Главные вкладки

    Художественные ремёсла народов Приамурья.Обработка материалов животного происхождения

    Гольская Оксана Геннадьевна

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

     

    Север  Хабаровского края, здесь живут эвенки и эвены. С давних времён вся их жизнь и трудовая деятельность связаны

    с оленеводством. Олени  давали человеку пищу, помогали ему передвигаться по  бесконечным просторам лесотундры, а

    одежда  из  оленьего  меха  согревала  его  в  зимнюю  стужу.  Изделия  из  меха и  ровдуги богато украшались мозайкой.

     

    ОЗНАКОМЛЕНИЕ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С НАРОДНЫМИ ПРОМЫСЛАМИ РОССИИ, в рамках реализации краевого (национально - регионального) компонента "Золотые руки Приамурья".

    МЕХОВАЯ МОЗАИКА ИСКУССТВО СЕВЕРА

           Именно на Севере, в длинные полярные ночи, родилось искусство меховой мо­заики. Занимаясь шитьем теплой одеж­ды, переметных сумок, ковров-кумаланов и обуви из меха оленя, женщины-северянки стремились сделать их не только прочными и удобными, но и кра­сивыми. Подбирая из разных по цвету кусочков меха мозаичные узоры и при­держиваясь традиций древнего искус­ства, они создавали настоящие худо­жественные произведения, воплощая в праздничных орнаментах мечту о лет­нем солнце и изобилии.

           Северяне искусно обрабатывают оленью шкуру и выделывают прекрасный мяг­кий материал—замшу, иногда окраши­вая ее в золотисто-коричневый цвет отваром ольховой коры. Из ровдуги шьют одежду, обувь — унты, сумки. ковры, кисеты и множество других ве­щей. Все это украшается мозаикой. Сколько малых народов на Севере. столько и различных художественных приемов украшения меховых и ровдужных изделий, а одежда их отличается еще и покроем. Хорошо выделанный олений мех используется полностью: из меха с голов оленей — «лобиков» — шьют мозаичные ковры-кумаланы. а узкие длинные и крепкие шкурки ка­мусов — мех с оленьих ног — хороши для зимней обуви — торбасов и ковров с мозаикой. Остальная шкура оленя идет на изготовление зимней одежды, .нарядность которой зависит от мате­риала, а также от вкуса мастерицы, ее изобретательности в подборе эффект­ных-.сочетаний меха с вышивкой бисером,    отделкой    ровдужной    бахромой металлическими подвесками и вставка­ми из синего или красного сукна. Когда-то эвенки шили для своих ребя­тишек мягкие шубки и шапочки из раз­ноцветных птичьих шкурок. Сейчас ис­кусство мозаики из птичьих шкурок сохранилось у негидальцев — близкой к эвенкам малочисленной этнической группы. Из этого своеобразного мате­риала негидалки сшивают круглые и прямоугольные декоративные коврики. В сочетании с мягкой фактурой меха ко­лонка и белки сине-зеленые утиные шкурки создают исключительно краси­вую цветовую гамму.

           Радость творчества чувствуется в каж­дом вышитом узоре! Несомненно, рабо­та над орнаментами доставляла удоволь­ствие мастерице. Это было и соревнова­ние с другими женщинами, и утвержде­ние своей творческой индивидуаль­ности.

          В прошлом молодых девушек, отлично владевших всеми приемами вышивки, меховой мозаики и т. д., ульчи уважи­тельно называли «кальмадя», что озна­чало талантливая, всезнающая масте­рица. Сколько прекрасных вещей сде­лали руки кальмадя! Негидальские и эвенкийские мастера шьют современные зимние перчатки из ровдуги. Характер орнаментации рука­виц зависит от материала, но конструк­тивная форма их остается неизменной. Обязательно на рукавицах и перчатках отдельно пришивается обшлаг из ткани. Иногда узоры верха и обшлага совсем не связаны: например, верх рукавиц украшает аппликация, а обшлаг — вы­шивка. Особенно изящно мелким там­бурным швом вышивают рукавички ульчские мастерицы, вышивка их напо­минает легкие мазки кисти художника. Для вышивки по коже основные конту­ры узора намечаются крупными стеж­ками ниток. Мелкие детали вышиваются без предварительной наметки тамбур­ным или стебельчатым швом. Упругую поверхность кожи нелегко проколоть иглой, и работа эта требует известных навыков.

