Конфессиональный выбор Владимира Святого: современный взгляд
статья по истории по теме

Эта работа о конфессиональном выборе Владимира Святого, описаном в "Повести временных лет" с позиции Голубинского Е.Е.

Скачать:

ВложениеРазмер
Файл got4.docx52.82 КБ

Предварительный просмотр:

Введение.

Развитие человеческой цивилизации - это процесс реформирования различных сегментов жизнедеятельности общества с целью их совершенствования или кардинального изменения.

Актуальность темы.

Множество публикаций посвящено анализу реформаторских процессов, происходивших в стране в период от XVI в. до настоящего времени. Гораздо реже исследователи анализируют реформаторские процессы Киевской Руси и наиболее значимую из реформ - принятие христианства князем Владимиром. Это объясняется отдаленностью эпохи, скудностью источников, процессом становления государства, когда любое нововведение уже реформа. Наша эпоха вобрала в себя практически все плохое и все хорошее, что было в истории человечества. Мы переживаем возрождение всего того, чему люди могут быть рады (или чего должны стыдиться) в своей истории. Возрождаются пороки, печально прославившие Рим эпохи упадка и древнее язычество, казалось бы уже окончательно побежденное светом христианской веры… но возрождается и Церковь. Государство перестало пропагандировать атеизм, и народ вновь обратился к Богу, а значит интересуется историей православия в нашей стране.

Насколько мне известно, существует  спорность по данному вопросу. При изучении тем «Крещение Руси» мы руководствуемся материалом учебников, который основывается на «Повести временных лет». Исследования трактовки этого вопроса у Голубинского Е.Е. показывает, что допущено много противоречий и ошибок в повести.

   Почему лично я взялась за тему: «Конфессиональный выбор Владимира Святого: современный взгляд»? Эта тема мне интересна, я хочу углубить свои знания с последующим применением их на уроках. Кроме того, это будет наиболее достоверная информация, а не приблизительная.        

 

При написании работы я использовала следующую литературу:

  1. Гордиенко Н.С. «Крещение Руси», Ленинград,1984г.
  2. Карташев А. В. «Очерки по истории русской церкви», М., Терра, 1997г.
  3. Никитин В. «Крещение Руси и отечественная культура», «Знамя», 1988г.

        Источники: главным источником является книга Е. Е. Голубинского «История русской церкви» М.: Университетская типография, Страстной бульвар. 1901г.

Евге́ний Евсигне́евич Голуби́нский (28 февраля (12 марта1834 с. Матвеево Кологривского уезда Костромской губернии — 7 (20) января 1912 Сергиевский Посад Дмитровского уезда Московской губернии) — историк Русской Церкви и церковной архитектуры. Академик Императорской академии наук. Автор ряда фундаментальных исследований по истории Русской Церкви. Считается сторонником позитивизма.

В своём подходе к историческому материалу киевского (домонгольского) периода применил критический историко-сравнительный метод, ранее не использовавшийся применительно к данной теме, сопоставляя имеющиеся свидетельства с византийской церковно-канонической практикой. Прославился своим смелым обращением с легендарными фигурами истории и русской святости.

Другие источники:

По́весть временны́х лет (также называемая «Первоначальная летопись» или«Несторова летопись») — наиболее ранний из дошедших до нас древнерусскихлетописных сводов начала XII века. Известен по нескольким редакциям и спискам с незначительными отклонениями в текстах, внесёнными переписчиками. Был составлен в Киеве. Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор, известный агиографна рубеже XIXII веков, монах Киево-Печерского монастыря. Хотя в более ранних списках это имя опущено, исследователи XVIIIXIX веков считали Нестора первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью. 

”Слово о законе и благодати” Иллариона является не историческим произведением, а философским трактатом с ярко выраженной политической тенденцией анти византийского направления. В нем отсутствуют конкретные сведения о крещении 988 г., а дана только социальная и историческая оценка самого акта. Написанное в середине XI в. (между 1037 и 1050 гг.) ”Слово” предлагает теоретическое обоснование права Владимира на канонизацию.

Таким образом, «Память и похвала Владимиру» Иакова Мниха  написана через некоторое время после ”Слова о законе и благодати”. Принимая концепцию последнего, она содержит полемику против византийской доктрины, взявшей под сомнение киевскую версию. В отличие от трактата Илариона, в произведении Иакова Мниха имеются некоторые сугубо исторические сведения, которые в ряде случаев решительно противоречат летописным сведениям, порождая в литературе изрядную путаницу.

