Главные вкладки

    Телесные наказания в семье как социально-педагогическая проблема
    статья по теме

    Тестова Евгения Александровна

    Телесные наказания в семье как социально-педагогическая проблема.Тема телесных наказаний детей в семье актуальна потому, что в наши дни родителям все труднее достойно воспитывать своих детей. Этому и посвящена данная статья.

    Скачать:


    Предварительный просмотр:

    Телесные наказания в семье как социально-педагогическая проблема

    Тема телесных наказаний детей в семье актуальна потому, что в наши дни родителям все труднее достойно воспитывать своих детей. 

    Основное время тратится на добывание средств к существованию, низкая культура общественной жизни, социальная напряженность, неуверенность в завтрашнем дне, угроза потери работы и другие причины приводят людей в состояние повышенного нервного напряжения. А это в первую очередь отражается на детях. Родителям не хватает ни времени, ни сил, ни знаний, чтобы понять ребенка. Поэтому многие избрали путь простой и легкий: «Приказал – пригрозил – наказал». Тем более и средство воспитания – кулак или ремень всегда под рукой. И не надо думать над причинами нежелательного поведения ребенка.

    Плохо только одно, дети, вырастая, перестают уважать своих родителей. Педагогика страха и подавления не только порождает пассивных и безвольных, но и как бумеранг поражает родителей бессердечием и жестокостью. Да и не только родителей. Всех нас тоже. Не потому ли все больше и больше недобрых, злых, черствых людей вокруг. Необходимо это объяснять родителям и помогать им в воспитании детей.

    Тема телесных наказаний актуальна и в науке. В современной педагогике идут споры о целесообразности применения физических наказаний в семье.  Об этой проблеме пишут врачи, педагоги, психологи. Среди них И.В.Гребенников [34], Р.Кэмпбелл [15], Б.Т.Лихачев [21], В.А.Мосолов [23], И.П.Подласый [32], В.А.Ситаров [36], А.Фромм [40], С.Г.Шуман [43] и другие. 

    Но практически нет конкретных исследований по данной теме, недостаточно литературы. Поэтому данная проблема имеет социальную актуальность и востребована временем.

    В истории народа каждый ее период имеет характерные черты, которые делают его неповторимым и особенным. Историчны и специфичны не только события, влияющие на общество в целом, но также и события обыденной семейной жизни. 

    Воспитание детей осуществляется в разные периоды истории неодинаково. В зависимости от того, в каких условиях живет народ, какую политику приходится вести государствам, создаются традиции воспитания. Среди древнейших методов воспитания наиболее известный – наказание. Но с давних времен и до сих пор нет пока единой точки зрения, как наказывать. Взгляды на эту проблему были всегда полярны – от существенного ужесточения до полной их отмены. О проблемах применения телесных наказаний в разные исторические периоды можно узнать из работ А.А.Джуринского [10], Э.Д.Днепрова [24, 27], Д.М.Латышиной [19], Л.Н.Литвина [14], И.А.Каирова [30], Ф.Хофмана [41] и других.

    В раннюю первобытную эпоху воздействие воспитания было минимальным. Маленьким членам общины предоставлялась значительная свобода в поведении. Наказания не были жестокими. В худшем случае это могли быть шлепки, угрозы физического наказания (удар палкой по следу ребенка в его присутствии). «Но первобытное воспитание не было и не могло быть идиллическим, поскольку люди жили в сложных тяжелых условиях борьбы за выживание», - пишет А.А.Джуринский [10, 15].

    В дальнейшем положение меняется. Расслоение общины и рост социальных антагонизмов ужесточили воспитание, часто стали применяться физические наказания.

    Главным основанием теории наказания в то время служила идея исправления благодаря пережитому страданию. Идеализация страдания исторически связана с доктринами религии. Д.И.Латышева пишет, что на протяжении долгих веков «программой» воспитания были притчи Соломона, благодаря тому, что вошли в Библию. И человек Древней Руси заимствовал педагогическую систему из Ветхого завета. Поэтому и отношение родителей к детям должно быть суровым: «отец не бойся всячески учить и наказывать детей, суровое отношение к детям свидетельствует о любви. Поэтому из любви к сыну не оставляй его без наказания». [19, 94]

    Соломон учил: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына, а кто любит, тот с детства наказывает его», «Не оставляй юноши без наказания; если накажешь его розгою, он не умрет», «Ты накажешь его розгою, и спасешь душу его от преисподней», «Розга и обличение дают мудрость; но отрок оставленный в небрежении, делает стыд своей матери», «Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой, и доставит радость душе твоей». (Притчи 13: 24; 23: 13, 14; 29: 15, 17) Таким образом, своеволие и дурные наклонности надлежало выбивать из детей, и чем раньше. тем лучше – так учила Библия.

    Но Библия есть собрание различных книг с неодинаковым педагогическим началом. Так, если в педагогике Ветхого завета царит суровый патриархат, то в новозаветной христианской  педагогике господствуют любовь, кротость, ценность каждой человеческой личности. И о детях повествуется как о драгоценнейшем даре Бога и соответствующем отношении к ним. Тысячи строк Библии говорят о милосердии, понимании, прощении, доброте.
    «Будьте братолюбивы друг ко другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте» (Рим. 12:10). «Будьте внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам» (Евр. 10:24), «Гневаясь не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем» (Ефс. 4:26).

    Кроме книг Ветхого и Нового завета педагогический идеал излагается в книгах отцов церкви, преимущественно Иоанна Златоуста. У него педагогические идеалы выше ветхозаветных. Он говорил, что если бы отцы старались дать детям доброе воспитание, то не нужны были бы ни суды, на судилища, ни наказания. Поэтому родители должны «наказывать своих чад строгим тоном голоса и предупреждением нежели мерами физического воздействия».
    Но цель воспитания, по его мнению, чисто аскетическая. суровая, монашеская. «Земные блага малоценны, нужно стремиться к небесному, духовному, к благочестию». [19, 95]

    Такая воспитательная цель может быть достигнута только насилием над детьми. Не нужно позволять детям то, что им приятно, потому что приятное есть и вредное: родители должны иметь  полную власть над детьми. Нужно действовать страхом.

    Когда в конце Х века была введена в Древней Руси официальная государственная религия – христианство, князья и церковь стали распространять в народе переводные сборники поучений, в которых рекомендовалось воспитывать у детей чувство страха перед Богом и беспрекословное подчинение воле старших. Утверждая, что природа человека греховна, православная религия рекомендовала в качестве одной из мер воспитательного воздействия физические наказания, которые должны были искоренять в детях злое начало. [19, 114] 

    Ф.Хофман указывает на то, что проповедники, ссылаясь на Библию, давали советы в суровом ветхозаветном духе. Надежнейшим средством поддержания дисциплины провозглашалась порка: «Чем больший страх наводит на вас розга, тем скорее начнете упражняться в добродетели, тем скорее научитесь избегать зла. Без строгости воспитанные в родительском доме, вы уже в нежном возрасте видели зло, слышали дурное и пришли в школу с сердцем, тронутым гнилью». [41, 31] 

    А родителям советовали следующее: «К моменту, когда дитя скажет первое в своей жизни предосудительное слово, у вас уже должна быть наготове розга – небольшой прут, всегда висящий на видном месте. Чтобы хорошо воспитывать ребенка, ничего кроме такой малой хворостины, которой он боится, и не надо. Не будете так поступать, хлебнете с ними горя, и если по вашей вине дети ваши вырастут негодяями, … то в Судный день придется вам за них ответ держать». [41, 32]

    Таковы источники педагогических идеалов Древней Руси. Наши предки слышали поучения о любви христианской, о том, что без любви все добродетели ничто, что человек может спастись истинно христианской доброй жизнью. Когда семья организуется не на началах подчинения и строгости, а на началах любви, взаимной помощи, относительного равенства и свободы всех членов семьи. Однако патриархальными семьями того времени, как педагогический идеал, был воспринят Ветхий завет.