     

    ОБРАБОТКА МАТЕРИАЛОВ ЖИВОТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

     

           Шкуры таежных и морских животных, собак, кожа рыб — материалы живот­ного происхождения — широко исполь­зовались народами Нижнего Амура при шитке одежды, обуви, головных уборов, а также в других целях; из рыбьей ко­жи шили паруса для лодок, полотнища­ми из этого материала покрывали осто­вы шалашей, делали из него различную утварь, вставляли в окна вместо стекол; из кож и ровдуги делали колчаны для стрел, охотничьи сумки; камусами оле­ней или лосей подшивали лыжи, из кожи морского животного сивуча де­лали ремни для собачьей упряжи, ар­каны для гарпунов, тетиву больших самострелов, головки обуви и т. п.; из нерпичьих шкур орочи делали колчаны, ульчи, негидальцы, орочи, нивхи шили мужские юбки, охотничьи куртки, по­ясные охотничьи ремни и т. п.

           Кожу снимали с наиболее крупных экземпляров рыб: амура, сазана, щуки, ленка, кеты, горбуши и др. Тушку немного подсушивали, а затем с нее дере­вянной или костяной палочкой или костяным ножом снимали кожу. Ее раз­глаживали костяным «утюжком» и кла­ли сушить вдали от огня на несколько дней. С сухой кожи тупым ножом счи­щали волокна и лунки от чешуек (с ко­жи ленка — лучшего материала для обуви и рукавиц — лунки не обдирали).

           Для придания коже необходимой мягкости ее обрабатывали на кожемялке. У ульчей, негидальцев, низовых на­найцев это чаще всего был обрубок бе­резового бревна длиной 1,2 м с углуб­лением посредине, а иногда и с не­большими углублениями на концах (в них женщина, сидевшая перед мял­кой на земле, клала ноги). Если у кожемялки не было углублений на кон­цах, ее укрепляли на земле с помощью вбитых в землю колышков. У верховых нанайцев концы кожемялок  были при­подняты вверх. Рыбью кожу мочили, каждую смазывали пагдой — размель­ченной, разведенной жидко кетовой икрой, затем сворачивали в тугой узел несколько штук, клали узел в среднее углубление в мялке и женщина начина­ла колотить по нему деревянным (из березы) или металлическим тупым топором с короткой рукояткой. В про­цессе обработки кожи несколько раз вынимали, переворачивали, свора­чивали по-другому. Ульчи смачивали их бульоном из голов кеты. Нивхи для обработки рыбьих кож использо­вали не специальные инструменты и  приспособления,  а обычную ступку.

           Народы Амура хорошо различали свойства рыбьих кож. Они очень креп­ки на разрыв, непромокаемы, благодаря чему халаты из этого материала часто служили дождевиками, но одни из них более, другие менее теплые (не пропу­скают воздух, ветер, сохраняют тепло тела), третьи стойкие на износ. Поэто­му обувь и рукавицы шили из кожи кеты, а чаще — из кожи ленка; зимние ноговицы и охотничьи фартуки делали из кожи сома, кеты, ленка, а весенние ноговицы — из кожи муксуна. Кожа сазанов хорошо отбеливается на моро­зе, принимает и сохраняет краски. Из нее шили праздничные мужские и жен­ские халаты, а также орнаментирован­ные ноговицы для молодых парней (у низовых нанайцев).