В историографическом плане интересно произведение ”Слово о том, како крестися Владимир, возмя Корсунь”, известное в довольно многочисленных списках (к сожалению, не раньше XV в.) [311, с. 218—225]. До недавнего времени этот памятник не привлекал особенного внимания исследователей, которые считали его выборкой фрагментов из ”Повести временных лет”, посвященных крещению Владимира [180, с. 124; 629, с. 12; 748, с. 12—15, 36—44] , то есть произведением, вторичным по сравнению с летописным ”Сказанием”. Однако в ”Слове” (как и в Житии) отсутствует значительный раздел, посвященный первой фазе ”выбора веры” (приход миссионеров в Киев, включая и ”Речь Философа”). Отсутствуют теологические трактаты и еще некоторые незначительные отрывки, что вроде бы свидетельствует в пользу первоначальности ”Слова”: вряд ли автор выпустил бы такие важные эпизоды, как киевский заочный диспут. К этой проблеме мы еще вернемся в следующем разделе.

В этой работе будут рассматриваться следующие основные вопросы: Выбор веры князем Владимиром? Крещение князя Владимира? Крещение Руси? Современный взгляд на религиозную реформу Владимира Святого?

        Цель работы - дать ответы на все эти вопросы, составить более или менее полную картину христианизации Руси на основании исследования работы Голубинского Е.Е. с использованием других источников по данной         теме.

С самого начала хотелось бы оговорить, что мы будем понимать под словосочетанием "Крещение Руси". Это выражение как бы предполагает наличие в прошлом одноразового события: быстрого и повсеместного приобщения к христианству всего народа, целой страны - Древней Руси. Между тем такого события отечественная история не знает. Был продолжительный, растянувшийся на несколько столетий процесс введения христианства в качестве государственной религии централизованной Киевской державы.


Глава 1. Выбор веры князем Владимиром.

Далее в своей работе я поднимаю вопрос о выборе веры князем Владимиром  и исследую как рассматривал этот вопрос Е.Е. Голубинский.

Голубинский тщательно рассматривал вопрос Крещения Руси . С особой педантичностью подошел к источникам данного события. Крещение Руси изучалось по летописи «Повести временных лет» Данная летопись считалась первоисточником и не подвергалась критике. Историки не шли далее стандартного комментария Повести, а зачастую просто повторяли сообщение. Голубинский же напротив, провел  анализ, содержания летописного предания, не только исторических фактов но и литературного оформления. Критика именно этого единственного сюжета дала основания исследователям его творчества говорить об особом критическом «методе», присущем этому автору (Голубинскому).

Критике подвергся эпизод «выбора веры» кн. Владимиром. Царь   болгарский   обратился   в   христианство   вследствие   впечатления,

произведенного на него картиною страшного суда. По русскому преданию, то  же самое средство употребил и у нас  греческий  проповедник  и  произвел  также сильное впечатление  на  Владимира;  после  разговора  с  ним  Владимир,  по преданию, созывает бояр и городских старцев  и  говорит  им,  что  приходили проповедники от разных народов, каждый хвалил свою веру; напоследок пришли и греки, хулят все другие законы, хвалят свой, много говорят о начале мира,  о бытии его, говорят хитро, любо их слушать, и о другом  свете  говорят:  если кто в их веру вступит, то, умерши, воскреснет и не умрет после вовеки,  если же  в  другой  закон  вступит,  то  на  том  свете  будет  в  огне   гореть.

Магометанские  проповедники  также  говорили  о  будущей  жизни,  но   самое чувственное представление ее  уже  подрывало  доверенность:  в  душе  самого простого человека есть сознание, что тот свет не может быть похож  на  этот, причем   раздражала   исключительность   известных   сторон   чувственности, противоречие, по которому одно наслаждение допускалось неограниченно, другие совершенно запрещались. Владимиру, по  преданию,  нравился  чувственный  рай магометов, но он никак не  соглашался  допустить  обрезание,  отказаться  от свиного мяса и от вина: Руси есть веселье пить, говорил он,  не  можем  быть без того.  Предание очень верно выставило также причину отвержения иудеев. Владимир спросил у них о том, где их земля, и они сказали, что бог в гневе расточил их по странам чужим, то  Владимир  отвечал:  Как  вы  учите  других,  будучи  сами отвергнуты богом и расточены?  Вспомним,  как  у  средневековых  европейских народов было  вкоренено  понятие,  что  политическое  бедствие  народа  есть наказание божие за грехи, вследствие чего питалось отвращение к бедствующему народу.

