Главные вкладки

    Литературный вечер «Дорога славы - горькая дорога», посвященный 110-летию со дня рождения В.А. Закруткина.
    методическая разработка (11 класс) на тему

    Елецкая  Марина Викторовна

    При воплощении данного мероприятия  следует учесть, что оно подразумевает деятельное пребывание актеров на сцене. Это не только чтецкая композиция, а целостная театрализованная постановка, реализация цели и сверхзадачи которой потребует от детей работы в актерском образе. Преимущества и сильные стороны данного мероприятия – это один из видов театрализованного представления, где органически сочетаются главным образом литературно-художественные и музыкальные элементы, с тем, чтобы целенаправленно и наиболее продуктивно воздействовать на ум и чувства зрителя. В основе сценария лежит художественная, а также публицистическая и научная литература, документальный материал. Это театрализованное представление, в котором используются все средства выразительности: стихи, музыка, пантомима, цвет, свет, фрагменты песни, кино, слайды. Специфика данного мероприятия проявляется в том, что инсценировки  в ней особенно тесно стыкуются друг с другом и создается впечатление их слитности, а порой даже размытости.

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Файл literaturnyy_vecher_zakrutkin.docx170.57 КБ

    Предварительный просмотр:

    г. Зерноград, 2018
    Литературный вечер  «Дорога славы - горькая дорога»,http://file.mobilmusic.ru/b9/f8/18/1153232-960.jpghttp://1941-1945.at.ua/images/slide/slide4.jpg

    посвященный 110-летию со дня рождения В.А. Закруткина.

    Цели: познакомить учащихся с фактами военной биографии  и творчеством донского писателя В.А. Закруткина, отважными героями его  «Кавказских записок»; показать мудрость этого всесторонне развитого человека, широту его души, высокий гуманизм, определивший нравственную позицию писателя, сумевшего в грозные годы Великой Отечественной  войны проявить не только мужество и отвагу бойца, но и талант военного корреспондента; развивать творческие способности учащихся, их  речевую и коммуникативную компетентность; способствовать воспитанию у школьников патриотизма, интереса к истории, героическому прошлому нашей страны, к литературе Донского края.

    Задачи: формировать гражданскую позицию и чувство ответственности за большую и малую Родину; развивать коммуникативные качества подрастающего поколения; воспитывать интерес, бережное отношение к семейным реликвиям.

    Тип занятия: внеклассное мероприятие.

    Форма мероприятия: театрализованный литературный вечер.

    Оборудование: мультимедийная установка, компьютер, презентация к мероприятию, фрагменты из документального фильма Л. Сурковой                 « Конспект сотворения мира», посвященного В.А. Закруткину.

    Возраст участников мероприятия: учащиеся 10-11 классов.

    Методы организации: словесные; наблюдения (фото, видео); метод использования средств искусства (музыка, стихи, театральное искусство).

    Декоративно-художественное оформление: Сцена условно разделена на две площадки. Центральная площадка представляет собой импровизированный блиндаж: сколоченный из досок стол, простые деревянные табуреты, светильник, похожий на старинный подсвечник, озаряет карту, портсигар на столе, портрет Матэ Залка, ходики на обитой картоном стене, железные кружки, гармонь, чемодан и другие предметы военного быта, декоративный куст, пень. Вторая площадка – маленький столик, на котором стоит печатная машинка, лампадка, часы-ходики, разложены книги В.А. Закруткина, в центре стола стоит фотография  писателя, на которой он  в военной форме, рядом горит свеча.

    Методические рекомендации: При воплощении данного мероприятия  следует учесть, что оно подразумевает деятельное пребывание актеров на сцене. Это не только чтецкая композиция, а целостная театрализованная постановка, реализация цели и сверхзадачи которой потребует от детей работы в актерском образе. Преимущества и сильные стороны данного мероприятия – это один из видов театрализованного представления, где органически сочетаются главным образом литературно-художественные и музыкальные элементы, с тем, чтобы целенаправленно и наиболее продуктивно воздействовать на ум и чувства зрителя. В основе сценария лежит художественная, а также публицистическая и научная литература, документальный материал. Это театрализованное представление, в котором используются все средства выразительности: стихи, музыка, пантомима, цвет, свет, фрагменты песни, кино, слайды. Специфика данного мероприятия проявляется в том, что инсценировки  в ней особенно тесно стыкуются друг с другом и создается впечатление их слитности, а порой даже размытости.