           Для кройки изделий из рыбьей ко­жи и кож животных употребляли .спе­циальные женские ножи с дугообраз­ной рабочей частью лезвия и заострен­ным концом. Задний конец деревянной или костяной рукояти имел косой Срез; тщательно отполированный, несколько закругленный, он служил женщинам при работе по коже своеобразным «утюжком».

           Изделия из рыбьей кожи шили нит­ками из рыбьей кожи. Для их изготов­ления выбирали ровные и крепкие ко­жи кеты, муксуна, сазана, счищали с них лунки от чешуек, смазывали каж­дую из 8—10 кож пагдой, клали одну на другую и немного подсушивали. За­тем мастерица резала одновременно все слои кож близ края, отрезая узкие по­лоски ножом - гирсу. Связав их пучком по 15—20 штук, закрепляли его и каж­дую полоску начинали вытягивать. Нитки вытягивались, становились тон­кими и круглыми. Их на короткое вре­мя подносили к огню, и они быстро твердели. По крепости такие нитки можно сравнить только с жильными.

           Из шкур животных более всего ис­пользовали шкуры лосей, оленей, изюб­ров. Из нескольких шкур оленя или мо­лодого сохатого, выделанных в виде ровдуги, орочи и удэгейцы шили охот­ничьи халаты, их охотно приобретали нанайские и ульчские охотники. Охот­ники-нанайцы носили куртки с корот­кими рукавами из шкур летней косули шерстью вверх. Ульчи, негидальцы, на­найцы из лосиной ровдуги шили празд­ничные, обильно орнаментированные спереди и сзади женские халаты, а так­же  мужские  ноговицы,  обувь,  куртки, рукавицы. Имеются сообщения о том, что нанайцы в прошлом шили празд­ничную одежду из ровдуги, выделан­ной из косульих шкур. Из шкурок ка­барги шили чулки, которые надевали внутрь обуви, сшитой из камусов оле­ней и лосей.

           Обработкой шкур занимались жен­щины. Сначала шкуру растягивали ре­мешками, продетыми в отверстия у кра­ев, на четырехугольной раме, связан­ной из жердей. В зависимости от пого­ды ее сушили иногда до двух-трех недель и более, затем подвергали много­кратному скоблению и размягчению. Нанайцы и ульчи сначала счищали с мездры пленку железным кольцом с острыми краями, прикрепленными под углом к короткой (25—30 см) рукояти. Разложив шкуру на полу, женщина са­дилась на нее и начинала скоблить дви­жением скребка по направлению к себе, при этом она придерживала ногами противоположный край шкуры. Закон­чив, она слегка смазывала шкуру рыбь­им жиром, заворачивала в нее сырые тальниковые гнилушки и оставляла на несколько дней в теплом месте. Неко­торые делали иначе: слегка смазав шку­ру (уже без пленки) рыбьим жиром, несколько дней ее вымачивали в кон­центрированном рыбном бульоне, сва­ренном из сушеных костяков рыб с до­бавлением соли, до тех пор, пока она не становилась мягкой. После этого шкуру с гнилушками оставляли на не­сколько дней. Если требовалось быстро обработать шкуру лося, ее на 3—4 дня опускали в прорубь Амура. Вытащив на лед, ее раскладывали здесь же плен­кой вниз. За день шкура примерзала ко льду, вечером ее отрывали — пленка оставалась примерзшей ко льду.

           Второй этап обычной обработки шкуры — размягчение ее кожемялкой, представлявшей собой металлический диск с отверстием в центре (или без него) и тупыми зубчиками по окруж­ности. Рукоять, длиной 60—70 см, имела на конце развилку для опоры на предплечье. Шкуру клали на хозяйст­венный стол и ее свисающий край мяли кожемялкой, двигая ее сверху вниз. Затем шкуру снова посыпали сырыми гнилушками, заворачивали в рулон и ждали несколько дней.

