Главные вкладки

    Художественные ремёсла народов Приамурья. Берестяные изделия

    Гольская Оксана Геннадьевна

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

     

    Берёза  давным-давно  заслужила  любовь и  благодарность  людей  целебным и свойствами своих  почек,

     яркой  зеленью нежных листьев, живительным соком ствола и превосходными качествами коры.  Из  лёгкой

     и  прочной  бересты  на  Амуре  издавна изготовляют не только всевозможную  утварь, но  и  лодки –  

    оморочки,  на  которых  охотники  и рыбаки  проникают  в  самые  отдалённые  угодья.

     

    ОЗНАКОМЛЕНИЕ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С НАРОДНЫМИ ПРОМЫСЛАМИ РОССИИ, в рамках реализации краевого (национально - регионального) компонента "Золотые руки Приамурья".

    БЕРЕСТЯНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

            Береста в прошлом использовалась в хозяйствах народов Приамурья чрезвы­чайно широко. Охотники и рыбаки по­крывали ею шалаши в летнее время, ее употребляли на подстилки для спанья в шалашах, из бересты делали колыбе­ли, лодки, вееры, всевозможные пред­меты домашнего обихода, трафареты узоров для рукоделия и т. п.

           В конце мая, в июне, июле мужчи­ны, вооружившись специальными длинными (до 30—40 см) ножами с рукоя­тями длиной 80—100 см, отправлялись в тайгу за берестой. Они отыскивали толстые березы с ровным, без изъянов берестяным покровом. На дереве делали длинный, до 1 —1,5 м, вертикальный разрез, вверху и внизу его — два гори­зонтальных, кольцевых. Некоторые снимали бересту «винтом», делая спи­ралевидные разрезы на коре.

           Заготовленную кору для придания ей эластичности варили: ее свертывали в толстые рулоны, перевязывали их и ставили в большие котлы, подвешенные над кострами на улице. В воду иногда добавляли костяки различных рыб, так что при варке получалось нечто вроде слабого рыбного бульона. Удэгейцы между слоями бересты прокладывали листья папоротника, а сам рулон заво­рачивали в кедровую кору. Процесс варки продолжался 3—5 часов. Если рулон был очень высок, сильно высту­пал из воды, его после варки перевора­чивали другим концом вниз и варку повторяли. Обработанная таким обра­зом береста становилась мягкой и элаг стичной, как кожа, ее можно было сши­вать крапивными нитками. Из такой бересты  изготовляли тиски — полотнища, которыми накрывали шалаши, укрывали от дождя поклажу в лодках, подстилали их в шалашах; бересту сши­вали в несколько слоев по длине, делая полотнища в 3—4 м, их окаймляли бе­рестяными каймами, чтобы края не рва­лись. Рыбаки и охотники в летнее вре­мя возили эти полотнища, свернутые в рулоны, с собой, они были нужны по­стоянно.

           Для изготовления сумочек, мешков, ведер, коробок, шляп, корзинок бересту чаще всего не варили, но осторожно на­гревали над огнем, отчего она размяг­чалась и становилась гибкой, а также легко расслаивалась на тонкие пласты, что было необходимо для орнаментации изделий. Для любых работ по бересте требовались следующие инструменты: ножи, несколько деревянных «вилок»- зажимов — дяфаку, небольшое шило — чиоко.

           Большие берестяные мешки для ягод и другой поклажи делали из длин­ных широких полос бересты, перегну­тых пополам и сшитых по бокам кор­нями тальника (а иногда просто за­крепленных деревянными спицами). Для хранения предметов женского ру­коделия широко применялись своеоб­разные сумочки и портфелики с орна­ментированными накладными клапа­нами сверху; они также сшивались по бокам нитками. Тоже плоскими, в виде «кошелечков» полукруглой формы с од­ним малым отверстием делали солон­ки — капту.

            Все прочие многочисленные предме­ты, которые делали из бересты народы Приамурья, по способам изготовления можно разделить на пять типов.