    Суровые меры воспитания, с позиций сегодняшних дней, являлись одной из характеристик и средневековой педагогики. С.Д.Бабишин отмечает, что «… вся средневековая педагогика была построена на телесных наказаниях. До конца XII века жизнь несовершеннолетнего не признавалась равнозначной жизни взрослого, своего ребенка можно было убить, особенно если он посягнул на жизнь и достоинство родителей».[13, 20]

    Правилами воспитания предписывалось: «любить их и хранить, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а не то, разобравшись поколотить… обеспечить их и воспитать в доброй науке, учить страху Божию и всякому порядку». [13, 21]

    Семейное воспитание, основывающееся на запретах и телесных наказаниях, было направлено на воспитание в детях смирения и благословлялось церковью.
    В XII – XVII веках появились своеобразные руководства по семейному воспитанию. «Поучения» создавались священниками, образованными людьми и воспринимались как рекомендации к воспитанию. В ряде сочинений педагогического характера также приводятся ветхозаветные поучения «сокрушать ребра».

    О характере и направлении семейного воспитания на Руси в этот период дает некоторое представление сборник наставлений, относящихся к семейному быту – «Домострой». «Поучение и наказание всякому православному христианину» принадлежит протопопу Сильвестру. В детях требовалось воспитывать любовь к Богу, страх перед ним, умение почитать служителей церкви, беспрекословно повиноваться старшим. Эти советы излагались в особой главе, которая называлась «Како детей своих воспитати во всяком наказании и страхе божии».

    В «Домострое» указано, какими средствами и методами обучать детей. В главе под названием «Како детей учити и страхом спасати» автор требовал установить строжайшую дисциплину в доме и заставить сыновей и дочерей подчиняться установленному порядку.

    «Любя же сына своего учащай ему раны», - писал Сильвестр, рекомендуя тем самым физические наказания и воспевая розгу, как спасительное средство воспитания.

    «Казни сына своего от юности его, и покоит тя на старость твою … И не ослабляй, бия младенца: аща бо жезлом биеши его, не умрет, но здравее будет, ты бо бия его по телу, а душу его избавляеши от смерти.» [2, 225]

    Подобные советы мы можем прочитать в «Азбуке» И.Федорова. В «Поучении сыну» он пишет:
    «Ащели накажеши его жезлом,
    Не умрет от того.
    Ты бо жезлом биеши его,
    Душу же его от ада избавиши.
    Аще ты в юности накажеши его,
    А он успокоит тебя
    На старость твою». [2, 257]

    Э.Д.Днепров указывает на то, что уже в «Домострое» протопопа Сильвестра заметны и иные тенденции. В противоречие с требованиями «казнить сына своего от юности» вступают рекомендации о том, что воздействовать «наказующе не нужею, не ранами, не работою тяжкою». «Домострой» дает советы воспитывать детей не только «в страхе божии», но и «в добре наказании» (т.е. в поучении). [27, 155]

    О заботливом и внимательном отношении к детям пишет в «Школьном благочении» Симеон Полоцкий. Но здесь же он дает рекомендации об использовании «жезла» в воспитательных целях. «Да не примете вы. православные люди, наказание за злой нрав ваших детей, старайтесь воспитывать их, хорошо соблюдая следующие вещи, нужные для хорошего воспитания. Первая вещь – жезл. Через жезл непослушных не лишать заслуженного наказания». Это же самое приказывал и приточник Соломон. «Не отталкивай младенца от наказаний, ибо когда бьешь его жезлом, не умрет от него-то, ударяя его жезлом, избавишь его душу от злой смерти». «Кто щадит свой жезл, ненавидит своего сына, а любящий прилежно наказывает». [2, 344]

    Тогда же получили распространение стихи, посвященные воспитанию морали. В них предлагались различные меры воздействия на детей.
    Так, «Похвала розге» - пример использования религиозных поучений для доказательства правильности применения физических наказаний.
    «Розгою дух святый детище бити велят:
    Розга убо мало здравия вредит:
    Розга разум во главу детям погоняет». [2, 235]

    Но все большее значение придается и нравственному воздействию. «Насильственное учение не может быть твердым, но то, что приходит с радостью и веселием, закрепляется прочно. Детей наказывай стыдом, а не грозьбой и бичом». [2, 231]

    Однако полностью не отвергают физических наказаний ни Я.А.Коменский, ни Карион Истомин, ни Д.Локк. Я.А.Коменский писал: «Никакое нарушение законов не должно быть терпимо ни в ком, начиная с высших и кончая низшими.

    Однако для наказаний должны быть известные ступени в соответствии с проступками. Наибольшим обычным у нас наказанием будут розги, наименьшим – разумный выговор. При побоях следует постоянно предохранять голову.

    Кто нарушает честь ссорой, драками, непочтительным отношением к кому-либо, божбой, проклятьем, недозволенной дружбой с предосудительными людьми, того нужно застращать строгим выговором и, если слова не помогают, розгой». [16, 161, 162] Карион Истомин считал возможным применение физических наказаний, но в «Домострое» 1695 – 1696 г.г. он пишет, что «недопустимо избиение разумных детей» и возможно заменить удары розгой поклонами. [2, 305]
    Английский философ, педагог Д.Локк был противником физических наказаний. В своей книге «Мысли о воспитании» он писал: «Обычный метод воздействия наказанием и розгой, который не требует ни много времени, ни усилий … является наименее пригодным из всех мыслимых приемов воспитания. Такой род рабской дисциплины создает рабский характер. Ребенок подчиняется и притворяется послушным, пока над ним висит страх розги…

    Побои и все прочие виды унижающих телесных наказаний не являются подходящими мерами дисциплины при воспитании детей, которых мы хотим сделать разумными, добрыми и талантливыми людьми»… [24, 207] Но Д.Локк говорит, что применение телесных наказаний возможно: «… эти меры следует применять очень редко и притом только по серьезным основаниям и лишь в крайних случаях»…

    Итак, для этого времени характерно воспитание детей в страхе и повиновении. А самым распространенным и эффективным методом воздействия считалось телесное наказание. XVIII век – переломный в истории педагогической мысли. Все больше появляется противников применения телесных наказаний, как метода воспитания. Среди них И.Ф.Богданович, И.И.Бецкой, А.А.Прокопович-Антонский, А.Ф.Бестужев.

    И.Ф.Богданович – писатель и поэт – создает сборник «Русские пословицы», где есть раздел «Доброе воспитание», классический образец народной педагогики. В пословицах и поговорках можно встретить советы о применении физических наказаний, как эффективном средстве воспитания. Например: «Родительские побои дают здоровье», или «Дитыну люби, як душу, а тряси як грушу», или «Кулаком в спину – поученье сыну». [27, 145] Но физическим наказаниям в фольклоре противопоставлялось, как наиболее эффективное, наказание стыдом: «Детей наказывай стыдом, а не кнутом».