Христианство было давно знакомо в Киеве вследствие  связей с  Константинополем, который поражал руссов величием  религии  и  гражданственности.  Бывальцы  в Константинополе после тамошних чудес с презрением должны  были  смотреть  на бедное русское язычество  и  превозносить  веру  греческую.  Речи  их  имели большую силу, потому что это были обыкновенно многоопытные  странствователи, бывшие во многих различных странах, и на  востоке,  и  на  западе,  видевшие много разных вер и обычаев, и, разумеется, им нигде не могло так  нравиться, как в Константинополе. Голубинский изложив полный текст летописной легенды, одной фразой перечеркивает традиционный подход (взгляд) к этому факту(событию) называя его занимательной и замысловатой повестью и сказкой. Голубинский разделяет свои критические мышления на несколько уровней (частей) или поэтапно доводит до читателя свои аргументы:

  1. содержательной достоверности источника.

 Он приводит пример современной ему исторической ситуации: «Вот вам остающийся до сих пор в живых какой-нибудь петербуржский уроженец, родившейся в год смерти Екатерина Великой, который знает прошедшее по собственной памяти, а не по книгам спросите его о каких угодно знаменитых беседах, когда либо в продолжении  в царствования веденных Екатериной, что он вам ответит, т.е что в состоянии он будет вам ответить? » /Голубинский Е.Е. Указ. Соч. стр 111/; т. е подвергает сомнению информацию переданную летописцу непосредственно свидетелями событий (печорский монах Иеримей боярин киевский Ян Вашатич). По его мнению они не могли достоверно передать все перипетии религиозных диспутов, тем самым подрывая веру в объективность показаний свидетелей.

  1. смысловые проблемы в тексте летописной легенды

Голубинский не может понять смысл той информации которую хотели донести до Владимира проповедники религиозных конфессий (Не могли же они являться к князю для того чтобы рассказать недостатки присущие их религиозным конфессиям , скорее всего это было написано в полвести «позднейший и несколько наивный русский» /Указ. соч. с.112/ ) . Не согласен Голубинский и с сообщением о посылке княжеских послов. Он первый из историков задал простой вопрос, как язычник смог бы дать объективную оценку той или иной религии, ничего в ней не понимая, по скромности или красоте религиозного обряда (который для него ничего не значит.) Только человек-христианин, живший в более позднею эпоху может сравнить достоинства и недостатки той или иной веры(тех или иных обрядов). Таким образом автор вновь подводит читателя к мысли о более позднем происхождении летописного сюжета о «испытании веры»

  1. психологическая точка зрения.

Голубинский считает , что невозможно в один день , с помощью (после) полемики послов и рассказами от увиденного княжескими людьми, убедить человека отказаться от старой веры. Исследования обрядов и догматов на местах мало что могло добавить к уже осмысленной князем информации.

«Выдумка с одной стороны, пожалуй затейлевая, а с другой стороны вовсе несостоятельная, чтобы не сказать более, с которой серьезной науке, пора наконец расстаться »/Голубинский Указ. Соч. стр113/- подводит общую черту под своей критикой Голубинский.

Митрополит Илларион в своём  произведении «Слово о законе и благодати» пишет: «У Владимира и у всех русский достало ума отличить веру Греков от всех других вер, увидеть, что она есть самая лучшая из них». Если бы факт прихода к Владимиру послов имел место, то он не преминул бы восхвалить великий ум Владимира, что он не дал увлечь себя проповедникам ложных вер и сумел увидеть и понять, что греческая вера самая лучшая. Но у Иллариона удивление вызывает тот факт, что Владимир решился принять христианскую веру, не слушая никаких проповедников, а своим умом в состоянии был понять, что христианство лучше язычества.

Вывод:

С самого начала княжения Владимир активно взялся за благоустройство молодого русского государства. Вёл войны не ради завоевания новых земель, а для объединения Руси и укрепления её границ.

Модернизация славянского язычества не достигла поставленной цели - объединить русские народы под сенью единой религии, покровительствующей княжеской власти.

Существует множество мнений  о причинах выбора христианства как единой государственной религии. С моей точки зрения, наиболее достоверно то, что Владимир самостоятельно пришёл к мысли о приоритетности монорелигии.

Глава 2. Крещение князя Владимира.

Следующим историческим эпизодом, который рассматривает Голубинский, является само крещение Владимира в Корсуне, но об обстоятельствах личного крещения Владимира можно только высказывать предположения, так как стопроцентно достоверных документов, описывающих эти события, не сохранилось. И всё же, следует придерживатся мнения Е.Е.Голубинского, относительно даты его крещения  986 г.

         Итак, все было готово к принятию новой веры:  Подожду  еще  немного,  -

говорил Владимир, по свидетельству начального летописца  киевского.  Удобный случай представился в войне с греками; предание  тесно  соединяет  поход  на греков с принятием христианства, хочет выставить, что первый был  предпринят для второго. Владимир спросил у бояр: Где принять нам крещение? Те отвечали: Где тебе любо. И по прошествии года Владимир выступил с войском на  Корсунь.

