Главные вкладки

    Методическая разработка по литературе (11 класс) по теме:
    Перечитаем «Легкое дыхание» И. А. Бунина

    Андреева Алла Юрьевна

    Это подробный репортаж с урока по изучению рассказа И. А. Бунина  "Легкое дыхание".  Ученики провели исследование текста, заметили интересные детали, делали важные для себя выводы. Они столкнулись с разными точками зрения на поступки героини, старались понять авторскую позицию и сформулировать свое отношение к ней.   Сделали  работу живей и активней вопросы-стимуляторы, которые помогли ученикам самим ощутить нравственный потенциал произведения.

    Скачать:

    ВложениеРазмер
    Файл buninskoe_legkoe_dyhanie.docx62.2 КБ

    Предварительный просмотр:

    А. Ю. Андреева, ГБОУ СОШ № 353 им. А. С. Пушкина.

     Г. Москва. Учитель словесности.

     Отличник просвещения, учитель-методист

    Перечитаем «Легкое дыхание» И. А. Бунина

    Маленький рассказ  И. А. Бунина « Легкое дыхание»,  на первый взгляд,  прост и ясен. Но эта классическая простота обманчива. Недаром со времени написания рассказа, с 1916 года, до сих пор не утрачен интерес  критиков к собственному прочтению, собственной интерпретации новеллы. Под разным ракурсом, с разными акцентами просматривают  критики разные пласты произведения, открывая для себя и для нас поэтическую  и познавательную  ценность этого рассказа.

            Все они, безусловно, интересны.

            Простой сюжет – о жизни и смерти юной девушки,  выводит на философские  вопросы мимолетности, конечности  земного существования. А как автор осмыслял этот вопрос? Тайна смерти, трагедия преждевременной кончины  волновала Бунина всегда,  так что рассказ, написанный, по свидетельству самого автора, казалось бы, на одном дыхании, был задуман  давно. Уже в 1903 году им написано стихотворение «Портрет», своеобразная увертюра   «Легкого дыхания».  Чтением подготовленным  учеником  этой  поэтической эпитафии  по юности и безвременно ушедшей красоте стоит начать  урок.

    Погост, часовенка над склепом,

    Венки, лампадки, образа

    И в раме, перевитой крепом,

    Большие ясные глаза.

    Сквозь пыль на стеклах, жарким светом

    Внутри часовенка горит.

     «Зачем я в склепе, в полдень, летом?»

    -Незримый кто-то говорит.

     

    Кокетливо-проста прическа

    И пелеринка на плечах...

     А тут повсюду - капли воска

    И банты крепа на свечах,

     

    Венки, лампадки, пахнет тленьем...

    И только этот милый взор

    Глядит с веселым изумленьем

    На этот погребальный вздор.

    После  печальных поэтических строк хочется  добавить еще и эти  слова Бунина  из чернового наброска к «Жизни Арсеньева»: «Жизнь, может быть, дается единственно для состязания со смертью, человек даже из-за гроба борется с ней: она отнимает у него имя – он пишет его на кресте, на  камне, она хочет тьмой покрыть пережитое им, а он пытается одушевить его в слове».[1]   В «Легком дыхании»  взволнованный и радостный рассказ о взрослении юной очаровательницы изначально  пересечен траурной чертой – ему предшествует печальное  лирическое  описание кладбища, могилы, тяжелого креста,  звона фарфорового венка - ото всего веет зловещей несообразностью смерти  девочки, чьи живые глаза словно вопрошают: «Почему? За что? Как так могло случиться?». Трагическая нота прозвучит первой.  Безвременная  гибель  заранее искупает случившееся и предопределяет нашу оценку, задает эмоциональный настрой уроку. С первых строк рассказа проза сплавляется с лирикой. Кстати, все повествование взято в трагическую окантовку: в финальной сцене читатель снова возвращается на кладбище, снова ему «бессмертно сияют из выпуклого медальона на кресте» чистые глаза девочки, так любившей жизнь…

            -Сформулируйте тему этого рассказа.

    -Рассказ о любви – это скоропалительное предположение тех, кто невнимательно ознакомился с текстом.

    - О любви ли? – сомневаются многие. И я в том числе.

    - Вряд ли любовь – основная  сюжетообразующая линия, рассуждают одноклассники. В рассказе пару раз употреблено слово ВЛЮБЛЕН и один раз ЛЮБИТ – и то с оговоркой «будто бы и она его любит». И даже в момент, когда Оля и Алексей Михайлович сближаются, речи о любви не идет.