    Педагогический опыт народа позволял представить все возможные издержки широкого применения наказаний, особенно физических. Наказания порождали страх, мешали установлению нормальных отношений между родителями и детьми, воспитывали жестокость. «Он забит и смолоду запуган», «Не бей, батька, сына, побереги спину», «Кулаком ума не вобьешь, а выбьешь». [27, 145]

    Народная педагогика отражала реальные противоречия процесса воспитания. Пропагандируя наказания, она предупреждала о тех негативных последствиях, к которым они могли привести, и противопоставляла им методы воспитания, основанные на ласковом обращении с детьми, рассматривая их как самые эффективные. «Не все таской, но и лаской», «Бить добро, а не бить пуще того», «Умный ребенок боится грозы, а глупый – лозы». В фольклоре со всей определенностью был сформирован важнейший педагогический вывод – залог успешного воспитания во взаимной любви. «Кого не любят, того не слушаются». [18, 145]

    В.А.Мосолов указывает в своей книге, что «… идея педагогической целесообразности насилия над детьми фактически отсутствует в нашей национальной поэзии, в сказках, былинах, песнях, в малых жанрах фольклора. Детей бьют как правило злые мачехи, попускаемые безвольными отцами. Жития святых нередко упоминают факты физического наказания детей, но скорей в осуждающем воспитателей духе». [23, 14]

    Педагог и общественный деятель И.И.Бецкой не всегда, правда, последовательно, но выступал против физических наказаний. В «Генеральном плане императорского Воспитательного дома» он подчеркивал следующее: «Единожды навсегда ввести закон и строго утверждать – никогда и ни за что не бить детей». [3, 141]

    Такую же точку зрения выражал А.А.Прокопович-Антонский, профессор, директор Благородного пансиона. Он пропагандировал гуманистическую систему воспитания. В своем трактате «О воспитании» А.А.Прокопович-Антонский писал: «Всякое телесное наказание должно бы истреблено быть в благородном воспитании. Оно внушает робость, подавляет бодрость и унижает душу. Страх наказания столь сильно впечатляется в воображении детей, что остается в них навсегда и простирает пагубные свои влияния нередко на целую жизнь, ко вреду ума и здоровья». [3, 357]

    Но он не отрицает наказание вообще: «Жалка участь сына ненаказанного». А о мерах наказания он говорит так: «… не вспыльчивостью, не строгими наказаниями и жестокостью покоряют волю их законам добродетели!… но твердостью, хладнокровием, терпением…» [3, 358]

    Телесные наказания не могут быть полезными в воспитании, считал А.Ф.Бестужев. В главе «О наказаниях» в своем трактате «О воспитании» он высказывал такую точку зрения: «Надобно запретить всякого рода телесные наказания; никто не имеет права таким образом наказывать дитя за что бы то ни было. … опыт доказывает, что дети, приобыкшие к побоям, лишаются обыкновенно оной полесной силы и естественной чувствительности. … они сделываются подлыми, лицемерными, притворщиками, злыми, мстительными, жестокими». [3, 437]

    Однако говорить о какой-то системе воспитания в это время нельзя. Воспитание в семьях не имело определенных теоретических и практических оснований.
    Д.И.Латышина отмечает, что в одних дворянских семьях детям давали полную свободу,  даже за шалости ребенка наказывали не его самого, а приставленного к нему в товарищи мальчика или девочку; в других – детей держали в величайшей строгости, страхе, прибегали к постоянным и жестоким наказаниям. [19, 192]. Наиболее часто телесные наказания применялись в крестьянских семьях. Здесь покорность детей часто была рабской, а власть родителей над ними переходила в слепой деспотизм. Если ребенок наносил материальный ущерб семье, его наказывали очень жестоко: могли гонять ребенка плетью в избу через двор, как скотину. [19, 224]

    Пинки и щелчки – обычное явление в крестьянской среде, и на многих они действовали так плохо, что они старались быть как можно дольше и дальше от дома. Более религиозные крестьяне придерживались особенно суровых способов обращения с детьми. Одно старинное поучение гласит: «Наказуй отец сына из млада, учи его ранами бояться Бога и творить все доброе и да укоренится в нем страх Божий, а если с молода не научишь – большого как можно научить?» [19, 224]. 

    Вот и развивалось у ребенка прежде всего чувство страха. Как видим, появляются противники применения физических наказаний и сторонники гуманистического воспитания. Но еще не пришло время для полного исключения телесных наказаний из системы воспитания. Наиболее значительное развитие педагогики в России пришлось на XIX – XX века. Среди отечественных педагогов, активно выступавших за гуманизацию воспитания, были Л.Н.Толстой, К.Д.Ушинский,  Н.И.Пирогов, П.Ф.Лесгафт и другие. Благодаря их стараниям российская педагогика смягчила свой крутой нрав и сделала значительные уступки в пользу детей. Они отстаивали необходимость бережного и любовного отношения к детям со стороны взрослых и выступали против насилия над ними.

    В.Г.Белинский в своей статье  «О воспитании детей вообще и о детской книге» писал: «Разумная любовь должна быть основою взаимных отношений между родителями и детьми». И тогда «… при таком воспитании совершенно бесполезны всякого рода унизительные для человеческого достоинства наказания, подавляющие в детях благородную свободу духа, уважение к самим себе и растлевающие сердца подлыми чувствами унижения, страха, скрытности и лукавства». [24, 54]

    И.Ф.Богданович, также сторонник гуманного воспитания, выступал против строгости в отношениях между родителями и детьми. Но в то же время не допускал попустительства детским капризам, дурному воспитанию. [4, 101].

    Просветитель и философ, автор книги «Право естественное» А.П.Куницын пишет: « … родители не имеют права поступать с их детьми как с собственностью, употреблять их для своей пользы как средство, уродовать их или лишать жизни. Хотя родители имеют право наказывать детей, но только для цели воспитания могут производить оное действо. Всякое наказание, не для сей цели производимое, есть несправедливость». [4, 145]
    На стороне тех педагогов, кто отстаивал человечность и законность в воспитании, кто никогда не применял физических наказаний, публично выступал

    Н.И.Пирогов. Он подчеркивал, что розги уничтожают в ребенке стыд. Но в «Правилах о проступках и наказаниях учеников Киевского учебного округа» допускал, хотя и с большими ограничениями, применение розги. Это вызвало резкую критику со стороны Н.А.Добролюбова, увидевшего в этом уступку Н.И.Пирогова консервативным учителям. Н.И.Пирогов объяснял свою непоследовательность тем, что бесполезны те правила, которые не могут быть выполнены. Общество не готово еще исключить физические наказания из системы воспитания. [4, 437]. 

    Вредными с биологической, психологической и педагогической стороны телесные наказания считал анатом, педагог П.Ф.Лесгафт. «Ребенок, выросший под непрестанным применением их, представляет собой резкий и обособленный тип. Характерными чертами его являются подозрительность, резкость, угловатость действий, замкнутость, тупая и медленная реакция на внешние впечатления, проявление мелкого самолюбия и резкие выходки, сменяющиеся полной апатией». [14, 207]

    Ф.М.Достоевский в своем романе «Братья Карамазовы» с гневом писал: « … почтеннейшие и чиновные люди, образованные и воспитанные секут своих детей, получая от этого удовольствие и поддержку окружающих, что до глубины души возмущает автора…», « … я еще раз положительно утверждаю, что есть особенное свойство у многих в человечестве – это любовь к истязанию детей, но одних детей … Именно незащищенность этих созданий и соблазняет мучителей, ангельская доверчивость дитяти, которому некуда деться и не к кому идти – вот это-то и располагает гадкую кровь истязателя». [11, 320, 324]
    Сторонником бережного и внимательного отношения к личности ребенка был Л.Н.Толстой. Он выступал против применения телесных наказаний в семейном воспитании детей и защищал так называемые «естественные наказания». [14, 153]

    Но говорить о каких-то гуманистических преобразованиях в то время было еще рано. Не только в семьях, но даже в школах практиковались наказания, имеющие в основе стремление унизить ребенка, заставить его страдать. Наказывали по принципу: ты провинился – будешь страдать, а по отношению к остальным наказание являлось формой террора по очень простой формуле: кто будет нарушать, тот будет так же страдать. После Великой Октябрьской Социалистической революции отношение к методу наказаний было негативное, поскольку оно считалось атрибутом старой школы.