           Коробки (или сосуды) первого типа делали из одного квадратного или прямоугольного куска бересты, края которого загибали вверх, а затем на двух противоположных сторонах, по углам, складывали в виде треуголь­ников и закрепляли в таком положе­нии по верхнему краю двумя-тремя дополнительными берестяными наклад­ками — узкими (2—3 см) полосками, наложенными одна на другую, а ино­гда дополнительно — толстым прутом или палочками на противоположных сторонах. Сначала накладку вместе с краем коробки зажимали по всему пе­риметру (или окружности) нескольки­ми зажимами и прокалывали это на­сквозь шилом в нескольких местах. Че­рез эти отверстия затем протягивали корень, сшивая все слои бересты вме­сте. Проколов каждое отверстие, масте­рица вставляла в него заранее заготов­ленную иглицу из дерева в виде заост­ренной спички — так они фиксировали отверстия, чтобы они не смещались.

           Для шитья берестяных сосудов ис­пользовали, корни ели или тальника, которые заготавливали на островах в весеннее время; каждый корень рас­щепляли вдоль надвое с помощью но­жа. С .корней обычно снимали кожицу, затем, свернув их в рулончики, вешали для просушки в амбарах. Перед упо­треблением их несколько часов выма­чивали в воде.

           Способы прошивания краев сосудов корнями были самые разные и имели орнаментальный характер: «строчкой», косыми или прямыми крестиками, «елочками», «скобочками» и т. п». Ино­гда все слои бересты прошивали, не выходя за края сосуда, в других слу­чаях обшивали через край, укладывая витки корня вертикально, вплотную один к другому.

           Описанным выше способом делалп различные предметы: большие, до 50 см в диаметре, низкие блюда и маленькие коробочки-черпачки, ковшики с палоч­кой-рукоятью. В некоторые сосуды с высокими стенками внутрь вставляли дополнительный берестяной вкладыш, приделывали вертикальную ручку из сучка дерева и использовали его как ведро для воды, без дополнительного внутреннего вкладыша, — это были кор­зинки для ягод.

           Второй тип берестяных изде­лий — это коробки или сосуды цилин­дрической формы, сшитые из одного куска бересты с дополнительным дном. Вертикальный шов про­ходил сбоку, здесь бересту склеивали рыбьим клеем и сшивали крапивной ниткой. Дно деревянное (у ульчей и нивхов) или берестяное (у верховых нанайцев и удэгейцев) пришивали кра­пивными нитками или корнем. Не толь­ко верхний, но и нижний край изделия укрепляли дополнительными двумя-тремя накладными берестяными полос­ками шириной 2—3 см. Как было опи­сано выше, эти полоски вместе с краем изделия, а иногда и дополнительным фиксирующим прутом обшивали кор­нем через край аккуратной красивой обшивкой .

           Цилиндрические сосуды удэгейцев иногда были не круглыми а овальны­ми в плане, причем средняя часть овала делалась более узкой (в целом в плане это было похоже на восьмерку). Удэ­гейские сосуды цилиндрической формы отличались и способом обработки краев изделий: дополнительные накладные полоски бересты закреплялись с по­мощью рыбьего клея, а края сосуда об­шивались не корнем, а крапивной или жильной ниткой. Подобная техника бы­ла известна и негидальцам. Небольшие группы удэгейцев, жившие на притоках Амура и общавшиеся с нанайцами, по­заимствовали от них технику обработки краев сосудов корнями. Иногда удэ­гейцы для закрепления верхних краев крупных сосудов применяли не бере­стяные накладки, а тонкие дощечки шириной 4—5 см, они прокалывали их шилом и закрепляли также с помощью ниток. Такие дощечки иногда вставля­ли между берестяными накладками. Удэгейские и многие негидальские бе­рестяные сосуды второго типа отлича­лись и тем, что края донцев у них об­клеивали сначала цветной тряпочкой и затем прикрепляли к сосуду нитками.

           Коробки цилиндрической формы имели разнообразное применение. Уз­кие и высокие (высотой до 30 см, диа­метром 10—12 см) употреблялись для хранения ложек и палочек для? еды; в более низких w широких коробах, украшенных орнаментом, невеста везла угощение новой родне при переезде в  дом мужа; в них возили подарки (му­ку, крупу) при обычных поездках в го­сти; в коробах цилиндрической формы, но без орнамента рыбаки брали с собой пищу, уезжая на рыбалку на целый день.