    Ход мероприятия

    Учитель:

                                Прошел войну под пулями, под грохот канонад,

    Писал, что было мочи: и в снег, и в дождь, и в град.

                           Читаешь его строки - подходит к горлу ком.

                            Гордимся мы талантливым героем-земляком!

                                                                                       М.В. Елецкая                                                                                                                                    

                Виталий Александрович Закруткин… На донской земле не найти человека, который бы не знал этого имени. Имя Виталия Закруткина давно и прочно вошло в русскую литературу вместе с "Плавучей станицей" и "Матерью человеческой", "Сотворением мира" и многими другими книгами, снискавшими нашему земляку высокий творческий авторитет и повсеместную популярность у читателей. Но далеко не все знакомы с его журналистской работой в годы Великой Отечественной войны. Сегодня в преддверии 110-летнего юбилея со дня рождения В.А. Закруткина мы поговорим о нем, поговорим с ним, военным корреспондентом газеты "Красный кавалерист" 56-й армии, который  в трудные 1941-1942 годы сам воевал и звал в бой других. Его перу принадлежат десятки очерков, статей, корреспонденций, памфлетов, фельетонов. В армейских и фронтовых газетах можно встретить даже песни, написанные на слова Виталия Закруткина. 

    Звучит стихотворение «Посвящение В. Закруткину»

    Чтец :

    В гимнастерке, выжженной в походах,

    В кирзовых тяжелых сапогах

    Шел корреспондент четыре года,

    Жизни не щадя, откинув страх.

    Меж боями на ночных привалах

    Доставал заветную тетрадь-

    Шаг за шагом помечал бывало,

    Как рвалась к победе наша рать.

    Защищал кавказские предгорья,

    Гнал врага до западных границ.

    Ликовало сердце, словно море.

    Ликовало! - Драпал подлый фриц.

    А в Берлине в штурмовой атаке

    Журналист возглавил батальон.

    За победу в этой дерзкой драке

    Орденом достойно награжден.

    Сколько чувств душой своей измерил,

    Сколько дум и жизней пережил…

    Ведущий 1: У каждого времени своя передовая. Со знанием дела Закруткин обнажил все существо окопной правды. В 1946 – 1947 годах в Ростове были напечатаны две книги писателя: роман «У моря Азовского» и документальная книга о войне «Кавказские записки».

    Ведущий 2: О последней В.А. Закруткин писал: «С августа 1942 по февраль 1943 года, когда по всему тысячекилометровому Кавказскому фронту шла битва с гитлеровской армией, мне как военному корреспонденту довелось побывать на всех основных участках этого гигантского фронта – от Цемесской бухты до Калмыцкой степи. Везде, куда бы меня ни приводили в те дни дороги войны, я писал эти записки. Это – не военно-исторический труд и не специальное исследование Кавказской битвы. Это рассказ о том, что я увидел и узнал».

    Ведущий 1: «Кавказские записки» сразу же после выхода полюбились массовому читателю, получили широкое распространение, отклики в печати, несколько раз переиздавались в нашей стране и за рубежом. Эта книга вывела В.А. Закруткина на всесоюзную литературную арену. С тех пор принято считать, что как писатель В. Закруткин родился на войне.(Видео о военных буднях Закруткина)

    Закруткин: Вместе с множеством боевых друзей мне, как военному корреспонденту, довелось пройти дорогами большой войны от горных троп Кавказского хребта до имперской канцелярии в Берлине. Много с той незабываемой поры утекло воды… Но и сейчас, глядя на свою видавшую виды полевую сумку, я иногда открываю ее, перелистываю походные дневники и вспоминаю их, солдат, офицеров и генералов доблестной Советской Армии, беззаветных героев, о которых я писал в годы войны, и покрытые пылью и копотью лица их, голоса и движения натруженных рук. И вновь предстают передо мной их бессмертные подвиги. И кажется мне, что я опять среди них…

    Инсценировка 1 (отрывок из «Кавказских записок»)

    Закруткин: Надвигались ранние осенние сумерки. Мы сидели на бревне у самого входа в блиндаж. Аршинцев, обхватив руками колени, поглядывал вниз, на дорогу, — он ждал к себе командиров полков. Неверов и я слушали рассказ комиссара дивизии подполковника Штахановского о боях ополченцев под Ростовом.