           Третьим этапом обработки шкуры было размягчение ее кожемялкой в ви­де узкой дугообразной железной пилоч­ки с тупыми зубьями по одному краю. Пилочка вставлялась по длине в дере­вянный брусок с ручками по краям. Нанайцы иногда делали такую мялку из ясеня без железного лезвия, выре­зая зубья из того же дерева (вместе с основой). Вымоченную шкуру клали на наклонное бревно; мялкой, держа ее двумя руками, мяли шкуру иногда целый день.

                                                                                                                                     Меха и ровдуга богато украшались мозаикой

           Для выделки из шкуры лося ров­дуги с нее после всех описанных выше операций счищали специальным скреб­ком шерсть. Иногда сухую шкуру за­мораживали, а затем, свернув ее в труб­ку, аккуратно ножом срезали шерсть тонкими, узкими полосками. Нанайцы при выделке ровдуги (а иногда и шкуры)  применяли пагду  (см. выше).

           Орочи и удэгейцы — известные ма­стера в изготовлении ровдуги; нанайцы и ульчи, соседствовавшие с этими на­родами, признавали их приоритет в этой области и часто отдавали им шку­ры в обработку за вознаграждение. Эти народы применяли при выделке шкур и ровдуги в качестве дубильного веще­ства состав, приготовленный из мозгов лося, разведенных настоем древесного гриба. Шкуру мочили, затем, густо сма­зав составом с обеих сторон, сворачи­вали и клали на несколько дней в теп­лое место.

         Чтобы ровдуга была невосприимчи­вой к влаге и более прочной, ее под­вергали дымлению; настоем ольховой коры ее подкрашивали в кирпично-красный цвет. Ульчи изготовляли со­став    одновременно   для   дубления   и подкрашивания — это смесь мозгов лося с тщательно измельченными бере­зовой и Дубовой чагой.

           Изделия из шкур и кож обычно ши­ли жильными нитками, наиболее проч­ными из всех. Существовали специаль­ные иглы для шитья кожи — со сплю­щенными  в  виде  копьеца  кончиками.

         Изделия из шкур, ровдуги, рыбьей кожи часто орнаментировали различ­ными способами: вышивали шелком, оленьим волосом, делали аппликации, опушки и т. п. Например, вышивкой или аппликацией украшали колчаны для стрел, которые делали из ровдуги и шкур лосей или оленей, причем ровдужные орнаментировались по всей поверхности, а у колчана из шкуры вы­шивкой или аппликацией украшали только клапан, закрывающий колчан. Такие колчаны имели лишь символиче­ское значение: их дарили невесте на свадьбу, потом матери дарили эти пред­меты (лежавшие без употребления) своим дочерям-невестам.

           Сумочки из рыбьей кожи (для ру­коделия, для хранения табака, одеж­ды) народы Амура орнаментировали так: из кожи рыбы вырезали детали орнамента: треугольники, ромбики разных цветов (с брюшка — светлые, со спинки — темные), затем их сшива­ли в виде мозаики в одно полотнище. Так делали крышку к сумочке или це­ликом сумочку.

           Предметы из ровдуги и рыбьей ко­жи часто орнаментировали, нанося ри­сунок красками различных цветов. Осо­бенно этот способ был распространен у ороков, негидальцев.

     

           Источники.

    Сельскому  учителю о  народных  художественных  ремеслах   Сибири и Дальнего Востока: Кн. для учителя/ Сост. Т. Б. Митлянская.— М.: Просвещение, 1983.— 256 с, ил., 40 л. ил.

           Дополнительные источники и интернет-ресурсы.

    Антропова В. В. Культура и быт коряков.Л.,   1971.                                             

         Арутюнов С. А., Сергеев Д. А. Древние культуры азиатских эскимосов. М., 1969.

         Арутюнов С. А., Сергеев Д. А. Про­блемы этнической истории Берингоморья. М.,  1975.

          Белобородова К. П. Приамурские узоры. Л.,  1975.

          Богатырев П. Г. Вопросы теории на­родного искусства.  М.,  1971.

      Б ого раз В.  Г. Чукчи. Ч.  I. Л.,  1934. . Богораз В. Г. Чукчи. Ч.  II. Л.,  1939.

