».

    Парк накрыли рыхлые серые облака, и дождь принес с собой «запах свежерасколотого камня». Я заспешила домой, но Анна Дмитриевна попросила: «Давай посидим. Когда еще ощутишь себя живым человеком». Дождь кончился быстро, а мы продолжали сидеть, улыбаясь и плача, как две планеты, прошлое и будущее, на мгновение, потерявшись в собственной очередности.

    Я с детства люблю наряжать новогоднюю елку. Здесь и предвкушение праздника с ожиданием чудес и подарков, и удовольствие от самого процесса украшения зеленой, пахучей гостьи, и радость от встречи со старыми елочными игрушками и знакомства с новым. И каждый раз это еще и воспоминания о других елках. Одним из таких воспоминаний рассказала мне Анна Дмитриевна.

    «31 декабря 1941 года в блокадном Ленинграде дед устроил новогоднюю елку. Он был веселый и добродушный выдумщик. Настоящих елок не было, и Захар решил нарисовать елку на стене. Попросил у меня акварельные краски, залез на стул и прямо на обоях изобразил высокую ветвистую красавицу.

    – Эти обои после войны в музей возьмут! А нам все равно ремонт делать, блокадную копоть смывать…

    Потом дед вбил гвоздики в концы нарисованных ветвей и достал коробки с елочными игрушками. Мы стали их вешать и произошло чудо: от настоящих игрушек нарисованная елка словно ожила! От нее, кажется, запахло хвоей.

    Но самая потрясающая новость ожидала нас впереди: в коробках, среди игрушек мы нашли клад! Да, это был волшебный новогодний клад: большие грецкие орехи в посеребренной скорлупе и конфеты в ярких фантиках – и какие! «Раковая шейка», «Мишка на севере»… Они висели в прошлом году на елке, их сняли и убрали вместе с игрушками.

    Мы придвинули стул к стене с нарисованной елкой. Тускло горела на столе коптилка, а над ней таинственно отсвечивали стеклянные шары и волшебно блестели обертки конфет – настоящих, из мирного времени. Ровно в полночь дедушка торжественно снял их, разделили их поровну, пустые фантики мы снова повесили на елку…

    Сейчас мне ясно одно: где-то внутри – я блокадная девочка –ушла в историю вместе с дедом Захаром, которому блокадная судьба отмерила жизнь после нового года три с половиной месяца. Наверное, ему было бы легче умирать, зная, что хранить память о нем будет не только пережившая блокаду внучка, но и ты, неведомая ему праправнучка».

    В Ленинграде в целях оповещения граждан использовался звук метронома - для того, чтобы лишний раз не травмировать обессиливших граждан. Бабушка говорила, что слышит его всегда.

    Без четверти четыре подул легкий ветер, Анна Дмитриевна поднялась, повернулась ко мне и протянула руку. Прошитая жилами ладонь была чем-то родным, почти священным.

    Я подала белую трость, взяла под руку, и мы, колыхаемы волнами прошлого, продолжили, медленно направляясь к дому.

    - Бабушка, ты говорила про черный снег, а почему черный?

    - Мой мир, как негатив кинохроники, навсегда запечатлен вспышками прошлого. Жаль, что он черно-белый. Даже солнце и платье в горошек.


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Сценарий литературно-музыкальной композиции, посвященной 69-ой годовщине со дня полного снятия блокады Ленинграда «Дети блокадного Ленинграда»

    Сценарий литературно-музыкальной композиции, посвященной 69-ой годовщине со дня полного снятия блокады Ленинграда «Дети блокадного Ленинграда» для учащихся 5 – 7 классов.Для ...

    Урок внеклассного чтения Дети блокадного Ленинграда

    Урок внеклассного чтения можно приурочить к Дню Победы или годовщине блокады Ленинграда. Рекомендуется проводить в среднем звене...

    Сценарий классного часа "Дети блокадного Ленинграда"

    Посвящено снятию блокады Ленинграда...

    Дети блокадного Ленинграда

    Материал для лектория, посвященного Блокадному городу....

    "Дети блокадного Ленинграда"

    Сценарий урока "Дети блокадного Ленинграда"...

    "Дети блокадного Ленинграда".Сценарий выступления класса на общешкольном мероприятии "День Победы"

    Сценарий выступления учащихся 10 класса на общешкольном мероприятии, посвященному  Дню победы. Выступление сопровождается презентацией....

    Сценарий литературно-музыкальной композиции, посвященный 70-ой годовщине со дня полного снятия блокады Ленинграда «Дети блокадного Ленинграда» для учащихся 5 – 7 классов

    Сценарий литературно-музыкальной композиции, посвященный 70-ой годовщине со дня полного снятия блокады Ленинграда «Дети блокадного Ленинграда» для учащихся 5 – 7 классов...


     

    Комментарии

    Яковлева Маргарита Сергеевна

    Марина Владимировна! Спасибо за участие в Вахте памяти. Читала Ваш рассказ и не могла сдержать слез. Сколько невзгод выпало на долю ленинградцев. Надо успевать расспросить обо всем, записать . Когда-нибудь все эти рассказы обязательно будут объединены в большую Книгу блокадной памяти. И надо добавлять по крупиночкам все, что удастся еще узнать. И наверное, есть фотографии? Как было бы хорошо сфотографировать Анну Дмитриевну гуляющей по парку.Спасибо!