           Переселяясь на летнее стойбище, в такие коробки укладывали чайную по­суду.

           Сосуды или коробки третьего типа делали из квадратного или пря­моугольного куска бересты, вырезая на углах его глубокие клинья. Бересту сгибали  по  этим  вырезам  и  сшивали.

            Получались сосуды с четырехуголь­ным дном, круглым или овальным устьем, которое обрабатывали так же, как уже описывалось выше (наклады­вали берестяные полоски и прошивали корнем вместе со стенками изделия). Некоторые ульчские масте­рицы обшивали края полосой ровдуги. Подобные  изделия  были  различны  по высоте и объему (высота от 5—8 до 50 см, соответственно менялись и остальные размеры). Применение та­ких коробов было весьма разнообраз­ным. Нанайцы, например, использова­ли сделанные указанным способом коробы, сильно вытянутые по длине (дли­на 60 см, высота 20 см), с накладными крышками с бортиками, как своеобраз­ные чемоданы. Их покры­вали орнаментом со всех сторон и хра­нили в них одежду, предназначенную в приданое невесте. В высоких и широ­ких коробках этого типа хранили муку, крупу. В небольших таких коробочках складывали женские украшения.

           Четвертый тип изделий пред­ставлял собой комбинацию третьего со вторым: к коробкам третьего типа при­шивали цилиндрический верх. Высокие и узкие, такие сосуды служили для хра­нения палочек и ложек для еды, а бо­лее широкие употреблялись для других целей. Изделия этого типа были из­вестны всем народам Амура.

           Сосуды и коробки второго, третьего, а иногда и жетвертого типа делались часто с крышками, в зависимости от их назначения. Обычно крышки вырезали в виде круга из бересты, к нему под­шивали второй слой в качестве «под­кладки». Из узкой полоски бересты сворачивали кольцо и подшивали его к крышке снизу как бортики, входив­шие внутрь сосуда.

           У нанайцев и удэгейцев (меньше у ульчей), помимо упомянутых четырех, бытовал еще пятый тип сосудов. Длинные и узкие, они были похожи на цилиндрические изделия второго типа, но это только на первый взгляд, такие изделия не имели вставного дна и де­лались иначе — из длинных узких кус­ков бересты, перегнутых пополам. По бокам их сшивали нитками, а уголки внизу загибали вверх и прикрепляли к   стенкам.   Устье   было   круглое   или овальное, его отделывали так же, как и у сосудов других типов, — с помощью накладных полос бересты и обшивки корнем. Такие сосуды за веревочную петлю подвешивали к поясу, отправ­ляясь за ягодами, а дома их вещали на стену.

           Берестяную посуду, как и деревян­ную, народы Нижнего Амура делали как повседневную, обиходную, так и праздничную, подарочную, и тогда ее богато орнаментировали. Различные мелкие плоские блюда (первого типа), в которых мыли рыбу, черпаки, кото­рыми вычерпывали воду из лодки, не орнаментировали. Однако даже ведра в большинстве случаев мастерица укра­шала хотя бы неприхотливым узором. Из всех пяти типов обычно не орнамен­тировали сосуды пятого типа.

           Техника орнаментации берестяных изделий была разнообразна.

           Одним из способов был следующий. На специальных дощечках, употребляв­шихся для женских рукодельных ра­бот, из тонких слоев расслоенной бере­сты вырезали детали орнамента, окра­шивали их в черный цвет и приклеива­ли рыбьим клеем к стенкам сосудов или пришивали к основе тонкой ниткой очень мелкими и редкими, почти не­заметными стежками, причем нитки также окрашивали в цвет узора. Ино­гда из тонких слоев бересты вырезали длинный орнаментальный «пояс», ко­торым обертывали весь сосуд (так укра­шали изделия второго типа).