    Вадецкая Э. Б. Древние изваяния эпохи бронзы на Енисее. Л.,  1965.

    Вадецкая Э. Б. Древние идолы Ени­сея. Л.,  1967.

    Василевич Г. Н. Эвенки.  М.,  1969.

          Василенко В. М. Избранные труды о на­родном творчестве X—XX веков. М., 1974.

          В д о в и н И. С. Очерки истории и этногра­фии чукчей. М.,  1965.

          В д о в и н И. С. Очерки этнической истории коряков. Л.,  1973.

          Г у р в и ч' И. С. Этническая история севе­ро-востока Сибири. М-—Л.,  1966.

          Г у р в и ч И. С. Осуществление ленинской национальной политики у народов Крайнего Севера СССР. — Советская этнография, 1970, № 1.

          Турвич И. С. Культура северных яку­тов-оленеводов. М.,  1977.

          Диков Н. Н. Древние костры Чукотки и Камчатки.  Магадан,   1969.

          Диков -Н. Н. Наскальные загадки древ­ней Чукотки (петроглифы Пегтымеля). М., 1974.

          Иванов С. В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. М.—Л.,  1963.

          Иванов С. В. Скульптура народов севера Сибири XIX — первой половины XX в. Л., 1970.

          Иванов В. X. Якутская резьба по кости.М.,  1979.

          Историко-этнографический атлас Сибири. М.-Л.,  1961.

          История и культура народов севера Даль­него Востока.  М.,  1967.

          Кап лап Н. И. Народное декоративно-прикладное искусство Крайнего Севера и Даль­него Востока. М.,  1980:

    Ларькия В.  Г. Орочи. М.,  1964.

          Л и и с к и й А. Н. Енисейские изваяния. Абакан,  1970.

           Меновщиков Г. А. Эскимосы. Мага­дан,  1961.

          М и т л я н с к а я Т. Б. Художники Чукотки. М.,  1976.

          Митлянская Т. Б. Искусство древнее и молодое. — Полярная звезда,  1978, №  1.

    Одежда народов  Сибири. Л.,  1970.

          О к л а д н и к о в А. П. Раскопки на Севере. По следам древних  культур.  М.,   1951.

          Окладников А. П. Утро искусства. Л.,   1967.

          Орлова Е. П. Чукотская, корякская, эскимосская, алеутская резная кость. Ново­сибирск,   1964.

          Патачакова К. М. Культура и быт ха­касов.  Абакан,  1958.

          П о т а п о в И. А. Якутская народная резь­ба по дереву. Якутск,  1972.

          П р ы т к о в а Н. Ф. Одежда чукчей, коря­ков, ительменов. — В кн.: Материальная куль­тура народов Сибири и Севера. Л.,  1976.

    Радуга  на снегу.  М.,   1972.

    Северные россыпи.  Салехард,  1964.

          Симченко К). Б. Культура охотников на 4оленя Северной Евразии.  М.,   1976.

          Сказки и мифы народов Чукотки и Кам­чатки.  М.,   1974.

    Смоляк А. В. Ульчи.   М..  1966.

    Таксами Ч.  М.  Нивхи. Л.,  1967.

          Тимашова Л. Е. Современная чукотско-эскимосская резная кость.  Магадан,  1967.

          Т у г о л у к о в В. А. Следопыты верхом на оленях.   М.,   1969.

    Хомич Л. В. Ненцы.  М.-Л.,  1966.

     

        Уважаемые коллеги, не забудьте зайти  на главную страничку персонального образовательного web - сайта, чтобы посмотреть интересные и полезные материалы моего   информационно-образовательного ресурса.

       "Помощь по сайту" - нажмите на изображение гиперссылку, чтобы вернуться на предыдущую страницу "НАРОДНЫЕ РЕМЁСЛА И ПРОМЫСЛЫ РОССИИ.   ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РЕМЁСЛА  НАРОДОВ  ПРИАМУРЬЯ".