            -Тогда о чем все же повествует автор?

    -Может быть, об интересе к любви?  Нет, даже не к любви, а к тому, что таится в сфере интимного между мужчиной и женщиной, к физиологии отношений.

            В определенный момент это действительно становится основной темой.  Мне запомнилась самобытная  формулировка, предложенная ученицей: «Рассказ о том, как наивное, чистое, романтическое книжное представление о любви извращается и опошляется жестокой реальностью». Неплохая заявка, тем более что она охватывает не только Олину историю, но и историю классной дамы. На самом деле тема значительно шире: рассказ о смысле жизни, о ценности «живой жизни» (термин В. Вересаева), то есть жизни естественной, пусть не всегда правильной, но прекрасной. Тема выявляет множество проблем, возникает много вопросов. Некоторые из них мы осмыслим  вслед за автором  в нашей беседе по произведению.

            Поразительно то, как диаметрально расходятся критики и  читатели в характеристике главной героини рассказа: от сочувственного или очарованного взгляда на поведение и поступки девушки – до грубого определения, которым клеймят  падших женщин.  Бывает, при этом личностном подходе  как-то оттесняется в сторону авторское отношение к судьбе  его  героини.

     Восторженно описал  К. Г. Паустовский  свое состояние при первом прочтении: «Все внутри меня дрожало от печали и любви. К кому? К дивной девушке, к убитой вот на этом вокзале гимназистке Оле Мещерской. В газете был напечатан рассказ Бунина «Легкое дыхание».

    Я не знаю, можно ли назвать эту вещь рассказом. Это не  рассказ, а озарение, самая жизнь с ее трепетом и любовью, печальное и спокойное размышление писателя, эпитафия девичьей красоте.

    Я был уверен, что проходил на кладбище[2] мимо могилы Оли Мещерской, и ветер робко позванивал в старом венке, как бы призывая меня остановиться.

    Но я прошел, ничего не зная. О, если бы я знал! И если бы я мог! Я бы усыпал эту могилу всеми цветами, какие только цветут на земле. Я уже любил эту девушку. Я содрогался от непоправимости ее судьбы.

    За окнами дрожали, погасая, редкие и жалкие огни деревень. Я смотрел на них и наивно успокаивал себя тем, что Оля Мещерская — это бунинский вымысел, что только склонность к романтическому приятию мира заставляет меня страдать из-за внезапной любви к этой погибшей девушке».[3] 

    В замечательном исследовании Л. Выготским того, как житейский материал под пером мастера,  под дуновением легкого дыхания творческого вдохновения , благодаря  поэтической метафоре может преобразиться, облагородиться  и вызвать совсем иное читательское восприятие,  чем сама некрасивая история девушки в действительности,  критик  выносит  осудительный приговор Оле: «В самой фабуле этого рассказа нет решительно ни одной светлой черты, и, если взять эти события в их жизненном и житейском значении, перед нами просто ничем не замечательная, ничтожная и не имеющая смысла жизнь провинциальной гимназистки… Пустота, бессмысленность, ничтожество этой жизни подчеркнуты автором, как это легко показать, с осязательной силой…  В каких грубых и жестких выражениях, обнажающих неприкрытую правду жизни, говорит автор о ее связи с офицером».[4] Немного позже критик назовет героиню «Легкого дыхания» «беспутной гимназисткой»[5]  и задастся вопросом: «Почему он (Бунин) выбрал самое ужасное, грубое, тяжелое и мутное, когда он захотел развить тему о легком дыхании?». [6]

            Два противоположных чувства борются в душе О. Михайлова: «Воздушный образ очаровательной и легкомысленной гимназистки Оли Мещерской, жизнь которой оказалась жизнью мотылька-однодневки».[7] 

            Есть характеристики  совсем бесцеремонные. «С пятнадцати лет красавица-гимназистка Оля Мещерская сделалась шлюхой, играющей в роковую женщину, за что вскоре была застрелена одной из своих жертв... - Что хотел “сказать” автор?.. – словно мимоходом бросил  обидное С.  Воложин  в неопубликованной статье 2010-го года.[8] 

    Л. Выготский  и полемизировавшие с ним О. Сливицкая [9], А. Жолковский[10],  А. Щербенок[11], О. Михайлов, С. Воложин… Многочисленные исследования, интересные интерпретации, незамеченные коллегами нюансы. На содержание и тон исследования  накладывают отпечаток и время, и  интеллект исследователя, и сфера его интересов, и мера интеллигентности, и возраст, и даже пол.