    В первые годы строительства советского общества школьное законодательство установило, что никакие наказания не допускаются. Считалось, что любое наказание угнетает индивида, воспитывает раба.

    Свою точку зрения высказывали П.П.Блонский, А.П.Пинкевич, К.Н.Вентцель, С.Т.Шацкий, А.С.Макаренко и другие. Вот что пишет об этом времени Л.Н.Литвин [14, 160, 161]

    П.П.Блонский считал, что меры осуждения у ребят вызовут неприязнь, что они порождают страх и создают моральных циников. С позиций отрицания педагогической целесообразности наказаний выступал и С.Т.Шацкий. К.Н.Вентцель, сторонник «свободного воспитания» и создатель «Дома свободного ребенка», категорически отрицал наказания. Эту точку зрения не разделял А.П.Пинкевич. Он считал, что в процессе воспитания полезно использовать разумные меры взыскания, побуждающие ребят быть более требовательными к своему поведению.

    Критически оценивал существующее в теоретической педагогике негативное отношение к наказаниям А.С.Макаренко. Он обосновывал правомерность наказаний тем, что они способствуют повышению ответственности детей за свои поступки, воспитывают волю, вырабатывают умение сопротивляться соблазнам и преодолевать их.

    Вместе с тем А.С.Макаренко не рассматривал наказание как меру воздействия, необходимую всегда и при всех условиях. Он считал, что «В хорошей семье наказаний никогда не бывает, и это – самый правильный путь семейного воспитания». [22, 371] «Если вы будете все делать разумно и ласково, так и жизнь проживете и никогда не будете строги с ребенком».  «Строгость не предполагает обязательно крик или визг… А вот ваше спокойствие, ваша уверенность, ваше твердое решение … оно производит еще большее впечатление». [22, 462]

    Поэтому он резко осуждал родителей, которые организуют свой авторитет на ложных основаниях. Они «стремятся только к тому, чтобы дети их слушались, это составляет их цель». [22, 353] И используют для этого самый страшный сорт авторитета – это авторитет подавления. «Больше всего таким авторитетом страдают отцы. Если отец дома всегда рычит, всегда сердит, за каждый пустяк разражается громом, при всяком удобном и неудобном случае хватается за палку или за ремень, на каждый вопрос отвечает грубостью, каждую вину отмечает наказанием».

    Такой родитель ничего не воспитывает в своих детях, а лишь «вызывает детскую ложь и человеческую трусость, и в то же время он воспитывает в ребенке жестокость». [22, 353]

    Проблему физических наказаний рассматривал и В.А.Сухомлинский. Он был сторонником гуманного воспитания и считал, что физические наказания – это показатель не только слабости, растерянности, бессилия родителей, но и крайнего педагогического бескультурья.

    В своей книге «Рождение гражданина» он писал: «Ремень и тумаки убивают в детском сердце тонкость и чувствительность, утверждают примитивные инстинкты, растлевают человека, одурманивая его ядом лжи, подхалимства. Дети, воспитанные ремнем, делаются бездушными, бессердечными людьми. На своего товарища поднимает руку тот, кто сам познал и продолжает познавать «прелести» домостроевского воспитания». [38, 278]

    Преступления и правонарушения подростков тоже в значительной мере являются следствием «кулачного впечатления». В.А.Сухомлинский отмечает, что, к сожалению, в этом бывает виноват и педагог: «Стыд и позор нам, педагогам, - стыд и позор потому, что в школу, в это святое место гуманности, добра и правды, ребенок нередко боится идти, потому что знает, учитель расскажет отцу о его плохом поведении или неудаче в учении, а отец будет бить.

    Ребенок ненавидит того, кто бьет. Он очень тонко понимает и чувствует, что руку отца направляет учитель. Он начинает ненавидеть отца и учителя, школу …» [38, 279]. Своим идеалом Сухомлинский считал то, чтобы никто из детей не знал, что такое физические способы «воспитания».

    «Есть дети, которые не имеют даже представления о том, что человек может бить другого человека. В семьях, где они вырастают, господствуют тонкие духовно-психологические отношения, взаимное доверие между взрослыми и детьми». [38, 279]

    О вреде насилия над ребенком писал и Я.Корчак в своей книге «Как любить ребенка». «Какими обычными и невинными кажутся нам наши шлепки, волочения ребенка за руку, грубые «ласковые» объятия.

    Чувство слабости вызывает почтение к силе; каждый, уже не только взрослый, но и ребенок постарше, посильнее, может выразить в грубой форме неудовольствие, подкрепить силой, заставить слушаться, может безнаказанно обидеть.

    Мы учим на собственном примере пренебрежительно относиться к тому, кто слабее. Плохая наука, мрачное предзнаменование». [18, 4] Таким образом, из советской системы воспитания совершенно исключены физические наказания, так как они создают у ребенка наклонность к слепому подчинению, к дисциплине палки, унижают человеческое достоинство.

    И.А.Каиров пишет, что «физические наказания не могут повысить сознание ребенка и изменить его характер к лучшему. Наоборот, стремясь избежать этих наказаний, дети могут лгать, скрытничать, хитрить, говорить одно, а делать другое, вести себя трусливо. Физические наказания озлобляют детей». [30, 729] «Облик мира изменился. Мускулы утратили свои исключительные права и цену. Тем больший почет уму и знаниям, писал Я.Корчак. [4] Заботясь о будущем человечества, учитывая, что ребенку трудно самому постоять за себя, ООН в 1959 году была принята «Декларация прав ребенка». Она обращала внимание всех государств мира на необходимость специальной защиты прав ребенка.
    На основе Декларации прав ребенка 20 ноября 1989 года Генеральной Ассамблеей ООН единогласно была принята Конвенция о правах ребенка.

    Государства, подписавшие Конвенцию, тем самым обязались строго следовать ее духу и букве, а граждане этих стран, включая детей, получили возможность защищать свои права. В соответствии с этим документом родители гарантируют свободу и достоинство своих детей, создавая в семье условия, при которых они могут состояться как личности и граждане.

    Признано, что для полного и гармоничного развития личности ребенку необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви, понимания. «Только такие условия могут подготовить детей к самостоятельной жизни в обществе и воспитать их в духе мира и собственного достоинства». [29, 447] Конвенция предупреждает родителей от авторитаризма в семейном воспитании. Она призывает их строить отношения с детьми на высокой нравственно-правовой основе. Уважение к мнению, взглядам, к личности ребенка в целом должно стать в семье не только проявлением общечеловеческой культуры, но и нормой права.

    Кроме этого в статье 19 пункт 1 говорится: «Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительские меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальные злоупотребления со стороны родителей…» [36, 365] Конвенция – это документ, обращенный не только в будущее, но и настоящее, ибо дети, в первую очередь, - наш сегодняшний мир. Сейчас дети особенно нуждаются в социальной и родительской опеке и заботе. Конвенция предоставила новую возможность проявить конкретную любовь к детям.