    Штахановский: Я, братцы мои, все прошел в жизни,  я прошел огонь и воду — и не в переносном, а в прямом смысле прошел… сто раз смерти в глаза смотрел…                                                                                                            

    Аршинцев: К чему это вы? (улыбается) Это на вас непохоже — рассказывать о себе. Штахановский багрово краснеет и хрипит:

    Штахановский: Я не к тому, Борис Никитич. Я вот вижу, вы нервничаете, мучает вас судьба Ковалева. Я и хотел сказать, что вера в партию всегда поддерживала меня, всегда укрепляла мой дух, даже тогда, когда, казалось бы, смерть была неминуема…

    Аршинцев: Ну и что же? 

    Штахановский: Да все то же (сердито усмехается Штахановский) ,насчет Волчьих Ворот вы не волнуйтесь. Я ведь недавно оттуда. Посмотрели бы вы, какие там коммунисты: Сытник, Кулинец, Полевик, Герасимов, Паршин. Орлы, а не люди. Кулинец был ранен в голову и, весь в крови, поднял взвод в контратаку. Герасимов чудеса творит со своим ручным пулеметом. А Митрофанов? А Тружеников? А Мартынов? А Овсеньян? Там, Борис Никитич, настоящие коммунисты. Они Волчьих Ворот не сдадут.

    Аршинцев:(вздыхая) У коммунистов, Александрыч, хорошие, горячие сердца. Но это человеческие сердца, и они могут быть пробиты пулей. Вы знаете, что Кулинец убит два часа тому назад. Не знаете? А что Сытник тяжело ранен, тоже не знаете? (Двое военных,оправляя на ходу гимнастерки, они идут к блиндажу.)

    Штахановский: Ильин и Клименко.

    Аршинцев: (жестом приглашает их сесть и смотрит на ручные часы) Что это Ковалева нет? (говорит он тревожно).

    Клименко: (вздыхая) У Ковалева там горячка.

    Ильин:  Да,  Волчьи Ворота. Показывается Ковалев, он быстро идет к нам. Не дойдя трех шагов, он прикладывает руку к кубанке и говорит звучным грудным голосом:

    Ковалев: Товарищ полковник! Командир полка майор Ковалев прибыл по вашему приказанию.

    Аршинцев: Прошу всех в мой блиндаж. 

    Ординарец  зажигает в блиндаже светильник. Все усаживаются. Аршинцев: Докладывайте, майор Ковалев. (Поглаживая смушку щегольской кубанки, Ковалев начинает доклад об обороне Волчьих Ворот. Он заметно волнуется и торопливо говорит: )

    Ковалев: За истекшие сутки мой полк отбил девять атак и понес серьезные потери. По данным разведки, у Волчьих Ворот действует 125-я дивизия Шнеккенбургера, в состав которой входят три гренадерских полка, артиллерийский полк, саперный батальон, мотоэскадрон, рота мотоциклистов. Кроме того,  противник бросил на этот участок две эскадрильи бомбардировщиков и штурмовиков. Они не слезают с теснины ни днем, ни ночью. Сегодня, например, сделали двенадцать вылетов.

    Штахановский: А как настроение у бойцов? 

    Ковалев: Настроение хорошее,  но дело сейчас не в настроении.

    Штахановский: А в чем?

    Ковалев: В боеприпасах. У меня не хватает снарядов и мин, мало гранат и патронов. Дайте мне боеприпасы, подбросьте немного людей — и все будет в порядке.                                                                                                Ильин:   Значит, Волчьи Ворота не оставишь?

    Ковалев: Ни в коем случае, не оставлю, если даже останусь один.

    Штахановский: (ласково) Ну это ты брось, браток, отвагу твою мы знаем, а разговор тут серьезный.