    Этим  информативным блоком,  характеристикой  критиками образа Оли Мещерской, я иногда предваряю, иногда завершаю нашу дискуссию. Это зависит от настроя класса.

    Итак,  что же  думает о попавшей в беду бунинской героине  современный ученик,  когда разговор о ней идет не в кабинете ученого над листом бумаги или клавиатурой компьютера, а в классной аудитории, в «толпе» товарищей? Вот когда  особенно интересно становится и самому учителю, потому что не только мастерство Бунина-рассказчика, а в фокусе учительского внимания  еще и нравственность нового поколения. Поколения, находящегося под прицелом СМИ, не стесняющихся  того, что хлынет с экранов и как это отразиться  на  юных душах. Вседозволенность  в  половых   отношениях  - не стало ли это нормой? И будет ли интересна им, таким «просвещенным» в этой сфере, история грехопадения  их ровесницы, история  для своего времени такая откровенная, а для  нашего - завуалированная?

    Нравы вроде бы другие. В то время классная дама, переживая смерть милой девочки, приоткрывшей ей иной естественный, поразительно живой мир, не может даже мысленно назвать случившееся с ученицей своим словом, а заменяет эвфемизмом «то ужасное». Вспомним, что даже при  намеках на интимные вещи   краснеет немолодая начальница гимназии:

    — Вы уже не девочка… Но и не женщина, — еще многозначительнее сказала начальница, и ее матовое лицо слегка заалело.

    По этому поводу А. Скидан, предложивший свой разбор рассказа в связи с его экранизацией, замечает: «Едва ли современный читатель на этих словах, по примеру начальницы, зальется краской. Скорее, вслед за Олей  Мещерской, отнесется к ним просто, почти весело»[12]. Я, знакомя старшеклассников с этим шедевром в течение многих лет,  констатирую факт, опровергающий предположение Скидана: не просто и не весело, а близко к сердцу принимает молодежь  ХХI  века историю заблудшей души. Часто  по ходу чтения звучит  вопрос: «Погодите: а о каком времени идет речь?»

    Здесь вполне впишется в логику урока «лирическое отступление» об истории создания рассказа.  Бунин  вспоминал: «...Забрел я однажды зимой совсем случайно на одно маленькое кладбище на Капри и наткнулся на могильный крест с фотографическим портретом на выпуклом фарфоровом медальоне какой-то молоденькой девушки с необыкновенно живыми, радостными глазами. Девушку эту я тотчас сделал мысленно русской, Олей Мещерской, и, обмакнув перо в чернильницу, стал выдумывать рассказ о ней с той восхитительной быстротой, которая бывала в некоторые счастливые минуты  моего писательства».[13] Речь в рассказе идет о 1916-м годе. Рассказу уже почти 100 лет.  Почему вопрос о том, когда он написан, спонтанно всплывает у слушателей? Да потому, что описанная Буниным история «узнаваема» в разных ракурсах: в отношениях  учеников и воспитателей, в манере общения, в «жгучих»  вопросах  о форме старшеклассников, о прическах, сжигающих  до сих пор в учебных заведениях столько нервов и у  учеников и у учителей, в недопонимании  взрослыми того, что в таких мелочах проявляется бунтарское отношение учеников к внешнему обезличиванию.  Н. М.  Кучеровский  подчеркивает эту особенность  бунинских рассказов: «Злободневная тема выводилась за пределы социальной, конкретно-исторической детерминированности в запредельную вечность человеческого горя». [14] Серьезные исследователи  давно подметили, что искать приметы времени и в этой новелле, ломать голову над тем, могла ли гимназистка тех лет так просто и дерзко говорить с наставницей[15], бессмысленно. Следить надо за философским, психологическим и поэтическим подводным течением произведения, не за внешним, а за внутренним конфликтом.

            Вернемся к сюжетной линии: судьба  делает девушку избранницей: гимназистка, дочь обеспеченных родителей, природа одаривает ее быстрым взрослением и расцветом.   В пятнадцать она, уже красавица,  выделилась на фоне тщательно причесанных  гимназисток.

    - Чем?

    - Жизнелюбием, естественностью, раскованностью, индивидуальностью, уверенно отвечает  большинство. Говоря об этом, мудрено не вспомнить полюбившуюся нам Наташу Ростову, столь же импульсивную, также рожденную для любви, тоже «переполненную  жизнью девочку»,  живущую  взахлеб.

             - Что можете добавить к характеристике Оли Мещерской?