           Более трудоемким был такой способ орнаментации: кусок бересты, из кото­рого делали сам сосуд (второй тип), окрашивали в черный цвет и на нем маленьким костяным ножичком наме­чали рисунок узора (корой с помощью берестяного трафарета, накладывавше­гося сверху). Затем по линии узора бересту надрезали маленьким металли­ческим ножичком и фон осторожно со­скабливали с основы — оставался чер­ный узор. Белый фон иногда выкрашивали желтой, голубой или другой крас­кой.

           Широко применялся способ тисне­ния орнамента. Для этого брали бере­сту, вываренную и немного подкрашен­ную в коричневый цвет отваром ольхо­вой коры. На обработанной таким обра­зом бересте рисовали узор костяным ножичком или тупой стороной металли­ческого ножа. Окончательный узор на­носили тиснением: тонкой заостренной костяной палочкой или костяным но­жичком его выдавливали косыми па­раллельными короткими черточками, «елочкой» из черточек, точками, кре­стиками и т. п. Для нанесения на бере­сту мелких узоров в виде крестиков, кружочков нанайцы применяли штам­пы, вырезанные из кости или ясеня. Тисненые узоры иногда окрашивали в голубой, желтый или розовой цвета.

           Черную краску для раскрашивания орнамента получали из смеси копоти от сожженной сухой травы с растол­ченной кетовой или щучьей икрой. Чер­ную бересту для орнаментации делали и так: куски бересты помещали в ил на 8—10 дней, после чего ее тщательно мыли в Амуре. Синий цветок чачака, росший около домов, давал синюю крас­ку. Кроме того, ульчи привозили с Та­тарского пролива (от утеса Таба) синий камень ёнггиса. Красную краску также получали из камня, привозимого с Та­тарского пролива. Коричневую краску различной интенсивности давал отвар ольховой или лиственничной коры. Пользовались также естественным цве­том; бересты черной березы. Удэгейцы делали желтую краску из плесневых грибков гнилого дуба.

           Очень широко все народы Нижнего Амура использовали рыбий клей: когда делали деревянные и берестяные из­делия, при орнаментировании, при шитье одежды и т. п. Его изготовляли либо из кожи кеты, зубатки или ленка, нагревая ее над костром, либо из плава­тельного пузыря рыб осетровых пород.

           Берестяной утварью, сходной с той, о  которой  Мы  только  что  рассказали, пользовались и удэгейцы,  и негидальцы, и ороки на Сахалине. Это были бе­рестяные блюда, ведра, цилиндрические высокие  узкие  сосуды  для палочек  и ложек, «чемоданы», ковши и т. п. Тех­ника их выполнения, хоть в принципе была такой же,  но несколько отлича­лась от той, которая была привычна народам, живущим на Амуре.

     

    Берестяное искусство коренных народов Приамурья и Сахалина
    В видеофильме представлены мастер-классы по художественной обработке бересты:
    - нифхской мастерицы Юлии Александровны Ивановой (с. Чир-Унвд, Тымовский район, Сахалинская область),
    - нифхских мастериц Зинаиды Петровны Кан, Зои Михайловны Калистрат, Татьяны Васильевны Улиной (с. Иннокентьевка, Николаевский район, Хабаровский край),
    - ульчского мастера Николая Николаевича Дявгода (с. Богородское, Ульчский район, Хабаровский край)

     

           Источники.

    Сельскому  учителю о  народных  художественных  ремеслах   Сибири и Дальнего Востока: Кн. для учителя/ Сост. Т. Б. Митлянская.— М.: Просвещение, 1983.— 256 с, ил., 40 л. ил.

     

           Дополнительные источники и интернет-ресурсы.

    Покорение бересты.

         Антропова В. В. Культура и быт коряков.Л.,   1971.                                             

         Арутюнов С. А., Сергеев Д. А. Древние культуры азиатских эскимосов. М., 1969.

         Арутюнов С. А., Сергеев Д. А. Про­блемы этнической истории Берингоморья. М.,  1975.

          Белобородова К. П. Приамурские узоры. Л.,  1975.

          Богатырев П. Г. Вопросы теории на­родного искусства.  М.,  1971.