    Ковалев: Я серьезно и говорю: Волчьи Ворота можно держать, несмотря на превосходящие силы противника. Обходных троп там нет, проход очень узкий, танки не пройдут: единственная дорога минирована.

    Штахановский: А люди твои что думают?

    Ковалев: Люди тоже так думают. Каждый знает, что фашистов сейчас уже пропускать нельзя. Бойцы дерутся как черти, сами идут врукопашную.

    Закруткин: Сев на табурет, Аршинцев берет карандаш и начинает что-то чертить в блокноте. Я сижу к нему ближе всех и вижу, что он рассеянно рисует какой-то острый профиль, но все думают, что командир дивизии занят чем-то важным и поэтому разговаривают вполголоса. Я с удивлением смотрю на Аршинцева : почему он молчит, зачем этот неожиданный перерыв в докладе и как в эту минуту, когда решается судьба самого важного участка обороны, можно рисовать какие-то профили? Вдруг он поворачивается ко мне, щелкает портсигаром, закуривает и устало роняет:

    Аршинцев:  Говорят, на войне бывает мужество двух родов: во-первых, мужество в отношении личной опасности, а во-вторых, мужество в отношении ответственности перед судом народа, перед судом истории, наконец, перед судом собственной совести…

    Ведущий 1: Вот они живые герои В.А. Закруткина. Нашему великому земляку приходилось  писать, где придется: в тени дерева на коротком привале, в землянке, в темном блиндаже, в кабине попутного грузовика, в окопах, на лесной поляне — везде, где можно было держать на коленях полевую сумку. Не обращая внимания на гул снарядов и трескотню пулеметов, он торопливо набрасывал строки оперативной информации, очерки обо всем, что требовало срочного, немедленного опубликования в армейской и фронтовой печати, чтобы все полки, дивизии, корпуса сразу, в ходе боев, узнавали имена самых смелых, твердых, бесстрашных и равнялись по ним, лучшим из лучших.

    Закруткин: Помню, как один из наших лихих автоматчиков, услышав на линии уже разведанных немецких окопов музыку и поняв, что гитлеровцы пируют в офицерском блиндаже, под покровом темной южной ночи подполз к немцам, ворвался в блиндаж и длинной очередью расстрелял всю группу пьяных фашистов: Подошел он близко,/Угостил гостей:/В автоматном диске/Семьдесят смертей…Так родилась в те дни моя «Баллада об автоматчике», которую какой-то заядлый гармонист впервые запел в группе разведчиков, и пошла песня о герое-солдате звучать в землянках, в окопах, на лесных полянах.

    Ведущий 1: Да, в советском солдате живет сила, которой дивится весь мир. Эта исполинская сила проявилась и тут, в предгорьях Кавказа, когда гитлеровские войска прорвали нашу оборону и приблизились к Туапсе. Уже фашистские газеты кричали о скорой победе, уже вражеские дивизии приблизились к городу, уже казалось — падение города неминуемо. И все-таки город спасли.

    Закруткин:  Его спасли советские солдаты — русские, украинцы, грузины, армяне — все, кто в эту осень оборонял туапсинский горный рубеж. Многие из них отдали свою жизнь и умерли так, как умирают настоящие солдаты, — глядя вперед… И вот я перелистываю свои походные дневники-блокноты, тетради, клочки бумаги, вспоминаю фамилии, лица, отдельные участки обороны, памятные даты и памятные места, — и мне все кажется, что моей жизни не хватит на то, чтобы написать летопись нашей солдатской славы…

    Инсценировка 2 (отрывок из «Кавказских записок»)

    Закруткин: Помню, однажды капитан-артиллерист, с которым я познакомился на огневых позициях, рассказал мне о подвиге ездового Степана Суворова.

    Капитан: Три дня тому назад у нас погиб ездовой четвертой батареи Степан Суворов, и погиб он так, что мы о нем никогда не забудем. Геройски погиб.

    Капитан показал мне выцветшую фотографию рабочего-подростка .