Корсунцы затворились в городе и крепко отбивались, несмотря на  изнеможение; Владимир объявил им, что если они не сдадутся, то он будет три  года  стоять под городом. Когда эта угроза не подействовала, Владимир  велел  делать  вал около города, но корсуняне подкопали городскую стену и  уносили  присыпаемую русскими землю к себе в город; русские сыпали еще  больше,  и  Владимир  все стоял. Тогда один  корсунянин  именем  Анастас  пустил  в  русский  стан  ко Владимиру стрелу, на которой было написано: За тобою, с  восточной  стороны, лежат колодцы, от них вода идет по трубе в город, перекопай  и  перейми  ее. Владимир, услыхав об этом, взглянул на небо и сказал: Если это  сбудется,  я крещусь. Известие верно ходу  событий:  это  не  первый  пример,  что  князь языческого народа принимает христианство при условии победы, которую  должен получить с помощью нового божества.  Владимир  тотчас  велел  копать  против труб, вода была перенята; херсонцы изнемогли от жажды  и  сдались.  Владимир вошел в город с дружиною и послал сказать греческим  императорам  Василию  и

Константину: Я взял ваш славный город; слышу, что у вас  сестра  в  девицах;

если не отдадите ее за меня, то и  с  вашим  городом  будет  то  же,  что  с

Корсунем. Испуганные  и  огорченные  таким  требованием,  императоры  велели отвечать Владимиру: Не следует  христианам  отдавать  родственниц  своих  за язычников; но если крестишься, то и сестру нашу получишь, и  вместе  царство небесное, и с нами будешь единоверник; если же не хочешь креститься,  то  не можем  выдать  сестры  своей  за  тебя.  Владимир  отвечал  на  это  царским посланным: Скажите царям, что я крещусь; и уже  прежде  испытал  ваш  закон, люба мне ваша вера и служенье, о которых  мне  рассказывали  посланные  нами мужи. Цари обрадовались этим словам,  умолили  сестру  свою  Анну  выйти  за Владимира и послали сказать ему: Крестись, и тогда пошлем к тебе сестру.  Но Владимир велел отвечать: Пусть  те  священники,  которые  придут  с  сестрою вашею, крестят меня.  Цари  послушались  и  послали  сестру  свою  вместе  с некоторыми сановниками и пресвитерами; Анне  очень  не  хотелось  идти:  Иду точно в полон, говорила она, лучше бы мне здесь умереть; братья утешали  ее: А что если Бог обратит тобою Русскую землю в  покаяние,  а  Греческую  землю избавит от лютой рати; видишь, сколько зла наделала Русь грекам?  И  теперь, если не пойдешь, будет то же. И едва уговорили ее идти. Анна села в корабль,

простилась с роднею и поплыла с  горем  в  Корсунь,  где  была  торжественно встречена жителями.

Историческое предназначение Владимира состояло в том, чтобы окончательно объединить, хотя бы  в самой примитивной форме, все восточнославянские  земли, объединить под своей властью, под властью Киева весь «словенеск язык на Руси», укрепить  границы своего государства, создать формы управления, соответствующие этому объединению и складывающимся формам общественных отношений, произвести религиозную реформу, которая бы отразила изменения в идеологии, обусловленные возникающими и развивающимися феодальными формами господства и подчинения, и, наконец, укрепить международное положение империи Рюриковичей, включив её в семью христианских, цивилизованных государств Европы. [Карташев А.В.]

Выводы: 

Став  христианином,  Владимир,  как  натура деятельная, обладающая, несомненно, умом, пришел к мысли о распространении православия в своих владениях.

 Он понял, что его держава  все-таки  состоит из отдельных княжеств, которые после его смерти опять начнут междоусобицу.

Русь  может  объединить  только  какая-то  сверх идея,  и  что  этой сверх идеей должно стать именно православие.

В любых отношениях с  христианскими  государствами  языческая  страна

неизбежно оказывалась неравноправным, ущербным партнером, с чем Владимир не был  согласен  (обращение  в  христианство  усилило  присущее  ему  чувство ответственности за государство, за его авторитет).

Глава 3. Крещение Руси.

Решившись креститься сам и крестить весь свой народ, Владимир не нашел возможным сделать того и другого одновременно, но сначала крестился сам частным, и по всей вероятности - более или менее тайным образом, а к общему крещению народа приступил только после довольно продолжительного приготовления.