    Замечают, что она рано  расцвела: «в четырнадцать лет»! Но всем  понятно:  развитие её тела опережает духовное   взросление.  У неё  в этом возрасте  «все те  формы, очарование которых еще никогда не выразило человечество»!  Природа  одарила девочку естественной красотой. Пятнадцатилетняя Оля  «быстрым и уже привычным женским движением оправила волосы».  Она стала это сознавать этот дар, сверять с книжными идеалами, думать, «какая красота должна быть у женщины», играючи проверять силу своего обаяния. К сожалению, рассуждают собеседники, ведет она себя часто по-детски: еще не привыкла  к скромности: «не боялась… заголившегося при падении колена», «шаловлива и очень беспечна», «вихрем носилась» с первоклассницами. Мир неразумный, но прекрасный.

     - Почему – «к сожалению»?

    - Потому что такая наивность,  искренность, детская незащищенность при такой красоте…

     По логике старшеклассников, красота и  в реальной жизни привлекает  зависть,  ревность, соблазн. Красота здесь, увы, притягивает еще и роковые  силы смерти.  

    - А нравится ли автору его героиня?

    Всегда интересно услышать, о чем заговорят  мои собеседники, ведь редко кому по силам сразу вычислить, что многочисленные описания внешности и поступков Оли даны часто не через авторское  восприятие: поданные вроде бы от непредвзятого рассказчика, они приближены к «зоне сознания и речи» (термин М.М. Бахтина) того или иного персонажа. Но ученики, видно, улавливают это интуитивно и приводят другие аргументы.

    Автору нравится героиня, считают почти все: её природное изящество, живость, жизнелюбие, легкость, тяга к красоте, гармоничность. Стоит добавить, что сам Бунин называл такой целостно позитивный  настрой «повышенным чувством жизни». Обостренное чувство жизни и красоты, свойственное самому автору, передано Оле. Доказательства?

    Во-первых, внимательные читатели  обращаются к тексту: «почему-то никого не любили так младшие классы, как её», первоклассницы   гоняются за нею, блаженно визжат. Дети интуитивно чувствуют хорошего человека.

    - Во-вторых, - убеждают собеседники, - Бунин «вписывает» Олю в красивые интерьеры, в красивые пейзажи, то есть множит рядом с ней прекрасное. Всюду концентрированная нарядность красок.  Оля погожим розовым вечером на городском катке. Оля на прогулке, и солнце блестит «через весь мокрый сад». Оля в необыкновенно чистом и большом кабинете, а взгляд облюбовывает  блистательную залу  на  портрете царя.  И напротив: фон, на котором  выписана классная дама, унылый: «грязная площадь», «закопченная кузница», дует промозглый ветер, лужи.  В произведениях мастеров  это не случайность, а средство раскрытия характеров или авторской позиции.  Об этом  бунинские строки:

    Нет, не пейзаж влечет меня,

    Не краски жадный взор подметит,

    А то, что в этих красках светит:

    Любовь и радость бытия.

     Любовь и радость бытия излучает сама Оля, любовно и радостно воспринимается ею  окружающий мир.

    -В- третьих, - анализируют ученики, -  автор выделил её как личность яркую, незаурядную. У неё есть имя!  (Такая находка – из опыта работы на предыдущем уроке по рассказу «Господин из Сан-Франциско».)  Как  в «Господине из Сан-Франциско», так и в этом рассказе есть герои безымянные: классная дама, её брат,  начальница, родители, потому  что они серые, скучные, угрюмые,  лишенные живого естественного начала.

     По словам  учащихся, эти безликие «слишком правильные», как тот «ровный пробор в молочных,  аккуратно гофрированных волосах начальницы». Как-то  мои ученики метафорично высказались  о гимназических наставницах Оли: «Это жизнь в трауре». И хотя в тексте сказано прямо, что  «маленькая женщина счастлива»,  подростки утверждают: подобные ей просто не знают, что такое счастье, ведь «счастье только знающим дано». Это особенно  остро чувствуется на контрасте с Олиной короткой, но такой   насыщенной и стремительной жизнью.

    Так считают многие, но не все. Некоторым героиня кажется всё же ветреной, слишком легкомысленно поддавшейся вниманию противоположного пола,  слишком заигравшейся в любовь:  «Незаметно стала она девушкой, и незаметно упрочилась её гимназическая слава, и уже пошли толки, что она ветрена, не может жить без поклонников, что в неё безумно влюблен гимназист Шеншин, что будто бы  и она его любит, но так изменчива в обращении с ним, что он покушался на самоубийство...»