    Капитан: Вот он, Степан Суворов (вздыхая).  Мы шутя его называли «фельдмаршалом». Так вот, этот самый «фельдмаршал», заменив убитого пулеметчика, один прикрывал отход нашей батареи, один — понимаете, один — держал гитлеровцев свыше четырех часов, пока мы вручную перетаскивали орудия на новые позиции. У него на теле не оставалось ни одного живого места, весь он был буквально иссечен пулями и осколками мин и гранат. Мы нашли его мертвым, привалившимся к пулемету, и не могли понять: как в нем столько часов держалась жизнь, откуда появилась сила, когда успел закалить свой дух этот паренек…

    Капитан помолчал, спрятал фотографию и промолвил задумчиво:

    Капитан: Сегодня нам сообщили из штаба армии, что Степан Суворов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. У нас много таких, как Степан Суворов…

    Закруткин: На Кавказе, проезжая все памятные места, мы даже вспоминали о пребывании Пушкина в драгунском полку Раевского, службу Лермонтова в Тенгинском полку, героическую смерть Бестужева-Марлинского на мысе Адлер, смерть поэта-декабриста Александра Одоевского — все дорогие страницы нашей истории…

    Ведущий: Еще до войны в 1936 году В. Закруткин защитил кандидатскую диссертацию о романтических поэмах А.С. Пушкина. После чего  ему предложили заведовать  кафедрой русского языка и литературы в Ростовском пединституте. В 1937 году Закруткиным были широко организованы Дни памяти Пушкина, был выпущен сборник его исследовательских статей «Пушкин и Лермонтов». Эта книга, в какой – то мере подводит итог первых лет солидной научной работы молодого литературоведа. 

    Инсценировка 3 (отрывок из «Кавказских записок»)

    Закруткин: На Кавказе вспоминали и о земляке - Михаиле Александровиче Шолохове… Помню, Яков Маркович Земляков — так звали пожилого казака — насобирал бурьяна, расстелил его у лафета и уселся, поджав под себя ноги. Рядом с ним сели его товарищи — хмурый казак Медведь и молодой парень, закутанный в синий башлык. Казаки выкурили цигарки и прислушались. Пушечная канонада утихла. Пожар стал угасать. На дороге прогрохотали последние телеги с патронами.

    Медведь: (басом) Кажись, все прошли. Сейчас фрицы спать ложатся (задумчиво),  они ночью не любят воевать, так что до утра можно отдохнуть.

    Закруткин: Так ты, дядя Яков, из Вешек? 

    Яков Маркович Земляков: Так точно, из Вешек.

    Закруткин: А Шолохова знаешь?

    Яков Маркович Земляков: Ишо как!  Мы с ним, можно сказать, друзьями жили. Михаил Александрыч как начнут сбираться на рыбалку, так завсегда до меня идут — насчет крючков совета спросить, или насчет наживы, или лесок всяких… Я и жинку ихнюю знаю, и деток, и с тестем знакомый. Михаил Александрович что ни писали, то все про вешенцев, только в книжках фамилии другие проставлены — дед Щукарь там, или Разметнов, или Мелеховы.

    Ведущий: Долгая и крепкая дружба связывала  Шолохова и Закруткина. В 1965 году   выходит книга В. Закруткина «Цвет лазоревый» ,посвященная жизни и творчеству М. А. Шолохова .

    Инсценировка 4 (отрывок из «Кавказских записок»)

    Закруткин: Однажды мне довелось повстречать двух Ась-санитарок: Асю Пудалову  и Асю Клюшкину. Ледяной уступ на южном склоне горы Кара-Кая и одинокая, сложенная из камней горная хижина.  Я захожу в хижину, протираю запотевшие очки и осматриваюсь. На нарах сидят девушки, а на полу, в углу хижины, накрывшись толстыми солдатскими одеялами, спят трое мужчин — два наших бойца и немец с нашивками гаупт-фельдфебеля на зеленых петлицах.

    Закруткин: Здравствуйте, девушки! (Девушки встают и вытягивают руки по швам.)

    Аси : (в один голос приветливо) Здравствуйте!