      Б ого раз В.  Г. Чукчи. Ч.  I. Л.,  1934. . Богораз В. Г. Чукчи. Ч.  II. Л.,  1939.

    Вадецкая Э. Б. Древние изваяния эпохи бронзы на Енисее. Л.,  1965.

    Вадецкая Э. Б. Древние идолы Ени­сея. Л.,  1967.

    Василевич Г. Н. Эвенки.  М.,  1969.

          Василенко В. М. Избранные труды о на­родном творчестве X—XX веков. М., 1974.

          В д о в и н И. С. Очерки истории и этногра­фии чукчей. М.,  1965.

          В д о в и н И. С. Очерки этнической истории коряков. Л.,  1973.

          Г у р в и ч' И. С. Этническая история севе­ро-востока Сибири. М-—Л.,  1966.

          Г у р в и ч И. С. Осуществление ленинской национальной политики у народов Крайнего Севера СССР. — Советская этнография, 1970, № 1.

          Турвич И. С. Культура северных яку­тов-оленеводов. М.,  1977.

          Диков Н. Н. Древние костры Чукотки и Камчатки.  Магадан,   1969.

          Диков -Н. Н. Наскальные загадки древ­ней Чукотки (петроглифы Пегтымеля). М., 1974.

          Иванов С. В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. М.—Л.,  1963.

          Иванов С. В. Скульптура народов севера Сибири XIX — первой половины XX в. Л., 1970.

          Иванов В. X. Якутская резьба по кости.М.,  1979.

          Историко-этнографический атлас Сибири. М.-Л.,  1961.

          История и культура народов севера Даль­него Востока.  М.,  1967.

          Кап лап Н. И. Народное декоративно-прикладное искусство Крайнего Севера и Даль­него Востока. М.,  1980:

    Ларькия В.  Г. Орочи. М.,  1964.

          Л и и с к и й А. Н. Енисейские изваяния. Абакан,  1970.

           Меновщиков Г. А. Эскимосы. Мага­дан,  1961.

          М и т л я н с к а я Т. Б. Художники Чукотки. М.,  1976.

          Митлянская Т. Б. Искусство древнее и молодое. — Полярная звезда,  1978, №  1.

    Одежда народов  Сибири. Л.,  1970.

          О к л а д н и к о в А. П. Раскопки на Севере. По следам древних  культур.  М.,   1951.

          Окладников А. П. Утро искусства. Л.,   1967.

          Орлова Е. П. Чукотская, корякская, эскимосская, алеутская резная кость. Ново­сибирск,   1964.

          Патачакова К. М. Культура и быт ха­касов.  Абакан,  1958.

          П о т а п о в И. А. Якутская народная резь­ба по дереву. Якутск,  1972.

          П р ы т к о в а Н. Ф. Одежда чукчей, коря­ков, ительменов. — В кн.: Материальная куль­тура народов Сибири и Севера. Л.,  1976.

    Радуга  на снегу.  М.,   1972.

    Северные россыпи.  Салехард,  1964.

          Симченко К). Б. Культура охотников на 4оленя Северной Евразии.  М.,   1976.

          Сказки и мифы народов Чукотки и Кам­чатки.  М.,   1974.

    Смоляк А. В. Ульчи.   М..  1966.

    Таксами Ч.  М.  Нивхи. Л.,  1967.

          Тимашова Л. Е. Современная чукотско-эскимосская резная кость.  Магадан,  1967.

          Т у г о л у к о в В. А. Следопыты верхом на оленях.   М.,   1969.

    Хомич Л. В. Ненцы.  М.-Л.,  1966.

     

      Уважаемые коллеги, не забудьте зайти  на главную страничку персонального образовательного web - сайта, чтобы посмотреть интересные и полезные материалы моего   информационно-образовательного ресурса.

       "Помощь по сайту" - нажмите на изображение гиперссылку, чтобы вернуться на предыдущую страницу (Контрольная работа по модулю Планирование работы по развитию детской речи."НАРОДНЫЕ РЕМЁСЛА И ПРОМЫСЛЫ РОССИИ.   ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РЕМЁСЛА  НАРОДОВ  ПРИАМУРЬЯ").