    Но радует то, что находятся  чуткие к классическому слову читатели, которые выделяют  в тексте слова и словосочетания: ПОШЛИ ТОЛКИ,  БУДТО БЫ…  А они, по мнению оппонентов,  не позволяют делать объективные выводы из подобной информации, это, скорее всего, кривотолки завистников о юной очаровательнице. После такого внимательного вчитывания уже большинство видят, выделяют в тексте и другие ключевые  авторские вкрапления.

     Например, эпизод, который условно назовем «Последней  Олиной  зимой». Последние  всплески её радости:  «Последнюю свою зиму Оля Мещерская совсем сошла с ума от веселья, как говорили в гимназии. Зима была снежная, солнечная, морозная, рано опускалось солнце за высокий ельник снежного гимназического сада, неизменно погожее, лучистое, обещающее и на завтра мороз и солнце, гулянье на Соборной улице, каток в городском саду, розовый вечер, музыку и эту во все стороны скользящую на катке толпу, в которой Оля Мещерская казалась самой беззаботной, самой счастливой». Учеников останавливает и слово ПОСЛЕДНЯЯ, но  оно уже подготовлено прелюдией, кладбищенской зарисовкой в начале и привносит  в дальнейшее бравурное описание трагический диссонанс.  А, значит, сомнительным кажется и то, что Оля «сошла с ума от веселья».  От веселья ли? Не остается незамеченной и авторская оговорка: «КАК ГОВОРИЛИ  в гимназии». Она, по мнению ребят, переводит оценку в разряд сплетен. А то, что это веселье было маской, за которой скрыта большая девичья трагедия, подтверждает бунинское слово-ключик КАЗАЛАСЬ.  Согласна с детьми: «парчовый», по  определению  критиков, язык Бунина не допускает ничего случайного. Его слово – та блесточка, которая высветила истину лучше пространных объяснений. Оля  не  БЫЛА самой беззаботной, самой счастливой, а  КАЗАЛАСЬ таковой. Или пыталась казаться, или виделась такой людям невнимательным, безразличным. Логика текста подтверждает наши предположения.

    Эпизод «Разговор в кабинете начальницы».

    - Здравствуйте, mademoiselle Мещерская, - сказала она по-французски, не поднимая глаз от вязанья. - Я, к сожалению, уже не первый раз принуждена призывать вас сюда, чтобы говорить с вами относительно вашего поведения.

    - Какая деталь останавливает внимание?

    Совершенно естественно и моментально схватывается  деталь – «не поднимая глаз», формулируется проблема взаимоотношений  наставниц  и воспитанниц, и приходит понимание того, почему  назидания  не дадут результатов, почему девочка  слушать будет плохо. По мнению ровесников Оли, равнодушие, официозность  и раздражение взрослого собеседника и у них не вызвали бы иной реакции.

    - А не ошибаемся ли мы, не преувеличиваем ли значение детали – начальница не смотрит в глаза ученице?

    Подростки  убеждены, что автор внимательно «наблюдает» за глазами участников диалога:

    - Оля входит в кабинет «сияя глазами», глядит « ясно и живо, но без всякого выражения на лице», «с любопытством посмотрела» на клубок, любовно оглядывает кабинет, вгляделась в портрет молодого царя, даже – в аккуратную прическу начальницы. А вот о глазах дамы Бунин не пишет даже после ошеломившего  известия… Умолчание – многократно использованный  мастером прием.

    - О чем еще умолчал автор?

    Определенный навык находить в тексте примеры с фигурой умолчания  мы уже приобрели, потому вопрос не вызывает затруднений.

    -  Как уже сказано, молчание  о реакции начальницы на признание воспитанницы. Ничего не известно о судьбе Малютина: ушел ли он  от ответственности, как повел себя с отцом Оли. Недоговорено, что подразумевала Оля, написавшая в дневнике после своего падения: «Мне остается одно…». Мысль о самоубийстве или о мщении?  Неизвестно,  как ответит казачий офицер за убийство обидевшей его невесты. Не упоминается о том, как отнеслись в гимназии Олины «подружки» и поклонники к её гибели.

    И, на мой взгляд,  очень важно,  что мои собеседники всегда замечают: молчанием окружены родители девочки. Их не видим даже на могиле дочери. Теперь в  центре внимания   проблема отцов и детей.

    - Что мы знаем о родителях Оли и об их роли в воспитании дочери?

    - Родители обеспеченные, знатные.

            - Почему так считаете?