    Закруткин: Я попросил их рассказать о себе. (пауза)

    Ася Клюшкина: (растягивая слова) Что ж тут рассказывать?  Трудно нам так, что и не рассказать. На войне все говорят о геройстве. Тот, дескать, первый ворвался в немецкую траншею, тот людей поднял под огнем, а тот снайпер отличный или ценного «языка» добыл. Это, конечно, все героические дела, и у нас правильно таким людям уважение делают. Про этих людей и рассказывать, и слушать интересно. А мы сидим тут на краю света, и страшно нам, и голодно, и труда нашего никто не видит, и никто даже не представляет, какой это каторжный труд…

    Ася Пудалова: (зашивает шинель) Это мы сегодня только дома  (перекусывая нитку) вчера позволил нам лейтенант отдохнуть и помыться. «Мы, — говорит, — без вас пока обойдемся, потому что снег засыпал и фрицев и нас и никаких действий на ближайшие дни не предвидится». А то мы как уйдем с утра, так до самой ночи в горах.

    Ася Клюшкина: Говорят, под пулями человеку страшно. Это правильно. Умирать никому не хочется. Но знаете, что самое страшное?

    Закруткин: Что?

    Ася Клюшкина: Самое страшное — это когда умирающего человека тащишь по ледникам да по тропкам над пропастью. И у него силы нет, и у тебя сила небольшая, а кругом холодные льды и снег выше роста человеческого. Вот расстелешь кусок брезента на льду, раненого на него положишь, а сама в лямки впряжешься.

    Закруткин: В какие лямки?

    Ася Клюшкина: На брезент мы лямки приспособили, чтобы тащить было удобнее. Впряжешься в эти лямки и тащишь. Пока вниз по льду тащишь — ничего. А как только снег глубокий или крутой подъем, прямо из сил выбиваешься. Шаг протащишь, а потом ложишься лицом в снег и плачешь. Ведь человек на брезенте кровью исходит. У нас в правилах написано, чтоб через восемь часов после ранения боец был уже эвакуирован в дивизионный госпиталь. А разве тут можно выполнить эти правила? Вот и ломаешь голову, как бы человека спасти. И рану ему бинтом перевяжешь, и чаем горячим из термоса напоишь, и одеялом накроешь его… А сама тащишь… В глазах темно, и руки себе кусаешь от слабости, чтобы не упасть и не уснуть в снегу…

    Ася Пудалова: (почти неодобрительно посматривает на подругу, но говорит, чуть-чуть улыбаясь): Ты расскажи про этого твоего…

    Ася Клюшкина: Какого?

    Ася Пудалова Да про грузчика авлабарского. Ася густо краснеет, смущенно опускает голову, а потом машет рукой и говорит: Это смех и слезы.

    Закруткин:  А что?

    Ася Клюшкина: Недели три назад это случилось. Я была при отряде, на дежурстве. Лежу за камнем и поглядываю вперед. А впереди, между камней, бойцы наши лежат, из карабинов постреливают. Ну и немцы, конечно, отвечают. Вдруг я слышу, кричит один сержант: «Ася! На левый фланг!» Я ползу на левый фланг и вижу: на льду один наш распластался, а лед под ним красный от крови. Боец здоровенный такой, из Тбилиси сам, Вано его зовут. Подползла я к нему, расстегнула ему стеганку, брюки, смотрю — в боку у него пулевое ранение и все кругом залито кровью. Перебинтовала я его, втащила на брезент и поползла в тыл. Раненый стонет и просит только: «Полегче, доченька, полегче!..» Я уж чувствую, что из сил выбиваюсь. А тут, как назло, тропка вся снегом засыпана и крутой подъем начался, над самой пропастью… Привязала я Вано к брезенту, чтоб в пропасть не скатился, положила его на лыжи и тащу. Два-три шага протащу и останавливаюсь — очень уж тяжелый. Вспотела вся, руки и ноги дрожат, голова кружится. Лягу я лицом вниз, полижу снег, отдохну минутку и дальше ползу. И вот, верите, не выдержала я: сердце у меня заболело, и потеряла я сознание. Потом прихожу в себя и вижу, что я уже лежу на брезенте, а меня тащит по снегу Вано. Тащит он меня, а сам рану рукой зажал и ругается на чем свет стоит: «Паршивая, — говорит, — девчонка! Какой дурак, — говорит, — тебе позволил идти сюда! Сидела бы, в куклы играла и с пионерами в садике гуляла бы! А то полезла сюда, теперь возись тут с тобой, негодница!» (Ася смеется, краснея.) 