    В интересах детей были подписаны еще два документа: «Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей» и «План действия по осуществлению этой декларации». Эти международные документы должны стать для родителей основополагающими, чтобы « … в суете каждодневности, когда захлестывает суровый быт, не утратить высоту родительских чувств и ответственности». [29, 448]

    В полном согласии с этими всемирными документами находятся нормативные и законодательные акты, регламентирующие положение детей в России, воспитательные функции родителей, роль семьи в формировании личности ребенка. Но соблюдаются ли они в нашем государстве? В газете «Санкт-Петербургский курьер» в 2002 году, №4, было опубликовано сообщение: «30 января 2002 года участники Совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации пришли к мнению о необходимости создать при Президенте России общественный совет по проблемам детства». Участники заседания экспертного совета отметили, что проблемы основной массы российских семей хорошо известны: низкий материальный остаток, жилищно-бытовая неустроенность, безработица, насилие над детьми, пьянство и, как результат, отсутствие взаимоуважения. Помощь государства настолько мала, что создавшееся положение можно назвать кризисным. Кризис выражается в том, что семья хуже реализует свою главную функцию – воспитание детей. Пути выхода из кризиса пока неясны.

    Современные семьи переживают не лучшие времена. В большинстве семей основные силы и время родителей расходуются на материальное обеспечение, а не на духовное формирование и развитие детей.

    По данным социологических исследований работающая женщина уделяет в сутки воспитанию детей 16 минут, а в выходные – 30 минут. [32, 202]
    Сегодня «кризис отцовства» остро проявляется в формах неполных семей, пьянства, отрешенности отца от семьи.

    А, кроме того, не секрет, что во многих семьях все еще сохраняются «воспитательные розги». И сегодня родители не только бьют своих детей, но «теоретически» обосновывают необходимость физических наказаний. [43, 38]

    Поэтому детям не хватает внимания, любви, происходит нарушение эмоциональных контактов ребенка с родителями.
    За многовековую историю существовало множество подходов к воспитанию в семье. Призывы к родителям отличались многообразием. Были такие указания:

    • «Лупите их!»
    • «Ограничивайте их во всем!»
    • «Не обращайте на них внимания!»
    • «Убеждайте их!»
    • «Любите их!»
    • «Лупите их, но с любовью!»
    • «Бог с ними!»
    • «Попытайтесь их понять!» [32, 211]

    Итак, пройдя огромный путь, педагогическая наука не имела очевидного ответа на то, как следует воспитывать детей. Существовало два диаметрально противоположных взгляда:

    1. воспитывать детей нужно в страхе и повиновении;
    2. воспитывать детей нужно добротой и лаской.

    И к единому мнению придти сложно, так как одни считают, что большую пользу приносят люди, воспитанные в жестких условиях, другие утверждают, что обществу нужны мягкие, добрые и интеллигентные люди.

    Современные пособия по педагогике, психологии, воспитанию пестрят разными доводами, рассуждениями на тему, что главное в воспитании, «дисциплинарные методы, ориентированные на любовь или дисциплинарные методы, неориентированные на любовь». [5, 192]
    Об этой проблеме пишут А.Гуггенбюль [8], Х.Дж.Джайнотт [9], О.Л.Зверева [13], Р.Кэмпбелл [15], Э.Ле Шан [20], Б.Т.Лихачев [21], А.Рогозянский [33], В.А.Ситаров [36], А.Фромм [40] и другие.

    Одни полагают, что родительская строгость, особенно для нашего трудного времени – это единственный выход удержать детей от дурных склонностей. Другие им возражают: принуждение и наказание отчуждают детей от родителей, заставляют ребенка таиться, жить в страхе и лицемерии.
    Предлагаются компромиссные, промежуточные варианты «умеренной строгости» или «подобающей любви», которые говорят: «наказывайте, но только немного, любите, но так, чтобы не все спускать с рук». [33, 93]

    Нет и не может быть однозначного совета, как воспитывать ребенка. Смотря по складу ребенка следует различать, как и к кому применять строгость или мягкость. На одни натуры наказание действует отрезвляюще, а на другие отрицательно, они замыкаются. уходят вглубь, становятся упрямыми.
    Но, наверное, трудно найти родителей, которым не приходилось наказывать своих детей, даже если они считают, что этого делать нельзя.
    А.Фромм считает, что наказания не могут найти какое-нибудь оправдание, если применяются не для воспитания детей. [40, 151] Но до сих пор многие считают допустимым средством воспитания – физические наказания. Одни рассуждают так: «Меня пороли, и ничего, хорошим человеком вырастили». Другие соглашаются, что бить нехорошо, но недоумевают: как же иначе можно заставить детей слушаться?

    Сегодняшняя педагогика уверена, что телесные наказания отрицательно влияют на самосознание и чувство собственного достоинства ребенка.
    И.В.Гребенников считает, что применение физических наказаний в семейном воспитании говорит о низкой культуре родителей, не умеющих справиться с собственным раздражением и плохим настроением, с неудачами в семье или на работе, убежденных в собственной непогрешимости и вседозволенности. [34, 284]

    Телесные наказания обнажают не только воспитательное бессилие родителей, но и их неуважение к ребенку, неверие в его стремление быть лучше.
    Психолог С.Г.Шуман пишет: «Унижая наказаниями достоинство детей, подавляя их потребность в самовыражении, в свободе волеизъявления родители, не желая этого, растят людей с рабской психологией». [43, 110]

    Применяя телесные наказания родители не задумываются, что, добиваясь таким образом подчинения, часто не осознанного, а вызванного страхом перед новым наказанием, они не устраняют причину проступка, а лишь временно притормаживают их, подавляют самостоятельность, формируют заниженную самооценку.

    При частых физических наказаниях ребенок отчаивается, теряет веру в себя, в справедливость взрослых. «Физические наказания калечат душу ребенка, травмируют психику, уродуют сознание, становятся причиной многих детских заболеваний. Одним из последствий могут быть нарушения эмоциональных контактов детей с родителями». [34, 285] П.И.Пидкасистый считает, что частые наказания, окрики, недовольство со стороны родителей заставляют ребенка прийти к выводу, что его не любят, он никому не нужен. Все это создает в душе ребенка надлом, делает его ущербным. Ребенок не может найти свое место в семье, а затем и в жизни. [29, 443]

    А от того, «какими вырастут ваш ребенок и ребенок ваших друзей или соседей, зависит, каким станет завтрашний день нашего общества. И от того, что заложено в наших детей с детства, зависит физический, нравственный и интеллектуальный потенциал нашего общества», - пишет доктор медицинских наук И.М.Воронцов. [40, 3] А так как это касается практически каждой семьи в обществе, то эта проблема становится общественным явлением. Поэтому она имеет огромное социальное значение.

    Родители для детей – это жизненный идеал. Семья создает для ребенка ту модель жизни, в которую он включается. Каждый ребенок невольно и неосознанно повторяет своих родителей, подражает им. Именно дети несут в себе заряд той социальной среды, в которой живет семья.
    Ребенок – явление социальное. Отношение ребенка к среде, в которой он живет, и среды к ребенку проявляется в переживаниях и деятельности самого ребенка. В связи с этим особое значение приобретает создание надлежащих условий воспитания детей. [28, 7]

    Поэтому Б.Т.Лихачев говорит о том, что «физическое наказание, как социальная форма обдуманного и целенаправленного воздействия, изжила себя. Оно существует как форма непосредственного обыденного раздражения и импульсивного реагирования на детское поведение». [21, 159]

    Ребенок, испытавший на себе физическое воздействие, будет поступать нам на зло, причем переживаемое нравственное унижение побуждает унижать других, которые меньше и слабее, и испытывать злорадное чувство возмещения пережитого самими оскорбления.