    Отвечающие аргументируют фактом текста: застреливший Олю казачий офицер не имел  «ровно ничего общего с тем кругом, к которому принадлежала Оля Мещерская». Значит, это иной – высший круг.

    Можно дополнить их логичное утверждение историческим и литературным комментарием.  Надеюсь, это сделает образ нашей героини еще ярче: род Мещерских – древнейший  славный княжеский род в России. У Державина есть ода «На смерть князя Мещерского». Прямые параллели проводить не стоит, но все же…

             Вспоминается осуждение начальницы: «Не виноваты в этих дорогих гребнях, не виноваты, что разоряете своих родителей на туфельки в двадцать рублей!».  Оно сопровождается  комментарием, что этим, разумеется,  родителей девочка не разорит, они  просто  её балуют.  Факт, что у отца неплохая библиотека со старинными книгами, позволяет сделать юным исследователям вывод, что он интеллигентный человек. Но в вину ему ставится то, что, судя по рассказу, выбор книг подрастающей дочкой им не контролировался.   По аналогии вспоминается «Евгений Онегин», Дмитрий Ларин тоже

    … не заботился о том,

    Какой у дочки тайный том

    Дремал до утра под подушкой.

    Кое в чем упрекают мать Ольги:

    - Чувствуется, что мама с Олей   не вела  речи о девичьих проблемах: как вести себя с мужчинами, чего опасаться, как надо беречь  честь, что значит быть женщиной, что есть женская красота. Недаром же девочка  с таким любопытством  выискивает  ответы  в  сомнительных папиных «смешных книгах», все это ей  так ново, что она заучивает  наизусть.  Нет даже намека на то, что родители заметили, что с дочерью что-то не то, что она, словно «сошла с ума». Последнее видят даже Олины сверстники…

            - Как вы думаете, как отнеслись родители к тому, что случилось между Олей и Малютиной?

    Об этом приходится  просто догадываться. Только некоторым читателям кажется, что родители  предпочли не оглашать её грехопадение. Большинство склоняется  к тому, что дочь затаилась и им ничего не рассказала. Мне думается, что последнее предположение ближе к истине. По психологическому подтексту чувствуется:  отчаянным  показным  весельем   Оли скрыт,  СКРЫТ ОТО  ВСЕХ (!) трагичный надлом личности. Наше вдумчивое перечитывание напряженного диалога в кабинете начальницы не оставляет сомнений: протест случившемуся кипит, вызов вызревал давно и прорывается явно ВПЕРВЫЕ  здесь, впервые – ей, хранительнице благочестия в гимназии. Спокойствие, с  которым говорит Оля,  убеждает, что девочка в уме не раз произнесла эту фразу: «Виноват в этом ваш брат…»

    - Почему, на ваш взгляд, девочка повела себя потом столь неподобающим образом: снова вступила в порочные отношения с мужчиной без любви?

                - Она,- считают ученики,- таким образом  мстит.

    - Милютину?

    - Нет, - отвечают дети. - Он ей противен, о нем, скорее всего, не хочется даже вспоминать. Она мстит  всем мужчинам, издевается над ними.

    - Почему тогда объектом мести стал «казачий офицер, некрасивый и плебейского вида»?

    Ровесники бунинской героини  понимают этот психологический феномен так: это её месть самой себе. Познав пошлую сторону сближения мужчины и женщины, она, «такая», стала противна самой себе. А если так: пусть станет еще хуже.  «Остается одно», - писала в отчаянье несчастная девушка, возможно, подразумевая  не столько самоубийство, сколько жуткое для неё  самой решение  -  пасть окончательно. Другие считают, что этим выбором она провоцировала не избалованного  женским вниманием соблазненного  и отвергнутого  ею «жениха» на опасную реакцию.

            - Почему  убийство Оли происходит на вокзале, в толпе?

    Дети рассуждают о том, что девочка по ходу повествования часто показывается в толпе, вернее - в её центре: в гимназии, на балах, на катке, в сборном зале на шумной перемене. Небезынтересна еще одна ученическая находка:  это «скользящая толпа». Принимая во внимание поэтический подтекст  Бунина, понимаем, что эпитет СКОЛЬЗЯЩАЯ  правомерен и ассоциативен. Толпа,  которой красивая барышня чужеродна. Высвечивается  еще одна проблема - проблема одиночества в толпе. Ученики подытоживают:

            -  Поэтически нагнетается  состояние незащищенности,  одиночества, когда читаем: что жизнь пятнадцатилетней жизнерадостной девушки трагически обрывается  «на платформе вокзала, среди большой толпы народа, только что прибывшей с поездом».