Крещение Владимиром жителей Киева

В Корсуни с переговорами о браке и с самим его совершением, с переговорами об устройстве церковного управления, с набором священников и других необходимых людей, Владимир имел весьма немало дела. Поэтому нужно думать, что он пробыл в ней более или менее долгое время и что возвратился из нее в Киев или только в самом конце 989 г., или даже в следующем 990 г. Так как нет оснований  и нельзя предполагать, чтобы по возвращении он действовал с поспешностью и тотчас же совершил крещение киевлян, как только прибыл в Киев: то вообще представляется необходимым принимать за год этого крещения 990-й год (Голубинский Е.Е.)

По возвращении в Киев Владимир прежде  всего крестил сыновей своих и людей близких. Вслед  за  тем  велел  ниспровергнуть идолов. Этим должно было  приступить  к  обращению  народа,  ниспровержением прежних предметов почитания нужно было показать их ничтожество; это средство

считалось самым действительным почти у всех  проповедников  и  действительно было таковым;  кроме  того,  ревность  новообращенного  не  могла  позволить Владимиру удержать хотя на некоторое время идолов, стоявших на видных местах города и которым, вероятно, не переставали приносить жертвы;  притом, если не все, то большая часть истуканов напоминали Владимиру его собственный грех, потому что  он  сам  их  поставил.
Житие Владимира неизвестного автора и за ним повесть о крещении, помещенная в летописи, представляют дело о крещении Владимиром киевлян таким образом, что - возвратился из Корсуни, сокрушил бывшие в городе идолы, отдал в один прекрасный после сего вечер приказ явиться всем на другой день поутру на реку для купания (что есть крещение как внешнее действие) в новую веру, - и сделал людей из язычников христианами, т.е. представляют дело таким образом, будто вся недолгая история состояла в том, что приказал и исполнено. Вслед за Житием и повестию и новые исследователи большею частью таким же образом представляют себе крещение Владимиром как киевлян, так и всего вообще народа: в Киеве - приказал и исполнено; в других городах - приходил, приказывал и было исполняемо. Позволяем себе с полною уверенностью думать, что это было не совсем так. Когда предстояло крестить целый народ, то, конечно, не могло быть и мысли о том, чтобы везде наставить в вере всех и каждого; в подобных случаях уже по неизбежной необходимости большая часть людей исполняет простой приказ. Но если не было возможности нигде наставить всех, то была возможность везде наставлять некоторых, которые бы своим сознательным поведением в перемене веры могли служить своего рода доказательством для других; была возможность если не вполне, то по крайней мере до некоторой степени везде вводить новую веру таким образом, чтобы ее принятие представлялось не делом принуждения, а делом свободы и убеждения. Предполагать, чтобы Владимир при обращении народа в христианство не хотел делать того возможного, что требовалось всякими доводами разума человеческого и что вместе требовалось достоинством и самой новой веры, значило бы воображать его себе одним из тех деспотов, которые, зная только одно: "приказываю и исполняй", не хотят давать ни малейшего места свободному убеждению даже и там, где от него не могло бы быть ничего, кроме пользы, и где бы оно было желательно и для них самих. 

Другие русские, особые от киевских и ставшие христианами прежде них, у которых Владимир мог взять священников, были венгерские или угорские русские, которые жили и до настоящего времени живут по ту сторону Карпат в северо-восточной Венгрии и которые были обращены в православное христианство, как мы замечали выше, за целое столетие до нас. Язык единоплеменных нам болгар довольно близок к нашему русскому, а в древнее время был и еще ближе, однако же, во всяком случае, не на столько, чтобы болгарин и русский могли понимать друг друга с первого слова. Но эти угорские или венгерские русские были совсем те же русские, что и мы, и даже говорили одним наречием с киевлянами, - так называемым теперь малороссийским; следовательно, они как раз  представляли собою то, что нужно было Владимиру. Они были непосредственными соседями нашей Червонной или Галицкой Руси, и Владимир не мог не знать о них; а потому, предполагая вероятным, что он позаботился приобрести священников из Болгарии, нельзя не предполагать столько же и даже более вероятным, что он позаботился приобрести последних и от них - венгерских русских.

В первую очередь Владимир приступил к крещению киевского народа; митрополит и священники ходили по  городу с проповедью; по некоторым, очень вероятным известиям и сам князь участвовал в этом деле.