    Сержант: Не слушайте вы ее, товарищ майор. Она вам наговорит! Может, случай такой действительно был, потому что этот самый Вано двадцать пудов поднять мог. А только эту самую девочку все наши бойцы готовы на руках нести не то что на гору, а до самой Москвы, а там поднять на Красной площади и показать людям, чтобы все знали, какая это девочка, потому что она у нас тут как ангел божий…

    Ведущий 1: Виталий Александрович Закруткин – вдумчивый художник – историк – своими «Кавказскими записками» внёс крупный вклад в литературу о Великой Отечественной Войне.

    Ведущий 2: «Кавказские записки»,запечатлевшие гигантскую битву за Кавказ в 1942-1943гг.,потрясают читателей своей глубокой правдивостью. Всё виденное, пережитое и выстраданное нашим народом – воином, народом – победителем глубоко осмысленно писателем, переплавлено и воплощено в художественном и публицистическом слове на века!

    Ведущий 1: Бои за Ростов, сражение на Лысой горе и за Волчьи ворота, переход через Лонгауз – Орун Баши перевал, битвы за Эльхотовы ворота и в Терской степи изображены Виталием Закруткиным, как поистине монументальные фрески. «Кавказские записки» открывают скульптурно зримые, бессмертные образы и деяния комдива Бориса Аршинцева и его героев, удержавших Волчьи ворота.

    Ведущий 2:  И подвиг гвардии младшего сержанта, Героя Советского Союза Дмитрия Остапенко, уничтожившего в одном бою из бронебойного ружья тринадцать фашистских танков, обаяние и мудрость легендарного казачьего комкора генерала А. Г. Селиванова, нанесшего сокрушительный удар по врагу в сыпучих кизлярских песках, и величие героизма многих других – имя им – легион!

    Учитель: Время листает страницы истории. Все дальше уходят годы Великой Отечественной войны. Но из памяти народной никогда не изгладятся события тех великих героических лет. О войне написано уже столько, что, если все читать подряд, не хватит человеческой жизни. Но время ведет свой счет и отбирает достойное. Из таких произведений и составляется одна общая книга о минувшей войне. Виталием Александровичем Закруткиным, написаны в ней сильные, честные, талантливые страницы.

    https://конспекты-уроков.рф


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Музыкальный вечер "Всенародно известен и любим", к 110 - летию со дня рождения М. И. Блантера

    Знакомство с биографией, творчеством и песнями М. И. Блантера...

    "Светлая душа поэта". Литературная гостиная, посвященная 230-летию со дня рождения В.А. Жуковского

    "Светлая душа поэта". Литературная гостиная, посвященная 230-летию со дня рождения В.А. Жуковского...

    Литературно-музыкальная композиция "Певец березового ситца", посвященная 120-летию со дня рождения С.А.Есенина

    Данная литературно-музыкальная композиция включет в себя биографию писателя, его произведения и песни на стихи....

    Музыкальный, историко - литературный вечер для старшеклассников, посвящённый 250-летию со дня рождения В.А.Моцарта.

    В преподавании истории,  на уроках, раскрывающих вопросы культуры,  времени не хватает. Поэтому тему "Музыка" я часто переношу на внеурочные занятия, когда можно использовать музыкальное соп...

    Беседа по изобразительному искусству, посвященная 110-летию со дня рождения Дементия Алексеевича Шмаринова

    Беседа по изобразительному искусству, посвященная 110-летию со дня рождения Дементия Алексеевича ШмариноваСлайд№1Приглашаю Вас, дорогие друзья, на встречу с интересным человеком.К сожалению, познакоми...

    Литературная композиция «В гостях у Крылова», посвященная 200-летию со дня рождения И.А.Крылова

    Цель: привитие интереса к литературе, расширение литературного кругозора. Задачи:Образовательные:познакомить с жизнью и творчеством И.А. Крылова, тематикой и художественным своеобразием языка бас...