Главные вкладки

    Образы татарской мифологии и фольклора в системе анализа лирики Ф.И. Тютчева в школах Республики Татарстан
    статья по литературе (10 класс) на тему

    Сухая Ольга Андреевна

    Статья посвящена образам татарской мифологии в системе анализа лирики Ф.И. Тютчева и помогает сделать более разнообразными уроки по изучению лирики

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Файл tatarskaya_mifologiya_i_tyuch.docx20.23 КБ

    Предварительный просмотр:

    Образы татарской мифологии и фольклора в системе анализа лирики Ф.И. Тютчева в школах Республики Татарстан

    Обращение к данной теме связано с необходимостью поиска современных подходов к изучению русской литературы в поликультурной образовательной среде, предполагающих развитие не только филологических, но и общекультурных компетенций учащихся в ходе параллельного изучения русской и родной литератур, а также формирование духовно развитой личности, способной найти и оценить переклички в произведениях национальной и инонациональной литературы и культуры.

    Национальная культура включает традиционное и духовное мировоззрение: мифы о происхождении Вселенной, человека, всего живого в этом мире, понимание жизни и смерти, концепции человека, времени, пространства, родословные предания, традиции, обряды и обычаи [1]. Приверженность к национальной культуре, верность традициям – одна отличительных черт психологии татарского народа, которая во многом определяет специфику художественного восприятия учащихся. Поэтому обращение к татарской мифологии, национальным традициям и народному поэтическому творчеству на уроках русской литературы является одним из эффективных путей стимулирования познавательного интереса.

    Возможность обращения к татарской мифологии и фольклору при изучении творчества Тютчева определяется своеобразием его творческой манеры. Ранний Тютчев избирает миф как источник и способ познания природы, создаёт её мифологизированный образ. Восприятие поэтом природы как живой, одушевлённой, богоподобной близко древнему, языческому восприятию. Отсюда целесообразность привлечения культуроведческого материала.

    В 6 классе, приступая к анализу стихотворения «Весенняя гроза», вспоминаем татарские весенние праздники, тесно связанные с началом хозяйственного года и магией плодородия.

    В 7 классе, рассматривая стихотворение «Весенние воды», предлагаем учащимся подумать, кого напоминают майские дни (Юных девушек, которые водят хоровод на весенней поляне), как этот образ воплощен в интонации произведения, затем отмечаем, что обычай водить хороводы весной связан с культурой древних славян; предки современных татар весной и летом совершали праздничные прогулки по свежей траве, собирали целебные травы [1].

    При изучении стихотворения «Я помню время золотое…» в 8 классе обращаемся к символике образа реки в татарской мифологии: река является символом спокойной, счастливой жизни [2: 115] – и делаем вывод, что эти же черты характеризуют образ прошлого в стихотворении Тютчева, герои которого встречаются на берегу Дуная.

    При анализе «Летнего вечера» в 9 классе делаем вывод, что «тяготеющий» «небесный свод» изображен в нём как нечто материальное, таящее угрозу, и отмечаем, что, согласно древним представлениям татар, видимая часть неба также материальна – это Небосвод, на котором закреплены солнце и луна, звезды и радуга, рождается гром. Края этого неба на горизонте соприкасаются и расходятся с землей в ритме пульса, а зимой небо замерзает.

    Монографическое изучение творчества Тютчева в 10 классе даёт возможности проводить самые разные параллели с татарской культурной традицией.

    Урок по пейзажной лирике Ф.И. Тютчева в 10 классе начинаем с сообщения ученика о том, как представляли строение мира тюркские народы, в том числе татары (Модель мира была трехмерной: күк «небо» – верхний мир, обитель солнца, луны, звезд, самого Всевышнего; җир «земля» – средний мир, где живут люди, животные и растения; җирасты «подземелье» – нижний мир, мир мертвых, подземных богатств и злых духов). [2: 114]. Затем обращаемся к особенностям художественного мира Тютчева.

    После выступления экспертных групп, рассматривающих своеобразие воплощения в лирике Тютчева природных стихий: воды, огня и воздуха – в разные периоды творчества поэта, напоминаем учащимся о мифологических истоках одушевления природы и предлагаем привести примеры татарских пословиц, связанных с культом природных стихий: «Не суй нож в огонь», «Пусть самочувствие огня будет добрым» (культ огня) и т.п., перечислить имена богов и духов-покровителей неба, земли, воды, огня [1].

    Татарские пословицы могут быть использованы и в качестве эпиграфов к урокам: так, беседу о философской лирике Тютчева начинаем с обращения к выражению «Есть душа – есть и надежда», которое учащиеся связывают с живущей в душе каждого человека верой в лучшее, без которой жизнь кажется невозможной. Концепт «души» – один из основных для Тютчева-романтика – раскрывается в каждом произведении, рассматриваемом на уроке, в том числе и в стихотворении «Душа моя – Элизиум теней…», одном из самых безнадёжных у Тютчева. Обращаем внимание учащихся на мифологическое происхождение латинского слова «Элизиум», которое обозначает «местопребывание праведных душ в царстве теней», то есть рай. Предлагаем найти соответствие христианскому образу рая в исламской традиции. Это Гареш – место, где находится престол Бога, Верхний мир, куда мечтают попасть все смертные люди [2: 115].