Как совершено было Владимиром крещение киевлян, мы не знаем. Очень может быть, что дело происходило подобно тому, как оно представляется в Житии Владимира и в повести, помещенной в летописи, а именно -  что все жители города крещены были единовременно (а не по частям), что они явились на место крещения, которым была река, в назначенный день, по приказанию князя. Только при этом совсем невероятным образом представляют дело Житие Владимира и повесть, когда говорят, будто (все) "людье (слышав приказание князя) с радостью идяху, радующеся и глаголюще: аще бы се не добро было, не бы (-ша) сего князь и бояре прияли". Но затем необходимо и всякое правдоподобие требует предполагать, что было некоторое, а может быть и немалое, количество таких, которые остались глухи к проповеди и в глазах которых князь и бояре были отступниками от старо-отеческой веры. Одни из таких могли быть заставлены повиноваться угрозами или даже прямо силой, а другие, вероятно, не были заставлены никакими средствами и - или искали спасения в бегстве или сделались, так сказать, языческими мучениками. Таким образом, это дело о крещении Руси Владимиром должно понимать так, что было крещено большее или меньшее большинство жителей, что язычество было объявлено верою запрещенною и преследуемою и что оно, хотя далеко еще не перестало существовать, стало верою тайною, подобно расколу старообрядства во времена его сильнейших преследований. 

Великая перемена, которую народ позволил совершить с собою в Киеве, еще ничего не говорила другим областям русским, потому что другие области еще смотрели на свои столицы и на свои старшие города. Но для области Киевской в теснейшем смысле, для земли Полянской, пример Киева был совершенно обязателен. Не могла же область быть врозь с своею столицей, с своим старшим городом, в котором была ее голова. (Никитин В.А.) Таким образом, необходимо думать, что вслед за Киевом крещена была область Киевская и что в дальнейшем, хотя вероятно и быстром, но все-таки постепенном, крещении остальной Руси наблюдался тот порядок, чтобы крестить сначала тех, от кого ожидалось менее сопротивления, и чтобы наоборот тем, от кого ожидалось этого сопротивления более, дать больше времени свыкнуться с мыслью о необходимости переменить веру.

Крещение Владимиром жителей Новгорода и вообще всей собственной (не инородческой) Руси.

Если мы примем сейчас сказанное, что Новгород был крещен не тотчас после Киева в 991-м году, а в неизвестном году спустя то или другое время после него: то мы поймем, каким образом Владимир приготовлял к принятию христианства остальную Русь. В Новгород епископ был послан тотчас, как он прибыл с митрополитом из Греции; но город был крещен не тотчас после сего, а спустя тот или другой промежуток времени: ясно, что епископ, посланный в город тотчас по своем прибытии из Греции и прежде чем решено было крестить последний, послан был за тем, чтобы приготовить жителей к крещению. Как поступил Владимир в отношении Новгорода, так он мог поступить и в отношении ко всем городам, в которых намеревался учредить епископские кафедры или - что то же - ко всем городам важнейшим, ибо кафедры были учреждены в этих городах.

Крещение всей Руси, после того как Владимир приступил к нему, очевидно, должно было составлять главный предмет его деятельности. После 990-го года, в который приступил к этому крещению, Владимир княжил 25 лет: следовательно, имел совершенно достаточно времени для того, чтобы употребить в этом отношении все свои заботы. Мы не имеем положительных сведений о том, что успел Владимир сделать; но мы имеем положительные сведения о том, чего он не сделал и что было делаемо уже после него. Предполагая  с совершенным правом и основанием, что все, о чем не говорится после, было уже сделано им, мы получим, что он крестил половину Руси, и именно - что он крестил всю ту часть ее, которая по населению была чисто русско-славянскою или Русью в собственном и теснейшем смысле, и что оставил некрещенною часть Руси не-русскую - инородческую (и иноплеменную). Мы видим, что Владимир крестил всю собственную Русь и оставил не крещенною Русь инородческую. Возникает вопрос: «Почему князь Владимир не крестил инородцев?» За 25-ти лет, которые он имел в своем распоряжении, он имел возможность сделать это. Если он не сделал последнего, то, нет сомнения, не по недостатку времени. Нельзя полагать причиной сего и то, чтобы он встретил между инородцами непреодолимое сопротивление. Это сопротивление могло быть; но если бы он захотел одолеть и сокрушить его, если бы он захотел прибегнуть к крещению огнем и мечом, как это, по свидетельству пословица, случилось с новгородцами, то, нет сомнения, он успел бы настоять на своем и достигнуть своей цели. Голубинский Е.Е. объясняет это тем, что Владимир оставил инородцев до времени в покое по побуждениям государственного благоразумия. Все они давно были данниками Руси (меря с весью и мурома - со времени Рюрика, вятичи - со времени Олега); но пока оставались инородцами, они все были не крепки к Руси и все еще не составляли настоящей Руси. Необходимо было позаботиться о том, чтобы обрусить их. Но чтобы успешнее и скорее достигнуть этого последнего, благоразумие требовало не раздражать их, не возбуждать искусственным образом чувства их особой национальности и не давать им повода поднимать знамя восстания за отеческую веру, чем легко создалась бы упорная вражда, имевшая надолго оттолкнуть  их от русских. Заботиться об их обрусении прежде, чем об их крещении, предписывала политика или государственное благоразумие, но в то же время дело имело себя таким  образом, что с достижением одной цели, достигалась и другая; сделавшись русскими, они, так сказать, имели сделаться и христианами. 