    Все анализировавшие рассказ и его структуру замечают своеобразие фразы об убийстве Оли. Описание вокзала, платформы, толпы прибывших пассажиров «заглушает» слово ЗАСТРЕЛИЛ, описание оттягивает  на себя внимание от прогуливающейся девушки, у которой в душе творится Бог знает что.  И никто не видит происходящего, никто не отведет руку убийцы.

            - И, тем не менее,  она наслаждается, когда осталась одна дома в тот  роковой день. Как это совместить?

    Подростки  говорят о том, что это чувство нахлынуло тогда, когда еще цельность счастливого мира романтичной  девочки не распалась, когда испытание незащищенностью в огромном  сложном мире было еще впереди.

    - Такие минуты уединения, - рассуждают подростки,-  нужны взрослеющему человеку: осмыслить свое место на земле, задуматься о вечном и бесконечном. Оля живет именно в таком временном и пространственном  измерении: «Я была так счастлива, что одна! Я утром была в саду, в поле, была в лесу, мне казалось, что я одна во всём мире, и я думала так хорошо, как никогда в жизни. Я и обедала одна, потом целый час играла, под музыку у меня было такое чувство, что я буду жить без конца и буду так счастлива, как никто». Вся красота мира – для неё, все счастье мира – ей! Счастье всюду -  «в саду, в поле, в лесу», в  музыке, которая льется из-под ее пальчиков. Она хозяйка жизни, она хозяйка дома, её все дано! Ей все можно! ВСЁ МОЖНО…

            Здесь мы подошли к еще одному повороту беседы. Жажда свободы от завистливых подруг, от поклонников, от гимназических наставниц, от семьи, осмысленная по-детски,  сотрет грань между   легким дыханием – легким отношением к жизни  и легкомыслием.  

            - Грань эту неготовая к такому столкновению со взрослыми проблемами героиня переступила играючи, а расплатилась  по-взрослому, но не играя, а по большому счету, цена которому – девичья честь и жизнь,- подхватывают мысль учителя ученики.

    -  Прокомментируйте метафорический смысл названия новеллы «Легкое дыхание».

    - И автор, и героиня понимают так: жить легко, радостно, в любви, наслаждаться  красотой, каждым мгновением, отпущенным тебе.  Этим чудным даром была сполна наделена Оля Мещерская.

    Дополняю я:

    - Эссеисты, пишущие об этой новелле, называют  «легкое дыхание»  «синекдохой» самой Оли. Её легкий бег по жизни очарователен. Но опасен. Легкое дыхание естественно и просто, пока - и если - с нерасчитанного бега не споткнешься, не расшибешь коленки. Повторю: от легкости до легкомыслия – один шаг.

            Здесь к месту процитировать самого И. А. Бунина. Со слов Г. Кузнецовой: « И. А. стал объяснять, что его всегда влекло изображение женщины, доведенной до предела своей «утробной сущности». Только мы называем это утробностью, а я там назвал это легким дыханьем. Такая наивность и легкость во всем, и в дерзости, и в смерти и есть «легкое дыханье», не думанье»[16].

    - Значит, виновница случившегося все-таки сама героиня?

    Кто-то винит Олю, но лишь в какой-то мере. Но большинство  считает, что за трагическую развязку  в ответе взрослые.  В первую очередь – Алексей Малютин.  Ученики правы:  его ни в коем случае не оправдывает то, что якобы пятнадцатилетняя  девочка сама соблазняла его. Защитники девушки находят оправдание:

    - Он намного старше её, опытнее и обязан был подумать об ответственности  за совращение несовершеннолетней.  Девушка не ожидала от него подлости, ведь он – сосед, приятель отца, брат начальницы гимназии, это вроде бы «обереги». Для нее это был мгновенный порыв, природный интерес, буйство плоти, справляться с которым девочку не научили, не подготовили…

    Нравственные уроки небольшой новеллы  ученики  пытаются выразить  в заключение урока  в  5 – 10-ти  предложениях. Некоторые их заметки  на память о прочитанном:

    - Берегите, девушки, свою честь, свою  девичье достоинство! Уважайте себя!

    - Опасайтесь «игр» со  взрослыми мужчинами, они могут довести до беды. Подумайте заранее о последствиях.

    - Красота юности привлекает  и непорядочных, и сластолюбцев. Не спешите к опыту «взрослых отношений» -  всему свое время!