    «Вот в этих нравственных извращениях заключается главный антипедагогический смысл физических наказаний. Поэтому прежде чем наказать ребенка физически, даже грубо нарушившего нормы поведения, надо подумать о тяжелых нравственных последствиях подобного воздействия». [21, 160]
    Об этом пишет и Л.Н.Захарова: «Наказание, причиняющее боль и обиду, не только унижает, но и ожесточает, вызывает мстительное злое чувство, желание проявить власть и силу в свою очередь над более слабыми». [12, 24]

    Это подтверждают и исследования, проведенные американскими психологами. А.Бандура и Р.Уолтерс сделали вывод: «Кореляции между применением родителями физических наказаний и поведением детей дают основания полагать, что дети, которых часто наказывают физически, проявляют враждебность и агрессию вне дома». [5, 221]

    И тогда, как пишет И.С.Кон, «ребенок, лишенный сильных доказательств любви родителей, имеет  меньше шансов на высокое самоуважение, теплые и дружественные отношения с другими людьми и устойчивый положительный образ «Я». [17, 80] Недоброжелательность, невнимание со стороны родителей вызывает неосознанную взаимную враждебность у детей. Безотчетная, немотивированная жестокость, проявляемая некоторыми подростками по отношению к посторонним людям, не сделавшим им ничего плохого, нередко оказывается следствием именно детских переживаний.

    Психологи, работающие с правонарушителями, отмечают, что беда этих детей в том, что на них лишь воздействовали, но не взаимодействовали с ними. Они чувствовали себя не субъектами деятельности, а лишь объектами воздействия. А прямое воздействие зачастую воспринимается как угроза и может вызвать психологическую защиту своего «Я». И защищается каждый как может: уходом в себя, неврозом, агрессией, негативизмом, равнодушием, приспособленчеством. [17, 83]

    Поэтому, надо помнить, что жестокие, варварские методы «воспитания» в результате которых дети начинают бояться, презирать, ненавидеть родителей и любыми путями спасаются от них, приводят к полному отчуждению и вражде.

    Безусловно, каждый родитель хочет видеть своего ребенка воспитанным и дисциплинированным. Но как этого добиться?
    Многие родители приходят в отчаянье от поведения своих детей. И тогда простой выход – шлепнуть, дать подзатыльник – и ребенок станет послушным. Родители хотят видеть своих детей послушными.

    Но «послушный ребенок – чисто практическое удобство для родителей, с ним легче управляться, вот и все». [25, 96]  Я.Корчак говорил: “Вежлив, послушен, хорош, удобен, а и мысли нет о том, что будет внутренне безволен и жизненно немощен». [33, 28] И как редко ребенок бывает таким, как нам хочется. Ведь дети живые, шумные, интересующиеся жизнью и ее загадками, нас утомляют, их вопросы, открытия, попытки, часто с неудачным результатом, терзают. Вина ребенка – это все, что метит в наш покой, в самолюбие, удобство, восстанавливает против себя и сердит, бьет по привычкам, поглощает время и мысли». [33, 35]

    Поэтому нет общей жизни с детьми, нет настроения ими всерьез заниматься. А ведь самое важное – это не смотреть на ребенка, как на свою собственность, с которой что хочешь, то и делай, не смотреть на ребенка как на раба, как на обузу, как на игрушку. Надо научиться смотреть на ребенка как на человека, пусть еще слабого, нуждающегося в помощи, защите, но все же человека. [31, 93]

    А это возможно, как считает американский психиатр Р.Кэмпбелл, если «в основе воспитания лежит безусловная и безоговорочная любовь, т.е. когда любят ребенка независимо ни от чего. Независимо от его внешности, способностей, достоинств, недостатков. Независимо от того, что мы ждем от него в будущем, и, что самое трудное, независимо от того, как он ведет себя сейчас». Самое хорошее воспитание – это то, недостатки которого понимают старшие.
    Поэтому, необходимо убеждать родителей в том, что прежде всего надо беречь любовь и уважение детей к себе. Потеряв это – потеряешь и детей. Если ребенок не любит отца и мать, то он ускользнет от их влияния.

    А если у него с родителями установлены добрые, спокойные отношения, он будет меньше противоречить. Он спокойнее будет относиться к отдельным вспышкам гнева родителей, и не будет переживать из-за них, потому что поймет правоту старших. Он будет прислушиваться к словам, а взрослым легче будет повлиять на его поведение. [40, 161]

    Но почему же тогда, если порка имеет весьма дурную «репутацию», тем не менее является столь популярным средством?

    С.Л.Соловейчик считает, что веками целью педагогики было посеять и укрепить страх в душе ребенка, чтобы им легче было управлять. Вместе со страхом сеяли зло и говорили потом, что оно от природы. На самом деле зло – от наших посягательств на ребенка, зло мы сеем сами. [37, 186]

    Часто, особенно молодые родители, полагают, что пока ребенок мал и не понимает объяснений взрослых, его можно в назидание шлепнуть, если он не слушается и капризничает. На первый взгляд от шлепков беда невелика: ребенку не больно, но зато он сразу прекращает баловаться. Но А.Фромм  предупреждает, что не следует идти этим путем: «Если отшлепать малыша, то он быстро научится бояться вовсе не того, что нельзя делать, а Вас». [40, 193] Научившись бояться, дети начинают испытывать к родителям ненависть.

    Родители также бьют детей, кода более привычные методы типа угроз, просьб не дали результата. Да, порка в данный момент оказывает необходимое действие, напряжение спало, ребенок подчинился.

    По мнению американского детского психолога Х.Дж.Джайнотта, плохо именно то, что порка учит неправильному способу разрядки дурного настроения. Мы как бы говорим детям: «Если злишься – бей!». Одно из худших побочных действий порки – помеха воспитанию сознательности у ребенка. Порка быстро снимает чувство вины, и ребенок снова волен поступать, как ему вздумается. [9, 64]

    Как считают А.Бандура и Р.Уолтерс, физическое наказание может применяться не только в воспитательных целях, но иногда является проявлением общего неприятия. Матери и отцы, которые часто шлепали своих детей, часто не принимали их, проявляли враждебность по отношению к ним, высмеивали их. Родители испытывают к ним мало сердечности, а также препятствуют близким эмоциональным взаимоотношениям, отказывая детям в своем обществе. [5, 221]

    Все это ослабляет зависимость детей от родителей. Возможно, что родители, которые применяют физические наказания, сами воспитывались в подобной атмосфере и лишь воспроизводили методы своих родителей. Тогда, в этих случаях, физические наказания были просто предпочитаемым методом, а не вынужденной мерой.

    Как видим, причин для применения телесных наказаний немало. Но А.Фромм считает, что телесные наказания требуют от родителей меньше всего ума и способностей, чем любые другие воспитательные меры. [40, 193]

    Американский врач Б.Спок убеждает родителей, что не следует применять физические наказания к детям, потому что этим можно повредить их маленьким личностям, испортить их чувство собственного достоинства.

    Самое главное правило в общении с детьми – уважение личности. И если родители будут с уважением относиться к своему ребенку, он непременно ответит вам тем же, а не грубостью или пренебрежением.