Как было совершаемо и совершено Владимиром крещение собственной Руси, мы не имеем совершенно никаких сведений. Но можно предположить что, во-первых, Владимир сам лично принимал деятельное участие в крещении если не всех, то большей части областей, и, во-вторых - что он сам лично усердно производил надзор за тем, чтобы христианство в областях водворялось возможно скорее и успешнее. Владимир принял христианство не в преклонной старости, а именно в годы наибольшей способности человека к деятельности (примерно в 30 или с небольшим 30-ти лет): очевидно, непосредственно участвовал. Голубинский Е.Е. пишет: « Владимир должен был предпринимать поездки по областям в виду такой нарочитой и важной нужды, как их крещение и утверждение в них христианства. Сыновья Владимира, по мере того, как вырастали и были сажаемы на уделы, должны были постепенно снимать с него бремя личных забот».

Выводы:

Во времена правления  князя Владимира, происходит крещение Руси.  

Народ относится к этому по-разному.

Христианство распространяется не сразу по всей территории, а постепенно, в течение длительного времени.

Появляется свое духовенство.  

Духовенство начинает оказывать влияние на общественный строй

Глава 4. Современный взгляд на религиозную реформу Владимира Святого.

Рассмотрим современный взгляд на реформу Владимира Святого.

Религиозную реформу Владимира нельзя рассматривать как изолированный акт, независимый от остальных нововведений великого князя в области социальной структуры. Наоборот, она представляла собой необходимый элемент единой системы.

Успешное осуществление административной, военной, судебной реформ выдвигало проблему преодоления язычества, тормозившего духовный прогресс, на передний план. Оно становилось необходимым условием всестороннего развития общественной жизни Киевской Руси. Личные взгляды и желания отодвигались на задний план; введение монотеизма диктовалось объективным развитием страны, победой феодального способа производства.

Успех христианизации объясняется не только тем, что православие не противоречило русскому национальному характеру, но и тем, что истины новой веры прозвучали на родном славянском наречии: к этому времени появились переводы Евангелия и богослужебных книг, осуществлённые создателями славянского алфавита братьями - просветителями Кириллом и Мефодием.

        Старославянский литературный язык, разработанный благодаря этим переводам, стал общегосударственным языком Киевской Руси, столпом просвещения и культуры, подтверждением генетического и духовного единства всего славянского мира.

С крещением Руси  связано и введение византийского юлианского календаря, принятого тогда в Европе. Он появился на Руси в 10 веке как результат её приобщения к христианской культуре. [Никитин В.А.]

Так положено было начало церковной организации на Руси. Владимир даёт церкви и первый церковный устав. Нет ни каких оснований сомневаться в том, что «Устав Владимира святого о церковных судах» имеет в себе какие-то составные элементы, восходящие к временам самого Владимира. [Мавродин В.В]

Принятие христианства повлекло за собой ряд существенных изменений во всех сферах жизни государства. Насаждались идеи о божественном происхождении княжеской власти и покорности народа этой власти. Стало развиваться искусство, книгописание, сформировывалась национальная русская культура. Изменилось положение Руси на международной арене.

        Приобщение к тысячелетней  христианской  истории  ставило  перед  русским обществом новые культурные, духовные задачи  и  указывало  на  средства  их решения  (освоение  многовекового   наследия   греко-римской   цивилизации, развитие  самобытных  форм  литературы,  искусства,   религиозной   жизни).

Заимствование  становилось  основой  для  сотрудничества,  из   осваиваемых

достижений Византии постепенно вырастали ранее неведомые славянам  каменное зодчество, иконопись, фресковые росписи, житийная литература и летописание, школа и  переписка  книг.  Вместе  с  христианством  был  принят  Юлианский календарь, применявшийся в Византии. Новое летоисчисление начали  вести  от сотворения мира, и новый год его начинался первого  марта.  Крещение  Руси, понимаемое не как кратковременное действие, не как массовый  обряд,  а  как процесс постепенной христианизации восточнославянских и  соседствовавших  с

ними племен, создало новые формы внутренней жизни этих сближавшихся друг  с другом этнических групп и новые формы их взаимодействия с окружающим миром.