    - А взрослым, родителям, учителям, воспитателям  - напоминание  об ответственности за тех, о ком надо заботиться, кого надо готовить  ко  взрослой жизни, с кем надо установить доверительные отношения.

            Бунин, конечно, не моралист, но  выводы читатель делает сам под влиянием его образного слова.  Недаром на тетрадных листочках выписывается нечто вроде «Морального кодекса юных и красивых».

      


    [1]  И. А. Бунин. Повести. Рассказы. Воспоминания. - М.: 1961. - С. 616.

    [2] Речь идет о посещении К. Г.  Паустовским Елецкого  кладбища (Прим. автора).

    [3]  Бунин И. А.  Чаша жизни // Вст. статья К. Паустовского; Кишенев: Лит. артистикэ. 1983.- С. 7.

    [4]  Выготский Л. С. Психология искусства. -  М.: 1987. - С. 150-151.

    [5]  Там же. - С. 152.

    [6]  Там же. - С. 158.

    [7]  Михайлов О.  И. А. Бунин.  Очерк творчества. - М.: Наука. 1966. - С. 116.

    [8]  Воложин С. Счастье спора с самим Выготским  (art-otkrytie.narod.rubunin.htm)

    [9]  См.: Сливицкая О. «Повышенное чувство жизни». Мир Ивана Бунина.- РГГУ. 2004

    [10]   См.: Жолковский А. «Легкое дыхание» Бунина-Выготского 70 лет спустя // Жолковский А. Блуждающие сны: Из истории русского модернизма. -  М.: 1992.- С. 130–152.

    5  См.: Щербенок  А.  Деконструкция и классическая русская литература: От риторики текста к риторике истории. - М.: НЛО, 2005.- С. 115—142.

    [12]  Скидан А. Ребенок - внутри: Еще раз о  "Легком дыхании"//  «НЛО». – 2007. - №86.

    [13]  Бунин И. А. Собр. соч.: В 9 т. - Т. 9. - М.:1967. - С. 369.

    [14]  Кучеровский Н. М.  И. Бунин и его проза (1887-1917). – Тула: 1980. - С. 81.

    [15]  Г. Кузнецова в «Грасском дневнике» вспоминает, что она пыталась указать Бунину на то, что гимназистка не может так вести себя с начальницей. (Примеч. автора).

    [16]  Кузнецова Г. Грасский дневник.– М.: Московский рабочий, 1995.- С. 106-107.

    Статья напечатана

    в журнале «Проблемы современной науки и образования»,

    2012 № 4 (14), стр.59-66


    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    ВОПРОСЫ К РАССКАЗАМ И.А.БУНИНА "СОЛНЕЧНЫЙ УДАР", "ГОСПОДИН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО", "ЧИСТЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК", "ЛЕГКОЕ ДЫХАНИЕ"

    Вопросы к рассказам И.А.Бунина даются учащимся при подготовке к семинару, обобщающему творчество данного автора. Это помогает учащимся обобщить свои знания по теме и провести аналитическую работу...

    Лингвистический анализ отрывка из рассказа И.А. Бунина "Легкое дыхание"

    Лингвистический анализ отрывка из рассказа И.А. Бунина "Легкое дыхание"...

    Интегрированное занятие по рассказу И.А Бунина «Легкое дыхание»

    Интеграция как принцип взаимодействия литературы и психологии...

    И.А.Бунин "Легкое дыхание"

    Презентация к изучению рассказа И.А. Бунина "Легкое дыхание"...

    Урок по И. Бунину Острое чувство кризиса цивилизации в рассказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»

    Иван Алексеевич Бунин — писатель сложный и противоречивый. Его произведения, при всей их занимательности, довольно не простые и своеобразные, заставляющие читателя размышлять над прочитанными страница...

    Урок литературы для 11 класса по творчеству И.А. Бунина. Тема: Тема: «Если писать о разорении, то я хотел бы выразить только его поэтичность» (И. А. Бунин)

    Данный урок посвящён теме изучения рассказа "Антоновские яблоки". Урок проблемный, на нём применяются исследовательская технология, групповая работа....

    Контрольная работа по творчеству А.П. Чехова, И.А. Бунина, А.И. Куприна, А.А. Блока, С.А. Есенина. 8 класс

    Литература 8 класс.Контрольная работа по творчеству  А.П. Чехова, И.А. Бунина, А.И. Куприна, А.А. Блока, С.А. Есенина. По программе Коровиной.Тестовая часть: знание текста изученных произвед...