    Чем же можно заменить наказание? А.Фромм считает:

    1. Терпением.
    2. Объяснением. Объясните, почему поведение ребенка неправильно, но будьте предельно кратки.
    3. Отвлечением. Предложите ребенку что-нибудь более привлекательное, чем то, что ему сейчас хочется.
    4. Неторопливостью. Не спешите, подождите, пока поступок повторится.
    5. Наградами. Они более эффективны, чем наказания». [40, 152]

    Поэтому, надо беседовать с детьми, открыто обсуждать их проступки. И когда родители и дети научатся, каждый в меру своей ответственности, действовать сообща, то необходимость в физических наказаниях отпадет.

    Это подтверждает и И.В.Гребенников своими наблюдениями. Школьники, подвергающиеся физическим наказаниям в семье, обычно учатся ниже своих способностей, труднее справляются с проблемами отношений в классе, особенно конфликтны. [34, 285]

    Но как только удается убедить родителей отказаться от угроз и ремня в воспитании, наладить в доме нормальную обстановку и отношения, научиться правильно требовать и контролировать, дети начинают лучше учиться, сокращается количество замечаний, а следовательно и поводов для наказаний.
    Поэтому умение жить с детьми и с удовольствием с ними общаться требует особой культуры, особого такта, выдержки.

    Любви к детям нельзя научиться по книгам. Надо жить жизнью детей. Для этого надо наблюдать за тем, как это делают другие, знакомиться с опытом своих друзей, увязывать этот опыт с собственным и анализировать его.

    Но вряд ли найдутся родители, которые ни разу не прибегали к шлепку. Может случиться так, что ребенок нанесет себе вред или даже будет подвергать свою жизнь опасности. А также. будучи нормальными людьми, мы порой «сходим с ума» и теряем терпение. И тогда не дай Бог ребенку попасться нам под руку в этот момент.

    Но шлепая их «под горячую руку» надо отдавать себе отчет, что мы это делаем не для исправления ребенка, а лишь для того, чтобы разрядить свои нервы. Это говорит о том, что мы гораздо хуже владеем собой, нежели добиваемся идеального поведения детей. [40, 194]

    Утешимся, что шлепки не так уж вредны, если достаются детям нечасто и вознаграждаются нашей любовью в других ситуациях.

    Английский психолог Ле Шан говорит о том, что не обязательно «посыпать голову пеплом или заниматься самобичеванием, если мы шлепнем ребенка». [20, 164] Дети умеют прощать, они чувствуют, что, когда мы испуганы, мы перестаем владеть собой, в этом они не видят угрозы собственному благополучию.

    «Напротив, когда ты, маленький и слабый, поддаешься власти любого побуждения, с которыми порой не можешь справиться, срыв взрослых утешает. Значит, и старшие имеют недостатки». [20, 164] Кроме того, бывают ситуации, когда, по мнению Р.Кэмпбелла, как крайняя мера необходимо телесное наказание, для того «чтобы сломить длительное и упорное враждебное неповиновение». [15, 114]

    Но если приучать ребенка с малолетства не прислушиваться к словам, а постоянно подчиняться только силе взрослого, то этот метод не будет иметь ничего общего с воспитанием. И поэтому маловероятно, что ребенок не будет драться или будет хорошо себя вести. Ведь родители, пытаясь доказать ему неправоту или добиваясь от него послушания, бьют его.

    Отлупив ребенка, мы не научим его благоразумию и самообладанию. Но как считает Ле Шан «пока не земле не появился некий мутант – новый вид сверхчеловека – нам от шлепков не избавиться». [20, 164]

    В.А.Мосолов в своей книге «Воспитание в России» пишет: «Абсолютное большинство родителей применяли и применяют физические наказания, но, пожалуй, только свирепость и жестокость последних вызывает негативные последствия для физического и духовно-психологического здоровья детей». [23, 201]
    Автор считает, что абсолютно ненасильственная педагогика так же невозможна, как невозможна без насилия, и соответственно страдания, земная жизнь людей. [23, 201]

    Сейчас проводится много теоретических исследований в области педагогики ненасилия.

    Педагогика ненасилия составляет одно из новых направлений в области образования, возникшее в России в последнее десятилетие ХХ века. В концепциях теоретиков педагогики и в реальной практике обучения и воспитания подрастающего поколения идеи ненасилия присутствовали всегда. Отказ от различных форм принуждения начал культивироваться представителями гуманистического направления в педагогике, сторонниками свободного воспитания: Ж.Ж.Руссо, Л.Н.Толстой, К.Н.Вентцель и другие.

    Они выступали против различных форм принуждения ребенка. Сейчас идеи ненасилия наиболее полно выражены в педагогике сотрудничества.
    Педагоги-новаторы Ш.А.Амонашвили, И.П.Волков, Е.Н.Ильин, С.И,Лысенкова, В.Ф.Шаталов доказывают, что достичь высоких результатов в сфере обучения и воспитания подрастающего поколения можно только в случае. если максимально учитывать интересы  детей, предоставить им право на свободный выбор, любить их и принимать такими, какие они есть.

    Идеи ненасилия поддерживает С.Л.Соловейчик: « … всякое без исключения посягательство на человека, на его безопасность и развитие есть зло по отношению к нему и рождает в нем злые чувства. Мы не умеем обихаживать ребенка так, чтобы ему же было все в радость. Нам некогда? У нас нет сил? Нет терпения? Это можно извинить, но похвалить нельзя.

    В мире очень много вынужденного зла, и мы часто сеем зло по необходимости». [37, 185] Ценность ненасилия признается многими учеными, общественными деятелями. Среди них В.А.Ситаров – президент ассоциации «Педагогика ненасилия» и В.Г.Маралов – вице-президент этой ассоциации. В своей книге они пишут: «Ненасилие как ценность выступает в качестве альтернативы закону «уравновешивания», как особая сила, как преодоление эгоцентризма и выражение любви, как независимость и способность к позитивному взаимодействию, наконец, как принцип гуманистической педагогики и психологии». [36, 3]
    Но «до настоящего времени еще ни одной религии, этической системе или идеологической доктрине не удалось справиться с насилием», - пишет А.Гугенбюль. [8, 15]

    Но что же такое ненасилие и насилие?

    Ненасилие – это философия и образ жизни, в основе которых лежит отказ от применения насилия, основанный на убеждении в самоценности каждого человека, как свободного существа и, одновременно, взаимной связанности всех людей в добре и зле. При этом решительно отвергается пассивность и подчинение любым формам несправедливости, для преодоления их предлагаются личные, социальные и межличностные изменения, проводимые с помощью ненасильственных методов воздействия (убеждение, диалог).

    Насилие – это разрушительная сила, включающая в себя все формы физического, психологического, экономического подавления и соответствующие им душевные качества, такие как ложь, ненависть, лицемерие и т.д. Часто оно коренится в страхе быть отвергнутым, утратить какие-то блага, какие-то ценности, а может быть и саму жизнь. [39, 35]

    Впервые наиболее отчетливо проблема ненасилия и насилия была поставлена в религиозных концепциях. Последовательно проблема ненасилия решается в христианстве. Этот мотив проходит через Новый завет. В.П.Ситаров пишет: «Мир основан на принципах добра. Бог всемогущ и добр. Поэтому в качестве центрального становится вопрос о происхождении зла. Ненасилие выступает как проявление добра, а насилие, принуждение есть форма зла». [36, 12]
    Условием ненасилия является смирение. Само ненасильственное действие выступает с одной стороны, как миролюбие, умение прощать другим грехи, обиды, оскорбления, с другой – как непротивление злу насилием, с третьей – как способность отвечать добром на зло.