     Важным оказалось и то, что православие не проповедовало идеи

предопределения. И потому ответственность за грехи, творимые по собственной воле, ложилась на грешника. Это было понятно и приемлемо для язычников. Принятие христианских норм морали не было психологическим насилием для новообращенных, которые привыкли к элементарному противопоставлению добра и зла.

     Крещение дало нашим предкам  высшую  свободу  -  свободу  выбора  между Добром и Злом, а победа православия подарила Руси тысячелетнюю историю.

Вывод:

Утверждение христианства на Руси в качестве государственной религии оказало большое влияние на разные сферы общественной и духовной жизни страны.

Ускорилось изживание местных, племенных различий в отдельных областях Руси и формирование древнерусской народности с единым языком, культурой, этническим самосознанием, что способствовало объединению Руси и созданию централизованного государства.

Изменилось положение Руси на международной арене.

Владимир является основоположником христианства на Руси, он сделал попытку реально, деятельно выполнить своё исключительное служение, как главы христианского народа. Из всех правителей древней Руси эпическая память народа исключительно выделила только 2 вождей: Святого Владимира, которого именовали « ласковым князем и Красным Солнышком» и царя Ивана IV Грозного.

Заключение

Такова история собственного крещения Владимира и крещения им Руси. К нему не приходили послы или миссионеры от разных народов с предложением вер, хотя и могли приходить; он не посылал своих послов для осмотра вер на местах и для выбора лучшей между ними, ибо подобное посольство есть вещь невозможная и немыслимая: он принял греческое православное христианство не каким-нибудь беспримерным образом в истории и не с какою-нибудь сказочною замысловатостью, а совершенно просто и естественно, как принимали христианство все европейские государи. Я вовсе не питаю напрасной надежды, чтобы все сразу согласились со мной видеть в повести о крещении Владимира, помещенной в летописи, то, что она есть на самом деле, т.е. простое сочинение: люди, привыкшие воображать, что мы совсем особый народ и что у нас все было не по-людски, конечно, не сразу отступятся от своего мнения. Но я имею твердую уверенность, что при свете критики Голубинского Е.Е. житие этого предания весьма недолгое и что, во всяком случае, его выбытие из истории есть не более как вопрос времени.

На этом исследование вопроса о возникновении и распространении православного христианства на Руси я не заканчиваю, планирую в дальнейшем изучить времена правления князя Ярослава.


Список литературы:

Источники:

  1. Е. Е. Голубинского «История русской церкви» М.: Университетская типография, Страстной бульвар. 1901г.
  2. «По́весть временны́х лет» написана монахом-летописцем Нестором
  3.  «Память и похвала Владимиру» Иакова Мниха  
  4. «Слово о законе и благодати» Иллариона

Литература:

  1. Гордиенко Н.С. «Крещение Руси», Ленинград,1984г.
  2. Карташев А. В. «Очерки по истории русской церкви», М., Терра, 1997г.
  3. Никитин В. «Крещение Руси и отечественная культура», «Знамя», 1988г.

Список литературы:

  1. Е. Е. Голубинского «История русской церкви» М.: Университетская типография, Страстной бульвар. 1901г.
  2. Гордиенко Н.С. «Крещение Руси», Ленинград,1984г.
  3. Карташев А. В. «Очерки по истории русской церкви», М., Терра, 1997г.
  4. Никитин В. «Крещение Руси и отечественная культура», «Знамя», 1988г.
  5. «По́весть временны́х лет» написана монахом-летописцем Нестором
  6.  «Память и похвала Владимиру» Иакова Мниха  
  7. «Слово о законе и благодати» Иллариона


По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Революция 1917 г.Точки зрения. Современный взгляд

В данной работе сделана попытка определить, какие противоречия периода 1917 года оказались роковыми для истории и помогли перерасти революционной ситуации в революцию....

Современные взгляды на предметную область "Безопасность жизнедеятельности"

Итак, почему же предмет ОБЖ актуален? С одной стороный статистика прямо говорит о том, что в современных условиях неснижающейся динамики угроз и опасностей для человка от собственной жизнедеятель...

Современные взгляды на профилактику и коррекцию плоскостопия

Виды здоровьесберегающей деятельности в ОУ...

Интернет-конференция IV Епархиальных образовательных чтений «Князь Владимир. Цивилизованный выбор Руси». Тема: Киевский князь Владимир Святой и его значение в русской истории. Итоги и последствия принятия христианства

История государства Российского насчитывает почти полторы тысячи лет. Эта история связана с именем Великого Князя Киевского Владимира Святославича, внука основателя династии Рюрика, сына первого русск...

Технологическая карта урока "Владимир Святой.Принятие Христианства"

Технологическая карта урока "Владимир Святой.Принятие Христианства"...