    Интересной и плодотворной на уроке по философской лирике может быть работа с татарскими мунажатами, посвященными проблеме смерти и бессмертия. Эти произведения проникнуты безысходной тоской о пережитом, о неизвестном и весьма условном будущем. Иногда в них подробно рассказывается о тяжести жизни, о бренности бытия и неизбежности смерти; при этом ортодоксальные положения ислама боязнь смерти осуждают [3].

    В конце урока по философской лирике Тютчева рассматриваем стихотворение «О вещая душа моя!..» и обращаем внимание на появление в поздней лирике Тютчева евангельских образов, мотивов умиротворения, смирения, покаяния и при этом усиление трагизма и безысходности. Более глубокому пониманию смысла произведения способствует обращение к мунажату «Счастье не дождь» (перевод Ф. Урманче):

    Скажите, счастье на кого дождем лилось как из ведра?

    ...Рыданья силюсь удержать, но за слезой бежит слеза,

    Давно рассвет не озарял угрюмой жизни небеса.

    Порою страх лишает сил, дрожу листочком от него.

    Но человеком я зовусь, стыжусь я страха своего.

    Как соловей в сети мечусь, в тенета бедствий угодив,

    С надеждой все же не прощусь – я перед Господом стыдлив.

    Предложим учащимся найти сходные мотивы в произведении русской литературы и татарского фольклора.

    Обращаем внимание на присутствующий в обоих произведениях мотив смирения, который звучит уже в названии мунажата «Счастье не дождь», а в стихотворении Тютчева возникает в последней строфе: «Пускай страдальческую грудь / Волнуют страсти роковые – / Душа готова, как Мария, / К ногам Христа навек прильнуть».

    В обоих произведениях воплощено стремление надеяться вопреки невзгодам, страданиям, «роковым страстям» «угрюмой жизни». И тревога «вещей души» сродни страху, лишающему сил героя мунажата, который при этом «не прощается с надеждой», потому что «Перед Господом стыдлив» (перевод Фатыха Урманче).

    У Тютчева же обращение души к Христу, надежда на очищение, обретение гармонии с собой и миром оборачивается безнадёжностью…

    На этом этапе эпиграф к уроку звучит иначе, отзывается стоицизмом позднего Тютчева: «Есть душа – есть и надежда», вопреки всему.

    В качестве домашнего задания можно предложить сопоставительный анализ стихотворения Ф.И. Тютчева «Из края в край, из града в град…» и мунажата «Веют ветра».

    Обращение к татарской мифологии, национальным традициям и народному поэтическому творчеству при изучении произведений Тютчева делает более эффективным формирование представлений учащихся школ Республики Татарстан об особенностях романтической поэтики Ф. И. Тютчева и о своеобразии его художественного мира.

    Список использованной литературы:

    1. Безертинов, Р.Н. Древнетюркское мировоззрение «тенгрианство» : учеб. пособие / Р.Н. Безертинов. – Казань : РИЦ «Школа», 2006. – 164с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://bezertinov.narod.ru/stat/drev_turk.htm, свободный.

    2. Сибгаева, Ф.Р. Аксиологические особенности концепта «пространство» в поэтической фразеологии татарского языка / Ф.Р. Сибгаева // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2008. – № 2 (2). – C. 114-116.

    3. Урманче, Ф. Мунажат / Ф. Урманче [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://tatarica.narod.ru/cult/library/folk/munajat.htm, свободный.

            


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Конспект урока по литературе в 10 классе на тему "Мой обожаемый поэт"(сопоставительный анализ лирики Ф.И.Тютчева и А.А.Фета),

    Данный урок учит учащихся анализировать и сопоставлять лирику двух поэтов, определяемых критиками как поэты-близнецы.Обучающиеся находят общие черты и различия в биографии и поэтическом наследии поэто...

    Образы русской природы в поэзии. Рифма, ритм. Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева «Есть в осени первоначальной...».

    Урок по творчеству Ф.И.Тютчева. Анализ стихотворения "Есть в осени первоначальной..."...

    Философская лирика Ф.И. Тютчева. Обучение анализу философской лирики на примере стихотворения «Тени сизые смесились…»

    Философская лирика Ф.И. Тютчева. Обучение анализу философской лирики на примере стихотворения «Тени сизые смесились…»...

    Сопоставительный анализ лирики Ф.И.Тютчева и А.А.Фета

    Материалы могут быть использованы на уроках литературы в 10 классе...

    Индивидуальный план самообразования Сенжаповой Альфии Хамзиновны, учителя татарского языка и литературы МБОУ СОШ №6 города Лениногорска МО «Лениногорский муниципальный район» Республики Татарстан на 2014 - 2018 года.

    Индивидуальный план самообразованияСенжаповой Альфии Хамзиновны,учителя  татарского  языка  и  литературыМБОУ СОШ №6 города Лениногорска МО «Лениногорский муниципальный район» Респ...