    Но возражает А.Гугенбюль: «Человек, Божье творение, не может избежать насилия. Поэтому насилие следует рассматривать, как естественное свойство человека, как неотъемлемую часть его жизни». [8, 198]

    Кроме этого, отношение к проблеме насилия, при безусловном его осуждении, на самом деле не столь однозначно.
    Христианское мировоззрение, осуждая насилие – «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую», - тем не менее не включило его в список смертных грехов.

    Столетиями лучшие умы человечества с этических, теологических, философских позиций учат миру, любви, состраданию и взаимному сотрудничеству и превозносят эти добродетели, а в действительности идут войны и повсеместно осуществляется насилие.

    Наша повседневная жизнь полна насилия. Никто не отрицает того факта, что ненасильственные формы разрешения конфликтов лучше принуждения.
    Значительную роль в процессе формирования культуры ненасилия должны сыграть наука, искусство, средства массовой информации и, конечно, педагогика.
    Но современная жизнь пестрит прославлением насилия. Достаточно включить телевизор: убийства, разбой, разрушения и т.д. Ритуализированное насилие является составной частью спортивных игр: хоккей, футбол, бокс. Даже природа не отстает по части насилия: убивай жертву, ешь, защищайся, выживай, иначе сам будешь съеденным или убитым. [8, 198]

    Поэтому, основной мотив насильственного поведения – самоутверждение за счет другого. Российская общественная и индивидуальная культура исторически складывалась как в значительной степени агрессивная и насильственная. Многочисленные войны – неизбежно формируют в качестве ведущего агрессивный тип поведения человека. Система воспитания детей включала физические способы воздействия – порку, элементы мучения, издевательства.
    Культура же ненасилия должна формироваться с самого раннего детства, а для этого образовательный процесс должен быть построен на ненасильственной основе.

    Несмотря на высокий уровень разработанности гуманистических теорий и конкретных технологий, они с трудом находят применение и воплощение в реальной практике. Насилие в скрытом, а иногда в открытом виде присуще всей системе образования. Это обусловлено многими причинами, и прежде всего сложностями общественного развития и прогресса. [39, 69]

    Поэтому насилие воспринимается как данность. Но мы не исключаем возможности существования свободного от насилия.

    Мы должны рассматривать воспитание как ненасильственное воздействие взрослых. Ребенок должен быть воспитан в духе ненасилия, в силу чего главным становится воспитание добрых чувств, добрых суждений и доброй воли. И тогда воспитание подрастающего поколения будет осуществляться на ненасильственной основе, в духе ненасилия и миролюбия, уважения прав и достоинств других людей, бережного отношения ко всему живому, к природе, решение конфликтов без использования открытых и скрытых форм принуждения. [39, 78]

    Итак, в воспитании нет мелочей. Все имеет смысл и приносит далекие по времени отзвуки и последствия. И если родители будут любить и уважать своих детей, те отблагодарят их тем же.

    Именно в семье складываются первые представления ребенка об окружающем мире, добре и справедливости, долге. И от того, как прошло детство, какие люди окружали ребенка, что было главным в их делах, мыслях и поступках очень многое зависит в дальнейшей взрослой жизни человека.
    Воспитание ребенка начинается, как известно, с самого рождения. С этого же момента его должна окружать и родительская любовь. Она «дает человеку запас прочности, формирует чувство психологической защищенности». [13, 3]

    Любовь совершенно меняет смысл педагогической дисциплины: не запретить проступок, а пробудить в детской душе ощущение настоящей духовной свободы. Если эта цель достигается, то даже во время строгого наказания  ребенок видит, что его любят, что к строгости побуждает не раздражение, а забота о благе ребенка.

    Тогда проблемы наказаний, как правило, просто не существует.

    Телесные наказания – это, пожалуй, самый малоэффективный и непредсказуемый по последствиям тип воспитания, особенно если меры физического воздействия применять к детям часто.

    Телесное наказание приводит к деградации, дегуманизации и унижению ребенка. Если его наказывают часто и сурово, у ребенка не вырабатывается необходимое чувство вины, что препятствует развитию у него полноценного осознания себя как личности. Кроме того у ребенка появляется ощущение, что быть агрессивным и карающим правильно. И тогда использование телесных наказаний в качестве основного средства воспитания детей переходит из поколения в поколение. А это неправильно.

    Отношения с детьми должны строиться на безусловной любви, полном бескорыстии, что олицетворяет собой истинно человеческие отношения. Но воспитание любовью не означает, однако, мягкотелости или сентиментальной восторженности. Воспитующая любовь способна прибегнуть и к строгости. Более того, для формирования характера ребенка крайне важно, чтобы родители всегда четко выражали свою позицию, твердые взгляды на вещи. Любовь не исключает и наказаний. Но для того, чтобы изменить поведение ребенка и его самого в лучшую сторону, родителям прежде всего нужно изменить себя.
    Сейчас часто говорят о недостатке педагогической культуры в современных семьях, что сказывается на воспитании детей.

    Поэтому необходимо оказать помощь родителям по содержанию и организации воспитания в семье, в педагогическом просвещении родителей, вооружении их знаниями и умениями воспитательного воздействия на детей, установить между родителями и педагогами союзнические взаимоотношения.


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Взаимодействие социального педагога с классным руководителем по социально – педагогическому сопровождению неблагополучных семей и детей

    Взаимодействие социального педагога с классным руководителем по социально – педагогическому сопровождению неблагополучных семей и детей...

    ШКОЛЬНАЯ ПРОГРАММА «СОЦИАЛЬНО – ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ И РЕАБИЛИТАЦИЯ» (социально – педагогическая поддержка и защита прав обучающихся, оказание помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации)

    Цель и задачи программы.Цель: профилактика асоциальных явлений среди несовершеннолетних.Задачи: - развитие социальной ответственности подростков.- оказание комплексной социальной психологической и пед...

    Организация благотворительных акций с детьми из неблагополучных семей, как социально – педагогическая проблема

     Исследование основ благотворительности  в настоящее  время  играет важную роль, так как сегодня  происходит   возрождение не только  благотворительной  помощи государственных, но и частных организаци...

    Организация благотворительных акций с детьми из неблагополучных семей, как социально – педагогическая проблема

     Исследование основ благотворительности  в настоящее  время  играет важную роль, так как сегодня  происходит   возрождение не только  благотворительной  помощи государственных, но и частных организаци...

    Формы социально - педагогической помощи семье.(Социальный педагог, работа с семьей)

    В материале предоставлены материалы для социального педагога по работе с семьей, требующей особого внимания, находящейся в социально-опасном положении....

    Семья «группы риска», как социально-педагогическая проблема.В данной статье приведена классификация, которая помогает упорядочить мои знания в области социальной педагогики. Возможно и вы откроете для себя что-то новое благодаря этому материалу.

    Семья, как уже отмечалось – первичная ячейка социализации ребенка, именно в ней закладываются основы его будущих мировоззрении, взглядов, традиции. Именно от семьи зависит, чтобы родившаяся &laq...

    Семья "группы риска" как социально-педагогическая проблема современного общества

    Семья, как уже отмечалось – первичная ячейка социализации ребенка, именно в ней закладываются основы его будущих мировоззрении, взглядов, традиции. Именно от семьи зависит, чтобы родившаяся &laq...